mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Луганский завод(II)

Charles_Gascoigne,_1790-s

Имя этого человека мало кому известно. Наверняка многие  увидят его портрет на этой картине в первый раз. Но заслуга этого человека в деле развития промышленности  Донбасса до сих пор в полной мере не оценена.

Карл Карлович Гаскойн

Действительный статский советник (1798). Награжден орденом Св. Владимира 3-й и 4-й степени, Св. Анны  1-й и 2-й степени.

Карл Карлович (Чарльз) Гаскойн (англ. Charles Gascoigne; 1739 — 1 августа 1806) — шотландский архитектор, механик, оружейник, изобретатель, действительный статский советник. Приобрёл известность как инженер-изобретатель, удачливый предприниматель и организатор производства.

Сын выходца из Франции, поселившегося в Шотландии, капитана Вудро (Woodroffe) Гаскойна, оставшегося после сражения при Каллодене и Гризель, старшей дочерью Карла Элфинстона, 9-го лорда Элфинстона и его жена Элизабет Примроуз (представительницы одного из древнейших шотландских родов).


Стал одним из первых акционеров и сотрудников Карронского металлургического завода (Carron Company) близ Эдинбурга (около 1760 года, партнёр с 1765 года), зять одного из главных акционеров завода Самуила Гарбета (англ. Samuel Garbett). Уже в 1776 году был назначен директором завода. Изобрёл новый вид корабельного орудия — каронаду. Идея такого орудия для ближнего боя приписывается Мельвилю (Robert Melvill), но усовершенствование орудия до их практической применимости (1779 год) принадлежит Гаскойну.

Женился на дочери Самуила Гарбета в 1759 году (Гарбет был владельцем скипидарного завода, которым Гаскойн руководил с 1763 года). От этого брака у него было три дочери:

Анна, вышла замуж за Томаса Гамильтона, 7-го графа Хеддингтона в 1786 году, а после — за баронетом Джеймсом Далримпл(ом) (James Dalrymple);

Елизавета, вышедшая замуж за члена Парламента Георга Августа Полена;

Мария, которая стала первой женой А. М. Полторацкого (который в 1806 году сменил Гаскойна в должности горного начальника Олонецких заводов).
Второй женой Гаскойна в 1797 году стала Джесси (Анастасия), дочь Мэтью Гатри (англ. Matthew Guthrie). Сыновей у Гаскойна не было.

Умер Гаскойн в Петербурге. По завещанию был похоронен в Петрозаводске (могила не сохранилась).

Читая скудные сведение об его жизни задаюсь вопросом. Зачем и почему? Зачем Карл Гаскойн оставил сытую и спокойную жизнь в Шотландии, где у него было любимое дело, был почет и уважение, был достаток и семейный уют. Зачем  он все это оставил и бросился в неизвестность? Приехал в, до того ему незнакомое, Дикое Поле. Оставил уют и комфорт городской жизни.  Что двигало этим человеком? Тоько лишь деньги? И много лет, живя в начале как походный солдат, затем, после строительства завода пытливо работал, искал способы литья, способы производства оружия. Терпел во всем этом неудачи, но постоянно, день за днем, работал, работал и работал. И работал для укрепления могущества чужого государства. Государства, которое в определенные моменты, даже становилось врагом его родины. Наверное на этот вопрос можно было получить ответ только от него самого. НО!

Заслуга Карла Карловича в том, что он выбрал место для литейного завода именно там, где он вырос.

Заслуга Карла Карловича в том, что заводской поселок Луганский Завод со временем вырос в полумиллионный город Луганск.

Заслуга Карла Карловича в том, что вместе со всеми, в Луганский Завод приехали и мои предки.

Заслуга Карла Карловича в том, что в городе Луганске на свет появился , как идругие мои земляки луганчане и  все мы живем в нем до сих пор.

Заслуга Карла Карловича в том, что со временем небольшой Луганский Завод вырос до размеров индустриального Донбасса, который оказал влияние на историю развития всей нашей страны.

Английскую промышленную революцию создали особой генерацией людей, которых справедливо сравнивают с титанами итальянского Возрождения. Такие яркие личности, как Дерби, Уилкинсон, Аркрайт, Болтон, Ребекка, Уатт, Гаскойн составили славу той революции. Они ставили перед собой казалось бы недостижимые цели, но почти всегда достигали своего. Они входили в высшие коридоры власти, лицом к лицу общались с монархами и проводили целые дни у металлургических печей и в выработках шахт наряду с простыми рабочими. Они находили время для бесед со знаменитыми учеными и художниками своего времени, объединяли огромную энергию и несгибаемую волю с высокой общей культурой и различными научными знаниями ...

В конце XVIII в.  России очень повезло. Сюда приехал на государственную службу шотландский инженер из первой легендарной десятки - Чарльз (Карл) Гаскойн (1737 - 1806 гг), директор крупнейших в мире Карронских чугунолитейных заводов.

История отъезда Гаскойна в царскую Россию может стать сюжетом авантюрного романа. Осведомленным в технических секретах, человек оставлял Англию во времена возникновения технического шпионажа и контрабанды новой техники. Переписка манархов, упреки российской дипломатии, подкупы и политические интриги предшествовали тяжелому решению английского правительства о разрешении на отъезд.

Британия решила, усилив Российскую империю, связать им мощь Швеции, чем исключить опасного конкурента по борьбе за морское доминирования. Как бы там ни было, но именно деятельность Гаскойна и его учеников позволили Российской империи на протяжении первых десятилетий XIX в., несмотря на отсталый хозяйственный уклад, оставаться на уровне передовых стран Европы. Особое внимание привлекает горно-металлургическая деятельность Гаскойна на южных землях, предопределившим во многом начало промышленного развития Донбасса.

В конце XVIII в. на территории Новороссии были открыты только два металлургических предприятия: литейный двор в Херсоне, где производили медные орудия для Черноморского флота, и оружейный завод в Кременчуге. Эти небольшие предприятия были не в состоянии обеспечить потребности флота и новых крепостей, которые возникали на южных границах империи. Для строительства крупного завода не хватало знающих специалистов, рабочих рук, древесного угля, разведанных запасов руд. Следует отметить, что многочисленные упоминания о минеральных богатств Донецкого кряжа, а особенно обнаруженых еще в 1721 г. месторождениях каменного угля, открывали большие перспективы для развития этого региона. Поэтому, исходя из многочисленных предложений командующего Черноморским флотом М.С. Мордвинова, губернатора Новороссии П.А. Зубова и президента Берг-коллегии М.Ф. Соймонова, весной 1794 г. Карл Гаскойн провел исследование  земель юго - востока России для поиска места строительства значительного металлургического предприятия, а также начал работы по проектированию завода.

Прежде всего он ознакомился с накопленными в Бергколегии отчетами геологов, горных инженеров и предпринимателей относительно исследований на руду и уголь. Достаточно длительное время после событий, связанных с открытием донецкого угля, его использование не выходило за пределы местных бытовых нужд. В 1744 г. по поручению Бахмутской соляной конторы Г.У. Райзером было проведено обследование "Городня буераков" (поселок Городище) и сделана карта этого района с отметками выходов угольных пластов (карта и сопровождающий рапорт были направлены в Берг-коллегию). Поиски и заготовки каменного угля для Бахмутский соляных заводов периодически продолжались. Характерным примером таких разработок может служить архивное уведомление:
"В ноябре 1764 г. из Бахмута в урочище на Белую Лугань за 6 верст для заготовления каменных угольев было Отправлено солдат 10 человек. Работа их с возвратом продолжалась два дня с половиной, заготовлено тех угольев 12 четвертей весом 199 пуд один фунт. Привезено оное в Бахмут 10 человек работнымы людьми на 10 воловых Подводя в 7 дней ".
В связи с хозяйственным освоением Азовского побережья (начиная с 80-х годов XVIII в.) и потребностями Черноморского флота, поиск новых месторождений полезных ископаемых организовывали губернаторы Новороссии Григорий Потемкин и Платон Зубов. Сохранились сведения от купца Фурсова и помещика Штерича о возможности разработки изобретенных залежей донецкого угля. В 1790-1792 гг геологические исследования Донбасса проводил Просор М.Г. Ливанов, который обнаружил многочисленные признаки каменного угля, железных руд, мрамора и т.д.. Разведку и добычу угля вблизи Лисьей балки (современный Лисичанск) силами моряков-черноморцев проводил в 1791 г. горный чиновник Н.Ф. Аврамов.
Для проверки этих данных и оценки перспектив организации завода, Гаскойн уехал в трехмесячный командировку на юго - восток Новороссии. Поиски каменного угля не вызвали никаких осложнений. Гаскойн пишет министру финансов графу Васильеву:

"Донецкий и Бахмутский уезды так изобилуют признаками руд, особенно каменного угля, что их существование должно было быть известным даже древним обитателям того края ... Сербы и венгры, с сорок лет назад в этих местах поселилися, несомненно, понимали качества и возможности использования этого вещества, тем более в этом убеждаюсь, что хорваты, тамошние помещики при первом моем обзоре тех уездов все показывали мне угли, на их землях открытые, о которых не только они, но и родители их хорошо знали ...

" За короткое время Гаскойн объехал все известные месторождения угля и железной руды, нашел подходящие строительные материалы и флюсы для доменных печей, определил оптимальное, по его мнению, место для завода. Его решили ставить в поселке Каменный Брод (сейчас район г. Луганска), на правом берегу р Лугани.
Выгодное расположение завода Гаскойн видел в том, что вода Лугани и ее притоки Ольховки может быть при помощи системы дамб и каналов представлена ​​на водяные колеса машин. Северский Донец он считал наиболее дешевым путем транспортировки угля от Лисьей оврага (сейчас г.Лисичанск) до завода. Привлекало и то, что рядом проходил путь на Таганрог.

Губернатор Платон Зубов в связи с этим строил огромные планы (из письма адмиралу Мордвинову):
"Сие устройств в близости от портов и от крепостей, литье орудий и снарядов по лучшей методе, флоты и крепости вскоре и дешевле всем снабжены будут, вся губерния выиграет, все железные вещи будут дешевле и в изобилии, откроется новая отрасль вывоза: каменный уголь здесь в близости имеющийся в большом количестве и лучшим образом выниматься будет. "
14 ноября 1795 был издан именной указ Екатерины II "Об строении литейного завода в Донецком уезде при речке Лугань и об учреждении ломки найденного в то стране каменного угля".

Зимой на заводе в Петрозаводске было изготовлено необходимую технику, причем главные чертежи, архитектурные и инженерные решения были проведены Гаскойном лично и сопровождались авторским надзором. Весной 1796 г. на место строительства выехали К. Гайскон, первый смотритель будущего завода, А. Пикарон, три шотландских инженера и рабочие. В течение 1796 г. в Лисьей балке (сейчас г. Лисичанск) была построена  угольная шахта штольневого типа. Строительство шахты и разработку угля для нового завода возглавлял английский инженер Тимофей Ропер, а с 1797 г. - Адам Смит. За семь лет под его руководством были разведаны новые запасы угля, разработаны и усовершенствованы системы их разработки. По инициативе Смита были построены каменные казармы для рабочих шахты и госпиталь. В те же годы инженер Г. Шериф построил здесь первую паровую машину. В марте 1799 г. на Лисичанских рудниках, впервые в Российской империи, было изготовлено 19 000 пудов каменноугольного кокса. Кроме Луганского завода топливо поставлялось также Черноморскому флоту. Относительно качества угля А. Смит писал в 1798 г.: "Я беру на себя смелость сказать, что редко видел где-нибудь лучше угля ... Он горит очень ярко и оставляет чистый белый пепел, доказывая, что в нем мало или почти нет серы ".

Выходы штолен размещались в большом яру, тянущемуся до Северского Донца. Каждую штольню вместе с прилегающими выработками считали отдельной шахтой, причем за первые пять лет разработки,  на месторождениях  в Лисьей балки было построено 22 штолен шахты. Расстояние между штольнями составляло несколько десятков метров. Сначала выемку угля осуществляли камерным способом, чуть позже - столбами по простиранию. Толщина пласта составляла около 1,9 м. Для эффективного разрушения угольного массива в его подошве создавали вруб (щель), после чего с помощью клиньев и молотов обваливали слои пласта. Для поддержания горных выработок применяли рамное деревянное крепление (лавы крепили деревянными стойками). Горные работы выполняли бригадами по 4-8 человек.
Уголь из забоев до устья штолен транспортировалось волокушами (санками с коробом в котором находилось 5-6 пудов угля), затем перегружалось на подводы и направлялось на Луганский завод. Со временем поставки угля начали осуществлять не только через устье штольни, но из ствола с помощью ручных коловоротов или конного привода. Поднимали мешки с углем или непосредственно короба волокуш (позже - дубовые бадьи и клети). Для подъема использовали конопляные или пеньковые канаты. Шахтную воду спускали по штольнях и поднимали в бадьях. Для обеспечения вентиляции проводили вертикальные стволы (шурфы), которые называли "отдушникакми" (первый из построенных стволов имел глубину около 36 м). С целью усиления естественной тяги применяли металлические жаровни, в которых на поверхности разжигали дрова и уголь, после чего опускали в вентиляционный ствол. Воздух вблизи жаровни быстро розогревался и с повышенной скоростью направлялся вверх, создавая необходимую тягу. По мере остывания жаровни заменялись. Таким образом построеные в Лисичанске в  конце XVIII в. шахты, вобрали мировой и исторический опыт горного дела и принципиально отличались от кустарных рудников, существовавших здесь ранее. В то же время они стали своеобразным испытательным полигоном, опыт которого позже распространялся на другие угольные предприятия.
Все рудники, шахты, а также геологические партии Донбасса были приписаны к Луганскому заводу и подчинены непосредственно К. Гаскойну. Это способствовало (как и предсказал П. Зубов) интенсивному развитию всей горной промышленности региона.

В 1799 г. вблизи поселка Городище открыт рудник для добычи железной руды. Примечательно, что поисковыми приметам рудных залежей служили признаки древних разработок и металлургических плавок, которые были обнаружены геологами. Примечательно, что два века позже Перевальский район Луганской области продолжает открывать свои давние металлургические артефакты. Исследователями Донбасского технического университета был обнаружен производственный участок, включавшая около 15 печей для плавления железа, которые датируют поздней эпохой Киевской Руси. Железные руды поступали на литейный завод из поселков Городище и Привольное.
В 1798 г. Луганский завод начал отливку пушек малого калибра из уральского чугуна и металлолома, который доставляли из Херсона и Таганрога. К сожалению, качество местной железной руды не оправдала ожиданий. Для организации эффективной плавки в 1799 г. на Луганский завод прибыл известный литейный мастер Дж. Уокер, но и он не дал советы местным рудам. Конфликтуя с Уокером, Гаскойн настаивает на строительстве доменных печей, и в октябре 1800 г. начала работу первая домна , причем чугун был выплавлен с помощью каменноугольного кокса. Отлитые ядро, граната и бомба были торжественно отправлены в Берг-коллегии, но ... не выдержали испытаний, чугун оказался низкого качества.
До конца своей жизни Гаскойн совершенствовал луганские домны, проводил опыты с плавкой чугуна на коксе из местных руд, но, к сожалению, потерпел в этом поражение ... Но не только он. Многочисленные неудачные попытки строительства металлургических заводов в Новороссии продолжались еще около 70 лет. В 1847 - 1850 годах был построен Керченский завод, но он оказался нерентабельным. В 1859 - 1861 гг строится Петровский завод близ Корсуня, потрачено 462 тыс. руб., Но промышленную отливку чугуна организовать не удалось (в 1867 г. предприятие закрыто). В 1870 г. построен казенный Лисичанский завод, который также через несколько лет был ликвидирован. Только с 1870-х годов, после освоения богатых железорудных месторождений близ Кривого Рога и строительством литейных и прокатных заводов Дж. Юза, Донбасс начинает превращаться в мощный индустриальный центр. Но путь этих преобразований опирается на Луганский завод, на подвижническую деятельность Карла Гаскойна и инженеров его команды.
Работая на привозном сырье, Луганский завод в течение XIX в. оставался местом, где учились и формировались как специалисты выдающиеся отечественные горняки, металлурги и геологи. Здесь проверялись новые технологии и создавались сложные машины. Именно здесь еще при Гаскойн начали производить первые горную технику и буровое геологоразведочное оборудование (даже для рудников Грузии). Здесь производили уникальное чугунное литье и ажурные ювелирные украшения ...
Когда-то Карл Гаскойн пророчески утверждал про будущий Донбасс: "... когда этот край откроется, то из местных руд и угля можно будет добывать сколько угодно железа высокого качества." Именно он зажег первую звезду отечественной угольной промышленности и металлургии, которую сейчас признает весь мир.

5rimskogo_korsakova22_d

 Дом в Санкт Петербурге где жил Гаскойн и который принадлежал ему. Закрыт сеткой под реконструкцию.http://spbvedomosti.ru/news/nasledie/stroennyy_na_nbsp_barskuyu_nogu_/



Tags: Луганск., Луганский завод.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments