mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Мария Глубокая.

Большинство пишущих про нас и нашу жизнь, жизнь в Луганске и Донецке, имеют об этом весьма смутные представления. Ну как можно узнать некоторые моменты жизни, например, из интернета? Вот недавно проскочила  такая заметка:

Доброго времени!
Может и не в тему, но все же огромная к Вам, Игорь Иванович, просьба помочь разобраться или хотя бы осветить вопрос "работы"властей г.Первомайск, Луганской обл. По сообщениям местных жителей,ставшего приграничным города Первомайск, комендант отдал распоряжение "выигравшим тендер"предпринимателям, резать на металлолом некогда городообразующее предприятие-шахту им.Менжинского, а так же профтех.училище 74"

Это открытое письмо к Стрелкову, буквально крик души. Там еще есть про то , как ходють по домам и в категорической форме требуют оплату за свет, газ и воду. Ну, не знаю. Если в относительно благополучном Лукганске ( по сравнению с Первомайском) такого нет. И в Луганске, хоть с трудом и не всегда, но можно найти работу. А в Первомайске до сих пор не везде есть свет и газ. Там пол города в руинах от украинских обстрелов.  И да. Профтехучилище № 74 лежит в полуруинах и его пока никто не собирается восстанавливать. И станки там такие, что помнят еще Иосифа Виссарионовича.

Но я хочу сейчас подробно остановится на шахте им. Менжинского. Действительно там начали убивать шахту, резкой ее на металлолом. По мне, так положа руку на сердце, скажу - и слава богу. Хотя я с болью отношусь к таким сообщениям, потому что знаю что такое шахта и сколько стоит что бы ее построить. И в материальном и людском плане.

Я на шахте Межинского строил ствол. Было это тридцать лет назад (как летит время, кажется, что это было вчера). Проходил, как у нас говорят и от этого профессия - проходчик. Ствол прошли до отметки минус 998 метров. Без двух метров на километровую глубину. Менжинка - одна из самых глубоких шахт в Донбассе. И отсюда все ее проблемы.

Температура породы на такой глубине тридцать восемь - сорок градусов. В угольных забоях то же самое. И плюс влажность. Те, кто проработал в забое больше десяти лет, после выхода на пенсию больше пяти лет не живут. И шахта эта имеет еще одно название - шахта убийца. В Донецке, на шахте Засядько, работают еще глубже. Уже опустились на полуторакилометровую глубину. Но там по всей шахте есть системы охлаждения вентиляционного воздуха. Его  там перед забоями охлаждают. Там работать несколько легче. И на шахте Засядько шесть стволов. По которым проветривается шахта до приемлимой атмосферы. На Менжинке два ствола и нет системы охлаждения воздуха.

Что такое работа при высокой температуре я ощущал на своей шкуре. Пару раз был накануне теплового удара. Работали в тупиковой выработке, свежая струя воздуха туда практически не попадала. А надо было отбойным молотком выдолбать водосборник три на четыре и глубиной три метра. Через пять минут работы рубашку можно выкручивать - мокрая от пота. Толлстые спецовочные штаны - насквоз пропитаны потом. И вдруг внезапно твои мысли застревают на выходе из головы, в глазах начинает мелькать какая то хрень. И потом все твое тело начинает сильно покалывать. Так противно. Как будто каждую клеточку твоего тела стараются проколоть иголками. Когда выполз на свежую струю сразу замерз до колотуна.  Поток воздуха ураганный, а ты мокрый насквозь. Переполз за электроаппаратуру  в затишек и ждал, когда придет отходняк.  А на Менжинке люди  в забоях работают постоянно в таком режиме. Человек хоть и крепкий, но не железный.

Я раньше писал о том, что спуск на километровую глубину занимает больше пятнадцати минут. И часто, в первую смену на спуске, я успевал за это время заснуть и мне иногда даже снился какой нибудь сон. Когда подошли уже до низа, там порода была - песчанник. Крепкий очень. И от горного давления, на еще не забетонированных местах, он отстреливался маленькими коржиками. Как кусок бетона, когда его положит в костер. Стоишь, а вокруг щелк - щелк. Коржики песчанника маленькие, самый большой - с пол ладошки. И далеко они не летят. И приложишь руку к породе, а она горячая.

Ствол этот так и не достроили. Началась руина. При строительстве стволов используют временные копры - пирамиды. Долго такой копер
стоял на Менжинке. И тогда, еще в те времена, нашлись люди и решили порезать его на металл. А в стволе есть предохранительный полОк. Это такая конструкция из двух или трех металлических пререкрытий, соединенных между собой стойками, из мощного двутавра. На полкЕ монтируется и подвешивается оборудование. И он висит на канатах, которые на поверхности идут к мощным корабельным лебедкам. Что бы этот полок можно было подымать - опускать. И работать с него, когда надо.  И за одно решили порезать и эти лебедки. Канаты по очереди обрубили и повязали вокруг фундаментов угловых стоек копра - времянки. И так этот полок висит в том стволе по сей день. На завязанных канатах. И как его оттуда доставать?

За этот ствол было заплачено жизнью нашего коллеги и товарища. Он погиб при строительстве этого ствола.

Шахта Менжинского в девичестве носила название Мария Глубокая. Ее построили еще до революции. Ей уже больше ста лет. Но тем не менее в пределах шахты еще нормативных запасов - семьдесят миллионов тонн угля. При годовой добыче по миллиону тонн - на семьдесять лет работы. Хотя она давно работала с такими темпами, еще при Союзе. По тому времени Мария Глубокая была построена по последнему слову техики, соответствующую той эпохе. Паровые машины на подемах, паровые машины на вентиляторе главного проветривания. Хотя под землей так и остались лошади, коногоны, обушки и саночники. Уголь на шахте коксующийся. Высокого качества и хорошие пласты. Востребованный был уголь. Недалеко Алчевский метзавод. Рядом Алмазнянский чугуннолитейный завод. Уголь уходил на ура.

Интересна легенда о происхождении названия этой шахты. Я  приблизительно знаю ее. Влюбилась одна девчушка в шахтера. А родители были сильно против будущего мужа этой девчушки. А ее возлюбленный работал как раз на этой шахте. И родители буквально следили за ней, препятствовали ее встречам с возлюбленным. Тогда девчушка ушла из дома, постриглась в мальчишку и устроилась на шахту газозамерщиком. Что бы хотя бы в шахте встречаться со своим возлюбленным. А раньше женщина в шахте - это было примерно так же, как и женщина на корабле. Ее возлюбленный сам пришел к родителям этой девчушки и все рассказал. И сказал, что если ее увидят в шахте, то могут и убить  Как то смог уговорить ее родителей. И они поженились. Но все равно, хоть она уже и не спускалась в шахту, об этом узнали все. А звали эту девчушку Мария. И так, благодаря ей, шахту начали называть Мария. А так как шахт с именем Мария было достаточно, то что бы ее отличать от других, прибавили еще Глубокая. Шахта ведь с рождения была глубокой. Вот так и зажила шахта с таким именем - Мария Глубокая.

Можно еще сказать о том, что Менжинка погибла много лет назад. Тогда случилось на шахте два пожара. Второй раз шахта горела больше полугода. А в советские времена планы, связанные с этой шахтой были грандиозные. Началась большая реконструкция шахты. Построили третий ствол, то же километровый, недалеко от Первомайска, в поселке Борщеватое. И он значительно облегчил работу шахтеров  в забоях. Лучше стала вентиялсция. И в планах было строительство четвертого ствола, который я строил. Но не судьба. И пожары были очень подозрительные. Когда делили угольную отрасль Украины, начали делить шахты по профилю. Антрацитовские шахты отошли отдельно. Отдельно ушли шахты, связанные с поставками угля для тепловых электростанций. И отделно уходили шахты, которые были задействованы в металлургической отрасли, связанные с производством кокса. Это все ушло под структуры Ахметова. И в этом плане Менжинка оказалась конкурентом. Ее в эту цепочку не включили. Возится  с такой шахтой никто не захотел. Много надо было вкладывать денег.  Хотя уголь на этой шахте один из лучших в Донбассе.  Марка "Ж". "Жирный" . Название говорит само за себя. Даже в качестве сырья для коксохимов. И начало ее лихорадить. И два пожара сильно смахивали на специальный поджег. Когда Менжинка горела второй раз, как раз горела в районе нового ствола на Борщеватом. И весь огонь и жара пошли через это ствол. Температура была такой, что поплавились все металлоконструкции. И в нижней части разрушилась вся бетонная крепь . И возникла угроза обрушения сивола. И из за этого его засыпали. И так Менжинка лишилась такого, очень нужного для нее ствола. А четвертый не достроилии. И что бы сейчас довести до ума эту шахту не хватит денег не то что в Луганске, но и в Украине то же.

Кое какая благоприятная перспектива возникла, когда шахтой заинтересовался мариупольский металлурнический комбинат им. Ильича. То же интересная история. На этот комбинат положил глаз Ахметов. Но тогда на комбинате рулил Владимир Бойко. Мужик такой, что палец в рот не клади. Ахметов в открытую не отважился на него идти. Но начали делать комбинату мелкие пакости. На комбинате возникли проблемы с коксом. И что бы эти проблемы хоть как то решить, выкупили для этого шахту Менжинского. Но что бы добыча угля была рентабельна, нужно добывать его по миллиону в год. А для этого надо в Менжинку вложить много денег. И Менжинка оказалась не подьемной даже для комбината Ильича. Они помучались несколько лет с ней. Частично решили проблемы с коксом. Но в конце концов отказались от нее. И она пошла "по рукам". И после каждых рук положение становилось все хуже и хуже. И окончателно шахту добила война.

Можно наверное было ее восстановить, несмотря на разрушения, связанные с обстрелами. Но Первомайск оказался без электричества. И шахта в том числе. И ее затопило. Полностью. Откачивать воду из шахты можно только со стволов. Но тут начинаются проблемы, большие проблемы. Дело в том, что при спуске на глубину, через каждые деясть метров давление воды увеличиваеся на атмосферу. Сто метров - десять атмосфер. Километр - это уже сто атмосфер.  Я видел насосы, которые откачивают воду с глубины пятьсот метров. Впечатляют. Электродвигатели запитаны напряжением шесть тысяч вольт. А про километровые страшно подумать. Когда мы проходили ствол, то для откачки воды делали сбоку камеры. Через каждые двести пятьдесять метров. В которых был небольшой водосборник и место для стационарного насоса. Но водосборники в таких камерах рассчитаны на приток воды в границах ствола. И на откачку воды специальными стволовыми подвесными насосами. У которых напор всего двести пятьдесят метрв. Таким образом воду из шахты откачать нельзя. Хотя после войны шахты то же были затоплены и многие из них были откачаны. И Менжинка в том числе.

Получается, что Мария Глубокая обречна на гибель. И поделать в данном случае ничего нельзя. Каждая шахта, как и каждый человек, имеет свою судьбу. И  у всех она разная. И если Мария Глубокая тихо умирает, наверное это ее такая тяжкая судьба. Несправедливая конечно. Ведь шахта прожила такую длинную и достойную жизнь.
Tags: Донбасс, шахта
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments