mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Мои параллельности.

Параллельность — бинарное отношение эквивалентности, поэтому разбивает всё множество прямых на классы параллельных между собой . Через любую точку можно провести ровно одну прямую, параллельную данной.

Занимаюсь мелким ремонтом на чердаке. Утепляю дымоход. На улице плюс тридцать пять. На чердаке под пятьдесят. Периодически спускаюсь вниз, выхожу на улицу курить. Уличная температура воспринимается как прохлада. Где то в далеке слышна работа тепловозного дизеля. Это на нашем тепловозостроительном, на реостате. Реостат - цех реостатных испытаний, где тепловоз комплектуют, проводят различные регулировки и настройки прерд выпуском. Последняя стадия изготовления. В городе его почти не слышно. А к нам, на камбродский бугор, звук идет по прямой, слышно хорошо. И звук этот желанный, краше любого другого. Жив наш завод, работает!


Вся жизнь Луганска связана с тепловозостроительным. Это как два органа одного организма. Пока живет тепловозостроительный, будет жить и Луганск. Луганск перенес гибель патронного завода. Хотя патронный - это наследник пушечного, с которого начинался Луганск. А тепловозостроительный - это больше чем завод. Это и есть самый настоящий Луганск.

Одной из моих параллельностей составляет железная дорога и локомотивы. Эта параллельность живет со мной уже многие годы. Живет, начиная с карапузного возраста. Мы раньше жили в небольшом городке, в двухэтажном многоквартирном доме послевоенной постройки. И рядом с окнами проходила железная дорога. И я, двухлетний карапуз, естественно не мог оставить этого без внимания. Полдень. Напротив дома останавливается паровоз. С паровозного тендера, сверху, батя скидывает пару старых шпал, подобранных где то по пути после ремонта. Дома печное отопление. Я выбегаю к паровозу. Батя идет мне навстречу. Он кочегар этого паровоза. Я тяну к нему свои рученята. Батя своими сильными руками подымает меня в высоченную высь, к кабине машиниста паровоза. На фоне темного и закопченного паровоза, ослепительно - блестящие, никелерованные поручни, идущие вверх. Меня подхватывают руки помошника машиниста. И, о  чудо, - я уже в кабине паровоза, этого темного, грязноватого, огнедышещего монстра. Батя раздвигает створки паровозной топки, открывая ее огнедышащее  чрево, забрасывает несколько лопат угля. В темной и черной кабине все шумит и стучит. И своим блеском выделяются, отполированные руками паровозных бригад до фанастической чистоты, рукоятки управления. На меня приветливо смотрят все. Машинист, помошник и батя. На их темных от дыма лицах блестят белизной только зубы. Моя экскурсия подходит к концу. Меня опять подхватывают сильные батины руки и подносят к ручке паровозного сигнала. Я тяну его вниз и паровоз отзывается криком невиданной птицы - Уууууу. Машинист качает головой - не так! Берется за ручку и гудит правильно - У -уу-ууууууууу. Я следом повторяю за ним У- уу- уууу. Все втроем улыбаются своими белыми зубами на закопченых лицах. Молодец! Быть тебе машинистом! Меня опять очень бережно, в два приема ссаживают из кабины. И я, уже на земле, провожаю паровоз, который в клубах пара, медленно трогается вперед. И я, самый счастливый карапуз на земном шаре, провожаю его восторженными глазами.

Много воды утекло с тех пор. Батя стал машинистом первого класса, почетным железнодорожником. Заработал себе учебой и трудом права на допуск к управлению всеми видами локомотивов, кроме электровозов. Получил допуск на перевозку пассажиров. Но выбрал для себя местный извоз. Проработал пол жизни на пригородных маршрутах, машинистом дизель -поезда. Обьездил на нем все и вся вокруг Луганска. И естественно он периордически брал меня с собой в поездки. И я обьездил с ним все и вся вокруг Луганска на этих поездах.

Мое первое и непосредственное знакомство с продукцией гнашего тепловозостроительного зщавода произошло в 1971 году. В этом году запускался в серию новый тепловоз 2ТЭ116. Запускался он очень тяжело, с большими проблемами. Батя должен был ехать очередным пригородным маршрутом. Из Новой Кондрашовки до станции  Должанская.  Отправлялся из Новой Кондрашовки. Пришло время отправлятся, а зеленого светофора на выходе не было. Прошло пяинадцать минут, потом полчаса, потом час. Батя связывался с дежурным по станции, но и он ничего не знал, в чем была причина задержки. Потом начали поступат скудные сведения. С предыдущей станции, Кондрашевка, отправлялся навстречу нам состав с углем. Вел этот состав Тепловоз 2ТЭ116 за номером один. Состав этот был со сверхплановым углем. Вел этот состав новый тепловоз. Это был подарок к очередному, XXIV  сьезду компартии. Состав шел в Москву. И когда состав вышел уже на прергон между станциями, то поломался тепловоз. Состав встал и зогородил все движение на перегоне. Заводчане были в курсе проблем локомотива и предусмотрительно путсили только одну секцию тепловоза. Вторая на подхвате стояла в заводе. И начался длительный процесс замены секций, с маневрами прямо на перегоне. Отправились мы тогда с батей в рейс с почти трехчасовым опозданием. После замены тепловоза состав благополучно доехал до Москвы. И я еще помню репортаж по программе Время, еще той, как встречали этот состав в Москве.

Первые триста пятьдесят тепловозов 2ТЭ116 после выпуска вернулись обратно на завод с поломками. В основном по дизелю. Я помню те времена. Поломанными тепловозами было заставлено все. Все свободные пути на заводе. Все пути на станции Луганск Северный. Но ничего. Поломанные тепловозы отремонтировали. Все косяки на этой модели исправили. И очень долго после этого выпускали эту модель. И сейчас этот тепловоз, 2ТЭ116, встречается повсеместно на всех железных дорогах бывшей нашей родины.

2ТЭ116



Tags: Луганск., Лугансктепловоз
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments