mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Путешествие в прошлое и дорога обратно. Бахмут.

Что же за место такое, точка из которой выходят лучи неправильной звезды? Как оно здесь образовалось? Когда возникло поселение на месте современного Артемовска - Бахмута? Приведу несколько цитат:

"...Бахмутский край очень богат яркими археологическими памятниками мирового класса. Еще в прошлом веке археолог Н.И. Веселовский отмечал: "На нас лежит нравственная ответственность перед потомством и наукой правильно распорядиться для общей пользы полученным наследием". Эти слова актуальны и сегодня.


В "Книге Большому чертежу" каменные изваяния и курганы края упоминались как надежные ориентиры в глухой степи: "А от верх речки Миюса вверх речки Елкуват, а вверх речки Елкуваты курган высок, а на нем три человека каменных" (1627 г.).
Первое упоминание археологического памятника на территории края - "каменной бабы" на дороге между Славянском и Бахмутом принадлежит академику И.А. Гильденштедту совершившего научную поездку по Слобожанщине в 1774 г.
В 30 - 40-е годы XIX столетия помещик А.В. Терещенко оставил в Екатеринославских газетах заметки о древних статуях и курганах края, в 1866 г. издал описание 144 каменных изваяний Южной России.
В 1865 г. горный инженер-поручик Александр Амнеподистович Носов (2-й) проводил вблизи Бахмута поиск угля, медных и железных руд, "поводом к открытию которых служили следы древней добычи". Очень точно А.А. Носов зафиксировал и описал древние выработки в Клиновом, Медной Руде, Пилипчатино: следы плавки в виде ошлакованных горшков, медные шлаки и слитки.
В 1885 г. бахмутский купец И.М. Клейменов при разработке медных руд с. Калиновка обнаружил древние медные кайла, останки погибшего в обвале древнего горняка.
В 1896 - 1898 гг. по заданию Императорского исторического музея в Бахмут прибыл генерал-лейтенант артиллерии Н.Е. Бранденбург и исследовал несколько курганов по дороге из Бахмута в Лисичанск, доставил в Москву уникальную статую половецкого воина-вождя в доспехах и женские статуи из ст. Ступки. Сегодня историки считают, что статуя из Ступок изображает половецкого хана Шарукана Старого.
В конце 90-х годов XIX столетия членов Харьковского историко-филологического общества заинтересовало сообщение профессора геологии Харьковского университета И.Ф. Леваковского о находках кладов медных изделий и слитков в Ново-Павловском и Славяносербском уездах и их привязка к древним медным рудникам у Бахмута.
В конце XIX - начале XX в. разведки по среднему течению Северского Донца совершил священник из с. Райгородок В.Ф. Спесивцев, открывший стоянки у хут. Хайловщина (с. Ильичевка, оз. Чернецкое), с. Ямполь. За свои открытия Спесивцев удостоился благодарности и аплодисментов на XII Археологическом съезде в Харькове.
В 1903 году выдающийся русский археолог Василий Алексеевич Городцов начал свои исследования в Бахмутском уезде. В 1901 году его заинтересовало среднее течение р. Сев. Донец, он провел раскопки курганов в Изюмском уезде, осмотрел памятники, открытые В.Ф. Спесивцевым, исследовал многослойный памятник у хут. Зливки. В Бахмутском уезде, не без помощи властей уездного города (предводителя дворянства Ф.А. Бантыша), В. А. Городцов раскопал более 80 курганов и открыл в них 212 погребений, впервые выделил ямную, катакомбную, срубную культуры, исследовал погребения скифов, сармат, печенегов, торков и половцев. Были открыты на р. Бахмут у с. Кузьминовка неолитические стоянки, осмотрены медные рудники, которые В.А. Городцов предположительно связал с племенами катакомбной и срубной ("каменных ящиков") культур. В литературе мало писалось о его методике раскопок курганов: на вершине насыпей закладывались шурфы размерами 4 x 4 или 6 x 6 саженей, при этом масса погребений оставалась в полах курганов. Если какое-то погребение "уходило" в стенку шурфа, то делались только ниши-подкопы с готическим верхом. Архитектура насыпей оставалась не изученной. При доисследовании кургана, который копал В. А. Городцов у станции Ступки, экспедиция Артемовского музея в 1990 г. под контуром шурфа открыла погребение лучника XVIII - XVII веков до н. э. И все же раскопкам В.А. Городцова, пожалуй, нет равных по масштабам и по научной результативности.
XIII Археологический Съезд в Екатеринославе по достоинству оценил доклад В.А. Городцова "Об итогах археологических исследований в Бахмутском уезде Екатеринославской губернии 1903 года", а слова Василия Алексеевича - "народы, с глубокой древности населявшие и посещавшие богатый Бахмутский край, стремились увековечить свою память в истории вещественными памятниками" - стали девизом последующих поколений археологов.
В 20-е годы XX столетия проблему бахмутских медных рудников изучил А. С. Федоровский, но его выводы о них как памятниках "татар, скифов и генуэзцев" не выдерживают критики.
В 20 - 30-е годы берега Донца обследовал директор Изюмского музея Н.В. Сибилев, открывший ряд стоянок у с. Дроновка, Серебрянка.
В довоенном Артемовском государственном музее существовала археологическая экспозиция, созданная И.А. Часовниковым (учеником известного российского археолога Д. Самоквасова). В 1927 - 1928 гг. он работал в составе С. 5. Днепрогэсовской экспедиции под руководством Д.И. Яворницкого. Интересно, что Д. И. Яворницкий пригласил к себе И.А. Часовникова через Главнауку Украины.
В начале 60-х годов сотрудники Донецкого университета В.Я. Устенко, Д.С. Цвейбель обследовали у села Красное скопление кремнеобрабатывающих мастерских и древние выработки кремня в виде карьеров в балках.
В 1966 г. к месту разрушения, во время строительных работ в совхозе "Ямский", уникального среднестоговского плитового могильника IV тыс. до н. э. по сигналу учителя В.Я. Паденкова из Киева прибыл известный археолог Д.Я. Телегин. Из-под ножа бульдозера он "вытянул" уникальную коллекцию нуклеусов, топориков, ножей и наконечников копий из кремня, происходящих из нескольких погребений, уже разрушенных строителями. К сожалению, полностью исследовать удалось только одно погребение в монументальной каменной гробнице.
С созданием в 1962 г. Артемовского городского народного музея, а в 1967 г. - общества охраны памятников истории и культуры под руководством его председателя В.В. Дригина началось систематическое и планомерное выявление памятников древности. Следует отметить, что к этому времени в Артемовске сложилась команда молодых краеведов, решивших исследовать страницы истории древнего края. Еще в 1962 г. находки каменного века были сделаны членами исторического кружка СШ № 11 у с. Иванград. Личность В.В. Дригина, его энтузиазм и поддержка нас - молодых краеведов, его личное участие в полевых работах обеспечили успех: была создана секция археологии, в Артемовске проведен областной семинар археологов, выпускаются "Памятка исследователю археологических памятников", плакат- буклет "Из глубины веков", проводится передвижная выставка "Древности Бахмутского края". Василий Васильевич организовал впервые за 70 лет раскопки курганов у с. Веселая Долина, найденное в нем уникальное погребение всадника-киммерийца опубликовано в журнале "Советская археология" (№ 3, 1981 г.), разведки поселений бронзового века у сс. Отрадовка и Иванград, стоянок эпохи неолита у с. Николаевка на р. Бахмут. Личность В.В. Дригина, его политика с расчетом на местные кадры дала старт качественно новому этапу в развитии археологии в крае.
В 1968 г. С.И. Татаринов открыл несколько поселений бронзового века у с. Кодемо, в 1969 г. совместно с В.В. Дригиным и В.А. Пляшечником исследовал курган у с. Клиновое с кромлехом и погребением культуры многоваликовой керамики в срубе; в насыпе кургана у с. Отрадовка найден половецкий котел, а в кургане у Зайцевского переезда - погребения катакомбной и срубной культур.
В 1968 г. группа краеведов-школьников прошла стажировку в экспедиции Харьковского университета под руководством В.К. Михеева у с. Маяки Славянского района, в Артемовский музей поступили первые предметы салтовской культуры.
Два кургана у с. Новолуганское в 1968 г. раскопал Т.А. Шаповалов, были С. 6. изучены погребения катакомбного, киммерийского, сарматского времен.
Новый этап в изучении памятников старины начался в 1970 г. с созданием при районном Доме пионеров в с. Покровское музея археологии и этнографии. С 1970 по 1981 гг. в с. Дроновка ежегодно летом работал лагерь - экспедиция юных археологов "Археос", созданный при постоянной помощи и поддержке заведующего районо В.К. Пеленова.
Раскопки курганов в районе с. Покровское проводил С.И. Татаринов в 1970 - 1972 гг.: исследованы погребения энеолита, катакомбной, срубной культур. В 1989, 1990, 1998 годах экспедициями Артемовского музея исследовались курганы у г. Артемовска с погребениями катакомбной культуры, срубной - в каменных "ящиках". В 1970, 1988, 1990 годах курганы с катакомбными погребениями исследованы у с. Дроновка, в 1988 г. - у с. Покровское, в 1990 г. курган с погребениями катакомбной, срубной культур, скифов и кочевников в с. Васюковка, в 1972 году - в с. Николаевка с погребениями катакомбной культуры и сармат.
С 1974 по 1984 годы С.И. Татаринов проводил исследования древних медных рудников: были открыты медеплавильные горны у с. Пилипчатино, мастерские и жилища в Пилипчатино и Клиновом, собран богатейший материал, позволяющий впервые за 100 лет исследований рудников датировать их XV - XI вв. до н. э. и ответить на многие вопросы о горном деле, медеплавильном ремесле, культурных связях рудокопов. Только в журнале "Советская археология" С.И. Татаринов опубликовал более 10 научных статей.
В 1969 году С.И. Татаринов открыл в с. Звановка верхнепалеолитическую стоянку, которую исследовали Д.С. Цвейбель (1970 г.), А.В. Колесник (1976, 1978 гг.). В 1976 г. А.В. Колесник открыл палеолитические памятники в Кировке и Дроновке. В 1970 г. С.И. Татаринов открыл палеолитические памятники в Покровском, Красном, Николаевке, в 1972, 1974, 1975 годах - стоянки неолита в Покровском, Клиновом, Яковлевке.
С 1974 по 1988 годы большая экспедиция под руководством С.И. Татаринова вела раскопки многослойного поселения и могильника в урочище Лиманское озеро: исследовались неолитический слой (С.М. Дегерменджи), жилища срубной и бондарихинской культур (С.И. Татаринов, В.И. Волошко), 41 погребение ранних болгар (С.А. Федотов) дали сотни предметов из кремня, кости, керамики, медных изделий и литейных форм, уникальные комплексы могил болгар салтовской культуры (выполненных по маздаистскому обряду). Раскопки на поселении дали дорогу в археологию и способствовали профессиональному росту С.М. Дегерменджи, А.В. Колесника, А.В. Шамрая, С.А. Федотова, С.В. Федяева.
Могильники салтовской культуры исследовались С.И. Татариновым в с. Платоновка (1973, 1979, 1985 годы), на Лиманском озере-2 у с. Дроновка в 1988 г. открыт грунтовой бескурганный могильник срубной культуры. В 1978 - 1979 гг. курганы с погребениями срубной культуры в каменных "ящиках", под закладами исследовал С.И.Татаринов в районе с. Владимировка, здесь же местные школьники-краеведы открыли и несколько поселений эпохи меди-бронзы на берегах р. Мокрая Плотва.
Артемовские археологи под руководством С.И. Татаринова за последние 20 лет провели раскопки курганов в Сахновском районе на Харьковщине (1974 г.), могильников ранних болгар у с. Маяки и оз. Волоковое (1976, 1978, 1980 - 1984 гг.), поселений ранней бронзы у с. Ильичевка (1978 г.), разведки раннеболгарских памятников у с. Кривая Лука.
С.И.Татаринов сделал научные открытия европейского значения: открытие производственных, культурно-привязанных комплексов на медных рудниках, которые по выражению академика Славянской Академии наук А.Д. Пряхина "ничем не уступают прославленным рудникам Балкан, Испании", открытие ярких раннеболгарских могильников на Северском Донце (С.И. Татаринов, С.А. Федотов). Все вышеизложенное позволяет говорить о создании своего рода "артемовской школы" археологов, способствовало тому, что Артемовский государственный историко-краеведческий музей стал владельцем уникальной археологической коллекции, подготовлены опытные кадры и их авторитет признан коллегами Украины и СНГ. Научные труды С.И. Татаринова и его учеников публиковались в сборниках международных, всесоюзных, всеукраинских, региональных конференций в Югославии, Москве, Казани, Киеве, Полтаве, Харькове, Ростове.
Бахмутская земля постоянно привлекала к себе и коллег- археологов из других городов. Только в последнее время экспедиция Донецкого госуниверситета (руководитель В.А. Посредников) провела раскопки 20 курганов у сел Возрождение, Миньковка, Приволье, Ивано-Дарьевка, Раздоловка, несколько курганов у с. Ивано-Дарьевка раскопаны экспедицией областной организации Украинского общества охраны памятников истории и культуры. Курганы у Северска и Серебрянки исследовали А.И.Привалов и С.Н. Санжаров.
Общими усилиями накоплен значительный фонд источников, который позволяет научно обосновать основные вехи древней, дописьменной истории нашего края, хозяйства, быта, материальной культуры, духовных представлений, людей разных этносов, находивших на берегах Бахмута свою древнюю Родину."
Это начало книги Артемовского ученого  Татаринова Сергея Иосифовича Написанног совместно с коллегамиТатаринов С.И., Федяев С.В., Федотов С.А. Археология Бахмутского края. - Артемовск, 2003. - 64 с.

Интересная картина вырисовывается. Оказывается люди селились в окрестности Бахмута еще с доисторических времен.

Перед тем, как привести еще одну цитату с другой книги Татаринова напишу пару слов и я. Считается, что главным проиводителем  бронзы в древности являются Британские острова. Упоминание об олове встречается и у Гомера. Почти за десять веков до новой эры финикияне доставляли оловянную руду с Британских островов, называвшихся тогда Касситеридами. Отсюда название касситерита – важнейшего из минералов олова А оловянная руда является вторым главным компонентом при производстве бронзы ну и еще конечно медь. Но вот незадача. Что бы получить олово из руды надо его нагреть до температуры 1400 градусов. И в древности, на примитивных печах, невозможно получит такую температуру. Поэтому в последнее время раздаются голоса скептиков о том, что бронза не могла появится в далекие древние времена, а гораздо позже. В ответ им говорили, что бронза могла получится при совместной плавке медной и оловянной руды. Но есть еще одна разновидность бронзы - мышьяковистая. Бронза, в которой вместо олова присутствует мышьяк. Мышьяковистые руды плавятся при более низких температурах и кроме того, можно получать бронзу сразу, загрузив в печь медную и мышьяковистую руду. Много изделий из мышьяковистой бронзы бвло найдено на Кавуказе. Там же были найдены следы разработки мышьяковистых руд по остаткам древних шахт. И те изделия из бронзы, которые распространились в наших краях были из мышьяковистой бронзы. Но вот цитата из другой книги Татаринова:

"...Как известно, древние медные рудники Бахмутской котловины были открыты в 1865 г. горным инженером А.А. Носовым. Во время своих исследований в Бахмутском уезде В.А. Городцов осмотрел остатки завода купца И.М. Клейменова у с. Калиновка (построен в 1886 году инженером Белоусовым), ознакомился с находками останков древних горняков, каменными молотами и высказал предположение, что медь добывали племена катакомбной культуры.
Исследования автора в 1970 - 1990 гг. позволили выделить в Донбассе горно-металлургический центр (ДГМЦ) эпохи С. 197. бронзы, базирующийся на медных рудах Бахмутской котловины площадью до 1000 кв. км, очертить его хронологические рамки в пределах XV - XI вв. до н. э., выделить мастерские - стоянки горняков-металлургов у большинства медных рудников и раскопать медеплавильные комплексы с литейными формами, горными орудиями труда, установить характер клановой организации работ на рудниках и на связанных с ними специализированных поселениях на реке Донец (Усово озеро), присутствие отдельных ремесленников на других поселениях срубно-сабатиновского времени (Ильичевка, Круглое озеро, Лиманское озеро) в Подонцовье (1).
Это вызвало пристальный интерес к Бахмутским медным рудникам и породило много публикаций о возможном использовании металла племенами катакомбной культуры (А.Л. Нечитайло, Д.П. Кравец), об использовании местной руды в скифскую эпоху (В.А. Косиков), что пока не подкрепляется явными следами разработки рудников или присутствием мастерских - стоянок указанных эпох. Поэтому проблема минерально-сырьевой базы древней металлургии и металлообработки в Восточной Украине остается актуальной для многих исследователей культур эпохи бронзы Днепровского Левобережья (2), Подонцовья и Подонья (3, 4).
Многие специалисты слабо владеют данными о минерально-сырьевой базе цветной металлургии в Донбассе в древности, что порождает определенные домыслы и фантазии. В связи с новейшими открытиями Е.Н. Черных в Каргале Н.В. Рындина, к сожалению отказывает Донецким рудникам в праве на существование и продолжает утверждать, что в СКИО металл поступал из Каргалы (16). Хотя Е.Н. Черных считает, что к западу за р. Дон металла из Каргалы нет (17).
Диаметрально противоположную позицию занимают участники российско-украинской экспедиции под руководством А.Д. Пряхина, которые в результате раскопок на руднике Красное озеро - Картамыш в Луганской области получили новые данные о горном деле срубной культуры. А.Д. Пряхин считает, что ДГМЦ играл огромную роль в снабжении металлом племен срубной культурно-исторической общности от Дона до Днепра, от Приазовья до глубин Воронежской лесостепи.
Автор многие годы при обследовании бахмутских медных рудников и раскопках стоянок горняков-металлургов, ремесленных комплексов прибегал к постоянной помощи ведущих геологов - медников А.А. Эдельмана, В.В. Грабянского, Н.Н. Грабянской, палинолога кандидата геолого-минералогических наук А.А. Михелис, внесших большой вклад в изучение рудопроявлений меди в Донбассе.
Оруденелыми бывают как песчаники, так и алевролиты, аргиллиты, конгломераты и известняки. Мощность оруденения колеблется от 0,5 до 2 - 2,5 м. На всех рудопроявлениях меди отчетливо выделяются 2 зоны - зона сульфидных руд и зона смешанных сульфидно-окисленных. В первой зоне минералы меди представлены халькозином, борнитом, хальпиритом с высоким содержанием металла, но эти руды сложноплавки. Во второй зоне наряду с вышеперечисленными минералами встречаются малахит, азурит, куприт, ковеллин. Нижняя граница зоны окисления сульфидных руд достигает глубины 15 м при пологих углах падения пласта (2 - 200) и 30 м при крутых углах (30 - 600). Можно предположить, что характер древних выработок на медь был связан с углами падения пластов: при малых углах С. 199. "разносы" - карьеры открытого типа (Выскривка, Медная Руда и др.), при крутых - стволовые шахты, штольни уступами, штреки (Клиновое, Пилипчатино, Картамыш).
В 1879 году у с. Зайцево Бахмутского уезда Екатеринославской губернии горный инженер А.В Миненков обнаружил рудопроявления киновари. В 1885 году горный инженер А.А. Ауэрбах основал ртутные заводы (9, 10, 11).
Открытие киновари (ртутной руды), как писали Миненков и Ауэрбах, было связано со следами "больших отвалов песчаника от старых работ, которые разрабатывались во времена доисторические, что подтверждается найденными каменными молотками в одной из старых ям на 9-саженной глубине, каменных молотков найдено было два. Они представляют собой цилиндры с округленными концами и изготовлены из мелкозернистого плотного кварцита, имеют желобок, по которому, по всей вероятности, наматывался ремень, привязанный к деревянной С. 200. палке. Из той же ямы были извлечены остатки хорошо сохранившегося дуба, который служил лестницей для выхода из выработок на дневную поверхность. В одной из трещин, заполненной красной глиной, на глубине шести сажен найден был рог животного, служивший кайлом древним рудокопам. Добыча руд в те времена велась открытыми работами, были и подземные, эллиптической формы, по простиранию, они имели очень небольшую и соединялись с поверхностью вертикальными колодцами, доходившими до девяти саженей глубины, что выяснено новейшими работами. Работы древних рудокопов велись в пяти отдельных местах" (9).
Из вышеизложенного следует, что рудопроявления киновари в районе Зайцево - Никитовка, расположенные на расстоянии 15 - 20 км южнее медных рудников у сел Клиновое, Кодемо, были открыты по следам древней добычи (11). Размеры горных выработок, их конструкция, присутствие типичных горных орудий эпохи бронзы косвенно свидетельствуют о времени добычи киновари. Можно предположить, что древних людей заинтересовала киноварь сначала как минеральная краска, с той же целью она добывалась и, возможно, с ритуальными целями добавлялась в медную руду при плавках. Современные геологические исследования свидетельствуют о присутствии в "минеральном составе руд ртутных месторождений Никитовского рудника киновари, антимонита (сернистый минерал сурьмы), пирита (минерал железа), арсенопирита (железистый минерал мышьяка)"
Геологи отмечали, что антимонит "обнаруживает значительные скопления (прожилки, гнезда, друзоподобные сростки и отдельные кристаллы) вкраплений в глыбах киновари"
По данным Л.В. Передериевой сурьмы в арсенопирите содержится до 40%.
Присутствие мышьяка и сурьмы в темнокрасном минерале киновари может объясняться попадание в медь при плавках этих минералов и получение слабомышьяковистых (до 0,5 - 1%) или слабосурьмянистых (0,2 - 1%) бронз. При раскопках мастерской у рудника Пилипчатино-1 нами были встречены куски киновари.
В курганах катакомбной культуры в районе Бахмутских медных рудников в 1990-98 гг. автором и другими открыты большое количество изделий из металла, что связано с использованием местных медных руд.
Много  погребений литейщиков катакомбной культуры (по Д. Кравцу) как бы окольцовывают периметр рудников с юга и севера Донбасса. В 1988-98 годах нами в курганах в районе медных рудников открыты 12 погребений мастеров-лучников и вождей с полными наборами инструментов, большим количеством кремневых стрел, бронзовыми шильями, дротиками, ножами, бусами, мраморной булавою и другими инсигниями власти. Создается впечатление, что катакомбники охраняли рудники с запада, СЗ и востока.
Возможно, что требует пересмотра утверждение Е.Н. Черных о северо-кавказской принадлежности мышьяковисто-сурьмяных бронз степных катакомбных культур.
Возможность получения мышьяковисто-сурьмяных бронз путем присадки искусственно к меди минералов мышьяка и сурьмы доказал на основе своих опытов профессор В.А. Пазухин около 40-лет тому (13).
Если сурьмяно-мышьяковистые минералы находились в древности в непосредственной близости от бахмутских медных рудников, то в 100 - 150 км восточнее ДГМЦ расположен Нагольный кряж, где встречены следы древней разработки и минералы сфалерит (с содержанием цинка до 65%), галенит (с содержанием свинца до 85%). Геолог Е.К. Лазаренко (14) отмечает, что "свинцово-цинковые месторождения Нагольного кряжа были открыты в 1800 году И.В. Ильиным. В 1834 году в окрестностях слободы Нагольной были начаты разработки". В 1892 году управляющий Луганским горным округом А.Ф. Мевиус отмечал, что "единственным остатком этих работ была куча в 10 тыс. пудов свинцового блеска, перемешанного с цинковой обманкой". Мы привели эти данные потому, что цветная металлургия местных скифо-сарматских племен могла базироваться на одновременном использовании бахмутских медных руд и свинцово-цинковых руд Нагольного кряжа.
В 70-е годы И.А. Писларий обнаружил на Нагольном кряже древний рудник-разнос на золото. На отвале этого рудника был раскопан луганскими археологами курган скифского времени.
В 70 - 80 годы мы высказывали предположение, что срубные племена, разрабатывавшие донецкие медные руды, не выработали профессиональной атрибутации погребений горняков-металлургов. Мы предположительно относили к горнякам многочисленные каменные ящики (более 30) у сс. Покровское, Владимировка, Возрождение, г. Артемовска (как основные, так и впускные в насыпях курганов), где нередко встречались сосуды с "исьменами" и "пиктограммами", солярными знаками (С.И. Татаринов, В.Н. Кульбака, Е.Ю. Захарова). В 1998 году нами исследован курган в 1 км. севернее от Пилипчатинских рудников у ж. д. остановки "Натальевка", где 3 каменных ящика срубной культуры с острореберными и баночными горшками были сложены из зеленых плит медистого песчаника. Это, бесспорно, погребения горняков.
Ряд новых данных позволяет говорить о том, что население эпохи бронзы, разрабатывающее медные руды с высоким содержанием железа, могло познакомиться и с металлическим железом.
В 1977 году на поселении Лиманское озеро в раскопе 5-а найден комплекс бондарихинского жилища с железными шлаками. Рядом, в одном горизонте - железоплавильный горн с перекаленной керамикой эпохи бронзы. Горн трехкамерный, ямного типа, с обмазанными глиной и шлакованными стенками и дном. В заполнении горна встречены железные шлаки, крица, обломки глиняного сопла и железный стерженек .
Сырьем для плавки железа в этом горне служили собираемые на перекатах р. Донец и в меловых отложениях лимониты, куски которых найдены и на поселении Лиманское озеро. Горн располагался на краю поселения, у воды. По находкам в жилище 9 он относится к XI - X вв. до н. э. и является древнейшим на территории Европейской части СССР (Ю.В. Буйнов). По конструкции полностью аналогичен ямным горнам для выплавки меди на стоянке Пилипчатино - 1 .
При раскопках С.С. Березанской поселения Усово озеро вместе с остатками медеплавильного производства срубной культуры найдены не только медные, но и железные шлаки с микропримесями меди (Лаборатория Института археологии АН СССР, ан. 2930).
На стоянке Пилипчатино - 1 в слое XIV - XII вв. до н. э. рядом с медеплавильными горнами найден железный слиток типа "настыля" с содержанием меди до 7%, весом до 0,4 кг, с микропримесями С. 203. свинца, цинка, серебра, мышьяка, кобальта (по количеству содержания в медной руде, Лаборатория Института археологии АН СССР, ан. 21755). Слиток мог возникнуть при плавке халькозина, халькопирита и нарушении температурного режима (превышение температур, необходимых для получения меди, удлинение времени плавки).
Шлаки с высоким содержанием железа встречены практически на всех медеплавильных мастерских, стоянках у Бахмутских рудников. Минералы халькозин и халькопирит, содержащие до 15% меди и до 50 - 60% железа, встречаются в Клиновом, Медной Руде, Картамыше." Татаринов С.И. Итоги и проблемы изучения памятников донецкого горнометаллургического центра эпохи поздней бронзы // Проблемы охраны и исследования памятников археологии в Донбассе: Тезисы докладов научно-практического семинара. - Донецк, 1989. - С.41 - 43.

У меня дома есть уникальная находка. Ее я нашел, когда искал место бывшей мельницы на безымянном притоке пересохшей речки Лощинной на месте бывшего хутора Лощинный. Это в сосновом лесу недалеко от села Ольховое, рядом со Станицей Луганской. Нашел с помощью металлодетектора.

стрела

Это скифский наконечник стрелы. Он из мышьяковистой бронзы. Нашел на глубине примерно пятнадцать сантиметров. Но, самое главное -НАШЕЛ НА БЕРЕГУ РЕКИ! Удивительное изделие. Я, наверное, не смогу сейчас такое сделать. Но тогда, в далекие времена, такие наконечники делали во множественном количестве. Расстояние от того места, где я нашел наконечник до Бахмута по прямой больше ста километров. Если двигаться по рекам и притокам и того больше.  Река Лощинная впадала в реку Ольховую, Ольховая впадает в реку Бродок, а река Бродок впадает в Северский Донец. А если плыть вверх по Донцу можно доплыть до устья реки Бахмут и подняться по ней на те места, где жили и работали древние металлурги.  Но тем не менее этот наконечник очутился именно в этом месте. Наверное поэтому и располагается Бахмут в центре этой несимметричной стрелы. Равноудаленный от русел речек, по котрым можно поплыть из Бахмута во все стороны света.

И напоследок:
" В начале века В.А. Городцов, учитывая наличие в изюмских и бахмутских катакомбах бронзовых изделий, опыт сооружения “катакомбными людьми” могильных шахт, связал с последними бахмутские медные рудники (Городцов, 1907). Т.Б. Попова, считая что в районе этих рудников не было ни воды, ни топлива, исключала такую возможность (Попова, 1955). Спектральный анализ металла Степи, показавший наличие мышьяка как легирующей добавки (до 20%) позволил Е.Н. Черныху связать происхождение катакомбного металла с Кавказом, откуда поступали как готовые изделия, так и слитки (Черных, 1966 и др.) Эту мысль поддержали и поддерживают многие исследователи. С.Н. Кореневский уточнил, что низкое содержание мышьяка в ряде изделий свидетельствует о многократной переплавки металла. Автор впервые указал на наличие в Степи своеобразных типов изделий, а именно топоров “колонтаевского типа” и ножей с раскованным окончанием клинка, что позволило поставить вопрос о степной металлообработке (Кореневский, 1976; 1978). Последнее для Донбасса убедительно продемонстрировано открытием 15 погребений литейщиков-кузнецов (Шапошникова, 1971; Березанская, 1980; Березанская, Кравец, 1989; Нечитайло, 1992 и др.).
В то же время фактически остается нерешенным вопрос о сырьевой базе литейщиков-кузнецов, хотя исследователи теоретически определяют эту базу. П.М. Кожин пишет о “гигантском” шахтном опыте катакомбников, использовании как светильников курильниц (Кожин, 1984). Выделив ряд локальных центров бронзолитейного производства катакомбного времени на Украине, А.Л. Нечитайло в серии работ 1988 – 1995 гг. положительно решает вопрос об использовании бахмутских рудников, резонно отмечая наличие здесь и воды, и топлива (Нечитайло, 1988). С.52. В.А. Дмитриев, указав, что при раскопках на рудниках (точнее производственных комплексов срубной культуры у рудников - авторы) находок катакомбного культуры сделано небыло, ставит под сомнение последний тезис А.Л. Нечитайло (Дмитриев, 1989). В.И. Клочко, учитывая известные в геологической литературе рудопроявления, в т.ч. Нагольно-Петровской подзоны Донецкой металлургической области, считает, что существовала местная сырьевая база катакомбной металлообработки, но отмечает, что разработки либо не найдены, либо уже уничтожены (Клочко, 1994). В последнее время к выводу о степных источниках циркумпонтийской металлургической провинции пришли А.Д. Пряхин и Е.Н. Черных.
В последнее время проведены немалые работы в бассейне р. Бахмут по изучению как рудников по добыче меди – ярких памятников ДКК, что позволяет высказывать собственную точку зрения на проблему сырьевой базы металлообработки ДКК. Следует иметь в виду, что в отличие от оседлого населения срубной культуры, оставившего комплексы металлургии у рудников, вряд ли стоит рассчитывать на открытие таковых ДКК, поскольку племена ДКК вели подвижный образ жизни протокочевого типа. Как свидетельствуют данные этнографии, добыча руд металлургия и металлообработка при достаточно простом инструментарии хорошо известны у кочевников, например, у татар, монголов, казахов без наличия стационарных производственных зон (Викторова, 1961; Назаров, 1968; Тереножкин, 1977; Султанов, 1982 и др.). Другое дело сами рудники. При горных работах в XIX в. в Донбассе находили орудия труда, детали снаряжения древних горняков (не исключено и ДКК). Но в настоящее время из-за громадного объема работ при фактическом закрытии геологической программы по исследованию медных руд, они практически не исследованы.
Ряд бахмутских рудников (Выскривка, Пилипчатино-7, Новоатаманское Медная руда) имеют “несрубный” облик, причем в Выскривке стратиграфически зафиксировано более древнее положение рудников по сравнению со срубной мастерской – поселением.
В Донбассе известна большая серия изделий ДКК, изготовленных из чистой меди, что позволяет связать их с бахмутскими рудниками. Кроме того, нет сомнений, что т. н. “кавказская” мышьяковистая бронза могла получаться на месте (Татаринов, 1993). В 10 – 15 км от медных рудников в конце XIXв б. Сторчева, б. Железная, уроч. Чагарники открыты древние карьеры с датирующими их эпохой бронзы горными орудиями по добыче арсенопирита, антимонита, реальгара (исследования А.А. Шевелева). Как показали опыты В.А. Пазухина, смешивая указанные минералы с медной С.53. рудой “легко и просто” получить мышьяковистую бронзу (Пазухин, 1964), т. н. “кавказскую”.
В.И. Клочко обратил внимание на концентрацию в Донбассе изделий из цветных и благородных металлов, что, на его взгляд, указывает на использование полиметаллических руд Нагольного кряжа. Это ярко подтверждают, по нашему мнению, и частые находки таких изделий в самом Нагольном кряже, что понятно, если учесть, что с “обретением родины” у племен ДКК происходит распределение земель определенными группами населения, что нашло отражение в родовых могильниках. Интересна находка Г.Л. Евдокимовым полутора сотен серебряных бусин у с. Астахово. В дополнение также укажем на месторождения Никитовского ртутного поля, близкие по типу Нагольному кряжу, и месторождение доломитов песчаникового типа со свинцово-цинково-медным оруднением к с. Пелипчатино (Шалыт, 1940) в непосредственной близости от каскада медных рудников Кислого бугра.
Нельзя не обратить внимание на достаточно высокий процент бронзовых изделий в погребениях Бахмутской котловины. По данным С.Н. Братченко в Донбассе бронза встречена в одном из десяти погребений, а, по сведениям С.Ж. Пустовалова, для Северного Причерноморья в целом в одном из двадцати, причем существуют регионы, где по нашим данным металл присутствует в нескольких процентах погребений (Северо - Западное Причерноморье, Среднее Поднепровье). При наших раскопках в (1995) в 5 из 5, в Дроновке в 5 из 10, в Покровском (Рындивка) в 4 из 10, в Ивано-Дарьевке в 4 из 19, причем это богатые комплексы бронзовых вещей. В целом из бассейна р. Бахмут происходит более двухсот изделий. Это серебряные и бронзовые спиралевидные подвески в несколько оборотов; бронзовые одно - и обоюдоострые шилья; листовидные, с раскованным окончанием клинка и типа "карасик" ножи; бочонковидные, биконические и подцилиндрические бусы; медальоны с ушком, кольца со сходящимися заостренными концами; дуговидные булавки и литая орнаментированная бляха; 8-ко видные в плане пронизки; скрепы посуды, заготовки стержня и др. Особенно следует подчеркнуть массивность изделий (известны ножи более 20 см длины), что возможно при богатстве сырья.
Перспективы исследования металлургии племен ДКК в нашем представлении предполагают, не в последнюю очередь, поиски катакомбных могильников в непосредственной близости от рудников, на всхолмлениях Картамышской мульды, а также стойбищ на Левобережье Донца у Серебрянского обнажения медных руд (часть стойбищ уже открыта). Что касается громадных “разносов” по выработке руд которые, по выражению А.Д. Пряхина, не уступают рудникам Балкан и Испании, то С.54. без солидной государственной программы по их исследованию (а особенно охране) там делать нечего."
ДКК - это Донецкая катакомбная культура.
Кравец Д.П., Татаринов С.И. К вопросу о металлургии племен донецкой катакомбной культуры // Северо-Восточное Приазовье в системе евразийских древностей (энеолит - бронзовый век): Материалы международной конференции. - Донецк, 1996. - Ч. 1. - С.51 - 54.

Tags: Булавин, Булавинская война, наш край.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments