mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Луганский завод(IV).

В предыдущей главе была описана неудачная история о начале строительства города Славяносербска и организации одноименного уезда. В конце концов город это был построен в другом месте и дожил до наших времен. Сейчас Славяносербск, это районный центр  в Луганской области. Центр Славяносербского уезда в конце концов перехал в Луганск, который преименовали из названия заводского поселения Луганский завод.

Центр Славяносербского уезда должен был подвести итоги почти полувекового заселения нашего края выходцами из Сербии, которая тогда находилась в составе Австро - Венгерской империи. Сама история переселения в наш край сербов и роль их в основании многих сел и городков весьмя интересна. Практически пол нынешней Луганской области, та ее часть которая входит в состав Донбасса была основана сербами.

И когда выбиралось место под будущий пушечный завод, именно фактор наличия вокруг полувоенных поселений, рот, как тогда называли, сыграл ведущую роль.

“На этой земле когда наши выходцы Шевич и Прерадович со своими колониями туда прошли, было сначала прискорбия много. Мы узнали как тяжела жизнь. Пустыня, негде голову склонить. Земля, как обыкновенно, затверделая, дикая, может быть, что от сотворения мира необработанная, и лежала во все давние века без всякой пользы, впусте и без народа. Строить дома никто не умел. Мы жили в нашем поселении, как потерпевшие кораблекрушение. Казалось, на этой голой земле никто никогда не жил. Люди выглядели жалкими. Мы страшно мучились...”

“Край, однако, теплый и жестокости зимней, как внутри России, там нет. А хотя зима и бывает, но умеренная, и климат сходствует много с Молдавией, ибо в лесах дикие овощи, яблоков и груш много, а также на иных местах и дикой виноградной лозы отыскать можно...”
“Мне досталась рота над Донцом. Урочище то прозывалось Раевка, где был у меня лес недалеко. Стоял я долго лагерем, имел небольшую палатку. Потом сделал сарай из хвороста, и накрыл травой. Мастеровых людей негде еще не достать невозможно было, хотя селения на той стороне реки Донец и были, но к нам на работу никто ни за какие деньги идти не хотел. Так тамошний народ нас дичился... А то делалось от того, что тамошний народ, возрос и состарился все на одном месте, в глуши такой, что никакого другого народу не видел, кроме себя и своих, то потому, как нас увидели, то убегали от нас, как дикие. Потом они сами об этом рассказывали...”

“У меня в роте сперва состояло только 11 человек гусар, да вахмистр один и капрала два. Каждый строился и друг друга помогал. В сарайчике моем было две комнатки и небольшие сенцы с коморкою. Считал, что лучшего на то время и не надобно. Однако эта моя резиденция не долго мне служила. В одну из ночей как поднялась буря, пошел проливной дождь с градом, кровля промокла насквозь, вода вовнутрь потекла, что я с женою и малыми детьми так промокли, как будто в воде купались... На следующий день я послал людей за Донец. Они купили там заступ, два сверла, леса... и мы начали копать землянку. В это время проезжал мимо какой-то старик. На повозке у него было четыре мешка муки, которые он вез на продажу. Я купил у него всю муку. Этот старик из селения Новый Айдар был первым, кто отважился переехать к нам на правый берег. Видя как мы работаем, он обратился ко мне: - Господин. Мне жаль смотреть на тебя, как ты трудишься со своими людьми. Не изволишь ли купить у меня новый рубленный дом. Я тебе продам и перевезу сюда на своих подводках и поставлю, где тебе нужно. За дом с перевозкой прошу 50 рублей”. Я согласился и послал к нему своего человека. Дом перевезен и поставлен...”

“Ездил я иногда и к другими соседям, смотрел, как они строятся... Но везде плач и рыдания. У кого еще деньги водились, тот хотя с нуждою, потребное доставал. А кто запаса денег не имел, а полагался только на одно окладное жалование (а рациев и порциев уже не было), тот в превеликой бедности состоял. Ибо те деньги на мундир и на другую службе уже исправность употребились... Так было в первый год. Огородов и зелени на пищу сперва ни у кого не было. Пока завели, питались диким чесноком, луком, другими травами. А те, которые не по Донцу жили, а селились по Лугани, терпели еще большую нужду, потому что на Лугани нет лесу, чистая и голая степь... После лучше стало. Весной стали сеять хлеб, огороды, обзавелись скотом, птицей... А в первый трудный год выручала нас охота, ибо в долине Донца и в прилегающих балках было много диких коз и зайцев. Имея ружья, я купил пороху и вскоре организовал охоту. Иногда в день до десятка коз убивали. А зайцам и счета не было...”


"Известия о похождении Симеона Степановича Пишчевича (1731-1785)".






Тяжелым было экономическое и правовое положение сербского населения ив Австро-Венгрии. Сильными были религиозные притеснения (запрещение строить церкви, хоронить усопших по христианским обычаям, разработка проекта по переводу сербов из православной веры в униатскую) со стороны католического духовенства. Поэтому мысли сербов обратились к великой православной империи– России, в которой они со времени Петра Первого видели свою защитницу и покровительницу, к которой в первой половине XVIII в. переходит пальма первенства в борьбе с турецко-татарской агрессией.

Идея военной колонизации земель, расположенных между Северским Донцом, Бахмутом и Луганью, путем расселения православных христиан из Балкан – подданных Австрийской империи, начала обретать реальность при императрице Елизавете Петровне. В 1751 году к российскому послу в Австрии, обер-гофмейстеру, графу М. П. Бестужеву-Рюмину обратился полковник австрийской службы,
серб по происхождению из г.Петервардейна, Иван Хорват фон Куртич, который просил принять его в подданство России «... во избежание тяжкого принуждения покорить себя папскому престолу с переменою греческого исповедания на католическое»

22 мая 1751 года граф Бестужев-Рюмин в письме к императрице Елизавете, изложил проект привлечения сербов в российскую военную службу . Он обосновал необходимость использования сербов, потомственных и опытных воинов, на юго-восточных границах империи. Ответ пришел очень быстро и уже 13 июля 1751 года рескриптом императрицы полковнику Хорвату и его офицерам было предоставлено право перейти в Российское подданство. ...В августе Хорват с группой переселенцев (218 человек) отправился в Россию и в октябре прибыл в Киев
Вслед за командой И.Хорвата в Киев в 1752 г. прибыли со своими людьми полковник Иван Шевич и подполковник Райко Депрерадович (Прерадович). После длительного обсуждения на разных уровнях вопроса размещения этой партии выходцев из Австро-Венгрии было решено поселить их между реками Бахмутом и Луганью. 31 марта 1753г. на совместном заседании Сената, Военной и Иностранных дел коллегий поселение полков Депрерадовича и Шевича рассматривалось в общем контексте проблемы укрепления южных границ России. На заседании принято было решение вместо Украинской линии, строить новую – от устья Самары к Бахмутской крепости, а между Бахмутом и Луганью разместить людей Депрерадовича и Шевича.

Это решение было закреплено Указом Сената от 29 мая 1753г. «О распоряжении по поселению сербов Шевича и Прерадовича с их единоземцами между Бахмутом и Луганью». Им были выделены земли от Бахмута до Лугани, в назначенных от линии укреплениями редутами местах, а именно: начав от того Бахмута через вершину реки Сейжаровки и к вершинам рек Миуса и Белой, а от оных назначенной в ландкарте Красной Линии и до Лугани, не впуская их по сю сторону Донца, где Донских казаков дачи до Бахмута простираются...

Этим же Указом предусматривалось поселить на этой территории не менее 3000 дворов, а в случае потребности их численность можно было довести до 5000. Таким образом, было окончательно определено место будущей Славяносербии.
Вдоль линии, т.е. от Бахмута к устью Самары, предполагалось поселить 9 из 11 ландмилицких полков, которые не поселили по Украинской линии. Два полка оставить в резерве для прикрытия территории от р.Самары вверх по Днепру
Население, которое проживало на отведенной под Славяносербию территорию предполагалось «...свесть внутрь Российских земель...». Расселение полков планировалось вести с противоположных сторон: полк Прерадовича от Бахмута на восток, а полк Шевича – с востока на запад, начиная от реки Лугани...

Поселение было поручено проводить «...Инженер-Полковнику Бибикову на таком основании, как и в Заднепровских местах Артилерии Генерал-Майору Глебову поручено...»

Составленная в 1754г. «Ландкарта Славяносербии» свидетельствует о том, что на территории, отведенной под полк Депрерадовича кроме г.Бахмут, располагалось 3 слободы (Серебрянка, Шипиловка, Ковалевка) и 65 хуторов; на территории, где планировалось поселить полк Шевича – лишь 50 хуторов .

На эти земли в августе-сентябре 1754г. военные переселенцы православного вероисповедания, принявшие российское подданство, присягу, в составе двух конных гусарских полков под командованием генерал-майоров Райко Депрерадовича и Ивана Шевича прибыли в Славяносербию.

Верхняя граница территории полка Р. Депрерадовича шла по Донцу, от устья р.Бахмут до Ореховой балки, восточнее речки Нижней Беленькой. Западная граница полка Депрерадовича проходила по р.Бахмут от устья до впадения в нее р.Сухая Плотва, затем поворачивала на юго-восток до слияния рек Дальняя и Ближняя Плотва. Далее граница шла по балкам до Государева буерака, не включая его. Оттуда до Булавина колодезя и затем к вершине р.Белой (Белая Лугань). По течению Белой Лугани до Утина буерака, оттуда на вершину р.Лозовой, затем на р.Ломовую и по ней на р.Лугань до Орехова буерака, и на север до р.Северский Донец .

На этой территории Р. Депрерадович и его сыновья основали роты. Первый документ, который говорит о составе и количестве военнослужащих в команде Р. Депрерадовича, это «Табель учиненный Славяносербской комиссии сколько по ранговому табелю иметь кому лошадей ...состоит на лицо сколько у кого именно значится...» за сентябрь 1754г. Там указано «число людей»: один –
генерал-майор, один – подполковник, два – премьер-майора, один – секунд-майор, шесть капитанов, семь поручиков, пять прапорщиков, двадцать вахмистров, семь ротных квартирмейстеров, двадцать два капрала, четыре ротных писаря и сто шестьдесят два рядовых гусара . Всего 242 военнослужащих.

Еще один документ за 25 мая 1755 года «Ведомость на получение окладного жалования в год» (далее «Ведомость...» по команде Депрерадовича дает нам представление о численном составе к маю 1755г. В ней значилось 407 военнослужащих,
в т.ч. рядовых гусар – 314, квартирмейстеров – 10, подполковников – 1, премьер и секунд-майоров – 3, прапорщиков – 5, поручиков – 10, вахмистров – 18, капралов – 6, капитанов – 5 .

Следующий документ, который дает нам сведения о именах и фамилиях военнослужащих, их национальности, возрасте, времени поступления на службу, семейном положении, составе семьи – это «Список именной за сентябрьскую треть прошлого 755 году команды генерал-майора Райко де Прерадовича, о штате обер и унтер-офицеров капралов рядовых и прочих чинах о штате его кто с которого году в службе в нынешних чинах и какой нации...»  Датирован январем 1756 года.

Как видно из документа, по состоянию на 1 сентября 1755 г. в Прерадовичевом полку на службе находился и командовал полком генерал-майор Райко Депрерадович, 57 лет, сербской нации, женатый, у него дети на службе в той же команде:
Георгий – 28 лет, премьер-майор, Алексей – 18 лет, капитан-поручик, Иван – 12 лет, поручик.
В штате у него был 1 адъютант, 1 писарь. Офицеров всего – 7, попов – 2, полковой лекарь – 1, полковой писарь – 1, литаврщик – 1, трубача – 3, ротного примаплана капитаны – 5, капитан-поручик – 1, поручики – 8, прапорщики – 6, вах-
мистры – 13. Всего 51 военнослужащий без рядовых гусар.

Именной список Прерадовичева гусарского полка за майскую треть 1757г. дает нам не только информацию о составе, возрасте, национальности и т.д., но и о структуре полка. В полк входило 10 рот.

Первой ротой командовал капитан-поручик Алексей Депрерадович, 19 лет. В роте по штату было по одному поручику и прапорщику, 2 вахмистра, ротный квартирмейстер, 9 капралов, ротный писарь и 34 рядовых гусара. Всего – 51
военнослужащий.

Второй ротой командовал поручик Гаврил Депрерадович, 24 лет. В роте состояло: 1 прапорщик, 2 вахмистра, 1 ротный квартирмейстер, 1 капрал, 3 рядовых гусара. Всего – 9 военнослужащих.

Третьей ротой командовал поручик Михайло Депрерадович, 26 лет. В роте состояло: 1 прапорщик, 2 вахмистра, 1 ротный квартирмейстер, 2 капрала, ротный писарь и 17 рядовых гусар. Всего – 25 военнослужащих.

Четвертой роты командиром был поручик Иван Давидович, 33 лет. В роте состояло: 1 прапорщик, 2 вахмистра, ротный квартирмейстер, 4 капрала, ротный писарь и 20 рядовых гусар. Всего – 30 военнослужащих.

Пятую роту возглавлял прапорщик Семен Коллер. Она была самой малочисленной. В ней состояло: 2 вахмистра, 2 капрала и ротный квартирмейстер. Всего – 6 военнослужащих.

Шестой ротой командовал Исак Радованович, 40 лет. В роте служили 1 поручик, 1 прапорщик, 2 вахмистра, ротный каптенариус, капрал, писарь и 10 гусар. Всего – 18 военнослужащих.

Седьмая рота. Командир – капитан Борис Михайлович, 51 года. В штате: поручик, прапорщик, капрал, квартирмейстер, 2 вахмистра и 3 рядовых гусара. Всего – 10 военнослужащих.

Восьмая рота. Командир – поручик Иван Бранкович, 44 лет. В штате: прапорщик, 2 вахмистра, квартирмейстер, 3 капрала и 5 рядовых гусар. Всего – 13 военнослужащих.

Девятая рота. Командир – поручик Райко Попович, 38 лет. В штате: прапорщик, капрал, квартирмейстер, 2 вахмистра, 4 рядовых гусара. Всего – 10 военнослужащих.

Десятой ротой командовал капитан Павел Савельев, 44 лет. В штате состояли: поручик, прапорщик, квартирмейстер, 2 вахмистра, рядовой гусар. Всего – 7 военнослужащих.

Всего в полку служило 199 гусар, в т.ч. 92 офицера и 105 рядовых.

Итак, «... от Бахмута до Серебрянки, где стоит команда генерал-майора Прерадовича первая рота – 37 верст, от 1 до 5-й – 26 верст 300 сажень, от 5 до 3 – 18 верст, от 3 до 8-й – 5 верст, от 8 до 9 – 10 верст, от 6 до 4-й команды генерал-майора Шевича – 12 верст 150 сажень, от 4-й до 8 – 9 верст с половиною, от 7 до 10 – 13 верст, от 10 до 5 – 9 верст с половиной, от 5-й до Красного Яра, где стоит команда генерал-майора Шевича первая рота – 15 верст, от 1 до 2 – 6 верст, от 2 до 3 – 6 верст 300 сажень, от 3 до 9 – 23 версты 200 сажень, от 9 до 6 – 7 верст, от 6 до 7 состоящей при р.Камышеватой командира генерал-майора Прерадовича – 32 версты 15 сажень, от 7 до Бахмута 30 верст 250 сажень ».
На территории полка, каждая рота основала свой шанец. «Шанцы строились наново или были устраиваемы в уже существовавших селах и слободах». Сенат разрешал давать названия этим ротам (шанцам) по выбору командиров.

Так в «Ведомости учиненной и присланных от господ полковника Прерадовича и полковника Шевича при репортах ведомостей ... обо всех состоящих в бывших Прерадовичевом и Шевичевом полках ротах, как оные по прежнему учреждению были, и как назывались, и в которых есть церкви, и оные во имя каких святых созданы, также и которого капитана старанием те роты селением обзаведены» , (далее «Ведомость...») за октябрь 1764г., говорится, что:

Шанец Серебрянской (1 рота, с.Серебрянка (сегодня Донецкая область), во оном церковь каменного строения во имя Преображения Господня, обзаведена старанием покойного генерал-майора Депрерадовича.

У Луганского мосту (2 рота), во оной церкви не имеется, до 764 году за небытием в той роте ротных командиров селением началось самым малым числом, а в 764 году в ту роту подполковник Адам Янов с некоторым числом обер и ундер офицерами и гусарами определен.

Шанец Вышней (Верхний) Беленькой ( 3 рота, с.Верхнее), во оном церкви не имеется. Зачата обзавожением премьер-майором (что ныне полковник) Прерадовичем...

Шанец Ассесоровской (4 рота), во оном церкви фундамент заложен каменный, во имя Вознесения Господня. А неокончена, и с начала обзаведена и ныне обзаваживается старанием секунд-майором Рашковичем.

На устье Санжаровки (5 рота), во оном церкви не имеется, зачата премьермайором Селаковичем.

Шанец Нижней Беленькой (6 рота, с.Нижнее), во оном церкви не имеется. Зачата бывшим капитаном Исаком Радовановичем и построено несколько дворов, а после старанием поручика (что ныне капитан) Иваном Прерадовичем обзаваживается.

Шанец Камышеватой (7 рота, с.Камышеваха), во оной церкви не имеется. Зачата бывшим капитаном Божею Михайловичем и построено в бытность его несколько дворов, а после еще обзаведена определенным в ту роту капитаном Алексеем Прерадовичем, и несколько строением приумножено.

Шанец Белогорской (8 рота), во оной церкви не имеется. Зачата бывшим капитаном Станковичем, а понему несколько обзаваживании присугублено поручиком Бранковичем, а ныне капитаном Елинцом, во обзаваживании старание прилагается.
Вверх по Лугани (9 рота) расстоянием от Луганского мосту в шести верстах, до 1764 году за небытием в той роте ротных командиров не начиналась, а в 1764 году капитаном Яковом Даниловичем, с некоторым малым числом обер и ундер офицерами и рядовыми, в то урочище и поселение и определен...
На устье Картемышевой (10 рота), во оной церкви не имеется, старанием капитана Савельева находитца построенной ево собственный дом...

Восточнее от поселений полка Р.Депрерадовича располагался полк Ивана Шевича В местах дислокации рот Шевичева полка были также, как и у Депрерадовича образованы шанцы, которые впоследствии переросли в населенные пункты. В «Ведомости...» за октябрь 1764г. говорится, что в бывшем Шевичевом полку:

Именуется шанец Красный Яр (1 рота), церковь во оном состоять обязана во имя Рождества честного и славного пророка... Иоанна, сначала оная рота селением обзаводилась старанием господина генерал-майора Шевича. Генерал-майор Шевич был сербом, в 1756г. ему было 57 лет, на момент приезда имел чин полковника, приехал в Россию 24 октября 1752 г. и в тот же день получил, согласно с именным Указом императрицы Елизаветы Петровны, чин генерал-майора, был женат, имел двоих сынов: Иван – подполковник и Петр – премьер-майор

Именуется шанец Вергункой, (2 рота) церковь во оном создана во имя святаго славного великомученика и победоносца Георгия, сначала и доныне та рота селением обзаваживаетца, старанием подполковника Шевича.
Называется шанец Каменный Брод (3 рота), церковь во оном состоит ... во имя Петра и Павла, сначала и доныне та рота селением обзаводица, старанием премьер-майора Шевича.

Именуется шанец Крымский Брод (с. Крымское, 4 рота), церковь во оном назначена быть во имя Архистратига Михаила, идет потребное приготовление, селение оной роты с самого начала обзаводилось ныне обзаваживаеца старанием секунд-майора Филипповича.

Именуется шанец Желтый Яр (с. Желтое, 5 рота), церкви во оном не имеется, сначала та рота селением обзаводилась старанием капитана (что ныне премьер- майор) Езбаша, а в нынешнее состояние приведена, секунд-майором Адабашем.

Именуется шанец Раевкой (6 рота), церкви во оном не имеется, сначала та рота селением обзаводилась старанием секунд (что ныне премьер) майора Пишчевича, и капитана Аврама Ивановича, а в нынешнее состояние приведена капитаном Георгием Шевичем.
В «Именном списке учиненном к смотру Его Высокопревосходительства Господина тайного советника Андрея Матвеевича Фливерка бывшего Славяносербского конного гусарского Шевичева полку шестой роты обер и ундер офицерам, капралам, рядовым и протчим чинам...» В роте состояло: капитан, поручик, 2 прапорщика, 4 вахмистра, 5 капралов и 21 рядовой гусар. Всего 34 военнослужащих. Женатых было 27 человек. Детей у них было – 35, из них девочек – 12. Кроме того, у них было работников и малороссов – 11 человек. В семье рядового гусара Ивана К. жил зять малороссийской нации Аврам Сидоренко с женой и детьми. Такое же положение было и в других семьях. Всего родственников проживало в семьях – 6. Таким образом, в шестой роте было 113 человек.

Назывется шанец Харошей Яр (с.Хорошее, 7 рота), церкви во оном не имеется; сначала та рота селением обзаводилась старанием капитана Ивана Миоковича,а в нынешнее состояние приведена сыном ево прапорщиком Павлом Миоковичем.

Именуется шанец Подгорной (п.Славяносербск. 8 рота), церковь во оном состоит во имя святого первомученика и архидиакона Стефана; сначала оное селение обзаводилось старанием покойного капитана Степана Сабова, а в нынешнее состояние приведена сыном ево капитаном Сабовым.

Именуется шанец Пришибской (с.Пришиб. 9 рота), церкви во оном нет, сначала та рота и до ныне селением обзаводилась старанием капитана Георгия Прелича.

Именуется шанец Черкасской Брод (с.Черкасское, г.Зимогорье, 10 рота), церковь во оном строится во имя святого отца Николая Чудотворца; оная же рота хотя сначала и заведена была умершим капитаном Игнатом Миоковичем, точие он по ево желанию был определен в Слободской гусарский полк, и после ево более во оной роте не оставалось гусарского селения как четыре двора; ныне же имеющееся во оное селение заведено старанием капитана Ивана Маркова .

Необходимо отметить, что в связи с тем, что как ни старались командиры, в части пополнения своих рядов, но все таки приток иноземных поселенцев с первых шагов организации Славяносербии был незначительным и поэтому власти лояльно отнеслись к населению, которое жило на этой территории, до ее образования.

Это не только ускорило адаптацию иноземных поселенцев на новых местах, но и заселение Славяносербии. Все это определило многоэтнический состав этого военно-земледельческого формирования. На конец 50-х годов в Бахмутском уезде проживали представители более трех десятков этносов .

В целом организация Славяносербии сопутствовала освоению малозаселенного района между реками Бахмутом и Луганью. К концу 1764 и началу 1765 годов, после реформирования (из-за малочисленности) полков Шевича и Депрерадовича и объединениями их в один Бахмутский гусарский полк под командованием полковника Георгия Депрерадовича, была установлена единая нумерация рот, которая и ныне употребляется местными жителями иногда вместо названия населенного пункта. В результате реформ было образовано 16 рот.

Симеон Пишчевич так охарактеризовал этот период заселения края: «...Наши генералы, Хорват в Новой, Шевич и Депрерадович в Славено-Сербии, учинили своим выходом и своими поселениями такой к пользе пример, что из древней пустыни сделалась вот уже ныне, земля обетованная, населенная, разработанная, удобренная, и плоды земные стала давать изобильные, и кабы не они тогда ее заселять начали, то быть может и навсегда осталась под прежним своим именем пустыни, понеже не находился никто пред тем, чтобы те земли иностранным народом наполнить и заселить, доколе они наши выходцы туда не пришли и учинили тому зачало и фундамент, не устрашась такого близкаго и злаго соседства, каковы тогда страшны были турки и татары, что и надлежит делом великим согтено быть».

Загоровский Е. "Очерки по истории Славянской Колонизации в Новороссии в XVIII веке.
Сербские военные поселения" // Военно-исторический вестник. – 1912.
Юрий ДЕГТЯРЕВ "СКАЗАНИЕ О ЗЕМЛЕ СЛАВЯНОСЕРБСКОЙ – СЛАВЯНОСЕРБИЯ, 1753 – 1764"

Tags: Луганск., Луганский завод.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments