mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Терминатор.

Стояла тихая, утренняя и прекрасная весенняя погода. Вокруг, насколько хватало глаз, зеленела и овражилась живописная Донецкая степь. В воздухе витало хоровое пение степных жаворонков. Туман, покрывавший с ночи все вокруг, постепенно опускался в низины и овраги. Посреди всего этого буйства зелени стояло странное и высокое сооружение. Оно имело вид высокой усеченной четырехугольной пирамиды, обшитой снаружи листами технического шифера. К площадке на верху усеченной  пирамиды тянулось множество канатов, разнокалиберной толщины. Которые начинались от многочисленный лебедок, стоявших вокруг копра. Лебедки, своими ржавыми боками резко выделялись на фоне бушующей весенней зелени. Но общего весеннего настроения не портили. В этом месте шла проходка шахтного ствола.

Внутри и вокруг копра никого не было. За исключением некоего молодого человека, в белой каске, на которую был надет шахтный светильник. Который этот молодой человек забыл выключить и он светил никому ненужным светом. Одет он был в странный, на первый взгляд, резиновый костюм ярко оранжевого цвета, который блестел от покрывавшей его воды. Через плечо у него была перекинута сумка, чем то напоминающая сумку почтальона из далеких пятидесятых годов. И еще через плечо была перекинута небольшая и длинная прямоугольная коробка. Стоял этот молодой человек на почтительном расстоянии от копра.

Молодой человек отрыл какую то дверцу слегка пошевелил рукой и...

Где то там, в глубине, раздался приглушенный взрыв, потом с огромным шумом и ревом, со скоростью метеорита, помчалась взрывная волна. Дикие голуби, которые успели поселиться на верху копра взмыли в  степное донецкое небо мелкими точками. В одно мгновенье волна долетела до поверхности, подбросила перекрытие ствола, металлическую конструкцию из балок и листов, весом поболее тонны. Подбросила эту конструкцию на метр вверх. Потом волна ворвалась во внутрь копра, выплеснув из него огромную тучу пыли. Потом из копра полетели мелкие железяки, затем покрупнее. Потом, все что стояло в копре, разбросало и поваляло вокруг. Потом очередь дошла до листов шифера, которыми был обшит копер - времянка. Нижний ряд шифера разлетелся на мелкие кусочки. Второй ряд превратился в мелкие камешки. Вся верхняя половина под воздействием бушующей взрывной волны мгновенно превратилась в пыль и разлетелась на расстояние метров сто от копра, зависла в воздухе и покрыла все вокруг мелкой шиферной пылью. Все это произошло в одно мгновение и сопровождалось страшным грохотом. Картина получилась настолько впечатляющей, что если бы в данный момент возле копра находились голливудские мастера всяких разных спецэффектов, то они бы корчились от зависти и плакали горькими слезами . Эффект получился потрясающий. Это было СОБЫТИЕ.

Молодой человек в каске и оранжевом костюме стоял оглушенный взрывом и почти ничего не слышал. Весь он, с головы до ног был покрыт мелкой шиферной пылью. На лице, то же покрытом пылью, выделялись глаза, которые светились своим каким то торжественным и особенным огнем. Лицо его выражало неподдельный восторг. На пыльном лице блуждала отрешенная и довольная улыбка, чем то напоминающая улыбку Джоконды. СОБЫТИЕ произвело на него громадное впечатление.

СОБЫТИЕ это произошло вследствие наложения друг на друга всяких разных, других и мелких событий, никак не связанных между собой. Но все эти события нашли друг друга, хотя вероятность всего этого была близка к нулю.

Началась  цепочка этих событий полгода назад. Полгода назад молодой человек, стоявший в оранжевом костюме возле копра,  женился на своей возлюбленной. Времени с тех пор прошло совсем ничего. Они еще не успели налюбиться и всякую мелкую разлуку переносили с тоской. Они сильно скучали друг по другу. Но на работу надо было ездить, никуда от этого нельзя было деться.

Потом произошло следующее событие в этой цепочке. Два месяца назад на проходку забрела бродячая кошка и поселилась здесь. Ну поселилась, так поселилась. Кому она могла помешать? Кошка могла селиться где ей удосужиться, только не на проходке. И дело было здесь не в том, что все те, кто работали там, ненавидели кошек. Они их любили, все до одного. Все дело было в подьеме. В той подьемной машине - времянке, которая стояла возле копра и которая опускала в ствол людей и груз, а обратно вывозила породу. Она была собрана из четырех блоков, двух больших и длинных и двух поменьше, перпендикуляно стоящих к большим, каждый из которых был размером чуть больше строительного вагончика. Сверху подьемная машина напоминала крест. В длинных блоках располагалось помещение машинисток подьема с пультом управления и помещение самой подьемной машины. В одном боковом блоке была аппаратура управления. А в другом блоке была целая батарея сопротивлений - реостатов, с помощью которых изменялась скорость вращения подьемной машины.  Реостаты были большие и  открытые, из нихромовой полосы и были подвешены блоками. На подьемную машину подавалось шесть тысяч вольт и в процессе работы, реостаты сильно нагревались. В реостатной все время было очень тепло. И зимой и летом. И это помещение, как магнитом, притягивало кошек и котов, которые селились на проходке. Летом они лежали на крыше реостатной и грелись от тепла крыши. Ночью и зимой их тянуло вовнутрь реостатной, там было гораздо теплее. В среднем, по прошествии двух месяцев, коты или кошки все таки попадали в реостатную. И всегда такое попадание заканчивалось трагически. Открытые реостаты с напряжением шесть тысяч вольт. Достаточно было только приблизиться к ним и все. Кошаячья смерть хоть и была трагичной, но быстрой и безболезненной. И от большой силы электричества кошек разрывало на мелкие кусочки и они покрывали мелким слоем стены реостатной. Из за этого приблудных котов и кошек страшно не любил механик участка. Мало того, что на несколько дней выходила из строя подьемная машина, так и еще приходилось чистить стены. И поэтому механик всегда носил в карманах по куску породы и как только видел бродячую кошку вблизи проходки, бросал эти камни в ее сторону. Хотя он кошек то же любил. Дома у него жил белый, пушистый и шикарный кот.

И что мы только не делали. Заваривали все вентиляционные люки решетками, затыкали все возможные дырки, всегда, в течении двух месяцев коты и кошки умудрялись найти во всем этом маленькую щель и протиснуться в реостатную. Вообщем,  километр пройденного ствола оплачивался двумя кошачьими жизнями. Не знаю, может к стволам приходили какие то особенные кошки, помеченные какой то  черной кармой, но заканчивали они свой жизненный путь одинаково трагично. На стенках реостатной.

Но нет правил, без исключения. В помещении подьемной машины, под бдительным оком машинисток подьема, жил черный, как смола кот, по кличке Бармалей. У него было маленькое белое пятно на лбу, пятно поболее на грудке и большое белое пятно на пузе. Был он не совсем черным и не совсем пропащим - мог преходить дорогу любому. Но он дорогу никому не переходил.  Машинистки подьема его блюли и лелеяли. Никуда из помещения не выпускали, там же был его туалет, там его и кормили. Кому, как не машинисткам подьема, знать трагичную судьбу приблудных котов и кошек. Тем более, что о гибели их, они узнавали первыми. По грохоту электричества и намертво останавливающей подьемной машине. В подьемной машине было тепло и Бармалей привык к таким заботам и особо на улицу не рвался. Поэтому, пока он жил долго.

Что бы еще глубже проникнуть в глубину СОБЫТИЯ, надо  описать несколько деталей, связанных с технологией проходки стволов. Проходчики народ любопытный. Перед тем, как погружаться под землю, в глубину, им надо знать, что их ждет там, под землей. Какая порода, какой крепости, мощность слоев пород, где их поджидают водоносные слои и какой приток воды из них. И поэтому, перед началом проходки, рядом с тем местом, где будет строится ствол, бурят разведочную скважину. Бурят специальным бурильным инструментом, который не измельчает породу, а вырезает ее круглыми стаканами - кернами. Керны выкладываются последовательно и изучаются. И на основании таких кернов составляется схема залегания пород. Очень точная.

Стволы проходят буровзрывным способом. Специальной стволовой бурильной установкой, в месте ведения работ, бурят мелкие скважины, шпуры. Диаметром пять сантиметров. Бурят на глубину четыре с половиной метра. Потом в эти шпуры закладывают врывчатку и подрывают ее. А потом специальным грейфером породу грузят в бадьи, большие ведра, обьемом в три куба и выдают на поверхность. Ну еще присутствует бетонирорвание, но в нашем случае это не надо.

Для ведения буро - взрывных работ составляют паспорт. В котором обязательно указывают количество шпуров, количество взрывчатки на один шпур и общее количество взрывчатки на весь цикл. И еще указывают тип и количество детонаторов. Это то же очень важная вещь. Дело в том, что забой никогда весь целиком не подрывают. Не подрывают всю взрывчатку, заложенную в породу. Ее подрывают последовательно и частями,. Шпуры формируют по группам. Группы шпуров располагают по площади забоя особым способом. В стволе по концентрическим окружностям. Если подорвать всю взрывчатку сразу, то получится такой силы взрыв, что он вынесет наверх все со ствола. Да и если бы подрывали забой одномоментно, то взрывчатки потребовалось раза в четыре больше, чем ту, которую закладывают. Все дело в том, что породу взрывом вырывает из сплошного горного массива. И на это нужно очень большое усилие. Потому что площадь отрыва ограничена поверхностью забоя - ствола, диаметром шесть - восемь метров. А если отрывать только небольшую часть ствола? И в этой части расположить шпуры поближе друг другу?. Так и делают. Бурят шесть шпуров по центру ствола и по  окружности в один метр. Это первое кольцо шпуров - врубовые. Площадь отрыва ограничена кругом в один метр. Потом бурят следующене кольцо, на расстоянии метр от первого кольца. Потом еще ряд на метр. И в конце бурят шпуры, которые очерчивают стенки ствола в черне.

Первыми подрывают врубовые шпуры. Вруб стреляет как из пушки. Породу подбрасывает метров на сто и выше. Врубом вырываеется малый обьем породы, но при этом увеличивается дополнительная площадь отрыва, за счет поверхности внутри оторванного массива вруба. На второе кольцо шпуров нагрузка уже меньше. Второе кольцо еще больше обнажает дополнительную площадь отрыва. И когда дело доходит до последнего кольца шпуров, подрыв получается "мягкий" и аккуратный. И все  эти серии задаются использованием  групп детонаторов с замедлением. Но замедление там мизерное, микросекунды, но этого достаточно.

Паспорт буровзрывных работ изменяют в случае изменения крепости пород и перехода их на большую  глубину. Мелких или твердых, без разницы. Но если, к примеру, при разработке большого массива твердых пород, метров сто, попадается пласт мягкой породы, метра три - четыре, никто паспорт не переределывает. Много возни и подписей. Если для подрыва твердых пород может использоваться до полутонны взрывчатки на раз, то при подрыве мягких пород, можно обойтись половиной от такого количества.

Шпуры бурят специальной стволовой бурильной машиной. У нас для этого было специальное звено бурильщиков четыре человека и один слесарь. Они работали по двое и по неделе, постоянно находясь на проходке. Опыт был большой, шпуры всегда бурили правильно. И они обслуживали бурилку. Чистили ее, смазывали, меняли шланги высокого давления, следили за бурильными штангами. Бурилка у нас была в состоянии постоянной готовности.

В тот знаменательный день когда произошло СОБЫТИЕ, у одного из бурильшиков был день рождения. По такому случаю все звено бурильщиков собралось вместе и с нетерпением ожидало окончание бурильных работ.  Это было  еще одно звено в цепи тех мелких событий. На день рождения  виновник выставлет "халяву". Стандартная "халява" - это трехлитровая банка самогона с закусью. Если звено поболее, то банок может быть две и более. Для продолжения банкета, допитую "халяву" могут добавить "лавочной", но это зависти от выносливости звена. Так что в ту смену  бурильщики пахали как пчелки - впереди маячила "халява".

Взрывчатку получал мастер - взрывник. Он ехал за ней на раздаточный склад, получал ее по ведомости, написанной начальником проходки и по копии паспорта буровзрывных работ. Получал детонаторы, грузил все это в специальную машину и вез на проходку. В кабине машины под жопой у него лежала старинная берданка для охраны. Выпуска еще конца девятнадцатого века и в которой затвор взводился вручную. Но в те времена общество не пало так низко, как сейчас, бородатый интернационал еще не вошел в моду, охочих завладеть взрывчаткой силой никогда не было. Взрывчатку он вез на расходный склад возле ствола. Там, на дне  специально вырытого котлована, стоял небольшой домик на два отделения. В одном были полки для взрывчатки, в другом была небольшая печка и топчан. На проходке за целостность взрывчатки отвечал взрывник. И пока взрывчатку не использовали, он бдил ее денно и нощно. И жил в этом домике.

За несколько дней до СОБЫТИЯ в реостатную , в очередной раз, залез очередной котик с несчастной кармой. В стволе было пару человек и их смогли вывезти запасным вариантом. И как назло до этого события, взрывник успел получить взрывчатку и привести ее на  стволовой склад. Подьем стал капитально, механик исходил ядом и слюной.

Взрывника звали Андрей. Но по молодости лет все его звали Андрюхой. Подьем стоял уже третий день. Андрюха от безделья  пропил уже все свои деньги. Допил и самогон, принесенный сердобольной бабушкой - бетонщицей. Денег не было вообще. Начинало сильно хотеться кушать. И самое главное, он сильно скучал по своей молодой жене. Ему сильно хотелось погладить ее, прижаться к ней и обнять. А подьем стоял и забой все никак не добуривался.

Смен на проходке было четыре. Участок был в области и каждую смену людей привозил и увозил специальный автобус.

Но вот наступил счастливый момент, подьемная машина заработала.  Бурильщики нырнули в ствол и начали бурить ускоренным способом. Им на радость, в забое вышел пласт мягкой породы, который быстро бурился. Но бурильщики народ опытный и еще в добавок они не добурили больше трети шпуров, положенных по паспорту. Решили что хватит и этого. Главное это вруб и контурные шпуры последнего ряда. Смена подходида к концу, оставалось пол часа до конца смены. Звеньевой проходчиков связался с горой и сказал, что бы опускали взрывчатку. Вместе с овзрывчаткой в ствол опустился и Андрюха. Взрывчатку выгрузили и звено проходчиков начало грузится в бадью, что бы выезжать на гору - конец смены. Андрюха упал на колени перед проходчиками и взмолился - ребята, давайте зарядим забой, я не успею на автобус. Торчу здесь уже четвертые сутки.

Звеньевой слегка почесал репу и со скрипом согласился. По правилам, забой положено заряжать взрывнику и помошнику с допуском для таких работ. Но на стволах заряжают все. Работа цикличная, постоянно повторяется, научится иметь дело со взврывчаткой можно очень быстро. И по этому забой заряжают все. Процесс этот чем то напоминает муравейник. Все двигаются, мечутся, что то делают, каждый свое и нужное. Взрывник делает боевики - это шашки взрывчатки, патроны, как мы ее называем, в которые вставляется детонатор. Шпуры заряжают пара - две проходчиков. Один подносит упаковку взрывчатки, десять патронов по четыреста грамм и бросает ее в шпур. Второй досылает боевик. Два проходчика перед этиим специальной четырехметровой тонкой трубой продувают шпуры от буровой мелочи. Два проходчика засыпают уже заряженные шпуры отсевом граншлака. Так шпуры пыжуются. Когда взрывник сделает все боевики, он натягивает т. н. антену. В шесть - восемь шпуров, равномерно распложенных по средней окружности, вбиваются колышки и на них, по замкнутому кольцу, натягивается, в отдельных два ряда, алюминиевая проволока. От детонаторов выходят два двухметровых  тонких цветных провода. Эти провода прикручиваются к алюминиевой антене. Каждый конец к отдельному кольцу. Кольца эти отдельным проводом соединяются вверху ко взрывному кабелю, который выходит на гору и заходит в пульт управления подрывом. Пульт управления подрыва располагается в специальном металлическом коробке, закрытом на ключ. Ключ на шнурке носит взрывник на шее, рядом с кремтиком.

Когда закончили заряжать, вдруг выяснилось, что осталось полтора ящика взрывчатки. Шпуров то было побурено меньше. А бурильщики наверное уже помытые в душе, алкают "халяву". Обычно, когда остается взрывчатка, ее ломают напополам и разбрасывают в районе врубовых шпуров. Взрывом ее премешивает с кусками породы и ее соверешенно не видно. В одном ящике пятнадцать упаковок взрывчатки. В упаковке десять патронов по четыреста грамм. Полтора ящика - девяносто колограмм взрывчатки. Вес боеголовки оперативно - тактической ракеты Точка - У сто пятдесят килогармм. Но там половина веса железо и остальное барахло. Взрывчатки там половина.

Народ начал вскрывать упаковки со взрывчаткой и ломать патроны напополам. Взрывник взмолился - ребята, не надо. Выложите ее с ящиков упаковками на вруб, ее врубом раскидает. Я не успею на автобус. Ну народу так еще и лучше. Подсоединили магистраль, сели в бадью, поднялись немного вгору в стволе, подсоединили магистраль к кабелю и поехали наверх нагору.

Андрюха выбежал из копра и полетел к пульту управления подрывом. Горный мастер вывел всех из копра, метров на сто. Старая смена полетела в баню мыться, новая смена вольяжно вышла из бытовки и расположилась на травке покуривая. Горный подал сигнал взрывнику о готовности. Андрюха громко свиснул в специальный свисток, предназначенный для сигнализации перед подрывом и нажал долгожданную кнопочку...

А теперь восстановим всю цепочку целиком:

1 - Андрюхина свадьба полгода назад.
2 - Черная карма кошечки, приблудившейся два месяца назад на проходку.
3 - День рождения у одного из бурильщиков.
4 - Выход пласта мягкой породы между массивом твердой и как следствие  меньшее количество шпуров.
5 - Пересменка и спешка из за этого.

Прходка ствола началась не так давно и отход забоя ствола от поверхности опустился всего на двести метров вниз. Где то там в глубине раздался приглушенный взрыв. Сдетонировала лишняя взрывчатка, которую разбросали на вруб. Дикие голуби, которые успели поселиться на верху копра, взмыли в  степное донецкое небо мелкими точками. Потом с огромным шумом и ревом, со скоростью метеорита, помчалась взрывная волна. Вся взрывчатка, которую разложили на врубовые шпуры, сдетонировала, все девяносто килограмм. Выстрелила пушка, ствол у которой диаметром восемь метров и длиной в двести метров. И все энергия взрыва от этой взрывчатки полетела по стволу вверх на гору. В одно мгновенье волна долетела до поверхности, подбросила перекрытие ствола, металлическую конструкцию из балок и листов, весом поболее тонны. Подбросила эту конструкцию на метр вверх. Потом волна ворвалась во внутрь копра, выплеснув из него огромную тучу пыли. Потом из копра полетели мелкие железяки, затем покрупнее. Потом, все что стояло в копре, разбросало и поваляло вокруг. Потом очередь дошла до листов шифера, которыми был обшит копер - времянка. Нижний ряд шифера разлетелся на мелкие кусочки. Второй ряд превратился в мелкие камешки. Вся верхняя половина под воздействием бушующей взрывной волны мгновенно превратилась в пыль и разлетелась на расстояние метров сто от копра, зависла в воздухе и покрыла все вокруг мелкой шиферной пылью. Все это происходило в одно мгновение и сопровождалось страшным грохотом. Картина получилась настолько впечатляющей, что если бы в данный момент возле копра находились голливудские мастера всяких разных спецэффектов, то они бы  корчились от зависти и плакали горькими слезами. Эффект получился потрясающий. Это было СОБЫТИЕ.

Молодой человек в каске и оранжевом костюме стоял оглушенный взрывом и почти ничего не слышал. Весь он, с головы до ног, был покрыт мелкой шиферной пылью. На лице, то же покрытом пылью, выделялись глаза, которые сияли своим каким то торжественным и особенным огнем. Лицо его выражало неподдельный восторг. На пыльном лице блуждала  отрешенная и довольная улыбка, чем то напоминающая улыбку Джоконды. СОБЫТИЕ произвело на него громадное впечатление.

Сваежая смена проходчиков, оглушенная взрывом  и покрытая толстым слоем пыли, смотрела на металические кострукции копра времянки. Весь шифер пылью улетел на просторы необьятной донецкой степи.  Копер стлял голый и только толстые  металлические трубы по углам копра и  площадка на верху копра, на которой размещалось множество всяких и разных шкивов, чем то напоминали прежнее его очертание. Каждый из проходчиков по своему словесно оценивал произошедшее СОБЫТИЕ, но в основном у всех почему то получалось одинаково - Ну ни фига себе...

Восторженную идилию нарушили чьи то громкие и тяжелые шаги. Все повернули головы в сторону шагов. Со стороны бытовок мощной и тяжелой походкой Ильи Муромца, к стволу шел начальник проходки. Он наклонил голову вниз и смотрел на проходчиков  из под бровей. Взгляд у него был злой и очень - очень тяжелый. Он подошел, потом посмотрел на голый копер, на пыль вокруг копра. Подошел и окинул проходчиков недобрым взглядом. Хотя они были ни в чем ни виноваты. Они еще не были в забое.  Потом начальник сквозь зубы процедил
-Что, сдетонировало?
-Шифер за счет бригады.
- Обшивать в свободное от основной работы время.
- Срок неделя. Что бы копер блестел новым шифером, как у кота яйца.
После этого злого монолога повернулся и пошел в сторону взрывника Андрюхи.

Андрюха, при виде приближающегося начальника проходки, машинально втянул голову в плечи. Он уже мысленно прощался со своей профессией мастера - взрывника и мысленно прикидывал, как вместо легкой сумки для детонаторов и прибора газоанализатора, он будет махать лопатой в мокром и пыльном забое по колено в грязюке. И от такой картины ему стало грустно - грустно,  еще больше захотелось прижаться к молодой жене.

Начальник подошел к взрывнику, внимательно и зло посмотрел ему в глаза и начал говорить:
-  А ты..., а ты..., а ты...
Потом махнул рукой и добавил:
- Бегом в баню! Автобус со сменой тебя ждет. ТЕРМИНАТОР ХРЕНОВ!

Сказал, как отлил в граните. Кликуха эта, Терминатор, моментально и надолго прилипла к Андрюхе. После этого никто и никогда не называл Андрюху по имени. Только Терминатор. Андрюха ни сколечки не обижался. Он даже начал гордиться этим своим прозвищем. Он его чесно и опасно заслужил. И даже по прошествии многих лет, когда многое уже забылось, как только в разговоре возникает прозвище Терминатор, все буквально, начинают улыбаться и вспоминать вместе с молодостью Андрюхи и свои молодые годы. Хорошо было тогда!


Tags: Луганск, шахта
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments