mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

О бедной Матильде (2.)

Как говориться, кадры решают все. Конечно не те кадры, которые Матильды. А несколько иные.

Вот, для обозрения, три истории. Три исторических факта. С которых и начнем путешествие в наше прошлое, путем разборов множества выложенных исторических фактов для поиска искомой крупицы золота.

И что бы далеко не ходить, буду использовать материалы, связанные с началом строительства и началом работы трех металлургических комбинатов у себя,  в Донбассе. Луганского литейного завода, Донецкого металлургического завода и Алчевского металлургического комбината.

Казалось бы, ну какое отношение эти исторические изыски имеют к спорам вокруг "Матильды"? Имеют, еще и как. Но для того что бы это показать, надо пройти длительный путь поиска крупиц золота в массе исторического прошлого, преднамеренно заваленного разной шелухой.

Итак, Луганский литейный завод, дата основания - 1795 год:

"...Изначально Карл Гаскойн привлёк на завод 11 английских специалистов — «художников», как тогда назывались специалисты высочайшей квалификации.

На период строительства заводу главному механику Егору Шерифу поручалось сооружение всех машин для доменных и воздушных печей, а после запуска завода в его обязанности входило «сверлить, точить и отделывать пушки поштучно».

Смотрителем угольной ломки (рудника) был назначен Адам Смит (инженер и механик при отверстии угольных шахт), который прибыл на рудник лишь в июле 1797 года.

Поэтому закладывал первую шахту Донбасса в Лисичьей балке и организовал добычу каменного угля Томас Ропер, которого здесь звали Тимофеем или Тимодеем. С приездом на рудник Адама Смита Томас Ропер стал первым литейным мастером на Луганском заводе.
Чин маркшейдера получил мастер литейного дела Макслий.

Первым архитектором на заводе был Василий Норманн, который заложил фундамент завода и следил за прочностью зданий.

Чертёжную возглавлял мастер Роман Робертсон, по другим данным он был кирпичного и черепичного дел мастером, а чертёжную
мастерскую возглавлял Роман Петерсон (или А. Петерсон).

Мастером стального дела, как сказано был Яков Гогард (по друим данным — Гарди).

Несколько позже на завод приехал А. Пикарон, а после отъезда Егора Шерифа в 1799 году на должность суперинтенданта был приглашён Джон Валкер.

Мастером модельного и столярного дела был Данила Макли.

Первым бухгалтером завода стал Василий Морган.

Кроме перечисленных на заводе работали следующие специалисты: каменного дела мастер А. Шан, кузнечный и слесарный мастер И.

Клиштет, мастер при обтеске дикого камня Е. Хайсон, смотритель лесов А. Линц, мастером на угольной ломке работал Роупс, переводчиком с английского и французского языков был Томас Белли. . Интересно, что у завода был свой садовод, которым стал Пётр Низбет.

Правление завода также состояло в основном из иностранцев — Нилуса, Пикарона, Бидберга.

Английские инженеры и менеджеры жили обособлено на центральной улице посёлка Луганский завод. В то время она называлась Английской (ныне — ул. Даля)..."

У истоков основания Луганского литейного завода полностью стояли иностранцы, англичане и шотландцы.

Теперь Донецкий металлургический завод, бывший Юзовский:

"В 1866 году правительство Российской империи заключило договор с князем С. В. Кочубеем, согласно которому князь обязался построить на юге Российской империи завод для изготовления железных рельсов. В 1869 году С. В. Кочубей за 24 000 фунтов стерлингов продал концессию Джону Юзу.

В 1869 году Юз начал строительство металлургического завода с рабочим посёлком в районе села Александровка.
1869 году в Лондоне для разработки каменного угля на юге России, устройства чугуноплавильного и железоделательного заводов было основано «Новороссийское общество каменноугольного, железоделательного и рельсового производств».

Согласно договору, заключенному с правительством Российской империи, в августе 1870 года на правом берегу реки Кальмиус, в семи километрах к югу от ст. Александровка Бахмутовского уезда Екатеринославской губернии Новороссийское общество начало строительство металлургического завода. Директором–распорядителем завода с начала его строительства до 1889 года был назначен английский специалист Джон Юз.

Проект на строительство завода был разработан в Англии. Оборудование и огнеупоры для строительства также поставлялись из Англии. ht.p://dmz.donetsksteel.com/ru/company/history

"...техник-металлург Джон Джеймс Юз, управляющий небольшим заводом вблизи Лондона. Выгодно купив и арендовав землю, он заключил
с комитетом министров России договор об образовании Новороссийского общества каменноугольного, железного и рельсового производства и общества железнодорожной ветки от Харьковско-Азовской линии. В апреле 1869 года царское правительство утвердило договор о начале работ по добыче угля и постройке металлургического завода. Управляющим делами учредители Новороссийского
общества назначили Джона Юза.  Летом 1869 года он поселился на берегу Кальмиуса и построил кузницу, которая явилась как бы первым подсобным цехом будущегометаллургического завода.

Из далекой Англии в Таганрог и Мариуполь на кораблях прибывали материалы и оборудование. К месту строительства завода их доставляли гужевым транспортом.

Рядом с площадкой, отведенной под сооружение завода, нанятые местные мужики строили для рабочих землянки, деревянные бараки, балаганы из камня-песчаника. Английская колония, где поселялись инженеры и мастера, возводилась отдельно.
Возникший поселок был назван по имени управляющего делами Юзовкой. h.tp://works.tarefer.ru/33/101567/index.html

Та же самая картина, но только спустя семьдесят пять лет после основания Луганского литейного завода..

Теперь история Алчевского металлургического комбината, бывшего Донецко - Юрьевского металлургического общества (ДЮМО):

"Возникновение и становление Алчевского металлургического комбината связано с деятельностью известного российского промышленника и банкира Алексея Кирилловича Алчевского (1835–1901 гг.).

В 1895 г. началось строительство предприятия, а 26 мая 1896 г. была задута первая доменная печь Донецко-Юрьевского металлургического общества (ДЮМО).
ht.p://www.amk.lg.ua/index.php?option=com_content&view=article&id=3&Itemid=4&lang=ru

"Основан в 1895 году как металлургический завод Донецко-Юрьевского металлургического общества (ДЮМО) российским промышленником и банкиром, купцом первой гильдии Алексеем Кирилловичем Алчевским, совместно с Балтазаром Балтазаровичем Герберцом, горным инженером и предпринимателем, возле железнодорожной станции Юрьевка Екатерининской железной дороги (ныне станция Коммунарск). Руководил проектированием и строительством Аполлон Фёдорович Мевиус, который впоследствии, несмотря на возраст (75 лет), стал первым директором завода.

Балтазар Балтазарович Герберц (1853 — 1932) — горный инженер, предприниматель.Член правления Товарищества русско-французских заводов «Проводник» (1888 год, Рига, производство изделий из резины, гуттаперчи, асбеста, рога, пробкового дерева и т. п.)
Один из учредителей Донецко-Юрьевского металлургического общества (ДЮМО, 1895 год). Принимал участие в деятельности синдиката «Продамета», в состав которого вошёл завод ДЮМО после после смерти А. К. Алчевского.

Принимал участие в создании ряда монополистических объединений в металлургической промышленности, в частности синдикатов «Гвоздь» (1903 год) и «Проволока» (1909 год, входил в состав Совета).

Был связан с рядом монополистов химической промышленности.Член правлений Петербургского железопрокатного и проволочного завода,
Тентелевского химического завода и других предприятий, страхового общества «Россия», Совета общества заводчиков и фабрикантов.
Почётный старшина Александринского приюта (Санкт-Петербург).После Октябрьской революции переехал в Финляндию."

Кто он по национальности, источники умалчивают, но судя по имени и фамилии, явно не из рязанских.

Аполлон Мевиус родился в семье маркшейдера Томского горного округа Фёдора Мевиуса и сибирской дворянки. Предки по отцовской линии родом из Германии, служители лютеранской церкви, потомки Мартина Лютера. Позднее его отец был назначен помощником начальника Олонецких заводов, а с 1835 по 1840 год — управляющим Луганского завода, которым позднее (1861—1865) довелось
руководить и сыну.

В возрасте 12 лет Аполлон Мевиус был определён на учёбу в институт корпуса горных инженеров (впоследствии — горный институт), который успешно окончил в 1842 году.

Далее — работа в должности смотрителя Гороблагодатских и Туринских заводов Урала, стажировка на заводах в странах Западной Европы.
В 1847 году Аполлон Мевиус возвращается в страну после изучения европейского опыта и переводит на русский язык изданное во Франции одно из первых пособий по металлургии — «Курс металлургии, чугуна и железа» Флаша, Барро и Потье. Вики

"Алчевск в конце XIX - начале XX века состоял главным образом из бараков и казарм - так называемой Старой колонии. Исключение составляла Административная колония с ее каменными домами для специалистов-иностранцев и администрации завода ДЮМО, состоявшей тоже в большинстве из иностранцев. В старой колонии не было ни водопровода (воду привозили в бочках), ни канализации, ни мощеных улиц. Везде копоть, угольная, железорудная и шлаковая пыль, а в ненастье - непроходимая грязь. По свидетельству известного металлурга, академика М.А.Павлова "все здесь было убого и мрачно, как и во всех других заводских поселках Донбасса, лишенных какой-либо зелени". ht.p://cbs.alchevsk.in.ua/page.php?17

Сто лет, после основания Луганского литейного завода и двадцать пять лет, как начато было строительство Юзовскго завода, а ситуация с кадрами такая же. Все основные специалисты - иностранцы. Исключение Мевиус. Он уже во втором поколении гражданин России. Но все равно, квалификацию получал за границей.

На ум приходит только одно изречение - "Кадры решают все". Нет кадров, но если надо что то решать, их можно нанять за деньги. И такая картина была типичной для всей необьятной Российской империи.  А почему и в связи с чем возникла такая критическая ситуация с кадрами?

"На протяжении всей своей истории Российская империя оставалась преимущественно аграрной державой. Активная индустриализация Великобритании началась во второй половине XVIII века, США — в начале XIX века, России же — только в последней четверти XIX века. На 1913 год Российская империя в абсолютных цифрах производила в 2,6 и в 3 раза меньше, чем Британия и Германия соответственно.
В средние века Россия мало отличалась от своих европейских соседей. Как и они, Россия была аграрной страной. Звучит как то, как сочинение школьника, но это наверное никем не опровергаемый факт. Основными потребителями промышленных изделий, если это можно так назвать, были только вооруженные силы. И то, все основное вооружение изготавливалось кустарно. В многочисленных частных кузнях, мелких цехах. Все остальное изготавливалось на месте. Потребности в высококвалифицированных кадрах была минимальной. Но и здесь имели место факты привлечения иностранных специалистов:

"Дореволюционные исследователи определяли гораздо более раннюю дату начала проникновения в Россию иностранного капитала – XVI в. А еще раньше, по данным И. И. Янжула, наша страна начала использовать опыт и знания иностранцев, восполняя недостаток необходимых технических сведений по горному делу. Для этой цели «они постоянно вызывались с весьма раннего периода истории». Кроме того, еще гораздо раньше, в летописи 1125 г., говорится о привлечении к работам мастеров-немцев: «Про Даниила Галицкого прямо упоминается, что он вызывал мастеров немцев, ляхов и др. иноязычников…» Это были первые зачаточные попытки развития горного дела. Впоследствии в абсолютном большинстве случаев при зарождении и развитии новой отрасли промышленности использовались знания и опыт иностранцев..."

"...Однако преимущества, данные английской компании царем, не были односторонними. В свою очередь, царь имел право выбора привезенных английских товаров для покупки в царскую казну (п. 2), а также право покупки для казны выделанного в России железа по назначенной цене (п. 12). Английские рабочие, выписанные для заводов в Вычегде, должны обучать русских своему ремеслу (п. 11). Последние два пункта практически идентичны современным концессионным договорам, имевшим место уже в XX в. Кроме того, англичанам предоставлялось исключительное право вывозить за границу «заповедный товар» – воск, продажа которого за границу обычно запрещалась. ( Это наверное самый первый пример использование конвертационного товара, типа конвертационной валюты для расчета с иностранцами.) Наделение английской компании подобным исключительным правом лишний раз указывает на концессионный характер договора между русской верховной властью и иностранной компанией и дает представление о первой концессии иностранцам. Таким образом, первыми иностранными инвесторами и концессионерами-иностранцами в России были английские купцы."

"В XVII в. горнозаводское дело привлекает особое внимание правительства и иностранных предпринимателей. Именно тогда был выдан ряд новых концессий. В 1632 г. голландский купец Виниус получает разрешение на постройку железных заводов около Тулы, и с этого момента почти беспрерывно выдаются грамоты, дающие право разным лицам (Виниусу, Марселису, Акеме и др.) строить горные заводы. По свидетельству Костомарова, заводы эти были так хороши, что произведенные ими пушки выдержали испытания даже в Голландии. Немаловажен тот факт, что многие иностранцы, например голландец Виниус, приняли впоследствии русское подданство. Характерны условия, на которых давались разрешения, так, в 1644 г. Петру Марселису и Филимону Акеме разрешено «заводы заводить своими деньгами – на Ваге, Костроме и Шексне на Великого Государя порозжих, а не на мирских и не на поместных землях, безоброчно и беспошлинно на двадцать лет». Безоброчные годы велено считать с того момента, как заводы начнут действие. Выделанное железо поступает в казну, и только не принятое туда может быть продано на сторону. По истечении льготных лет «с тех заводов, со всякой плавильной печи, велено в Великого Государя казну имать оброку по сто рублей в год и пошлины со всякого железа по указу». Существование этих заводов послужило школой для обучения мастеров, которые впоследствии, в 1696 г., построили на средства казны Невьянский завод на Урале. В 1674 г. основаны первые заводы в Олонецком уезде, где уже существовала добыча железа. А в царствование Алексея Михайловича олонецкие железные руды были отданы на откуп датчанину Бутенанту фон Розенбуту."

"Несмотря на политику, активно ущемляющую права иностранных купцов, царь Алексей Михайлович был заинтересован в притоке иностранных специалистов-промышленников. В 1660 г. он поручил англичанину И. Гебдону выслать в Россию инженеров, артиллеристов, минеров, архитекторов, скульпторов, а также стекольных мастеров. Это было связано с необходимостью развивать в России новые отрасли промышленности. Тому же И. Гебдону было приказано доставить в Москву книги воинского устава, фортификации, артиллерии и др. Таким образом, привлечение иностранных специалистов в Россию было начато задолго до Петра I и продолжено при его отце."

"В эпоху реформ Петра I наибольшее развитие приобретает горное дело. По поручению Петра грек А. Левандьян еще в 1696 г. открыл железную руду, и ему было поручено основать в Томске железную фабрику. Позже государь нашел себе деятельного помощника – немца де-Геннинга, которому он и доверил управление всем уральским горным делом. До Петра на Урале почти ничего, кроме соли, не добывали. Под управлением иностранца были построены многие новые заводы и реконструированы старые, для чего были приглашены опытные мастера из-за границы. Де-Геннингом основана в Екатеринбурге горная школа, имевшая большое влияние на развитие горного дела в России. Ко времени Петра I относится и первая серьезная попытка добычи золота, которая была произведена Блюэром в Олонецкой губернии, но вследствие несовершенства технических средств и приемов не дала благотворных результатов. При помощи иностранцев Петр Великий устроил заграничную торговлю русским железом, которое вывозилось в значительном количестве, в том числе в Англию. Он избрал комиссионером голландца Любса и передал впоследствии это дело иноземным купцам Шифнеру и Вульфу. Вышеприведенные факты доказывают, что привлечение иностранных специалистов всегда было во благо политическим, национальным и экономическим интересам страны. «Русь всегда была уверена в том, что она обладает достаточной ассимиляционной силой и достаточным политическим могуществом, чтобы растворять в себе все иноземные элементы, извлекая из них необходимую для себя пользу».

"...Наконец, Манифест от 30 июля 1720 г. «О допущении иностранцев к строению и размножению рудокопных заводов» официально предоставил иностранным подданным возможность участвовать в российском производственном процессе. Текст Манифеста прямо указывает на взаимосвязь с Берг-привилегией 1719 г.: «…за благо рассудим не только 10 дня Декабря публикованную Берг-привилегию Нашим верным подданным к рудному строению прямую любовь и охоту сделать, но и всех чужестранных охотников, какого бы народа они ни были, к рудокопным делам сею Нашею откровенную грамотой ко употреблению предупомянутой привилегии допущаем, и призываем, и равно им яко же Нашим природным подданным соизволяем рудокопные заводы строить, новые компании заводить, к заведенным приступать, из прибыли отдав десятину, и уступя первую Нам продажу свободную, и безопасную диспозицию, яко истинное свое стяжение в свои пользы употреблять; к тому ж мы таких чужеземцев и охотников рудокопных дел Нашею милостивою протекцией особливо обнадеживаем…».
Из текста Манифеста следует, что наряду с российскими подданными к организации и строительству рудокопных заводов допускались и иностранцы, из прибыли в казну отчислялась 1/10 часть, казна имела привилегию первой покупки произведенного товара, иностранные предприниматели пользовались покровительством со стороны государства. При этом не делалось никаких изъятий из действующего законодательства относительно условий деятельности, размеров получаемых земель, прав наследования, т. е. иностранцам предоставлялся национальный режим деятельности на территории России. По Берг-привилегии 1719 г. каждый, имевший привилегию или жалованную грамоту на разработку руды, получал участок 250Х250 сажень, на котором имел право вести разработку и строить необходимые постройки. Заводы и участки переходили по наследству при условии исправного их действия и довольства работающих на предприятиях работников. Кроме того, в течение первых лет после организации дела горнопромышленникам предоставлялись различные льготы. Из того, что недра объявлялись собственностью государства, следовало, что руды можно было искать как на своих, так и на чужих землях. Но горная свобода, просуществовавшая 60 лет, была отменена Манифестом Екатерины II в 1782 г

Таким образом, уже в петровскую эпоху начала формироваться система общих принципов допуска иностранцев и иностранного капитала к осуществлению предпринимательской деятельности в отдельно взятой отрасли промышленности на территории России, что находит частичное отражение и в современном законодательстве. Конечно, говорить о системе правовых норм, их кодификации, еще рано, но зарождение общих принципов правового регулирования иностранного инвестирования берет начало в XVI в., приобретая более отчетливые черты в XVII в., развиваясь далее, пусть не столь интенсивно и не всегда в соответствии с требованиями времени.

При Екатерине произошло издание нового таможенного тарифа, который продолжил и даже усилил протекционистскую политику государства. Ставки налогов были увеличены.
Наконец, Екатериной Великой в 1769 г. был взят первый внешний заем в Голландии, который положил начало консолидированному долгу России. Этот факт уже упоминался в настоящей работе в связи с отождествлением данного события с «открытием» иностранным капиталом России. Но это был всего лишь первый российский государственный внешний заем как одна из форм притока иностранного капитала (по Л. Воронову). Промышленный капитал проник в нашу страну гораздо раньше, о чем говорилось выше, в XVI в., совместно с первыми инвесторами. Но с первым иностранным кредитом в России закончился период, когда капитал эмигрировал в Россию вместе с предпринимателем, т. е., по словам Л. Я. Эвентова, «чисто пионерский период» притока иностранного капитала

Государственный внешний долг России образовался вследствие крупных военных расходов второй половины XVIII в., требовавших значительных средств для их покрытия. Первый заем был заключен на сумму в 7,5 млн гульденов. Позже займы осуществлялись в Антверпене, через банкиров Вольф, четыре – в Генуе, через маркиза Мавруция и банкиров Реньи, остальные – в Амстердаме, через банкиров Гопе, которые были главными посредниками по кредитным операциям русского правительства за границей. В 1798 г. внешний долг достигал 88,3 млн гульденов. Беспрерывные войны начала XIX в. задержали погашение долга и выплату процентов, вследствие чего к 1815 г. внешний долг был равен 100,6 млн гульденов. В 1816 г. долг сократился почти наполовину – до 51,1 млн. Это стало возможным благодаря английскому и голландскому правительствам, которые в благодарность России за участие в восстановлении европейского мира приняли на себя обязательства об оплате по 25 млн гульденов нашего внешнего долга. В царствование Екатерины II было положено начало государственному внутреннему долгу, средства которого шли на разнообразные цели: военные нужды, восстановление бюджетного равновесия, поддержку вексельных курсов, развитие железнодорожных сетей и т. д.
Немаловажен еще один интересный факт времен императора Павла I. По данным Л. Воронова, в это время, а точнее 8 июля 1799 г., была учреждена первая акционерная российско-американская компания с капиталом 1 122 600 рублей. Так было положено начало акционерному делу в России. В начале XIX в. оно развивалось медленно. Только в середине 30-х гг. последовал всплеск учредительства, и за три года, с 1835-го по 1838-й, было учреждено 33 компании. После этого учредительская деятельность оживилась лишь в конце 50-х гг. XIX в., что объясняется промышленным подъемом и развитием промышленного производства.

"...уже в 1834 г. русскому правительству был предложен проект покрыть всю Россию сетью железных дорог на средства иностранного капитала. В 1836 г. Николаем I было утверждено Положение об учреждении общества акционеров «для сооружения железной дороги от С.-Петербурга до Царского Села с ветвью до Павловска». Это была первая концессия в области железнодорожного дела в России, которая дала свои плоды. В 1838 г. была введена в эксплуатацию первая и единственная на тот момент железная дорога в стране «Петербург – Царское Село – Павловск» длиной 27 км. Построил ее немец Антон фон Герстнер."

"...можно выделить закономерность, имевшую место не только в железнодорожном строительстве, но и в других отраслях промышленности. Она заключается в предоставлении максимального количества законодательно закрепленных льгот для осуществления определенного вида деятельности на начальном этапе вложения в него иностранного капитала. В случае с указанной концессией это и ее бессрочность, и свобода тарифов на перевозку, и возможность искать наиболее выгодные условия приобретения сырья, и все преимущества казенных работ, а также беспошлинный ввоз оборудования, упрощенный и явно ущемляющий права собственников порядок отчуждения земель под строительство и многое другое."

"...это правило не было проведено последовательно в законодательстве, чему мешала, в свою очередь, невыдержанность принципа бессословности при занятии торговлей и промышленным производством. ( Ну вот, наконец. мы повстречали упоминание о сословности. Которая (сословность) доведет Россию до ручки) Наряду с мелочной и разносной торговлей, мещанские промыслы были разрешены как русским, так и иностранным подданным (ст. 12 «Положения о пошлинах за право торговли и других промыслов» от 9 февраля 1865 г., являющегося исправленным и дополненным изданием одноименного Положения 1863 г.). Необходимо отметить, что еще в начале XIX в. в 1818 г. иностранным ремесленникам было разрешено заниматься «ремеслами в Столицах» с выплатами податей, а позже – в 1825 г. – разрешено заниматься ремеслами во всех городах Российской Империи с податью в казну по 20 рублей ежегодно. Но устройством фабрик и заводов, а также оптовой и розничной торговлей, могли заниматься все лица купеческого сословия. Это указывало на то, что если до закона от 9 февраля 1865 г. иностранные подданные в случае устройства в России фабрик и заводов обязаны были в течение первых 10 лет записываться во 2-ю и 3-ю гильдии без вступления в русское подданство, а по окончании этого срока вступать в подданство или продавать заведения, то теперь иностранные предприниматели и купцы уравнивались в правах и обязанностях с русскими подданными, т. е. им предоставлялся национальный режим для осуществления данных видов деятельности. Исключение составляло лишь право на каботажное судоходство, которое оставалось привилегией русских граждан. Для обладания правом занятия фабрично-заводской промышленностью или оптовой торговлей необходимо было причислиться в купеческое сословие путем приобретения купеческого гильдейского свидетельства, которое, кроме вышеперечисленных прав, предоставляло купеческое звание и связанные с ним личные преимущества. Таким образом, сословный порядок в отношении фабрично-заводской промышленности и оптовой торговли сохранялся до 1898 г., что препятствовало экономическому развитию страны и широкомасштабному притоку иностранных капиталов.
И только 3 июня 1898 г. Положение о государственном промысловом налоге окончательно отвергло сословное начало в торговле и промышленности. «Право производства всех видов торговли и промышленности обусловливается выборкою промысловых свидетельств, которые сами по себе никаких сословных преимуществ не предоставляют». Таким образом, право на занятие торговлей и промышленностью лишь в самом конце XIX в. стало независимым от права приписки к купеческому сословию.

Появление иностранных акционерных компаний в большинстве своем относится к 1860-м гг. Их права в то время ничем не определялись. Как уже было отмечено, в 1863 г. подписана первая конвенция о правовом положении в России учрежденных во Франции компаний, причем ее текст почти дословно повторял аналогичный закон, принятый во Франции в 1857 г. Затем такие же конвенции (все на началах взаимности) были заключены с Бельгией и Германией (1865 г.), Италией (1866 г.), Австрией (1867 г.), Англией (ранее 1874 г.), Грецией (1887 г.), а позднее – со Швейцарией (1903 г.), СевероАмериканскими Соединенными Штатами (1904 г.), Соединенным королевством Великобритании и Ирландии (1904 г.) и некоторыми другими странами.

В итоге к концу XIX в. сложилось такое положение, при котором для деятельности иностранных компаний в России существовали более льготные условия, чем для отечественных. В качестве общего подтверждения этого Канцелярия Комитета министров указывала на случаи отказа некоторых иностранных компаний реорганизовываться в российские для получения частных привилегий. Напротив, Министерство финансов было осведомлено о фактах обращения учредителей – русских подданных к образованию для эксплуатации в России компаний по иностранным уставам, так как этим способом легче и скорее достигалось учреждение обществ. Более того, германские акционерные предприятия создали «общность интересов», заключая между собой договоры о взаимодействии с целью преодоления конкуренции российских предприятий. Это шло вразрез с интересами русского народного хозяйства, мешало ассимиляции германских предприятий в России. Перегибы в решениях относительно допуска к деятельности в России предприятий с иностранными инвестициями в виде, с одной стороны, права российского правительства в любое время прекратить деятельность иностранных компаний без объяснения причин, а с другой – не принятия мер к ограничению конкуренции иностранных обществ российским производителям вели к несбалансированности и нестабильности политики в области привлечения иностранного капитала. Более устойчивым этот процесс становится в начале ХХ в."   ht.p://www.rumvi.com/products/ebook/%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D0%B8%D0%BD%D0%B2%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F-%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F/5aab411d-df5b-406c-8abe-4fbfc6f42b22/preview/preview.html

"На протяжении всей своей истории Российская империя оставалась преимущественно аграрной державой. Активная индустриализация Великобритании началась во второй половине XVIII века, США — в начале XIX века, России же — только в последней четверти XIX века. На 1913 год Российская империя в абсолютных цифрах производила в 2,6 и в 3 раза меньше, чем Британия и Германия соответственно"



Tags: история, мир люди, мистика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments