mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Атаман Кондратий Булавин и гетьман Иван Мазепа.

Жили в одну эпоху. Поступки каждого из них оказали влияние на судьбу другого. И закончили свой жизненный путь в одно и то же время. Но по разному. Кондратий Афанасьевич погиб, сражаясь в бою в 1708 году. Иван Степанович умер в изгнании в 1709 году, будучи уже никем.

булавин

мазепа

И образ каждого из них дошел до наших дней несколько по разному. Булавин в облике грозного атамана, а Мазепа скорее похож на вельможу, а не на грозного гетьмана, за плечами которого стояла Запорожская Сечь.

Почему никто и никогда не исследовал жизнь обоих в своем взаимодействии? Были статьи в энциклопедии Брокгауза и Эфрона, но эти статьи не отличаются особой обьективностью:

"Булавин (Кондрат) - походный атаман донских казаков, сообщник гетмана Ив. Мазепы. В надежде сделаться независимым владетелем, Мазепа изыскивал средства к привлечению на свою сторону донских казаков. Не смея еще действовать открыто, он тайно избрал в сообщники Кондрата Б., кот. В то время охранял границы близ р. Донца и г. Бахмута, где Донское войско имело соляные варницы.

"Б., надеясь собрать на Хопре многочисленную толпу, намеревался идти в Москву "губить" бояр, мундирных солдат и немцев, но надежда его не сбылась, передовые его отряды, при наступлении Максимова, рассеялись и он, боясь неудачи, уклонился (в ноябре 1707 г.)с Хопра к Бахмуту, где удобнее мог получить обещанную помощь от татар, запорожцев и Мазепы. Там приказал он своим соумышленникам Хохлу, Некрасову, Драному, Голому и др. перейти Донец и, став за Mиусом, стараться усилить отряды свои беглецами из Малороссии и вольницею с Дона, сам же отправился в Запорожскую Сечь, Бунт, повидимому, прекратился и в продолжение зимы на Дону все было покойно; но Б., под тайным покровительством Мазепы, набирал в Малороссии и Запорожье всякий сброд, отсылал их в свои отряды, скрывавшиеся в степях за Mиусом и заключил с запорожцами тайный союз - друг за друга стоят твердо и радеть единодушно. "

Лукавят составители словаря, ой лукавят. Здесь имя Мазепы взято только лишь для того, что бы усугубить облик Кондратия Булавина. Вон -на, с самим Мазепой связался. Ларчик легко открывается. К моменту выхода словаря, имя Мазепы, его негативный образ был уже освящен в литературных произведениях. И о нем знали практиески все. Чего не скажешь о Булавине. И на самом деле Булавин не получил, ни от Мазепы, ни от Сечи значимой помощи. Мазепа решил, что не стоит связываться с Булавиным и вступать в открытое притивостояние с Петром. Но!

Еще один интересный момент. Мазепа активно  начал искать контакты со шведами именно в 1707 году. После первой фазы булавинской войны. А почему? Да потому что уже просматривалась направленность этого "подавления бунта"

Я подробно описывал Булавинскую войну в своем очерке "Путешествие из прошлого и дорога обратно"  http://mikula.livejournal.com/129577.html - здесь начало.Но надо еще слегка пройтись по нему.

Анализируя все попавшиеся материалы я постоянно прихожу к выводу, что восствние Булавинцев было умело спровоцировано, умелой рукой. Официальная версия начинается с неправды. Согласно официальной версии, восстанию предшествовал поход кнгязя Долгорукого для поимки и возвращения на Русь беглых крестьян и раскольников. Но фактически восстание началось тогда, когда у Булавинцев были отобраны соляные варницы в Бахмуте. Именно вот это  и послужило толчком к восстанию. И официальная история предпочла этого не заметить.  И Кандратий Булавин был атаманом этих соляных варниц.

Что еще странного во всем этом? А то, что буквально рядом с Бахмутскими солеварнями, были торские соляные озера возле крепости Тор, нынешнем Славянске. И торские солеварни принадлежали казне! Что мало было? И почему бахмутские солеварни имели такое большое значение для дончаков?

Запорожская Сечь к моменту начала булавинской войны была уже пятьдесят лет в составе России. И за это время ее посадили на"прикорм" от Москвы. И не только едой. Но и должностями, маетками, крестьянскимим душами. И запорожцы порыпались - порыпались, да и решили - от добра добра не ищут. И уже фактически с этим смирились. Особенно запорожская верхушка.

На Дону было несколько по другому. Поцесс прикорма шел со времен Алексея Михайловича. Но регулярно буксовал. Восстание Степана Разина тому яркий пример. А почему? Да потому что у дончаков был источник независимого существования - бахмутские соляные варницы.

Вот карта, я ее уже приводил раньше:

Бахмут

На карте хорошо видно что Бахмут и соляные варницы находится на равноудоленном расстоянии от истоков рек, текущих на все четыре стороны. И по которым легко наладить движение бахмутской соли. Которая была единственной во всей округе. Даже крымская соль не была конкурентом бахмутской. Потому что в Бахмуте варили соль круглый год. А крымскую соль выпаривали на солнышке во времена крымского жаркого лета.

И по этому авторитет и значение атамана Бахмутских солеварен был на уровне главного донского атамана. И поведение Булавина во время восстания это подтвердило. За ним пошли многие дончаки, в отличии от атамана Максимова. И по этому главный удар царского правительства был и направлен на отьем источника независимого существования Дона - бахмутские солеварни.

Но потом подавление восстания пошло по пути геноцида. Стирали с лица земли казачьи станицы и городки. Решали проблему независимости Дона комплексными методами. И все это происходило на глазах у Мазепы. И я уверен, что решение перейти на сторону шведов у Мазепы созрело в свете результатов подавления донских "бунтарей" царским правительством. И першел Мазепа на сторну шведов когда уже полным ходом полыхали казачьи станицы и городки на Дону и Донце и карательный корпус Долгорукого, брата убитого певого командира карательного корпуса, зачищал это станицы и городки от всех, тотально. Не только воороженных казаков, но и стариков и детей.  Я конечно ничуть не хочу как то его выгородить. Но мотив поступка Мазепы под этим углом никогда и никем не рассматривался. И Мазепа наверное до конца своих дней жалел о том, что не протянул руку помощи Булавину и восставшим дончакам. И кто его знает, как бы пошла история всего Северного Причерноморья, если бы булавинцы и запорожцы выступили одним целым против войск Петра.

И булавинскую войну, как войну за источник своего независимого существования, то же никем и никогда не рассматривался. И булавинскую войну обьективно никто не исследовал еще по одной причине. Потому что булавинская война стала неким водразделом, границей исторической эпохи дончаков. До войны и после. Когда до войны на Дону и Донце жило вольное казачество. А после войны дончаки свое вольное первородство променяли на чечевичную похлебку пожизненной царской воинской повинности, которая  осуществлялась за собственный счет. И за возможность сложить свою буйную головушку вдалеке от своих куреней и своих станиц.

Интересна судьба последних вольных атаманов Дона и Сечи. Игната Некрасова и Ивана Калнышевского.

игнат1
Игнат Некрасов, наследник дела Булавина:

"Расправившись с феодалами, он ушёл на Кубань. Ушли с ним и многие крестьяне этих губерний. Такое «воровское дело» возмутило царя. Пётр I приказал Казанскому и Астраханскому губернатору Апраксину наказать Некрасова. Апраксин с регулярными войсками, яицкими казаками, калмыками пришел на Кубань 29 августа 1711 г., разорил жителей Кубани и многие некрасовские городки уничтожил.
В ответ на поход Апраксина И. Некрасов в 1713 г. ходил под Харьков. Разорил многие помещичьи усадьбы, побил воевод. Не удовлетворившись этим, он подготавливал восстание на Дону. С этой целью рассылал «прелестные» (прельщающие) письма на Дон, Хопер, в Харьковскую, Пензенскую, Саратовскую, Тамбовскую губернии.)

В 1715 г. Некрасов организовал отряд лазутчиков в количестве 40 человек и послал их на Дон, в украинские города под предводительством беглого крестьянина Сокина. Под видом нищих и монашествующей братии они проникали во многие губернии, распространяли письма-воззвания Некрасова, высматривали расположение царских войск, подговаривали население к побегу на Кубань.
В 1717 г. И. Некрасов с большим конным отрядом совершил поход на Волгу, Медведицу, Хопер. Имперский «историк» П.П. Короленко пишет: «Некрасов вымещал злобу против правительства». Во время походов на Дон Heкрасов особенно расправлялся с «домовитыми» и «старожилыми» казаками, как с изменниками булавинскому движению.

Начиная с 1720 г. Некрасов систематически высылал своих лазутчиков на Дон и в Россию. Чтобы пресечь брожение среди населения и не допустить в Россию некрасовских посланцев, Пётр I в 1720 г. издаёт указ, по которому лазутчики Некрасова карались смертной казнью, а с ними и те, кто их укрывал. Тех же, кто о них знал и не доносил, били кнутом, резали носы, уши и ссылали на вечное поселение в Сибирь. Против уходящих с Дона были высланы заградительные отряды (заградотряды – это одна из любимых игрушек императоров всех времён).
В 1727 г. И. Некрасов послал на Дон и в южные окраины России отряд лазутчиков из 200 человек. Их деятельность была настолько эффективной, что целые станицы и села поднимались и уходили на Кубань. Начиная с 1719 по 1727 г. из России бежало более 200 тысяч крепостных крестьян. А с 1727 по 1741 г. бежало 300 тысяч. Конечно, из этого числа беглых немало пришло и к некрасовцам.
Для имперских властей существование вольных казаков-некрасовцев было просто бельмом на глазу, если не сказать хуже. Ведь имперская модель государства хороша только тогда, когда ему нет альтернативы. В противном случае – люди готовы бежать хоть в Турцию, хоть на Луну – лишь бы подальше от «мачехи Родины».

Как уже отмечалось, для достижения поставленной цели царизм использовал дипломатические акции, военные операции, шпионские мероприятия, осуществлял меры по предотвращению агитации некрасовских шпионов и побегов российских подданных на Кубань. По всей видимости, имели место попытки убийства И.Некрасова, санкционировавшиеся центральными властями.
Проблемы, связанные с разрешением “некрасовского вопроса” неоднократно рассматривались на самом высоком уровне – заседаниях Верховного Тайного Совета, Военной коллегии и пр. Следует сказать, что “воровство” кубанских казаков, несомненно, выделялось российской стороной в особый род «антироссийских деяний», совершавшихся с территории Крымского ханства.

Надо отдать должное противникам некрасовцев, сознававшим, что те всегда будут представлять собой потенциальную угрозу, причем не численностью, а своими поступками и примером процветания, в независимой общине русских людей, что делает само их существование опасным для подражания.

Сам Игнат Фёдорович погиб осенью 1737 года в возрасте 77 лет в случайной стычке с солдатами заградотяда (по другой версии был убит царским агентом во время переговоров)."

Вот эта война Игната и подтверждает, что булавинская война была за возможность жить дома, жить так, как хотят сами жители этих мест. Игнат принял свою смерть в бою, будучи уже очень старым человеком.
Пётр Калнышевский
Иван Калнышевский, последний гетьман Сечи:

"В начале июня 1775 года российское войско под командованием Петра Текели пятью колоннами с разных сторон скрытно приблизилось к Сечи. 85-летний Калнышевский был арестован и сначала содержался в Москве, в конторе Военной коллегии, а потом был отправлен в Соловецкий монастырь, где провёл около 28 лет в холодной камере размером 1 на 3 м. Калнышевского выпускали из камеры на свежий воздух три раза в год: в дни праздников Рождества, Пасхи и Преображения.

После помилования императором Александром, Пётр Калнышевский в возрасте 110 лет, будучи практически слепым, не захотел возвращаться на родину и остался в монастыре, где скончался через 3 года в 1803 году."

Через семьдесят лет после булавинской войны, уже при империатрице Екатерине II, пришел черед и Запорожской Сечи. Она ее разогнала. Сечевики особого сопротивления не оказывали. Закормленные, они давно утратили свой воинский дух. Часть запорожцев ушла на Южный Буг, а затем в устье Дуная. Где они опять... столкнулись с потомками булавинцев, некрасовцами, остатки которых поселились там после поражения в войне. И потомки некрасовцев, помня о том, как поступили с ними запорожцы, приняли их буквально в штыки:

"Новая сечь была расположена рядом с существующим поселком некрасовских казаков. Отношения быстро обострились из-за споров о территории лова рыбы, главного источника пропитания в тех землях. В 1794 году некрасовцы напали на запорожцев и сожгли Катерлец, после чего выжившим запорожцам выдали новую землю выше на Дунае, на Брайловском Острове. Новые места в качестве лова сильно уступали прежним, и в 1796 году группа из 500 казаков вместе с кошевым Помелом сбежали в Россию.
В 1800 году на Балканах начался мятеж Османа Пазвантоглы, который обещал более широкую автономию некрасовцам за поддержку. Увидев возможность отомстить своим кровникам, запорожцы приняли сторону султана Селима III. Обе казачьи группы понесли большие потери, но в 1803 году мятеж был подавлен и брайловский назир разрешил запорожцам вернуться в Катерлец. Но побежденные некрасовцы также нашли поддержку измаильского коменданта Пехлеваноглы, и в 1805 году повторно сожгли Катерлец. Уцелевшим запорожцам пришлось бежать в Брайлов.
Грядущая русско-турецкая война 1806—1812 вызвала дополнительный разрыв в Сечи. Кошевые Трофим Гайбадура и Иван Губа собрали две группы и приняли российское подданство, по приказу Александра I от 20 января 1807 года из них сформировали новое Усть-Буджацкое Казачье Войско. Новое войско просуществовало всего пять месяцев, так как соседние помещики Украины и Молдавии часто жаловались на то, что их крепостные бежали в Килию и Галац, где базировалось войско. 20 июня войско в 1387 казаков упразднили, из них около 500 переселили на Кубань. Но данный поступок не сыграл на пользу России, так как оставшиеся дунайские казаки пожалели о своём стремлении пойти следом за Гайбадурой.
Почувствовав в себе достаточно военной мощи, благодаря приходу старых сечевиков из Австро-Венгрии, запорожцы решили выбить из устья Дуная некрасовских казаков и осесть на их месте. В 1811 году кошевой атаман Задунайской Сечи Самойло Калниболоцкий выдвинулся с частью войска из Сеймен в Килийское устье Дуная, выгоняя вдоль берега всех поселенцев из их жилищ. В проливе Портица, соединяющем лиман Разим и Черное море, передний выдел Войска Запорожского встретил вооруженное сопротивление со стороны казаков-некрасовцев, но затем на помощь прибыло главное войско и все некрасовцы были перебиты. Главные силы некрасовцев еще не были разбиты и упорно сражались. Весь 1812 год между ними и запорожцами тянулась мелкая война по всему дунайскому устью.
Летом 1813 года запорожцы пошли войной на некрасовцев, на всем пространстве от Тульчи к Дунаевцу. Битвы между бывшими соратниками-казаками — запорожцами и донцами-некрасовцами были чрезвычайно кровопролитным. Некрасовцы выслеживали отряды запорожцев и, неожиданно напав, вырезали всех до одного. Зато, когда запорожцы врывались в некрасовскую слободу, то не оставляли живыми даже женщин и детей."

Семьдесят лет пршло со времени поселения некрасовцев в устье Дуная. Но, уже потомки первых некрасовцев, не утратили воинского духа и воинских навыков. Потому что они знали, что остались сами по себе и никто за них отстаивать свое право на жизнь не будет И каков общий итог истории, кторая тянеться с тех далеких времен? Потомки некрасовцев до сих пор живут в устье Дуная. Они не утратили ни язык, ни свои обряды, ни веру, ни культуру. А что осталось от сечевиков? Одна клоунада. Попытка изобразить внешнее подобие своих славных предков - запорожцев. И все.
Tags: Булавинская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments