mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Ах Brexit... Ох Brexit... Ух Brexit! (I).


Фаза 2.

Описание отсутствует. По идее, там всё понятно, интерес представляют лишь количественные индикаторы.


Фаза 3. Потребительский кризис

Итак, подходит к концу вторая фаза глобального кризиса – начало экономического спада в США. В силу врожденной лени и некоторых непонятных для меня событий в первой фазе кризиса, я ее так и не собрался оформить в статью, и все ее обсуждение протекало в виде дискуссий на моем форуме. Позже я вытащу эти обсуждения и оформлю в материал со ссылками на оригинальные комментарии, чтобы можно оценить, насколько мои осенне-зимние версии соответствовали действительности. Поскольку сегодня для меня глобальная картинка снова более или менее прояснилась, а экономический спад в США переходит в новое качество, то самое время описать следующую, третью фазу мирового кризиса, драйвером которой будет начало потребительского кризиса в США.


1. РЕВИЗИЯ ПРОГНОЗА РАЗВИТИЯ КРИЗИСА В 1-Й И 2-Й ФАЗАХ



Прежде чем перейти к прогнозу на ближайшие полгода, будет нелишним проанализировать, насколько фактическое развитие событий в первой и второй фазах кризиса соответствовало моим расчетам. Остановлюсь только на самых существенных моментах, чтобы не разводить ревизию на целый том.


Во-первых, явная фаза мирового кризиса началась в конце июля, как и я предполагал. К августу уже все американские, западноевропейские и японские фондовые рынки летели вниз стремительным домкратом. На пару-тройку месяцев задержались, но зато уж потом буквально ушли в пике рынки большинства сильно зависимых от США развивающихся стран - Китая, Мексики, Аргентины, Сингапура. Не выдержав муки преследования, в августе рухнул вниз вторичный рынок жилья в США. За ним потянулись рынки недвижимости по всей Европе – где-то неохотно, а где-то с энтузиазмом, а в Китае жилищный рынок просто навернулся. В общем, глобальное домино посыпалось вполне по плану.


На валютном рынке бушевали самые натуральные страсти, в полном соответствии с прогнозом – случилось практически светопреставление. Доллар начал стремительно девальвировать, фунт буквально рухнул к евро, йена, на ликвидации карри-трейд сделок, мощно укрепилась ко всему, к чему можно, а рубль пролетел даже выше верхней границы расчетного диапазона на 24.25. Хотя, в конечном итоге, почти все валюты заскочили к доллару заметно выше моих расчетных диапазонов, о чем я скажу чуть ниже, однако нелишним будет напомнить, что и расчетные цели на момент прогноза в начале июля 2007 всем казались почти фантастическими (евро-доллар: 1.43-45, доллар-йена: 105-109, доллар-рубль: 24.25-75, евро-фунт: 0.71-72). При этом предсказанный масштаб репатриации капиталов в первой фазе был более чем впечатляющим - когда из США за август было выведено больше $150 млрд., многие наверное уже заказывали заупокойную по Штатам.


Далее, начался обещанный стремительный переток капиталов с фондового и жилищного рынков на товарный рынок, вызвавший космические ралли практически на всем подряд - от золота и нефти до овса и замороженного апельсинового сока. Думаю, все также заметили мой аттракцион “инфляционные качели”, т.е. намеченный на первую фазу кризиса (конец лета – начало зимы) краткосрочный глобальный всплеск инфляции. Хотя, честно скажу - я не ожидал, что в России он окажется таким сильным. Зато могу успокоить на будущее - третья и, особенно, четвертая фаза глобального кризиса приведут к резкому торможению инфляции во всем мире, в т.ч. и в России.


Опять-таки, только слепой не заметил идущего точно по плану кризиса финансового сектора. Кризис межбанковского кредитования, де-факто банкротства Northern Rock и Countrywide, обрушение котировок Fannie Mae и Freddie Mac, гигантские списания безнадежных долгов во всех американских и европейских банках, вынудившие их продавать стратегические доли арабам и китайцам, скандал в Socit Gnrale, проверка Комиссией по ценным бумагам большой четверки, зарез с рефинансированием хедж-фондов, назревающая катастрофа на рынке страхования – это все только самая резонансная, но ничтожная часть того тотального шухера, который сейчас происходит в финансовом секторе.


Ниже, при описании третьей фазы кризиса я дам пояснения, а пока просто констатирую, что в США и, с некоторым запозданием, других западных странах, население начало таки зажимать деньги, демонстрируя совершенно несознательную, хотя и предсказуемую, потребительскую скупость. Хотя с масштабом этой скупости в первой фазе я, конечно, погорячился – дописывал статью уже посреди ночи и, что называется, зарапортовался.


Спекулятивный кризис - первая фаза глобальной депрессии - вполне ожидаемо сменился экономическим спадом в США – второй фазой. Правда события развивались даже быстрее, чем я рассчитывал, поэтому американская рецессия началась не в январе 2008, а, судя по всему, уже в октябре 2007. На это как минимум указывает такой запаздывающий индикатор, как рынок труда США, спад на котором начался уже в январе, а возможно даже раньше, хотя официальные органы США расскажут нам об этом в лучшем случае к концу года. Это ускорение моего осторожного расчетного сценария только подтверждает мои расчеты, что мы имеем дело не с небольшим циклическим кризисом, а с полновесным системным, вековым кризисом всей мировой финансово-экономической системы.


Экономический спад выразился во всех тех явлениях, в каких и должен был выразиться и развивался точно по плану. Начавшийся с переоценки рисков ипотечных залогов, кризис охватил все отрасли финансового сектора без исключения не только в США, но и практически во всем мире. Строительный сектор и сектор недвижимости в США и ряде других стран вообще загнулись, а других странах начинают загибаться. Возросшая экономическая неопределенность поколебала оптимизм американского населения, что, вместе с расширяющимся кризисом финансового сектора, немедленно привело к сокращению потребительского кредитования. Как следствие, кризис перекинулся на розничную и оптовую торговлю Штатов, что стало очевидно уже по итогам рождественских распродаж и дальше только подтверждалось все новыми данными о снижении покупок товаров долгосрочного пользования. Вслед за этим, снижение потребления протолкнуло кризис уже в производящие отрасли. В результате, началось неизбежное снижение занятости в Соединенных Штатах, причем буквально во всех производительных секторах - в строительстве, промышленности и секторе деловых услуг, а также в торговле.


А теперь о существенных расхождениях с моим прогнозом. По большому счету, в течение первых двух фаз было три важные вещи, которые так или иначе не соответствовали моим ожиданиям.


Во-первых, затянувшаяся девальвация доллара. Как я уже сказал выше, по моим летним оценкам, после резкого обесценивания доллара в первой фазе кризиса, уже с начала второй фазы должен был произойти разворот доллара в двухлетний тренд сильного роста. В связи с этим, предполагалось, что ФРС проявит твердость и не будет резать ставку больше, чем на 0.5%. Моя идея была в том, что при мощном оттоке капиталов с американского фондового рынка и рынка недвижимости, США будет совершенно необходимо оперативно компенсировать дефицит платежного баланса по другим каналам. В частности, обеспечить приток капиталов в казначейки США и на депозиты американских банков. Причем второе даже более важно, поскольку только приток нескольких сотен миллиардов долларов в банковскую систему США способен на данном этапе отсрочить тотальный банковский дефолт. Мощнейший отток капиталов из США, случившийся в августе и продолжившийся в сентябре, показал, что мои “переживания” за платежный баланс США были отнюдь не беспочвенными. Однако финансовые власти США решили эту проблему другим способом, о чем я скажу ниже, и умудрились и на елку залезть, т.е. снизить учетную ставку, и задницу не ободрать, т.е. не свалиться в годовой дефицит платежного баланса.


Во-вторых, затянулся “товарный бум”, т.е. ценовое суперралли на товарных рынках. По моим расчетам, оно также должно было закончиться к концу первой фазы, вместе с девальвацией доллара, и уже во второй фазе многолетний тренд роста должен был смениться многолетним коррекционным трендом практически для всех сырьевых групп. Суть в том, что осенне-зимний рост – это всего лишь продукт оперативного перемещения горячих капиталов с фондовых рынков во временный высоколиквидный и капиталоемкий накопитель, т.е. в сырьевые контракты. За ним не только нет долгосрочного фундамента, но, напротив, уже даже среднесрочный фундамент, в виде приближающегося мирового экономического спада и снижения напряженности вокруг Ирана, делает практически неизбежной масштабную коррекцию, а еще вернее - нисходящий ценовой тренд на сырье. Главной причиной того, что даунтренд все еще не начался, является продолжающееся ослабление доллара. Т.е. финансовые власти США до сих пор не создали для глобальных капиталов новый капиталоемкий кризисный накопитель в виде банковских вкладов и облигаций в укрепляющемся долларе.


Наконец, последняя нестыковка – короткий всплеск роста на некоторых развивающихся фондовых рынках, в противофазе к западным рынкам, в частности на российском, индийском, бразильском, малазийском, индонезийском и т.п. Если рассматривать процесс в динамике, то почти все развивающиеся рынки резко просев, синхронно с развитыми рынками, в первой фазе глобального фондового кризиса в июле-августе, после этого неожиданно рванули вверх, к новым историческим максимумам. Т.е. прогнозируемое бегство капиталов с развивающихся рынков действительно началось, но неожиданно было прекращено и, более того, началась сверхинтенсивная накачка этих рынков деньгами. Причем, хронология и динамика роста этих развивающихся рынков очень похожа да процессы, происходившие в то же время на товарном рынке. В связи с этим у меня созрела гипотеза, что некоторые развивающиеся рынки, по какой-то причине, стали альтернативой товарным рынкам в фазе реструктуризации глобальных инвестиционных портфелей. Логики в таком поведении маркет-мейкеров может быть две, причем они обе могут иметь место. Первая - капиталоемкости товарных рынков банально не хватило для вывода средств из западных бумаг, и ряд рынков развивающихся стран был использован просто как временный аккумулятор мобильных капиталов. Вторая – подготовка к финансовой атаке на развивающиеся экономики. Т.е. капиталы могли быть брошены на докачку пузырей в странах – объектах будущей финансовой атаки.


В целом, можно сказать, что кризис развивается более или менее по плану, но с некоторыми ситуативными отклонениями, главным из которых остается затянувшаяся неопределенность вокруг доллара. Но, в конце концов, я не Бог и не баба Ванга – будущего не знаю, а только строю геоэкономические и геополитические модели и по ним анализирую тенденции, которые ведут к некоторым наиболее вероятным результатам. Чем сейчас и займусь, попытавшись смоделировать протекание третьей фазы глобального кризиса.


2. ОБВАЛ РЫНКОВ


Начало третьей фазы глобального кризиса ознаменуется тотальным падением практически всех фондовых и товарных рынков в мире. Думаю, что массовый падеж начнется еще до конца марта. Западные фондовые рынки войдут в главную фазу снижения в волне A коррекции к циклу роста с 1970-х. Скажем, для американского DJIA [2] цель в этой волне будет примерно на уровне 10,000, для японского NIKKEI 225 – тоже где-то в районе 10,000, для британского FTSE 100 – 4,500, для германского DAX – ближе к 5,000. Подчеркиваю – это не цели волны A, а именно цели индексов в наступающей фазе 3 мирового кризиса, т.е. примерно до начала этой осени. Вообще же первая коррекционная волна A на фондовых биржах продлится примерно до конца 2009 и ее цели по большинству индексов будут в районе минимумов 2002-2003гг.


Не менее масштабные процессы будут происходить и на фондовых рынках развивающихся стран. Китайский Шанхай Композит, как я и писал в октябре, завалится до своих 3,100-3,300 в первой коррекционной волне, на своем пути к 2,000. Российский РТС, видимо, успеет отрисовать всю волну A с целью 1,400-1,450 и начнет восходящую коррекцию B. Синхронно будут рушиться в мощную коррекционную волну A рынки Индии, Бразилии, Мексики, Индонезии и пр.


Практически одновременно с этим должен таки начаться обвал на товарных рынках. Постоянно озвучиваемые мной, в текущих комментариях, цели на 2008-2009г. остаются неизменными – нефть к $48-55, золото к $450-525, пшеница к $3.00-3.50. Но с учетом событий последних месяцев появились некоторые уточнения по траектории коррекции. В начале июля 2007 я предполагал просто сильный рост котировок товаров в первой фазе кризиса и достаточно плавное снижение в следующих четырех фазах в 2008-2009 к указанным выше целям на многолетних трендовых. Но, после того как спекулятивный рост цен на товары продолжился и перерос в настоящую истерию во второй фазе кризиса, я теперь считаю наиболее вероятным не просто снижение, а резкий обвал цен в третьей фазе. По моему мнению, к концу этой фазы кризиса, т.е. к концу августа – началу сентября 2008, золото упадет ниже $750 за унцию (трендовая с 2005), а при некоторых условиях даже ниже $650, нефть примерно к $60-65 за баррель (трендовая с 2003 или даже 2002), а пшеница, видимо, к $5.50-6.00 за бушель (трендовая с 2005).


Фаза 4-5.

Описание отсутствует. По идее, там всё понятно, интерес представляют лишь количественные индикаторы.


Фаза 6. Гиперинфляционный шок. Начало геополитического конфликта.


Примерно через 8-12 месяцев после начала бюджетного кризиса, в конце 2009 - первой половине 2010, естественный ход вещей подведет США к последнему рубежу перед экономическим и политическим крахом. Если не будет предпринято никаких экстраординарных мер, то в течение недель произойдет дефолт по внешним и внутренним государственным обязательствам, финансовая система Америки рухнет, США выпадут из мировой экономики, начнется массовое банкротство бизнеса и населения, в стране все более мощными волнами будет развиваться кризис производства и потребления, безработица и нищета приобретут повальный характер, система социальной защиты перестанет существовать, произойдет вспышка бандитизма, начнутся гражданские волнения и пр. В общем, повторится Великая Депрессия 1929-37, только в большем масштабе. США на много лет, если не на десятилетия войдут в состояние экономической, политической и общественной кататонии.


По моему мнению, ни финансовая, ни политическая власть этого не допустят. Обдумав все pro et contra, я считаю, что во избежание дефолта и дефляционного коллапса, финансовые власти США начнут реализовать программу гиперинфляционной "терапии". Ее главными целями являются: а) радикальное оздоровление экономики и финансовой системы и б) консолидация значительной части национального и мирового богатства в руках американской финансовой элиты. Список конкретных задач этой стратегии включает:

- Обесценивание прямого государственного долга;

- Коррекцию денежной массы;

- Обесценивание пенсионных и социальных обязательств;

- Значительное сокращение реальных бюджетных расходов;

- Обесценивание долговых обязательств населения - вызволение людей из кредитной кабалы;

- Снижение реальной стоимости персонала и повышение рентабельности бизнеса;

- Концентрацию национальной собственности в руках финансовой элиты;

- Индукцию мирового экономического коллапса;

- Получение прямого контроля над значительно частью мировых активов.


ЦЕНОВОЙ ОРИЕНТИР


Для начала попробуем хотя бы примерно сориентироваться, к какому целевому уровню гиперинфляционного обесценивания доллара должны стремиться финансовые власти США. Чтобы не перегружать статью, я обойдусь без детальных расчетов - при необходимости, их можно будет сделать в другой работе.


Начнем с реальной экономики и кредитоспособности населения. На сегодняшний день американский персонал абсолютно неконкурентоспособен по своей цене к себестоимости производимого им продукта практически во всех сферах. Даже для того, чтобы сравняться по относительной себестоимости с европейцами, канадцами или японцами, реальные зарплаты американского персонала должны быть снижены минимум в полтора раза. С другой стороны, при рассмотрении кредитных обязательств населения, мы выяснили, что отношение долга населения к доходам составляет более 140%. По окончании кризисного периода конца 60-х - начала 70-х этот показатель был чуть больше 60%. Это значит, что для восстановления кредитоспособности населения доллар должен быть обесценен минимум в 2.3-2.5 раз. Притом, что при номинальном росте, реальные доходы населения должны быть снижены, по меньшей мере, в полтора раза, получается, что реальную стоимость доллара придется снижать минимум в 3.5-4.5 раза.


Второй ориентир - прямой государственный долг и денежная масса. Уже сегодня оба эти показателя вышли далеко за границы управляемости, практически достигнув отметки в 150% ВВП - 82% M3 и 65% госдолг. А к концу бюджетного кризиса, как мы выяснили выше, эта цифра достигнет примерно 200% ВВП - 100% M3 и 100% госдолг. С моей точки зрения, наиболее разумным будет снижение совокупного объема госдолга и денежной массы к уровню конца Великой Депрессии 1937-38, т.е. ниже 50% ВВП. Таким образом, возврат к начальным условиям векового роста 20-го века потребует снижения цены доллара, по меньшей мере, в 4 раза, а с учетом спада экономики - раз в пять.


Третий ориентир - пенсионная и медицинская система (Social Security & Medicare). На текущий момент обязательства государства по программам пенсионного и медициского страхования составляют около $39 триллионов. На сенатском бюджетном комитете в начале 2007 Бен Бернарке озвучил прогноз, что расходы по системе социального обеспечения вырастут к 2030 с нынешних 8.5% ВВП до 15% ВВП, т.е. почти вдвое. (Сходные оценки предлагают собственные эксперты фондов. Они ожидают, что к 2020 на покрытие дефицита социальной системы должно будет выделяться 26.6% доходов федерального бюджета, а к 2030 - 49.7%.) Естественно, что в своих оценках он никак не учитывал наступающий кризис, который, в зависимости от его силы, уменьшит реальный фонд оплаты труда и поступления в социальные фонды на 20-40%. Опираясь на эти оценки, а также вспомнив, что дефицит социальных фондов даже сегодня составляет более 7%, нетрудно посчитать, что в уже 20-25 летней перспективе дефицит Social Security, Medicare и Medicaid фондов составит 50-65% от их собственных доходов. Следовательно, чтобы решить проблему финансирования социальных программ и сделать их бездефицитными хотя бы на ближайшие 50-60 лет, их реальные обязательства должны быть снижены минимум в 3-3.5 раза.


Четвертый ориентир - бюджет. За вычетом расходов и доходов Social Security и Medicare, дефицит бюджета составляет сегодня более 20%. Грядущий кризис к 2015 сократит базу федеральных налогов минимум на 15-20%, а при настоящем суперкризисе - на все 35-40%. При сохранении сегодняшней структуры расходов, дефицит бюджета вырастет до 45-55%. А с учетом изменения государственных расходов, которые предполагаются во время бюджетного кризиса, дефицит составит от 60% до 70%. Следовательно, для приведения дефицита бюджета к нормальному состоянию в 2-3%, потребуется снижение стоимости доллара в 2.5-3.5 раза.


Итак, на основе оценки различных сторон национальной финансовой системы, мы получаем, что целевой уровень внутренней цены доллара должен составлять максимум 25-30% его сегодняшней стоимости, а наиболее вероятный диапазон - 20-25%. Попросту говоря, в США доллар должна быть обесценен в 4-5 раз.

МЕХАНИЗМ ГИПЕРИНФЛЯЦИИ


Для технической реализации гиперинфляционного сценария в распоряжении США будет несколько методов и, скорее всего, все они будут использованы.


1. Массированное наращивание государственных расходов за счет прямой эмиссии


Это самый очевидный и простой механизм. Правительство начинает кратно увеличивать свои расходы, причем финансирует их не из налогов или средств, привлеченных на открытом долговом рынке, а за счет прямых займов в ФРС. Использоваться эти деньги будут самыми разными способами: для увеличения штата и повышения зарплат государственных служащих, для бюджетного финансирования медицины и образования, на военные заказы и научные исследования, на всевозможные консалтинговые услуги и т.п. Хлынув на внутренний рынок, лавина ничем не обеспеченных денег начнет стремительно раскручивать цены.


2. Сырьевой шок.


Следующий способ раскрутить гиперинфляцию - резко поднять цены на все сырье, в первую очередь на нефть. Это можно было бы сделать и на уровне государственного ценового регулирования, однако это создаст дополнительные, крайне неприятные перекосы во внешней торговле. Поэтому, я думаю, что метод реализации будет стандартным - дестабилизация нефтяного рынка путем прямой военной агрессии, организации посреднических конфликтов или спонсирования гражданских войн в нефтедобывающих и транзитных странах. Вероятнее всего, под раздачу попадет Саудовская Аравия, как главный поставщик нефти. Заодно может достаться Ирану, ОАЭ, Алжиру, транзитной Турции, Анголе, Нигерии. В отличие от США, где взлет цен на сырье будет трансформирован в гиперинфляцию, в большинстве развитых и развивающихся стран, он, наоборот, окажет угнетающее воздействие на экономику. Это понятно - поскольку ни ЕС, ни Китай, ни Япония не готовы к гиперинфляции у себя, то он попытаются обуздать рост цен за счет подавления ликвидности, что станет первым шагом на пути к депрессии.


3. Тотальный выкуп национальных активов


Самый неожиданный ход, который можно было бы посчитать фантастикой, если бы он не сулил столько выгод - это тотальная скупка активов. В разгар бюджетного кризиса стоимость всех активов упадет так сильно, что напрочь отобьет у всех желание их покупать. На продажу может быть выставлено около 15 млн. единиц жилья, не считая тех миллионов домов, которые люди и хотели бы продать, но даже не пытаются, видя какой кошмар творится кругом. На рынке будет болтаться огромное количество невостребованной коммерческой и индустриальной недвижимости. Будет продолжаться неудержимое падение акций, грозящее разорить весь бизнес. И тут появляется спаситель Америки - Некто, весь в белом и с чемоданом денег в руках. Одним взмахом бумажника он выкупает всю лишнюю недвижимость, вагоны акций и корпоративных облигаций, заводы и шахты, железные дороги и порты, фермы и миллиарды акров пашен и лесов, сырьевые запасы и т.п. Цены на все активы немедленно стабилизируются и начинают расти. А десятки миллионов людей и компаний, которые совсем уже отчаялись выручить за свою собственность хоть какие-то деньги, получают на руки триллионы долларов наличными. Когда часть этих денег хлынет на рынок, они, естественно, придадут новый импульс гиперинфляции. Это вынудит людей и бизнес немедленно тратить остальные деньги, врученные от продажи активов, пока они в конец не обесценились, что еще сильнее подхлестнет ценовую истерику.


Но кто окажется этим спасителем? Естественно тот, кто может рисовать деньги в любых количествах. Тем не менее, я не думаю, что скупкой займется непосредственно ФРС или государство, на деньги ФРС. Вероятнее всего, будет отобрано несколько "достойных" банков, которые получат неограниченный сверхдешевый и сверхдлинный кредит от ФРС для выкупа любых активов. Вероятнее всего этот Клуб будет, в основном, укомплектован банками учредители самого ФРС - Rothschild Bank, Chase Manhattan, Warburg Bank, Lazard Brothers, Goldman Sachs, Israel Moses, Lehman Brothers и Kuhn Loeb Bank, т.е. фамильными центрами управления династических кланов Ротшильдов, Ворбургов, Шиффов, Рокфеллеров, Хариманов, Морганов и пр. Между ними и ФРС, то ими же самими, будет заключен пакт о целевом уровне обесценивания доллара, который необходим и достаточен для обновления экономики. При этом план управления ценой доллара позволит построить стратегию выкупа активов с наименьшими издержками.


ПЛАНИРУЕМЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ


Итак, первым результатом гиперинфляционного шока будет радикальное оздоровление американской экономики и создание предпосылок для реального экономического роста в течение десятилетий. Гиперинфляция обесценивает все долги и обязательства государства - прямые займы, пенсионные обязательства, социальные программы, зарплаты государственных служащих и пр., а денежная масса снова становится управляемой. Одновременно, гиперинфляция вызволяет население из долговой кабалы - номинальные зарплаты вырастают почти втрое, а номинальные кредиты остаются прежними. В условиях галопирующих цен, предприятия получают возможность наращивать отпускные цены намного быстрее, чем расходы на оплату труда, а потребитель до предела ускоряет оборот средств и переходит на более дешевую национальную продукцию. Это стабилизирует потребительский рынок, через него - производство, а, следовательно, и рынок труда. Т.е. происходит устранение всех перекосов от сегодняшнего искусственного богатства населения и создаются условия для восстановление экономики, причем с новым многолетним потенциалом. Правда уровень жизни населения значительно снизится, но далеко не так катастрофически, как если бы процесс развивался по сценарию дефляционного кризиса.


Второй результат заключается в консолидации почти всей национальной собственности и значительной части мирового богатства в руках Клуба - наиболее влиятельных финансовых кланов. Технически это будет выглядеть примерно так. В самом начале гиперинфляционного процесса Клуб получает в свои руки подавляющую часть американских активов по сильно скорректированной цене. За счет массированного выкупа активов, американские рынки снова начинают расти - единственные в мире. На них устремляется подавляющая часть мировой ликвидности, пытаясь воспользоваться быстрым спекулятивным ростом рынков, чтобы сохранить свою ценность, и вытягивает их еще выше. При этом, основным продавцом, естественно, будет Клуб, который получит на этом первый кусок прибыли. Сначала на американские рынки поступят все свободные зарубежные доллары. Затем туда поступят доллары, полученные в результате выкупа американским правительством собственных ГКО, значительно подешевевших в результате гиперинфляции. В результате, объем долларовой ликвидности за рубежом резко упадет, что вызовет внешнюю ревальвацию доллара на фоне внутренней гиперинфляции (!!!). Дополнительный спрос на подорожавшие доллары со стороны нерезидентов удовлетворяется Клубом, который поставляет их в обмен на наиболее перспективные иностранные активы, которые к этому времени драматически подешевеют. Когда поток ликвидности из-за рубежа иссякнет, Клуб поможет американским рынкам снова рухнуть, на этот раз до катастрофических уровней. Выкупать дешевеющие активы, естественно, снова будет Клуб. В результате этой операции в руках его членов будет сосредоточено порядка 60-70% всего национального богатства и значительная часть мировых активов. При этом, следующий виток гиперинфляции сократит финансовые обязательства Клуба перед ФРС до размера, который легко обслуживается из дивидендов от приобретенных активов. А резкое исчезновение внешнего спроса на доллар приведет к его взрывной девальвации до уровня внутренней стоимости, т.е. в 4-5 раз за несколько месяцев.


Третьим результатом будет подавление экономик большинства зарубежных стран и ликвидации внешней конкуренции Клубу. Во-первых, в большинстве стран будет развиваться свой кризис, похожий на американский. Резкий рост цен на сырье в условиях жесткой монетарной и бюджетной политики окажет дополнительный подавляющий эффект на деловую и потребительскую активность. А уход ликвидности на рынки США еще усилит внутреннюю дефляцию, спад инвестиций, потребления и производства. Все вместе, это столкнет большинство развитых и развивающихся стран в жесткий дефляционный кризис, а остальные страны - в гиперинфляционный. При этом мировая ликвидность будет, в основном, стерилизована американским гиперинфляционным насосом в сочетании с управляемым обвалом рынков - попросту говоря, большая часть крупных зарубежных капиталов перестанет существовать, что лишит большинство стран того горючего, которое могло бы быстро вытянуть их экономики при замедлении кризиса.

Tags: Мир., цвет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment