mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Кочевники и Русь.

Торкины, торки.

Схема отношений христианской Руси с кочевниками во многих частях повторяет византийскую: агглютинативная связь (военные союзы; тюркские дружины у отдельных правителей; тюркские колонии в русских городах). Отличие - Русь была раздроблена на удельные княжества, Византия - едина. Поэтому отдельные русские княжества находились по отношению к Полю как бы в вассальной зависимости. Об этом свидетельствуют и княжеские браки. Удельные князья женятся на принцессах Турандот, и, скрепив таким образом союз со степными владыками, расширяют свои земли в Руси.

 Эти браки означали долгосрочный воинский союз. Род, выдавший девицу, обязан был относиться к князю как к родственнику, не нападал на его княжество, а при случае защищал. Те же самые обязательства принимал на себя и русский «зять». Теркины, т. е. родственники по женской линии, пользуются у тюрков особыми привилегиями и правами. Они считались ближе чем родственники по мужской линии. И эта традиция сохранилась до позднейших времен. По свидетельству Гродекова, казахи кочевали обществами одного рода, допуская в свои аулы из других родов лишь родственников по женской линии, т. е. торкинов или бедняков, нанимающихся в работники.

Народ, к которому принадлежит жена, по-тюркски - «торкин». Слово, вовлеченное в русскую грамматическую эволюцию, переразложилось - торки, так называют летописи кочевое племя, самоназванием которого было - узы (ед. число «торкин», «торчин». Окончание тюркского слова совпало с русским суффиксом ринадлежности - ин).


Город Торческ в Поросье в истории военных столкновении князей удельного периода играет роль центра, к которому тянулись другие торкские поселения. Торки жили не только в тех городах, которые сохраняют их имя в своих названиях. Они вероятно составляли значительный элемент в смешанном населении многих южнорусских городов и поселений.

Берендеи.

По примеру торкинов шли на службу к русским князьям и другие тюркские роды, даже не связанные княжеским браком. Чаще всего это были обиженные печенегами, а позже половцами мелкие кочевые роды, которые не выдерживали конкуренции в Диком поле и становились федератами сильных северных соседей. Этих кочевников, отклонившихся, предавшихся Руси, надо полагать, печенеги и половцы прозвали «берiyдi, т. е. предавшиеся, отдавшие себя. В русских летописях - берендеи. (Берiндi - в ассимиляции - берендi. I - в русском произношении - и, совпало с окончанием множественяого числа. В таких случаях, в единственном числе появлялся рефлекс «й». Сравните: зодчи - зодчий, казначи - казначей. Такого происхождения «й» в окончаниях польских фамилий: Успенски - Успенский и т, д.) Берендеи отличались от обычных наемников жестокостью по отношению к своим степным соплеменникам.

В 1155 году берендеи, состоящие на службе у Юрия Долгорукого, захватили в плен много половцев. Уцелевшие сбегали в степь за «помочью», подошли к Киеву и просили Юрия, чтобы он приказал наемникам вернуть пленных. Долгорукий только руками развел, ибо берендеи отказались: «Мы умираем за русскую землю с твоим сыном и головы свои складываем за твою честь». Они отстояли свое право федератов на военную добычу и право изгоев на месть.

Берендеи, как и большинство торкинов, жили в Руси постоянно, «с родом своим». Они хотят за службу не денег, как того требовали вряги у новгородцев, но города для жительства (бенефицию).

В 1159 году предводители берендеев Дудар Сатмазович, Каракоз Миюзович и Кораз Кокей сочли для себя выгодным перейти от князя Изяслава - к Мстиславу. Они послали Мстиславу сказать: «если нас хочешь любить, как нас любил отец твой, и по городу лучшему (лепшему) нам дать, то мы на том от Изяслава отступим».Мстислав согласился и выделил для них города.

Не все города русские, в которых жили берендеи, сохранили в названиях память о них. На Житомирщине, например, известен город Бердичев (в XVIII веке - еще Берендичев).

Ковуи.

Рода ковуев пришли в Русь необычном путем. По летописной легенде XI века хан Редедя (Ер-дада), правивший народом косог, предложил Мстиславу храброму вместо боя поединок на условиях: победил - все мое переходит к тебе. И войско и весь народ становится рыцарской добычей.

Мстиславу бог помог, и он «зарезал» Редедю. И увел косогов в Чернигов. Потомки их служили верой и правдой Ярославу Черниговскому, который отпустил часть своей тюркской дружины с Игорем, и они полегли до единого на берегах Каялы. Половцы их в плен не брали. Потомки Мстиславских косогов в XII еке выступают уже под именем - ковуй.


Переселившись в Чернигов этот род стал называть себя - кобуй («много домов») - ослабленная калька «косога».  В «Слове» перечисляются «дома» (семьи), входящие в состав ковуев - могуты, татраны, щельбиры ольберы, топчаки, ревуги.

Черные клобуки.

Еще одним, очень распространенным именем «своих» тюрков стало - «черные клобуки» (историки считают буквальным переводом известного поныне тюркского этнонима - Каракалпак). Если ковуи - гвардия черниговских князей, то черные клобуки - киевских. Черные клобуки очень влиятельны в Киеве XII века. Участвуют в киевском вече, наравне с русским населением избирают князя. Их мнение в выборе князя постоянно подчеркивается летописью.

Сын Юрия Долгорукого обращается к своему отцу в 1149 году со словами: «Слышал я в Киеве, что хочет тебя вся Русская земля и Черные клобуки».

Смерть киевского князя Изяслава оплакивала «вся Русская земля и все черные клобуки».

А когда на киевский стол прибыл Ростислав Мстиславич (сын Владимира Мономаха), то «были ему рады все: и вся Русская земля и все черные клобуки обрадовались».

После смерти Ростислава киевляне и «черные клобуки» приглашают Мстислава. Эта характерная формула «вся русская земля и черные клобуки» показывает, какое активное участие в политической жизни Киева принимало племя Каракалпак.

Нехристи.

Психологически необходимость отрицательного имени - лжеэтнонима оправдана. Этнически и расово отличные миры находят Друг другу универсальные определения, в основу которых подчас ложатся весьма общие характеристики.

1. В дохристианской Руси функцию обобщающего имени кочевников несли слова - языги, язычники - т. е. степняки (от древнетюркского йазык - степь, равнина).

Церковь придала этому лжеэтнониму новое значение - нехристиане, нехристи. В связи с этим он теряет конкретную направленность, им нарекают уже не только степняков, но и литовцев, и русских, не принявших истинной веры. Потребовалось новое имя для кочевников.

2. У греков заимствуется «немас» - пастух. Проходит стадию «народной этимологии», превращается в «немее», «немец» (корень совпадает с «нем» - т. е. дикоговорящий, неговарящий, непонимающий). Приложилось к западным народам, языков которых славяне не понимали.

3. Известно слово «паган», но церковники и ему со временем добавляют смысл - нехристь (старославянское «погань» - язычник, варвар, болгарское «поганен» - язычник, славянское «похан», древнепольское - «поган», современное польское «поганин», литовское «пагонас», латышское «паганс»). Сейчас производят от латинского «паганус» - сельский, новогреческого «паганос» - мужицкий (Фасмер и др.)

Едва ли славяне исходили из этих значений. Не все славяне были горожанами и не все жители сел - нехристями. И в древности, насколько нам известно, таких психологических ножниц между городом и деревней еще не было.

Источником для славянского термина (и для греческого, латинского, болгарского), мне кажется, могло послужить тюркское паган - «пастух» (паган, пакган, баккан, бакган) - причастие прошедшего времени от пак (бак) - паси.

В дохристианские времена «паган» скорее всего было нормальным, рядовым земледельческим термином в славянских языках. Во всяком случае корень «пак» им известен. От него происходили глаголы «паси», «паши». Термином же, выражающим значение «возделывай землю», во всех славянских было - «ори» (орать). (Сравни чешское пахать -1) пасти скот; 2) делать работу). Лишь в русском «орать» заменяется глаголом «пахать».

4. Еще одним обобщающим названием степняков стало кощей, кощий. В былинах - кощей, кощеище.

Термин встречается и в «Слове о полку Игореве»: «пересел Игорь из седла злата в седло кощиево».

В «Этимологическом словаре» Фасмера: «кощеи, кощий - отрок, мальчик, пленник, раб («Слово о полку Игореве») из тюрк. кошчи - невольник от кош - лагерь, стоянка». Со ссылкой на Мелиоранского, Беркнера. Не согласен Фасмер с этимологией Соболевского (1866 год), производившего от «костить» - бранить.

Значение слова определено неверно, как и семантика «прототипов». Мелиоранский и вслед за ним Фасмер определяют смысл «кощея» лишь по одному примеру из «Слова». Игорь после разгрома попал в плен, следовательно, напрашивается - пересел в седло раба.

Но тогда автору отказывает чувство реальности, если он и победителя, хана Кончака, называет кощеем. Князь Святослав Киевский обращается к Ярославу Галицкому с призывом отомстить за землю русскую, на которую сделал ответное нашествие Кончак - «стреляй, господине, Кончака, поганого кощея». Кончак не был ни пленником, ни рабом. Мелиоранский (1902 год), на мой взгляд, неверно определил прототип - киргизское кошчи (которое, кстати, значит «напарник», «ординарец», а вовсе не «невольник». И происходит от «кош» - «соединяй», а не «лагерь», «стоянка»).

А. Попов и вовсе предложил: кошчи - пахарь.

Думаю, что правильнее было бы сравнение с казахским кощ - кочевье, кощщи - кочевник.

В устной традиции долгий согласный сохранился в имени мифического героя, злого демона русских сказок - Кощей Бессмертный - олицетворение злой, непрекращающейся, неистребимой агрессии степи в эпоху Ига. А не Раб Бессмертный, и не Пахарь.

Игорь пересел в седло кочевника. Кончак - поганый кочевник.

В самом термине «кочевник (диалектная форма - «кощевник») слышится корень - кощ (коч). И в слове «кощун» - богохульник тоже раздается знакомый отголосок: речи и поступки нехристя - кощунство.

Так казахское кощщи - превратилось в письменные древнерусские формы - кощий, кощей, и в устные - Кощей Бессмертный (Рефлекс «и», «ей», как в берендi - берендей, казначи - казначей, зодчи - зодчий и т. п.)

        I Этнонимы, образованные от терминов родства:


1) Торки - «родственники жены» (торкiн).

2) Печенеги - «свояки» (паджанак).

II. Этнонимы, образованные от «хозяйственных» и географических терминов:

1) Кощей - «кочевник» (кощщi).
2) Паган - «пастух» (паган).
3) Язычник - «степняк» (йазык - нiкi).
4) Толковин - неудачная калька предыдущего слова. Только в «Слове о полку Игореве».
5) Половец - «степняк» - калька «язычника».

Отдельно стоит «берендеи» - «предавшиеся» или «подданные». Это уже кличка, данная кипчаками кочевникам, поступившим на службу к русским князьям (берiндi).

«Черные клобуки» - калька тюркского самоназвания «Каракалпак».

Ковуи - передача казахского родового термина «кобуй». Этнонимы показывают сложную картину взаимоотношений христианской Руси с кочевыми племенами, сменяющимися в южнорусских степях на протяжении, по крайней мере, трех веков.

Олжас Сулейменов. "Аз и Я"
Полный текст книги здесь -


http://kitap.net.ru/sulejmenov/aziya.php

Tags: Великая степь.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment