mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Кардан.

На старой промплощадке шахты пришло время строительства нового, третьего шахтного ствола. Шахта была пожилая, но не старая и возникла потребность в новом стволе. На промплощадке располагалось множественное количество разных строений, сараев, трансформаторных подстанций и прочего построенного хлама, включая большое администротивное здание управления шахты. В самом углу его, отдельным блоком, находилось помещение шахтного телефонного коммутатора. Комутатор был старого образца. Чем то походил на коммутатор времен первой русской революции. Но свою функцию связи подземного мира шахты и всех желающий погрузится в подземный мир посредством телефонного звонка, выполнял исправно. И как насмешка судьбы, помещение коммутаторной примыкало к промплощадке строющегося ствола. В коммутаторной сидели девки - коммутаторщицы, которые втыкали провода - штыри в соответствующие гнезда. Работа у них была важной, в связи и с началом строительства ствола, стала еще и опасной. Все дело в том, что проходка ствола велась старым и добрым способом с применением взрывчатки.

Причина эта была еще в том, что согласно законам физики, взрывная волна распространяется в твердом теле, быстрее, чем по воздуху и если подрывался забой, взрывыная волна в земле летела со скоростью экспресса и била по стоящим ногам на земле или сидящим задницам на стуле, легким ударом маленького землетрясения. А потом только громким звуком в воздухе. Хотя в обязанности стволового начальства и была  внесена обязанность предупреждать девок - коммутаторщиц о предстоящем подрыве забоя, но  в суете разных событий, стволовое начальство всегда забывало их об этом предупредить. И каждый раз девки - коммутаторщицы после очередного подрыва, пугались со страшной силой и иногда с перепугу  падали на пол коммутаторной совместно со стульями, на которых они сидели. Так продолжалось одно мнгновенье, девки подымались, потом брали эти стулья в свои нежные девичьи руки, подымали стулья над головой и со страшным воем шли в атаку на мирно балдеющих проходчиков, которые выезжали со ствола на время проведения взрывных работ.

Так как строительство ствола и ведение буровзрывных работ шло уже продолжительное время, девки коммутаторщицы вполне себе освоили тот грубый язык проходчиков, которым оные общались во время проведения проходческих работ между собой и свободно могли общаться с проходчиками на их языке и обходились при этом совсем без переводчиков. При виде изящных тел девок коммутаторщиц, но с грозно поднятыми стульями над головой, проходчики смущенно ретировались от них подальше и предпочитали  вести с ними дипломатические беседы проходческим языком на почтительной дистанции.

Такова была сермяжная правда строительства нового шахтного ствола на отдельно взятой промплощадке. Новый ствол предполагал высокий бетонный башенный копер. По технологии, первоначально отливался башенный копер, а затем уже под копер опускалась работа по строительству ствола. Было страшно неудобно, потому как, пока забой не отойдет на почтительное расстояние вниз и дабы не покосился копер от взрывных работ, работа по проходке ствола велась старым дедовским способом - отбойным молотком и лопатой.

В высоком башенном копре была туча разных всяких отдельных помещений, в которых жили крысы, кошки, бродячие собаки и проходчики, занимавшие пустующие комнаты под свои мелкие нужды. Периодически и постоянно. В самом копре была огромная свободная площадь, занятая всяким технологическим барахлом и стояли будочки еще одних девок. Девок - рукоятчиц.

Свое техническое прозвище они получили за то, что в их будочке была масса всяких рычагов, переключателей, кнопок и пульта управления водооткачивающего насоса, который откачивал воду из ствола. У них был телефон и они первыми слышали грозный голос начальника участка. И все это они должны были знать и правильно управлятся с этим. И кроме всего прочего, они строили глазки проходчикам, выезжающим из ствола. Потому как большинство из них были молодыми и незамужними.

Они по селекторной связи дублировали всякие разные команды, которые исходили из ствола и не только электросигнальные, но и голосовые. Поэтому виртуозное знание проходческого языка входило в прямую обязанность девок - рукоятчиц. И порой они выдавали такие наречия этого языка, что вводили в ступор старых проходчиков, повидавших за свой век многое. Но не смотря на все это, девки рукоятчицы были фигуристые, грудастые и симпатичные. И еще в обязанность девок - рукоятчиц входило следить за всей живностью, в период проведения буровзрывных работ. Всех их, включая похмельных проходчиков, надо было выводить из копра на почтительное расстояние, дабы взрывная волна не приводила к неисправимому перепугу всех тех, кто не успел спрятаться.

Жизнь на проходке шла своим чередой. Череда эта однажды привела на проходку одного  бродячего песика. Песик был молодой, белой масти. Висячие ушки мелкими лопухами свешивались по бокам, пониже глаз. Песик этот был по жизни пацифистом. Он любил всех. Любил каждого по отдельности и любил всех скопом. И казалось, что этот песик готов обьять весь мир человеков в свои тонкие и короткие лапы, прижать к себе и любить долго - долго, радостно облизывая все человечество. При этом от такой любви половинки его тела совершали такие немыслимые движения во всех возможных плоскостях и казалось, что две половинки его тела соеденены каким то особым карданчиком, наподобие автомобильного, позволяюшего вытворять со  своим песьим телом всяко разные пируэты. И поэтому песик этот заслуженно получил кличку КАРДАН.

Жизнь привела этого песика на проходку в плачевном состоянии. Он рано потерял родителей и уже с раннего возраста вел самостоятельную жизнь. Это были ходячие ребра на тонких веточках лапках, хвост веревочкой и ушки, лопушками свешивающиеся по бокам головы. Но несмотря на тяжелую жизнь, он не потерял своего врожденного оптимизма.

Песик сразу понравился всем. Он привнес на проходку волну радости и оптимизма. Вид радующегося песика подымал настроение проходчикам, уставшим после тяжелой смены. У рукоятчиц появился питомец, за которым надо было следить. Песик этот своей неподдельной радостью смог даже растопить суровое сердце начальника участка.

Его стразу поставили на довольствие. Несли из дому всякую вкусную еду. Было интересно смотреть, как песик разрывался между своей миской и желанием радостно повилять хвостиком и телом проходящему мимо. Но  миска пересиливала. В первое время он походил на маленький шарик - бочку на тоненьких лапках.

Только он никогда не гавкал, в очень редких случаях. Наверное его родители не успели этому его обучить Однажды на проходку забрел старый шахтный  собака бродяга из местной стаи и как то косо посмотрел на рукоятчицу. Песик этот вдруг неожиданно выскочил из за рукоятчицы и с лаем кинулся на бродягу и этим озаботил старого пса. Он уважительно ретировался.

Второй раз его лай был услышан при курьезном случае. Его детский возраст требовал всяких игр и игрушек. Но так как работа на проходке таковых не предполагала, то песик выбрал игрушки сам. Он начал таскать проходческие резиновые сапоги. Вначале дырявые и старые, снятые с эксплуатации А затем и все остальные. Слесаря имели сапоги на случай, если надо было поехать в ствол. Или горные мастера держали свои сапоги в копре. Песик умудрялся воровать сапоги незаметно для окружающих. Когда на это стали обращать внимание и когда количество похищенных сапог достигло некоей критической величины, начались периодические поиски пропавших сапог. Склад похищенных сапог нашелся совершенно случайно. Рукоятчица, которая убирала в копре, внезапно услышала какое то рычание и лаянье. Сильно удивилась и пошла на звук. Перед ней открылась замечательная картина. Песик воевал с очередным похищенным сапогом. Грыз его, таскал, потом положив на бетонный пол, сильно на него лаял. А в дальнем углу одного из многочисленных помещений копра, лежало с десяток похищенных сапог. Сапоги вернулись к хозяевам, но за это песику принесли старый теннисный мячик. Игрушка пришлась ему по вкусу и песик забыл про сапоги. Сапоги перестали пропадать.

Жизнь у песика удалась. Он обрел свою стаю. И хоть эта стая состояла из двуногих человеков, песика в этой стае все любили и песик любил эту свою стаю. Но череда жизни имела на этого песика свои планы. Планы, которыми череда редко когда делилась.

Каждый раз, когда в забое проводились взрывные работы, все выходили из копра. Взрывная волна подымалась в копер. Сила ее было большая, периодически взрывная волна разбивала стекла на будке рукоятчиц. Да и пыль и вонь взрывчатки, несмотря на сильную вентиляцию, проникала в копер.  Поэтому перед подрывом забоя все уходили от копра. Песика этого никто специально не уводил. Он постоянно крутился под ногами и когда все выходили из копра, то он бежал вслед за всеми.

Но в один прекрасный день, песик сладко приспал в одном из помещений копра, а в суматохе работы все про него забыли. Взрывная волна подхватила песика, слегка подбросила его в воздух и несколько раз прокатила по бетонному полу. Все это произошло для песика совершенно внезапно и он с перепугу потерял голову. Получилась интересная картина. Из копра, из облака пыли, вылетел песик. Его перепуганные глаза болтались где то на уровне маленьких лопушков - ушек. Морда выражала неподдельный ужас. Он не то что бежал, а низко летел над землей.  От препугу, сзади из под хвоста реактивной струей, вылетало все то, что песик этот скушал за последние три дня и придавала песику дополнительное ускорение. Он пролетел мимо проходчиков, мирно балдеющих на травке возле копра и обдал их легким потоком  воздуха. Траектория его была прямой, как траектория самолета - штурмовика, идущего боевым курсом. Прямая линия этой траектории уходила в необьятные просторы живописной донецкой степи и песик, следуя этой траектории, скрылся за горизонтом. Было очень забавно.

Но прошел сначала один день, затем еще один. Затем прошла неделя. Песик не возвращался. С перепугу песик этот забежал так, что не смог найти дорогу обратно. И проходка как осиротела. Не стало того, кто с радостью встречал каждого, работающего на стволе. Загрустили старые проходчики. Слегка загрустил даже начальник участка. Но что можно было поделать. Принести нового пса? Наверняка он будет уже другим и все равно Кардана не заменит.

Череда такая, череда. Кого она принесет в следующий раз? Кто у нее следующий на очереди? Прходчики люди суеверные и раз так получилось, то пусть будет так, как получилось. До следующего раза.











Tags: Луганск, шахта
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments