mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Category:

Симфония войны.

Вчера, ближе к полуночи, когда я прогуливался по вверенной мне территории, услышал громкий бабах в небесах. На северах, на подлете к Луганску. Наверное этот бабах слышало пол города, но кругом тишина. Странно. У нас в Луганске, относительная тишина, звуки войны раздаются далеко, на Бахмутке. В отличии от Донецка, где бахают все окраины. И этот одиночный бабах резко как то напряг. Похоже это было на обстрел смерчем в прошлом году. Я инстиктивно напрягся, ожидая град разрывов касетных смерческих зарядов. Но прошло время и тишина.

Наш патрульно постовой пес Рыжий вылетел из будки и прижался ко мне. Сильно так, чуть не повалил на землю. Я хожу, а он от ноги не отлипает. Слегка напугался. Впустил его к себе, он развалился на полу. Пришлось посидеть с полчаса с ним, пока не успокоился. Но все равно еле выпихал его на улицу. Пес наш Рыжий опытный и обстрелянный боец. Он не впадает в ступор во время обстрелов, но все равно относится к этому с опаской. И накатили на меня воспоминания про то лето. Летом 2014 года возле нашего офиса упала бомба. Летел украинский штурмовик, на не очень большой высоте и сыпанул четыре бомбы. Бомбы спускались на парашютах. Одна из них упала в метрах двустах от нас. Контузило сторожа, он ушел и на его место взяли меня. Вынесло все стекла в офисе, улетел и развалился напополам наш маленький телевизор.

Интересный был взрыв. Воронка глубокая, метра два глубиной, но не широкая. Взрывная волна интересная. Рядом дома и палисадники. Кирпичные палисадники конечно разнесло в хлам, а металические заборы только выгнуло. Зато, по мере удаления, взрывная волна как бы усиливалась И уходила в высоту. В четырехстах метрах от взрыва - офисное здание. Там вынесло все стекла. Сорвало крыши с сараев. Холодильник наш из сандвичей, железные панели между которым пенопласт. С виду все твердое, но в массе очень подвижное. Взрывной волной корпус холодильника сжало как мячик. Двери на пластмассовых петлях. Двери вырвало и они улетели как пробки с шампанского, метров на десять. Крышу подорвало на полметра вверх. Хорошо что она упала фактически на место. Потом задули щели пеной.

Интересно, что думало то двуногое, которое сидело за штурвалом этого штурмовика? Он видел, что под ним одни жилые дома, ополчения не было в радиусе трех километров. Но летело и бомбило. Вторая бомба упала возле двух пятиэтажек, стоящих под углом к друг другу. Там живет мой знакомый. Он как раз тогда был дома. Отделался легкой и временной потерей слуха и небольшим испугом. Сильнее не успел испугаться. На первом этаже после взрыва все стекла остались целыми. На втором этаже разбилась небольшая часть. На третьем этаже стекла улетели в большей половине окон. На четвертом и пятом этажах улетели все стекла. И вдобавок позаворачивало балконную обшивку вовнутрь,  в квартиры. На пятом этаже кое у кого влетели в квартиру балконные двери и окна. На одном доме унесло крышу полностью. На другом наполовину.

Третья бомба попала в чей то дом. Он разрушился и сгорел. Рядом пятиэтажное здание поликлиники. С  стороны взрыва там улетели все стекла. Четвертая бомба упала посреди узкой улицы еще дальше. Пострадало и сгорело шесть домов в районе взрыва.

Интересные оказались эти бомбы. Корпуса, размером с полтора метра, остались целыми. Осколков не было, одна взрывная волна. Уж не заряд ли обьемного взрыва был в них?

И такое потрясения перенесли наши псы. Тогда у нас их было двое. Черный, старый и чуть помоложе, Рыжий. Жили и спали они вдвоем в одной будке. Шатались по улице то же только вдвоем. Интересно было слышать, как среди ночи они в будке так, слекга, переругивались. Черный пережил войну и обстрелы. А сдох он осенью, когда уже настала тишина. Рыжий сильно переживал по своему другу. Неделю ничего не ел. Не слушал никаких уговоров. Тихо лежал в уголочке и тосковал. Я думал, что то же сдохнет. Но потихоньку отошел. Сейчас вроде бы ничего, но от меня не отстает ни на шаг. Выбрал меня своим другом.

Человек в своей жизни делает осознанный выбор в своих поступках. Правильный или не правильный, это конечно дело каждого. Кто то принял решение тогда уехать, кто то остаться. Кто то остался с детьми, кто то во время обстрелов ходил по городу и попал под обстрелы и погиб. Гибли и дети. Но это все происходило в результате выбора каждого. Нашим четвероногим друзьям, когда мы их заводим, мы выбора не оставляем. Мы их БЕРЕМ К СЕБЕ. И мы должны отвечать за них. А у кошек и собак выбора нет. Они обречены привыкнуть к нам. И привыкая, они ищут у нас защиту. И во времена тревоги инстиктивно жмуться к нам.

Я давно читал про интересный феномен у собак. Они как бы предчуствуют ближайшее  будущее. Мой хороший знакомый служил в шестидесятые годы на Семипалатинском полигоне. Тогда, во времена испытания ядерного оружия, использовали и собак. Их привязывали в районе подрыва ядерного заряда. Он мне расказывал, что когда начинался обратный отсчет, собаки начинали сильно выть и рыть когтями землю. Очень сильно рыть Они предчуствовали опасность и свою гибель. А летом 2014 года я в этом убедился сам. Знакомый, возле дома которого взорвалась бомба, рассказывал мне. У них во дворе тогда жила стая собак. Их подкармливали как могли. Стая возле этих домов обитала постоянно, никуда не уходила. А за полчаса до взрыва бомбы они ушли все. И никто не видел куда они ушли.

Когда обстреливали наш Камброд, я по ночам сидел на крыльце и слушал куда прилетит. Мои спали, а я был на стреме, что бы когда бабахи  повернут в нашу сторону, поднять их и спуститься в водопроводную яму во дворе. В ней мы прятались от обстрелов. Яма эта была метр семьдесят на метр сорок и высотой метр семдесят. И мы там со скрипом помещались. Когда то нам ночью пришлось просидеть в ней три часа. Но в Первомайске, например, люди жили все время в подвалах, а некоторые живут там до сих спор. Нам было несколько полегче. И во времена таких сидений у меня сложилось свое отношение к Украине. Она для меня перестала существовать, совсем. Для меня она теперь пустое место. У меня там нет родственников, мне не к кому и незачем туда ездить. А редкие друзья давно уже перестали звонить мне и общаться по телефону. Как будто я прокаженный какой то и они бояться подхватить эту проказу по телефону. Ни ладненько. Так, да и так.

Так вот, во времена обстрелов, обратил еще  на поведение собак. Те собаки, которые были привязанеы к будкам, начинали выть. И если выли собаки слева от моего дома, то и слева и прилетало. Если выли справа - прилетало справа. Когдато завыла собака как раз напротив нашего дома, на соседней улице. Я тогда сильно пререпугался. И правда, минут через десять прилетел залп из трех снарядов. Пилетел чут выше нашего дома, На две улицы дальше, на окраину, отделенную от домов небольшой лесопосадкой. Последний снаряд бахнул в метрах четырехстах от дома. Разлетелись ветки деревьев посеченные   осколками. И осколки на излете зацокали по крыше. Сылы у них уже было мало. Ими не убило бы. Но они летять сильно горячими. Если  попадет на тело, то буквально к нему прижариться.

После пережитого лета многое в жизни пришлось переосмыслить . Я сейчас не могу смотреть фильмы про войны. Не то что боюсь. Мне сразу в глаза бросается их неестественность. Раньше я то же считал, что снаряды в жизни свистят как и в фильмах, что бахает то же так. А в реальной жизни все совсем по другому. Свист гаубичного снаряда совсем не слышно, если он с нашей стороны не улетает. Тогда слышно. Слышно противный вой танковых снарядов очень хорошо. А прилет гаубичного снаряда слышно одно мгновенье. Успеваешь только моргнуть глазами и следом взрыв.

Я не понимаю тех, кто уссыкаясь от восторга, играет в танчики на WOT. В жизни война выглядит несколько иначе. Сын моего друга ушел в ополчение. Ушел в самом начале. Принимали тогда так - покажи пспорт, ВО! Луганская прописка. Вот тебе автомат, разбери и собери. Собрал? Молодец, бери его и становись в строй! Не  спрашивали больше ничего.  Критерий отбора был - это свой, не чужой. Через три дня их отправили на позиции возле Красного Яра. Через неделю их конкретно накрыло градовским залпом. Успели попадать в окопы, никто осбо не пострадал. Оглохли только на время. Залп градовский длится двадцать две секугды. Столько же дляться разрыва градовских снарядов. Он потом рассказывал. Через некоторое время пришел в себя. А кисти рук закопались в глину. А на дне окопа глина была, лопатой не угрызеш. А кисти зарылись. Вытащил кисти рук, а на пальцах нет ногтей, ободраны все. А он говорит, что вообще не помнил как закапывался. В такой ситуации мозги живут сами по себе, тело само по себе. А у меня временами, во время обстрелов, тряслись колени. Не от страха. Страха не было совсем. А колени тряслись так, что приходилось садиться на стульчик. Колени жили своей какой то жизнью.

Свои домашние животные, кошки И собаки, в такие времена ищут защиты у нас, братьев старших, жмутся к нам. И мы стараемся их защитить. А к кому прижаться нам? У кого просить защиты? Наверное только у Бога. Больше не у кого.


Фото002


Патрульно - постовой пес Рыжий. Не боится ничего!
Tags: Дом
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →