mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Idee fixe (II).

- Никитич! А где ты в молодости больше всего любил ловить?
- Я в молодости больше увлекался охотой. И работал егерем. Побывал во всех наших лесах. Знал все про наших зверей, про их повадки. Вот ты видел бобров на Донце?
- Видел.
- А я был среди тех, кто первый раз их выпускал в Донец, на природу, на новое место жительства. Это было возле Кружиловки. Наше областное управление лесного хозяйства обратилось в Мосву с просьбой. Что бы они проработали вопрос о поселении бобров у нас, на Донце. Они проработали варианты и определили, что к нашим условиям наиболее подходят условия Урала. Там речки очень похожие на наши. И там отловили пять семей бобров. Везли их автотранспортом  к нам.

- А чем их кормили в пути?
- Морковкой. Они ее с удовольствием ели. Единственно, что не предусмотрели  так это то , что у них очень быстро растут резцы. И им надо постоянно грызть деревяшки. И когда открыли клетки на берегу Донца, то на нас смотрели бобры, у которых так вырасли резцы. что не закрывался рот. Они получились все какие то улыбчатые. Улыбались всем нам. Так их первых, улыбчатых и отпустили  в Донец. И такими улыбчатыми я их запомнил.
- А почему возле Кружиловки?
- Ниже по течению Донец уже становится очень широким. Неудобным для них. А в Кружиловке было почти идеальное место. И крутые берега, удобные для их жизни. И они оттуда начали мигрировать вверх по Донцу. Через три года количество семей утроилось. Не бобров, а семей.
-А если бы они начали мигрировать вниз по течению?
-  Нет. Я тебе скзал почему. Они знают что им подходит и могут приспосабливаться к местности.
- Я их встречал везде. На Донце в районе Луганска. Много их поселилось возле Счастья, в районе Луганской   ГРЭС.
- Они добрались до Айдара. Почти под Старобельск. Там местами Айдар не очень широкий и они там устраивали свои классические плотины - запруды. На всю ширину реки. Как и у себя на исторической родине.
- Им очень понравился Мертвый Донец, старица напротив Луганской ГРЭС. Несмотря на то , что там стоячая вода. Там их развелось великое множество!

Время за разговорами летит быстро. Никитич стал собираться домой и я опять остался один. Со своими мыслями и со своими воспоминаниями.  После этого разговора мне вспомнились бобры. Какими я их видел. Забавные зверушки. Большие затейники. Придешь на берег, начнешь разбирать снасти и рюкзак и через некоторое время мимо тебя обязательно проплывет бобер. На небольшом расстоянии от берега. Ну просто так. Ему от тебя ничего не нужно. Ну ему просто так надо проплыть именно туда. А сам плывет и косяки бросает в твою сторону - А кто это пришел и топчет мой берег? И в течении всей рыбалки, периодически туда - сюда. И глазами зыркает на тебя. Контролирует!

Как то я пришел ловить на новое место. Я на этом месте ни разу не ловил. Место мне понравилось. Пришел, как всегда под вечер. В расчете на ночную и утренюю ловлю. Размотал удочки, разобрал рюкзак. Позабрасывал в воду. Моя ловля предполагает с каждым забросом подавать в воду в кормушке небольшое количество прикормки. При постоянном перезабросе в воду попадает небольшое ее количество. За ночь ее относит от места ловли на пару километров, а может и больше. Под утро, когда начинает утренний ход рыбы, она обнаруживает эту прикормку. И по ней, как по проторенной дорожке, постепенно подходит к моим удочкам, к моим наживкам. И самый хророший клев нечинается утром, с рассветом. На утренней зорьке. И по этому я приезжаю на ночь, что бы подготовить, так сказать, условия для ранней утренней продуктивной ловли.

Вот и в этот раз я ждал рассвета, в надежде поймать большую рыбу. Но в этот раз надежде моей не суждено было сбыться. Как потом оказалось, утром, я расположился буквально рядом с местом обитания местного бобра. И как только начало рассветать он выплыл, в метрах пяти выше от меня и начал делать свой, бобровый комплекс, утренней гимнастики. Он плавал, нырял, хлопал хвостом, кружил по воде. В общем, резвился на славу. Это продолжалось примерно в течении часа. И при этом регулярно кидал косяки в мою сторону. А я сидел тихо и молча наблюдал за ним. И он решил, что от меня не исходит никакой опсности. Он поплыл ко мне. На расстоянии примерно метров пять от берега. Поровнявшись со мной он резко нырнул в воду. При этом сильно махнув хвостом. Получился такой сильный и громкый хлопок. Аж брызги полетели. Вынырнул ниже в трех метрах. Отплыл чуть дальше на средину, на второй заход. И опять все повторилось. Он плавал и демонстрировал как он умеет это делать. Плавал брасом, плавал баттерфляем. На спине только правда не плавал. А я сидел как на цирковом представлени, бесплатном представлении и с восторгом наблюдал за ним. В очередной раз, когда он проплывал мимо меня, я громко чмокнул губами. Такой подлости бобер не ожидал  и очень быстро ушел под воду. Как небольшое бревнышко. Как подводная лодка при срочном погружении. Да так, что брызги полетели на меня. Он выплыл уже в метрах пяти от меня и как то с укором посмотрел на меня. Ну что ж ты брат так меня пугаеш? Протом проплыл обратно, но уже подальше от меня, в метрах десяти от берега. Доплыл на свое место, еще там порезвился немного и уплыл по своим, бобровым делам.

И вот сейчас я пишу эти строки и с ужасом думаю, как они там живут. Ведь они оказались в аду. На линии фронта, которая проходит по всему Донцу. Особенно те, которые жили на Мертвом Донце. Ведь они оказались в огненном треугольнике Счастье - Веселая Гора Обозное. Бои там идут каждый день. Живые еще или нет?. Есть у них бобрята?  Человек, в любом случае может закрыть свой дом или квартиру, взять кое какие вещи и уехать подальше от войны. У бобров дом - это ведь вся река. Они не могут так просто куда то уйти. Для того что бы мигрировать на сто километрв вниз или вверх по течению им надо не мньше двух лет. И смогут ли они в такой обстановкее это сделать?
Tags: Донбасс, Донец, Дума., Жизнь.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments