mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Кочевники.

Стоят терриконы по всему Донбассу. Стоят, как курганы кочевников, которые жили в наших местах давным - давно. Или мы сейчас живем в их краях, современные жители. И курганы - память и терриконы - память. Память о людях. Может быть, в будущем, когда уже здесь никого не будет, потомки будут ломать головы о происхождении этих курганов - терриконов. Выдвигая свои, фантастические версии их происхождения.

Террикон - это шахта. Шахта начинается со ствола. Вертикального или наклонного. А стволы строяться в чистом поле. И первыми приходим туда мы, шахтостроители, проходчики стволов. Как и кочевники раньше. Откочевали здесь, ушли туда. И мы. Построили ствол, ушли в другое место, туда где новая шахта и новый ствол.

Новый ствол - новая бригада. Собрались вместе, три - четыре года работем, потом новое место. Новая бригада. Новые люди. Бывало так, что поработал с кем то, а потом уже не видишь его до конца жизни. Но постоянно в разговорах вспоминаешь. Мы как большая кочевая семья. Встретишься с тем, с которым работал десять лет назад, а кажется как будто вчера. И все обо всех знают.

Сколько было тех кочевий. Был Союз, было много стволов. Украина только уголь из шахт выгребала. За всю историю нэзалэжной, за все двадцать пять лет построено ствола три - четыре. И то за деньги новых собственников, но не за государственные. А стволовики разьехались кто куда.

Два ствола в Якутии, на Алросе. Ствол в Оренбургской области. Стволы в Кемерово. Стволы в Волгоградской области. Стволы в Индии, стволы во Вьетнаме. И везде наши, кочуют. Друг друга не видим. Но все обо всех знают. Семья, наша семья!

Пришли в Якутию. А там местные ствол проходят. Ни шатко ни валко. Наши заработали, спокойно, не спеша. А в средине зимы тюбинги закончились. Тюбинги - это чугунная спецкрепь. Чугунные сектора. Восемь тюбингов - кольцо. Высота тюбинга - полтора метра. Такие можно увидеть в тоннелях метро. Там их то же применяют. А тюбинги привозят туда только в навигацию. Начали возить авиацией. Одна ходка ИЛ - 76 - два кольца тюбингов. Потому что тяжелые. На полсуток работы. Слегка так повозили, поняли, что на алмазном прииске ствол получается бриллиантовый по цене. Решили - бетонировать, а тюбинги сверху бетона  и потом. Ну не знали люди, что такое нормальная проходка стволов. И проходчики - уже седовласые дедушки. Но опыт и мастерство ведь не пропьешь!

Индусы ленивые. Вьетнамцы работящие, но мелкие. На фоне нашего брата как подростки.

Жизнь берет свое. Многие ушли, многие уже на подходе. Сейчас встречаемся в основном на похоронах. Странная картина. Гроб с усопшим, а рядом большая толпа. И приходят и приходят. Каждый подходит к родственникам со словами скорби и поддержки. И вдова. В глазах одновременно скорбь и гордость. Пришло проводит в последний путь такое количество людей. И многих она знает лично. И подходят и подходят. Ко гробу венок, в коробочку деньги, столько, сколько кто сможет. И в толпу. Повстречаться и поговорить. Многие не встречались по многу лет. Странные похороны. Гроб и толпа, говорящая, шумящая толпа. Может даже смех. Но это нормально. Может быть кто то пришел в последний раз.

И когда понесут, понесут к последнему кочевью, любопытные зеваки будут удивляться. Кого хоронят? Почему так много людей? А когда узнают, кого хоронят, удивляются еще больше.

И на поминках. Первый тост со скорбью. Может и второй то же. А потом... Разговоры и гомон.. И песни. Как и у древних кочевников. Эти люди ведь не уходят навсегда, правда. Они ведь только уходят на новые кочевья. И будут ждать остальных. И там, в том далеком и верхнем кочевье ведь нет мирской суеты, там ведь можно говорить, говорить, говорить. Судить и обсуждать. Там некуда спешить.
Tags: шахта
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments