mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Джек. (Соцреализм)

К копру, гуськом, подходило звено проходчиков.  Одеты были они, на взгляд постороннего человека, слегка необычно. В ярко оранжевых резиновых непромокаемых костюмах. В касках, слегка напоминающих каски пожарников, только тулья, козырек, этих касок был по всей окружности и сзади висела попонка из кожзама, которая спускалась на плечи и, самое главное, закрывала шею. Что бы вода не попадала за шиворот. Впереди шел задумчивый звеньевой. Он слегонца так получил от бугра за прошлую смену. За то что погнули зуб на грузчике.

Грузчик - это шестилопастный грейфер с пневмоциллиндром ( в стволе все работает на сжатом воздухе, за исключением освещения и сигнализации), которым в стволе грузят породу. Напоминает грузчик чем то жменю, только немного поболее и грузит породу примерно так, как мы жменей набираем песок из кучи или песочницы втыкая туда пальцы. Весит он 1600 килограмм и за один раз черпает 0,65 куба породы. Лопасть одну, если это надо, может нести, как минимум, два человека. И вот на прошлой смене они умудрились эту лопасть погнуть.
За звеньевым сразу шел его зам, с тяжелым ведром, забитым инструментом и прочим нужным хламом для оперативного и мелкого ремонта всего того, что есть в стволе. За замом плелись два проходчика, тащившие на плечах пять метров толстенной двухдюймовой шланги (давление воздуха в магистрали достигает десять атмосфер). И замыкал всю эту процессию полковой, или как официально называлась эта должность, проходчик, ответственный за пропуск бадей через раструб полка.

Бадья - это такое большое ведро, емкостью три куба. Бадьей выдают из глубины забоя породу и воду, и в этой бадье спускаются и выезжают из ствола люди. Полок - это такое очень тяжёлое железное - прежелезное трех этажное сооружение, которое перекрывает все сечение ствола и на котором постоянно лежит много мусора и смонтировано необходимое для работы оборудование. Полок висит на очень толстых четырех канатах.  На полке есть специальная будочка, в которой дремлет полковой, сюда приходит куча проводов для связи и сигнализации и есть спецрукоятка, с помощью которой полковой обменивается сигналами с горой для отправки и приемки  бадьи или для движения канатов лебедок, которых в стволе великое множество. Вообще, ствол над полком чем то напоминает рампу на сцене, где то же висит очень много канатов и каждое движение каната приводит к изменению мизансцены на сцене театра. Точно так же и в стволе, только мизансцены в стволе несколько отличаются от театральных.

Проходка чем то напоминает цыганский табор. Мы все давно привыкли называть то место, где мы в данный момент работаем - проходка. На самом деле, это участок, где идет строительство нового шахтного ствола. Часто и густо, такое строительство идет в чистом поле и поэтому у проходчиков стволов , как и у цыган, все свое и они регулярно, после завершения строительства, перевозят это все свое, как и цыганский табор, на новое место.

Свой подьем. Подьемная машина, смонтированная из отдельных блоков размером со строительный вагончик и которые собираются в начале проходки как очень большие кубики в единое целое. Таких подьемных машин на стволе две. И бадей, которые ходят в ствол то же две. Своя компресорная, то же собранная из блоков. Своя высоковольтная подстанция. Куча корабельных якорных  разнокалиберных лебедок, равномерно расположенных вокруг копра - то же времянки. Четырехгранной усеченной пирамиды, размером у основания двадцать на двадцать метров. И от подьемных машин и от лебедок к усеченной вершине копра - времянки тянется великое множество разных по толщине канатов. И создается впечатление, что копер связан с землей вокруг него, парой десятков нитей канатов. И все это хозяйство, пропущенное через шкива, размещенные на специальной площадке на верху копра, идет вниз, в забой, под землю.

Недалеко от копра еще одно помещение - ангар для стволовй бурильной установки. Которое соедиенялось с копром тельферным монорельсом и по которому к стволу подавалась стволовая бурильная установка - БУКС. .Вес ее свыше девяти тонн и высота - девять с половиной метров.

Рядом  с копром  - водоотстойник, размером с пятидесяти метровый плавательный бассейн, только разделенный пополам. Что бы можно было его периодически чистить. Очень важное сооружение. Ведь ствол, подобно большому и глубокому колодцу, пересекает множество водоносных слоев и воды в стволе постоянно много. Там круглые сутки и круглый год идет, не то что дождь, а проливной ливень. Иной раз такой, что потоки эти не пробивает свет фонаря на каске, коногонки как ее называют.

Чуть дальше от копра - времянки располагался склад взрывчатых веществ. Располагался он в яме, специально вырытой и обвалованной по периметру высоким валом. На всякий случай. В яме стояла будка взрывника, размером со средней руки трансформаторной будки. Внутри будка разделена пополам. В одной половине стоял топчан, на котором коротал время мастер взрывник. Запальщик или запалюга, как его называли по старой памяти. С тех времен, когда забой подрывали бикфордовым шнуром и перед тем как подпалить шнур, взрывник зычно кричал "ПАЛЮ". Во второй половине находился сам  склад, небольшой по размеру. Потому что на этом складе находилось разовое количество взрывчатки. Для одного подрыва. Но и разовое количество взрывчатки бывает разное. Мне когда то, в составе бригады, приходилось за раз закладывать полтонны взрывчатки. Порода была крепкой и ствол в сечении был большой.
Единственным сооружением, капитальным сооружением, которое находилось рядом со стволом, был административно - бытовой комбинат, АБК как его постоянно называли. В нем находилась нарядная, ламповая (шахтные светильники), раздевалки, баня, пару комнат  с кроватями на всякий случай. И несколько других комнат. АБК обычно переходил по наследству шахте, которая появлялась после строительства.

Рядом с копром, недалеко от входа, сидел дворняга. Размер он имел приличный. Морда его была полностью седой, одно ухо наполовину оторванное. Второе, слегка так торчало вверх, напоминая молодые годы этого дворняги.  Шерсть его имела оливково - серый цвет и на груди белело уже сильно выцвевшее желтовато - белое пятно. Было в нем что то от овчарки. Дворняга сидел молча и без движения, только глазами провожал проходящих мимо него проходчиков.

- Привет Джек, - буркнул звеньевой.

- Привет старичок - следом повторил его зам.

- Джек привет - следом отозвались проходчики.

- Смотри не сглазь - сьязвил стволовой и получил осуждающий взгляд всего звена. Молодой, ну что с него взять.


Проходчики вошли в копер  и стали залазить в бадью, готовясь к спуску. Дворняга подождал, когда бадья, сначала поднявшись вверх над перекрытием ствола, потом пошла вниз через открытые две половинки специальных больших створок, ЛЯД, как их называли. Как крышку погреба, вырытого в земле и который закрывается лядой. После чего побрел куда то в глубину промплощадки.

Судьба у этого дворняги была непростой. Его, еще не совсем оторвавшегося от своей матери, притащили в дом два, дошкольного возраста мальца, два брата, один чуть старше другого. Преодолев своим долгим плачем и обильными слезами возмущение родителей, мальцы эти завоевало право на то, что бы этот щенок поселился в их доме.

Щенок этот был оптимистичного характера, живой и подвижный. Все заботы по уходу за щенком легли конечно на родителей. Но дети были любимы и родители терпели все выходки этого щенка. Он вырос вполне уже во взрослую собаку. Стоячие овчарочные уши, крепкие лапы, приличный размер. Так он прожил в доме два года. Таскал и грыз тапочки, носился по квартире, вызывая хохот братьев. Они с ним проводили время, радовались вместе с ним. Но по мере взросления взрослел и его озорной характер. Терпению родителей постепенно подходил конец. И  когда в один прекрасный день дворняга загрыз мобильный телефон, отец мальчуганов погрузил его в машину и вывез его за город, резко уехав от него обратно. Так у этого пса началась самостоятельная жизнь.

Жизнь бродячей собаки, постоянно впроголодь. Собака этот прибивался к очередной стае, бродил вместе с ней, потом опять пускался в самостоятельную жизнь. Жизнь такая продолжалась несколько лет. Хотя жил он постоянно впроголодь, вид его сохранял овчарочную осанку и привлекательность.

Так бы его бродячая жизнь и продолжалась, продолжалась бы до тех пор, пока бы он не сдох от голода или бы его загрызли сородичи, но однажды он забрел на автостоянку. Судьба была предрасположена к этой собаке. Шел сильный дождь, дворняга промок до нитки. На пути попался какой то навес и была уже глубокая ночь. Собака залез под него и продрых под ним до утра. Утром выяснилось, что забрел он на автостоянку. И забрел тогда, когда на этой стоянке не оказалось в это время ни одной собаки. Охранники сразу обратили внимание на него, на его красивую, но слегка потрепанную осанку. И приняли его к себе на службу, поставив на стабильное довольствие. Жизнь удалась. Дворняга отьелся, принял респектабельный вид. Службу понял, да и не слишком сложной она была. Надо было просто погавкивать громко по ночам.

На автостоянке он прожил несколько лет. Служба была прекрасной, что надо еще бывшей бродячей собаке, что бы достойно встретить старость? Но его собачья судьба подготовила ему еще одно испытание. На стоянку устроился новый охранник. Устроился со своей собакой, уже чистокровной овчаркой. Собака эта была молодая и дурная как пробка. Хозяин держал ее дома на цепи, как рядовую дворовую собаку и абсолютно не занимался с ней. Но собака, от того что сидела постоянно на цепи, была очень агрессивной. И сразу же  в первый день овчарка сцепилась с нашим дворнягой. Дворняга был пожилой, овчарка бала молодой, дурной и сильной. И результатом этой стычки стало порванное наполовину ухо дворняги.

С тех пор спокойная жизнь дворняги закончилась. Хозяин овчарки сразу же невзлюбил дворнягу, не кормил его в свое дежурство и делал все что бы выжить его оттуда. Почтоянно натравливал овчарку на него. Терпение дворняги подошло к концу и он, уже на старости лет, тихо ушёл оттуда. Ушёл от тихой, спокойной и сытой жизни, ушел в никуда.

Опыт бродяжничества у него был, жизнь его хоть и подходила уже к концу, но еще продолжалась. Но настало время, когда он услышал зов его собачих предков. Они позвали его в путь, в те места, откуда обратной дороги уже не будет и где он сможет встретиться со всеми своими собратьями. Повинуясь зову предков дворняга побрел в никуда.

Брел дворняга, не обращая внимание ни на кого, ни на людей, ни на то, что его окружало. Но его собачья судьба опять предоставила ему шанс слегка еще побродить - пожить на этом свете. Он забрел на проходку. Кругом был шум и грохот, ездили машины, гудел подьем, ходили люди. Но дворняга брел себе и брел, пока не добрел к копру. Остановился поднял голову и с удивлением увидел каких то странных людей.
Они были одеты в какие то странные оранжевые одежды. На головах их были какие то странные, то ли горшки, то ли круглые кастрюли. Через плечо у них висели странные цилиндры, напоминающие большие консервные банки, несколько банок поставленных друг на друга. Впереди шел человек с седыми усами. Он посмотрел на дворнягу. Дворняга был худющий, сквозь его уже облезающую шерсть были видны все его ребра.

И произнес , улыбаясь :

- Привет Джек!

- Помните старый ковбойский анекдот про неуловимого Джека?

-Неуловимого, потому что нафик он был никому не нужен.

Все сразу заулыбались и начали здороваться с дворнягой.

- ПРИВЕТ ДЖЕК!
Так сразу и внезапно определилась его судьба, слегка затормозившая его путь к последнему приюту. Он обрел имя и обрел себе не очень большое, но пропитание.  Сначала ему доставались остатки от еды, потом ему стали отдавать часть своей еды, и в конце концов, начали его кормит постоянно. Какой либо службы от него не требовали. Достаточно было того, что собака этот  разнообразил суровую  и несколько однообразную жизнь и работу всех.

И Джек, в качестве благодарности стал провожать и встречать проходчиков, опускающихся и выезжающих из ствола. Четыре раза в сутки, в любую погоду, в дождь, снег и слякоть, ни смотря ни на что, Джек подходил к ко входу в копер, садился рядом и взглядом провожал и встречал всех. Он превратился, в своего рода, живой талисман, оберегающий всех, от тех опасностей, которые подстерегали людей, там, глубоко под землей.

После проведённого ритуала провожания или встречания, Джек брел куда нибудь, под навес, если шел дождь. Или в тень, когда светило жаркое солнце. Вот и в этот раз, проводив очередную смену под землю, Джек шел к подьемной машине в тень. Но вдруг он внезапно увидел молодого зайчишку, который случайно забрел на проходку. У Джека сразу проснулся инстинкт его далеких предков и он сразу кинулся на зайца. Заяц был мелковат. Увидев грозного зверя, зайчишка нырнул под вагончик подьема, в маленькую дырку. Джек подлетел туда, но не смог протиснуться вслед за зйчишкой. Оббежал быстро вокруг, но зайчишка опять нырнул под подьем. И опять Джек не смог пролезть за ним. Джек опять оббежал вокруг, но зайчишка сразу понял за жизнь и снова нырнул под подьем. Джек, уже вывалив язык, оббежал вокруг. А зайчишка, знай себе Под подьем и обратно. Так продолжалось достаточно долго. Силы начали уже покидать его. Он подошел к дырке, прилег и стал внимательно наблюдать за зайчишкой. Зайчишка сидел тихо, только слегка подрагивая. Зайчишку было не достать. Джек  полежал - полежал, да и задремал. Старость. Проснулся и сразу носом пол подьем. Зайчишки не было. Он воспользовался внезапно свалившийся на него удачей и тихо убежал в поля вокруг проходки. Джек еще раз внимательно посмотрел под подьем и понял что проспал. И не только проспал. Все, в нем закончился охотник, в нем не было той молодой прыти, как в молодости. Джек слегка заскулил, развернулся и побрел. В уголках его появились маленькие капельки слез. Его время закончилось. Надо было собираться ТУДА.

И он пошел туда, в цветущую и холмистую степь. Пошел туда, где он сольется с окружающей природой, станет частью ее. Выберет красивое место, свернеться калачиком и заснет, что бы больше не проснуться. Как и все живое на земле. Рождается свободным, а потом, живя долгую жизнь, окружая себя несвободой все больше и больше. Но в конце концов, какой бы несвободой опутывает себя каждый, он обретает абсолютную свободу, свободу от всего и от жизни то же.
Tags: Донбасс, Луганск., шахта
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments