mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Есть мнение.

Этот мем идет из позднего Советского Союза. Когда на заседании какого нибудь партийного комитета обсуждается какой либо вопрос и когда, в конце обсуждения ставится вопрос на голосование. И когда уже все присутствующие, набрав полную грудь воздуха, готовятся проголосовать "за", вдруг из дальнего угла раздается тихий и дрожащий голос - "есть мнение". И все дружно поворачивают туда головы и сверлят искрящими от возмущения глазами того, у которого "есть мнение", всеобщим испепеляющим взглядом.

Вот и я о том же -  "есть мнение"

Есть мнение о том, что Советский Союз не развалисля до конца от мелких государств - бывших Союзных республик, на автономии, потом на области и удельные княжества, лишь потому, что от дальнейшего развала и хаоса нас всех спас бюрократический аппарат. Потому что бюрократический аппарат обладает колоссальным интсиктом самосохранения.

Живет в Питере известный писатель, Андрей Лазарчук.  Наверное многие знакомы с его творчеством. Вот что о нем пишет Вики: "Андре́й Генна́дьевич Лазарчу́к (6 февраля 1958, Красноярск, СССР) — русский писатель-фантаст, переводчик, поэт. Один из наиболее заметных современных авторов, работающих в области литературной, философской фантастики, турбореализма."

Он в одной из своих повестей, называется "Зеркала", выразил потрясающую мысль. Потрясающую, потому что ни до него , ни после, я такого не читал. Наверное это свойственно  только писателям - фантастам. Для того что бы написать интересное и захватывающее произведение, надо обладать неординарным и нестандартным мышлением. Познакомтесь с его мыслями. Я, правда, сделал выжимку из всего того, что приведу. Убрав некоторые места, связанные с идеологией. Потому что повесть "Зеркала" писалась в момент перестройки и гласности и эта мысль Лазарчука несла некоторые оттенки того времени. Но если кто то захочет прочитать все полностью, за одно и всю повесть, а она интересна, в сети ее найти легко.

Итак:

"...Говорил Боб примерно следующее: с того момента, как появились общественные отношения, появилась необходимость в их регулировании, то есть в управлении, то есть в подаче команд и контроле их исполнения, то есть во вполне конкретных операциях с информацией. На первом этапе передача информации осуществлялась непосредственно от генератора идей к среде реализации, то есть от вождя, от старейшины - к племени. Но племена росли, жизнь становилась сложнее, и на каком-то этапе, выдаваемый и получаемый генератором, превышен тот предел, который способен осилить человеческий мозг. С этого момента появляются помощники вождя, с этого момента зарождается бюрократия. То есть бюрократия - это не зло, это просто механизм обработки информации в условиях централизованного управления..."

"... И постепенно аппарат обретает несколько интереснейших свойств: во-первых, контроль над всей решительно информацией; во-вторых, возможность преобразовывать ее, исходя из своих интересов; в-третьих, обретение этих самых интересов; наконец, в-четвертых, безграничные практически возможности насильственно внедрять в среду реализации те или иные идеи. Аппарат этот создан так, говорил Боб, что пропускная способность его сравнительно низка, а объем перерабатываемой информации растет из года в год - это объективный процесс, отменить его нельзя (хотя и хотелось бы!), но вот притормозить можно, - поэтому аппарат вынужден расти, расти и расти. Вот это-то - безудержный рост - и является основной функцией аппарата. Ну и, кроме того, естественно, питание, самосохранение. Как видишь, все функции почти сразу подразделились на номинальные и витальные. Понятно? Номинальные - это те, ради которых аппарат создавался, витальные - это те, которые обеспечивают его существование. Ясно, что последним аппарат отдает предпочтение. И вот посмотри, как интересно все получается: информационная система, способная распоряжаться информацией, обрабатывать ее, преследуя свои интересы... Боб пристально смотрел на меня, думал, что я догадаюсь. Ну? - так и не догадавшись, спросил я. Это же интеллект, сказал Боб. То есть? - не понял я. То и есть, сказал Боб..."
"...Короче, по Бобу, получалось, что каждый служащий, все равно кто: член Политбюро, почтальон, милиционер, директор банка, секретарь парткома, нормировщик на заводе, бухгалтер, преподаватель института, старший следователь прокуратуры - все, кто каким-нибудь боком прислоняется к процессу циркулирования информации, - все они, выходя на работу, включаются в мыслительный процесс некоего гигантского нечеловеческого интеллекта. Каждая операция по обработке и дальнейшей передаче информации, проводящаяся ими, помимо своего основного предназначения (скажем, назначить бабушке пенсию - "да", "нет"), имеет и некую теневую сторону и в виде отчетов, цифр, сводок и так далее начинает циркулировать по информационной сети, так или иначе влияя на прочую информацию, приводя, возможно, к каким-то решениям..."
"...Понимаешь, поначалу это была просто машина, примитивная кибернетическая машина, с которой к тому же не умели обращаться, но очень скоро она начала преследовать собственные интересы - она распоряжалась всей без исключения информацией в стране, поэтому могла вести - и вела - информационную игру с генератором идей, поставляя ему такую информацию, которая заставляла его генерировать именно те идеи, которые шли на пользу аппарату..."
"... Сейчас? Сейчас достигнут полный гомеостаз. Интеллект добился своего и теперь будет прилагать все усилия, чтобы гомеостаз сохранить. Какого рода усилия? Транквилизация генератора идей - информационная игра ведется так, чтобы никаких действительно новых идей он не выдавал; Транквилизация общества - о, здесь обширнейшее поле деятельности! Наконец, блокировка информации, все же поступающей в систему - главным образом из-за границы. Кой-какие долгосрочные меры в рамках той же блокировки: снижение культурного уровня, усреднение образования - и так далее. Уже заметно. Воспитание - разными методами - отвращения ко всему новому, необычному. Культивирование неизменности образа жизни, оседлости, постоянного занятия одной деятельностью. Ты не думай только, что он там размышляет специально, как это устроить и не упустил ли он что-нибудь. Это происходит автоматически. Допустим, ты бросаешь камень, и мозг твой мгновенно производит довольно сложные баллистические расчеты - хотя заставь тебя эти расчеты сделать на бумаге, ты провозишься неделю. Так и у _него_: то, что служит для жизнеобеспечения, осуществляется легко и непринужденно; а навязанные задачи решаются долго, громоздко, со множеством ошибок... да это и не вполне ошибки, а просто результаты решений других, собственных задач..."
Перспективы? Боб почесал подбородок. Знаешь, я так долго думал над этим, что теперь уж точно ничего не знаю. Если по большому счету, то единственный выход - это отказаться от управления обществом вообще. Но это же, сам понимаешь, утопия. Так что могу говорить только о нас, о маленьких человечках. Стараться _вести себя_ на своих местах - на своих местах в информационных узлах этой системы, внося сбои в мыслительный процесс этого монстра. Может быть, он сдохнет. Поступать не по инструкциям, а по совести. Только это чистейшей воды идеализм... А закон - это тоже инструкция? - спросил я. То есть? - не понял Боб. Ты сказал - не по инструкциям, а по совести. Так закон - это тоже инструкция? Черт его знает, неуверенно сказал Боб. Как когда... смотря для чего закон служит..."
"... Кому это выгодно? Откуда пошло? Вот тогда я и стал задумываться... Сначала додумался до наличия паразитического класса - чиновничества. Потом вижу - не сходится. Ведь даже высшему чиновничеству отсталость страны невыгодна... То есть класс-то есть, и именно паразитический, но есть что-то и над ним - за ним... И вот читаю какую-то книжку, чуть ли не Винера, - и как молнией по затылку, думаю: ну, все... ты меня знаешь, я человек увлекающийся, но не пугливый, а тут аж руки-ноги отнялись - страшно стало. Думаю - вот почему кибернетику мордовали...
Боб говорил еще много, и многое я просто не запомнил, а многое, может быть, перепутал, - но он заразил меня этой своей идеей, и теперь мысли мои работают постоянно именно в этой плоскости. Однако одну его фразу я запомнил точно, дословно: главное, сказал Боб, это просто холодно и четко понимать, что обществу у нас противостоит не какая-то группка дураков или злоумышленников, не каста и не враждебный класс, а интеллект - развитый, всезнающий, почти всемогущий, абсолютно внеморальный - нечеловеческий интеллект информационной системы; контакт с ним невозможен, переиграть его немыслимо, использовать в своих целях - глупо и преступно; глупо потому, что он, вероятно, и не подозревает о существовании человека... Единственное, что можно сделать, - это изучить его и, изучив, уничтожить - не может же быть, чтобы у него не было слабых мест; это просто я их не знаю..."

В этом маленьком отрывке изложена суть существования бюрократического аппарата -


информационная система, способная распоряжаться информацией, обрабатывать ее, преследуя свои интересы, - искусственный интеллект.

И самое главное свойство аппарата - стремление к неограниченному росту. Аппарат растет постоянно. Иногда он разрастается до такой степени, что государство, внктри которого живет этот аппарат, уже начинает с трудом его содержать. Приходит постепенно в упадок. Соотвтствено приходит в упадок и аппарат и несколько задерживвается в своем росте. И именно это является тормозом в его постоянном росте.

Все законы, циркулирующие в государстве, являются законами непрямого действия. Своего рода общие декларации, принятые в угоду бюрократическому аппарату. Законы эти затем дополняются множественными инструкциями и постановлениями. И принятые в разное время, они могут даже противоречить другу другу. Зато это идет на пользу аппарату. Он их может трактовать, как это ему выгодно в данный момент.

Каждый в своей жизни сталкивается этим монстром. Налоговая, пенионные учреждения, ЖЭКи, армя в мирное время и многое другое. Этот монстр пронизал все сферы жизни.

Было время, когда у нас в городе, в многоэтажках стали разрешать индивидуальное отопление. Ставишь котел в квартире, подводишь к нему газ, делаешь разводку труб в комнатах и все. Ты уже не зависишь от капризов централизованного отопления. Очень удобно и хорошо. Для тебя, но не для аппарата. Когда все это только начиналось, для того что бы получить разрешение для монтажа отопления в квартире, досточно было только взять ДВЕ справки. Отсутствие задолженности по оплате за газ и отсутствие задолженности по оплате за жилье. И все. Сейчас надо собрать кучу разных документов. Все это занимает по времени два - три месяца и не факт, что ты еше получишь разрешение. В основном за взятку.

Именно наличие возможности получать дополнительную мзду, подвигает к тому же  еще аппарат к различным усложнениям.

Аппарат не заинтересован в решении проблемы, ради которой он создан. Милиция заинтересована в существовании преступности. Спецслужбы заинстерсованя в существовании шпионов и диссидентов. Управления по борьбе с наркотиками заинтересовано в вечном существовании наркоманов. Ибо, если соответствующий аппарат спрвится с поставленной задачей, то возникает соответсвующий вопрос. А что дальше? Что делать с людьми, которые работают в этом аппарате? Что делать со служебным транспортом? Что делат со средствами, которые на это выделяются и с котрых питаются вышестоящие чиновники? И что бы такие вопросы не возникали и существуют вечные проблемы, которые подпитываются искусственно, соответствующими чиновниками.

Вот еще два показательных примера, взятые из книги очень неординарного человека и автора интеренсых книг, Юрия Игнатьевича Мухина. "Кто убивал американцев 11 сентября 2001 года". Легко ищется в сети.

"..Если обратиться к истории, то я могу вспомнить только такой, наиболее старый случай инициирования спецслужбой преступлений, с которыми она должна бороться. Описал его русский чиновник П.И. Мельников в своем романе «В лесах» и в специальной сноске подчеркнул, что данный случай является фактом.

В 40-х годах XIX столетия Николай I создал спецслужбу по борьбе с конокрадством. А на огромных просторах лесного Заволжья этого преступления не существовало вовсе. Крестьяне там не имели пастухов, лошадей и скот утром выгоняли в леса, а вечером они сами возвращались домой. Для экстренного поиска лошадей им цепляли на шею колокольчики или бубенчики. Скот (коров и овец) воровали, таких воров скота крестьяне называли «волками», и эти «волки» продавали ворованное мясо купцам на солонину для волжских бурлаков. Но лошадей никто и никогда не воровал. Однако как только в этот район приехал комиссар по борьбе с конокрадством, практически сразу же началось и конокрадство. Эти события настолько четко последовали одно за другим, что у крестьян эти комиссары, а после упразднения комиссаров заменившие их чиновники получили прочное прозвище «конокрады». Сам Мельников, судя по всему, рассматривает этот случай как анекдот, как случайное совпадение. Ему тоже было трудно поверить в то, что сама спецслужба может инициировать преступление.
Между тем было бы анекдотом, если бы в область с разгулом конокрадства приехал комиссар по борьбе с ним, и конокрадство бы вдруг прекратилось. Вот это бы было необычайно! А то, что оно началось с учреждением спецслужбы, – вот это как раз естественно. Ну поставьте себя на место этот комиссара.

Его назначили в эту область с хорошим жалованием, с квартирными, достаточными для оплаты особняка, с дровяными, кормовыми, с проездными, с представительскими и прочими деньгами. Ему разрешено ездить тройкой и с колокольчиком, а это значит, что не только крестьяне, но и купцы обязаны уступать ему дорогу. Он счастлив. Одно плохо: как минимум один раз в год он должен посылать в Петербург отчет о своей работе. А что в нем писать? «Украдено лошадей – 0, поймано конокрадов – 0, предотвращен ущерб – 0»? Ну и сколько же лет Петербург будет платить ему деньги взамен такой отчетности? Ведь если воровства лошадей не будет, то через 2-3 года его должность просто упразднят, а назначат ли его на лучшую должность? Должностей мало, а желающих их получить много… Как не вертись, но если ты комиссар по борьбе с конокрадством, то конокрадство в твоей области обязано быть, даже если его тут не было со времен царя Гороха.
Это не значит, что комиссар сам бросился воровать лошадей – зачем? Да и опасно это. Думаю, что он с ознакомительными целями объехал окрестные губернии, а там в каталажках посетил конокрадов, ожидающих суда и кнута, и гордо похвастался перед ними, что он в Заволжье искоренил конокрадство так, что крестьяне своих лошадей вовсе не охраняют. Ну и конокрады съехались в Заволжье, чтобы посмотреть на лошадей, пасущихся в ночном без сторожей. А раз конокрадство началось, то и комиссару по борьбе с конокрадством есть теперь о чем написать в отчетах, теперь он за свою судьбу может быть спокоен..."

"...Поскольку широкая публика черпает свои познания о полиции и спецслужбах в основном из детективов и хвалебных рассказов членов этих организаций, то в обществе сложилось мнение, что сотрудники правоохранительных органов разыскивают преступников в основном по уликам, оставляемым теми на месте преступления. Конечно, это тоже имеет место. Но основная масса информации о преступниках даже общей полиции поступает от агентов, а в спецслужбах – 100 процентов информации. Ведь, скажем, шпионы совершают свои преступления так, чтобы не было видно самого преступления. Как о нем узнать? И оперативные работники спецслужб – это люди, которые имеют десятки, а то и сотни агентов – людей, которые находятся в тех местах, где преступление совершается, готовится или может совершиться, и сообщают об этом сотруднику. То есть сотрудники правоохранительных (разоблачающих) спецслужб действуют точно так же, как и сотрудники разведывательных спецслужб – резиденты разведки. И те и другие исполняют свои функции при помощи агентов.

И вот тут возникает очень опасная для общества ситуация. Это в кино у детектива есть агент, который представляется неким бездельником, который неизвестно почему вращается в преступной среде и за небольшие деньги поставляет детективу важные сведения о преступлениях. Сами посудите: ну какие нормальные преступники допустят в свою среду подобного типа? Они будут откровенны только с такими же преступниками, как и они. Поэтому как на этот вопрос не смотри, но наиболее ценными агентами спецслужб должны быть те же преступники, с которыми спецслужба ведет борьбу. По-другому тут ничего не придумаешь.

А это значит, что часть преступного мира находится под защитой спецслужб, и преступления этих агентов спецслужб остаются безнаказанными. Предположим, что вы сотрудник агентства по борьбе с наркотиками и вас направили в некий город, чтобы вы здесь организовали борьбу с ними. С чего вам начать? Вам нужно найти источник получения сведений об этой среде. Можно, конечно, поймать наркоманов и бить их до тех пор, пока те не признаются, у кого они купили дозу. Возможно, вы так поймаете мелкого торговца, если тот не успеет выбросить те несколько порций, что он обычно имеет при себе. Но дальше вы не двинетесь, поскольку те, кто торгует даже мелкооптовыми партиями, прервут контакты с теми, кто у вас под подозрением. То есть вы обречены заполнять протоколы на рядовых наркоманов, не имея возможности ни поймать крупную партию наркотиков, ни, соответственно, продвинуться по службе. И отсюда неумолимо следует, что вам в качестве агента нужен солидный преступник, которому доверяют остальные преступники и который может вам их сдать, т. е. сообщить в нужный момент данные, по которым вы сможете поймать крупного наркоторговца с поличным.

В результате сложится очень сомнительный для общества, но взаимовыгодный для вас союз: вы получите возможность регулярно отличаться арестами конкурентов вашего агента, а ваш агент получит надежную «крышу» для своего бизнеса. И поди теперь разберись, кто у кого является агентом и кто кого использует. А ведь это обычная практика спецслужб, ее стесняются и о ней не говорят ни одна из сторон, тем не менее организация в государстве очередной спецслужбы так или иначе приводит к подобному симбиозу, более того, главенствующей в этом симбиозе очень часто становится именно преступная сторона – спецслужбы начинают работать фактически на нее, а не на государство. Особенно хорошо это видно на примере политических организаций, преступных в данном государстве..."

Бюрократический аппарат в своей основе наднационален. Функционирование этого аппарата одинаково и в России и в Украине и в Штатх. Ньюансы только заключаются в привязке к отдельным функционированиям в данном государстве, в их законах. И поэтому часто, не понимая как живет аппарат, видят в этом вражеские козни, конспирологию и различные заговоры. И делают соответсвтующие выводы, которые с жаром отстаивают.  В большинстве случаев это в корне не верно. Просто это происки   "информационной системы, способной распоряжаться информацией, обрабатывать ее, прследуя свои интересы."


.

Tags: Жизнь.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments