mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Луганский завод(VI).


ВОЗНИКНОВЕНИЕ ЛУГАНСКА
На основе архивных документов мы установили, что первые партии мастеровых Александровского пушечного завода, находившегося в г. Петрозаводске Олонецкой губернии,, и Липецких заводов (Тамбовская губерния) прибыли на Луганский завод в апреле и мае 1796 года. Они начинали строительство завода и заводского поселка, временно поселившись в казенных селах Вергунке и Каменном Броде.

Заводской поселок начали строить в устье речки Ольховой, на правом берегу Лугани с жилых домов для английских специалистов. Было построено 11 одноэтажных каменных особняков – небольшая улица, которую назвали Английской. Для мастеровых строили
казармы из хвороста, камыша и глины, а также землянки. По мере готовности в них переселялись мастеровые из Вергунки и Каменного Брода. А казармы и землянки, где поселились мастеровые, образовали улицу, которую назвали Петербургской. Выше Петербургской возникла улица Казанская. Далее появлялись другие улицы, располагавшиеся по террасам склона правого берега Лугани. Они шли параллельно реке. Их пересекали прямые улицы, идущие по склону перпендикулярно реке. Их называли линиями.

Поселок металлургов долгое время не имел собственного имени. Его, как и предприятие, с 1797 года называли «Луганский завод». Поверенный надзиратель Луганского литейного завода И.Л. Першин в письме к землемеру Новороссийской губернии в – 1799 году писал: «На даче Бахмутcкого уезда села Вергунки построен Казенный литейный завод при речке Лугани, при котором состоит 45 казарм. В них мастеровых ныне налицо... мужеска пола 1016, женска – 988, а всего 2004 души».

Поселок металлургов – будущий Луганск развивался на восток и запад, а также в южном направлении. При пересечении улицы Почтовой и 10-й линии образовалась Успенская площадь, а между центрами Английской и Петроградской – сквер, который тоже назвали Успенским.
В поселке литейщиков были открыты почтовая контора, госпиталь, аптека. В 1823 году появилась первая в Донбассе горная школа, затем библиотека, метеостанция. Возникали новые предприятия. В 1830 году в поселке «Луганский завод» уже было 74 казармы и 224 жилых дома, из которых 184 – собственные. Поселок превращался в крупный промышленный и культурный центр Донбасса.


ПЕТРОЗАВОДСКИЕ И ЛИПЕЦКИЕ МАСТЕРОВЫЕ – ПЕРВЫЕ ШАХТЕРЫ И
МЕТАЛЛУРГИ ДОНБАССА.

С возникновением в Донбассе каменноугольного и металлургического производства в крае появляются новые профессии – шахтеров и металлургов. Что касается металлургов, то тут все ясно. До Луганского литейного завода в Донецком бассейне не было
металлургического производства.. Следовательно, не существовало и профессии металлургов. Они появились вместе с Луганским литейным заводом.

Другое дело – добыча каменного угля. Мы наблюдаем в течение длительного времени неоднократные попытки добывать каменный уголь еще до появления первого казенного рудника Донбасса в Лисичьей балке. Поэтому следует рассмотреть вопрос, какая рабочая сила применялась для разработки каменного угля в Донбассе на более ранних этапах.

Известно, что каменный уголь в Донбассе впервые открыли в 1721 году бахмутскве солевары Никита Вепрейский и Семен Чирков1, взявшие на откуп Бахмутский солепромысел и искавшие дешевое топливо, чтобы увеличить прибыли от эксплуатации предприятия. Однако рабочей силой для разработки открытого каменноугольного месторождения они не располагали. Поэтому обратились в свое ведомство – государственную Камер-коллегию, в ведении которой находился Бахмутский солепромысел. Они просили прислать работных людей для добычи, как они писали «вновь изысканных земляных угольев». В результате Камер-коллегия прислала императорский указ, повелевавший направить из Белгородской провинции в Бахмут работных людей.

Хотя и с опозданием, не с весны, а «спустя летнее время – в августе и сентябре», как писали А. Вепрейский и С.Чирков, но люди были присланы. Всего в разное время прибыло 194 человека. Они были натравлены в балку Скелеватую для разработки открытого здесь каменного угля. Добываемый каменный уголь отправлялся Бахмутским казенным кузницам. «И оное земляное уголье, – писали Вепрейский и Чирков,- употребляетца на Бахмутские соляные заводы в казенные кузницы на латание солеваренных сковюрод и на прочие поделки».
Работные люди, которые прибыли из Белгородской провинции для разработки угля, не были профессиональными шахтерами. Они работали сезонно, короткое время. К тому же уголь добывали открытым, карьерным способом. В таком случае особой квалификации не требовалось. То же самое можно оказать и о людях, которые добывали уголь под руководством Черноморской горной экспедиции в начале 90-х годов 18 века. Это были крестьяне из сел Бахмутского и Донецкого уездов, присылаемые на короткое время поразнарядке властей. Добытый уголь отправлялся в Черноморские порты на топливо и в кузницы.

Первый рудник Донбасса, заложенный в Лисичьей балке в соответствии с Указом Екатерины II от 14 ноября 1795 года, отличался от предыдущих поверхностных разработок, которые были эпизодичными, существенным образом. Это уже было постоянное производство. Для добычи каменного угля здесь применяли подземный, шахтный способ разработки пластов. Этот способ добычи угля требовал постоянных рабочих кадров, обладающих определенными знаниями и трудовыми навыками. Ведь начиналась промышленная разработка каменного угля в России. В результате здесь сложился постоянный контингент горных рабочих. Так в Лисичьей балке возникла новая профессия горных рабочих – шахтеры.

Чтобы выяснить, как комплектовался контингент рабочих Луганского литейного завода и каменноугольных разработок в Лисичьей балке, необходимо обратиться к названному выше указу Екатерины II от 14 ноября 1795 года.

В третьем пункте указа поручалось статскому советнику Гаскойну вызвать из Англии несколько сведущих мастеров, которые бы «находились на местах работы и оными управляли, доколе собственные мастера к этому приобвыкнут».

Четвертый пункт указа предписывал для ломки каменного угля и для других работ на руднике "употреблять из присылаемых в Херсон за вины преступников, также и шатающихся и пришедших в новые губернии из распученных бывших польских войск безместных бродяг, которые в известный срок постоянным жительством себя не пристроят".

Однако самым важным пунктом, касающимся обеспечения завода и рудника кадрами мастеровых, был пятый. Приведем его полностью.

Пятое. В число потребных мастеров для заведения и исправления при оном литейном заводе разного рода мастерств соизволяем мы, чтобы из состоящих в Тамбовском наместничестве при Липецких заводах остающихся ныне без употребления мастеров и работников переведены были к учрежденному в Донецком уезде заводу триста человек с их семействами, какие по осмотру Гаскойна найдутся способными, а сверх того для той же надобности и дабы скорее новоустроенный завод привести в надлежащее действие, взять из завода Александровского сто человек разных мастеров с семьями их, знающих методу отливания Гаскойном чугуна и прочих железных вещей.

Из приведенного документа видно, что первые кадры шахтеров и металлургов Донбасса формировались из различных источников. Специалисты на первых порах приглашались из Англии. Им на смену готовились отечественные специалисты. Состав рабочих был
разнообразным. В заказе в первую очередь упомянуты преступники, присылаемые в Херсон. Некоторые авторы, не утруждая себя исследованиями, ставят эту категорию работников на первое место, что не соответствует действительности.

Рассмотрим каждую категорию работников в отдельности.

КОМПЛЕКТОВАНИЕ ЛУГАНСКОГО ЛИТЕЙНОГО ЗАВОДА
СПЕЦИАЛИСТАМИ И РАБОЧИМИ

Английские специалисты

Для создания литейного завода и каменноугольного рудника, которые представляли новую отрасль угольно-металлургического производства в Донецком бассейне, в первую очередь требовались кадры специалистов. В качестве специалистов правительство решило пригласить англичан, которые уже имели опыт выплавки железной руды и литейного дела, а также добычи каменного угля. Возглавить завод поручили Карлу Гаскойну (Чарльзу Госконье), приглашенному в Россию еще в 1786 году. С тех пор он был  директором Александровского пушечного завода в г. Петрозаводске Олонецкой губернии. В его ведении находились Кончезерский чугуношпавильный и Кронштадский литейный заводы. Оставаясь руководителем названных выше заводов, К. Гаскойн был назначен директором Луганского литейного завода3.
Смотрителем угольной ломки в Лисичьем буераке, которая состояла в ведомстве завода, назначался инженер-механик Адам Смит. Первым литейным мастером на заводе был Томас Ропер.

Позже, в представлении к чину маркшейдера, К, Гаскойн высоко оценил Т. Ропера как специалиста. Он выехал из Англии еще в 1786 году, как и Гаскойн, а в 1794 году возвратился на родину. В сентябре 1795 года Ропер снова приехал в Россию и был  направлен на Луганский завод.

Первым архитектором завода был Василий Норман. Он заложил завод и следил за его сооружением. Механиком завода на первых порах был Шериф, Чертежным мастером – Роман Робертсои, кирпичное и черепичное дело было поручено Ивану Робертсону, столярным делом ведал Данила Макли, кузнечным – Яков Гарди. Всего на заводе было 12 английских специалистов. В последующие годы в составе иностранных специалистов происходили определенные изменения: одни уезжали, другие их заменяли.

Английские специалисты сыграли важную роль в организации строительства и деятельности Луганского литейного завода и угольных разработок в Донбассе в конце 18 – начале 19 века. И хотя они не решили одной из важных задач - выплавку чугуна из местных руд на минеральном топливе - их положительный опыт и знания сослужили добрую службу нашим людям. Опыт и знания английских специалистов, взятые на вооружение отечественными горными инженерами, способствовали дальнейшему прогрессу в каменноугольной промышленности и металлургии России.

Отечественные специалисты

Первые отечественные специалисты прибыли на Луганский литейный завод вместе с К. Гаскойном из Петрозаводска Олонецкой губернии.
В составе первого заводского правления состоял Михаил Николаевич Чернявский, В 1798 году он окончил Петербургское горное училище, прошел усовершенствование у Гаскойна на Олонецких заводах. Продолжительное время на заводе работали братья Иван и Семен Першины. Иван Першин был смотрителем, членом правления завода. Семен тоже был смотрителем. Им были присвоены, чины шихтмейстеров.

На заводе и руднике проходили практику выпускники Петербургского горного училища, преобразованного затем в горный институт. Некоторые из них стали видными специалистами горного дела. В феврале 1799 года на Луганский завод были направлены выпускники Иван Ильин, Василий Пиленко и Иван Соколов. Василий Пиленко пошел на угольную ломку для освоения добычи угля. Иван Васильевич Ильин проявил интерес к различным областям горного деда. Он стал впоследствии крупным специалистом, возглавлял Луганский литейный завод,
В 1810 году после окончания горного кадетского корпуса на Луганский литейный завод приехал практикант Е.П. Ковалевский. На заводе он служил до 1816 года, затем был отозван в Департамент горных и соляных дел. Не раз приезжал он на Луганский завод и в Донбасс с важными поручениями. Е.П. Ковалевский внес выдающийся вклад в организацию геологических исследований Донбасса, составил первую петрографическую карту бассейна, опубликовал ряд важных научных работ по вопросам геологии и разработки каменноугольных месторождений в Донецком бассейне. В последствии К.П. Ковалевский был избран почетным академиком Петербургской Академии наук.

Петрографическая карта Донецкого горного кряжа_1829

Петрогафическая карта Донбасса. Карта в высоком разрешении. Кому интересно, скопируйте и просматривайте в увеличенном виде.

Значительный вклад, в организацию горного производства и в исследование полезных ископаемых Донецкого бассейна внесли горные офицеры Н.Н. Теплов, А.К. Анисимов, А.Б. Иваницкий, А.Носов, В.Соколов и другие, работавшие на Луганском заводе и Лисичанском руднике.

Мастеровые

Мастеровыми в те времена называли квалифицированных рабочих. Указом от 14 ноября 1795 года предусматривалось в первую очередь перевести сто человек разных мастеров из Александровского завода и триста человек мастеров и работников из Липецких заводов с их семьями.

Из «Формулярного списка находящимся при Луганском заводе мастеровым, переведенным из Александровского завода» мы видим, что на Лугань из г. Петрозаводска, где .находился Александровский пушечный завод, прибыло 82 человека, в том числе 33 квалифицированных рабочих мастеровых), 9 мальчиков и подростков до 15 лет и 40 человек женского пола. Подавляющее большинство из них - 75 человек - прибыло в апреле 1796 рода. Лишь 7 человек приехали годом позже – в мае 1797 года. Это значит, что мастеровые г. Петрозаводска весной 1796 года в числе первых включились в работы по сооружению Луганского завода и каменноугольного рудника.

Как свидетельствует документ, мастеровые, присланные из Александровского завода, получили соответствующую подготовку, имели квалификации, необходимые для работы на Луганском литейном заводе. В соответствующей графе формулярного списка указано,
что Василий Сковородников освоил столярное дело и формовку пушек, Данила Хвалимов – добычу и промывку руд, кузнечное дело. Мастер молотового цеха Герман Гаврилов умел ковать разные сорта железа, знал формовое дело. Такую же квалификацию приобрел
и подмастерье этого цеха Василий Горшков. С добычей и промывкой руд были знакомы многие мастеровые.

На Луганском заводе предстояло ввести доменное производство и литейные печи. Поэтому прибывшие из Петрозаводска имели подготовку и в этой области деятельности.

Таким был, например, доменного цеха мастер Семен Софонов, который на Александровском заводе работал «при действии доменных печей». Аналогичную квалификацию имел и подмастерье этого цеха Федор Марков. В числе прибывших были и мастера пушенного производства. Например, Павел Мезенцев освоил формовку, отливку и сверление пушек. Таким же специалистом был Артамон Казанцев. Алексей Иванов знал «проплавку в воздушных печах чугуна», Борис Балюгин освоил формовку и литье снарядов.

Среди мастеровых встречались люди грамотные. Василий Горшков, как сказано в формулярном списке, умеет читать и писать. Знали грамоту Илья Сазонов, подмастерье молотового цеха, Артамон Казанцев.

Из Липецкого, Боринского и Козминского заводов мастеровые на Лугань прибывали несколькими партиями. Следует заметить, что Боринский металлургический завод был построен в 1694 году на р. Белый Колодезь, впадавшей в р. Воронеж. Вначале это был частный завод, затем был взят в казну. В начале 18 века по соседству с ним были построены два новых завода – один на речке Липице, другой – на р. Кузьминке, тоже притоках р. Воронеж. По именам рек заводы называли Липецким и Кузьминским (или Козминским). А чаще всего эти три металлургические заводы называли Липецкими. Плавка руды на них производилась на древесном угле. Для выжигания древесного угля изводились большие площади лесов. В связи с этим в конце 18 века эти заводы закрыли.

Оставшихся без дела мастеровых правительство России решило передать вновь строящемуся Луганскому заводу. В мае 1796 года из Липецких заводов в Луганский  поступило 153 человека, в ноябре того же года – 299 человек и в 1797 году – 21. Таким
образом, к концу 1797 года из Липецка в Луганский завод поступило 406 мастеровых и 68 их малолетних детей мужского пола до 15 лет. Здесь не учтены те, которые по разным причинам в конце 1797 года еще оставались в Липецке.

Всего же предназначалось перевести к концу 1797 года из Липецких заводов на Луганский 777 мастеровых и их детей мужского пола и 811 женщин – членов их семей. По состоянию на 1 октября 1797 года 406 мастеровых из Липецка и 64 мальчика, не достигшие 15-летнего возраста, находились в работе на Луганском литейном заводе. До весны 1798 года в Липецке было оставлено 48 человек мужского и 49 женского пола. 25 человек оставалось в Липецке по указу Тамбовской казенной палаты. Остальные 43 человека мужского и 65 женского пола оставались в Липецке ввиду старости и болезней.

Документы свидетельствуют, что липецкие мастеровые, наряду с петрозаводскими, прибыли на строительство Луганского завода в числе первых. Поэтому с первых дней строительства завода они включились в работу. В «Именном списке» липецких мастеровых мы видим Тимофея Бурлакова, Петра Ширяева, Ивана Артемова, Максима Черепанцева, Григория Акулова, Федора Калинина, Севастьяна Ляпина, Архипа Логунова, Ивана Студеникина, Евдокима Гусарова, Илью Авилова, Ивана Горлова, Никиту Копанева и сотни других рабочих, прибывших на Лугань с реки Липицы.

Руководитель горного ведомства М.Ф. Соймонов 1 февраля 1798 рода писал директору Луганского завода К. Гаскойну, что мастеровым, переведенным с Александровского и Липецких заводов, следует назначить то самое жалование, которое они получили на тех заводах, а сверх того производить им сдельную плату,... смотря по мере трудов их...».

В августе 1797 года на Луганский завод было переведено 68 мастеровых (с семьями - 97 человек) из бывшего Херсонского медно-пушечного завода6. Завод этот был частным, основан в 80-х годах 18 века. Затем он был взят в казну и в 1793 году закрыт. Комплектовался он переведенными Г.А. Потемкиным крестьянами из центральных губерний России.

Вольнонаемные рабочие

В условиях крепостнической России было немало людей, которые занимались отхожими промыслами, в том числе и крепостных крестьян, отпускавшихся для этой цели помещиками. Привлекались они и на строительство Луганского литейного завода, строили доменные и плавильные печи, жилые дома. По данным на I октября 1797 года на строительстве Луганского литейного завода из общего числа 878 рабочих вольнонаемных было занято 194 человека. По видам работ они распределялись так: пильщиков – 14, тесали камень – 74, на кладке стен было занято 106 каменщиков. Это были люди из центральных губерний России. Они работали временно, по контракту,. Выполнив работы, предусмотренные контрактом, они покидали завод, шли искать новую работу.

Воинская команда

В Луганском областном госархиве хранится «Именной список находящихся при Луганском литейном заводе нижних воинских чинов...» В нем показано 109 человек. Из них 2 сержанта, 2 каптенармуса и 3 капрала, а также 102 рядовых. Это были нестроевые, исключенные или, как сказано в документе, выключенные из Архангелогородского, Староингермоландского, Ладожского и Троицкого полков. На Луганский завод они прибыли в мае-июне 1796 года. Их возраст - от 17 до 56 лет. Использовались солдаты в соответствии с их возрастом и физическими способностями. По состоянию на октябрь 1797 года, 9 человек находилось на работе, 4 умерли, 3 болели, 1 сбежал, несколько человек были на руднике, остальные – в карауле и охраняли бывших польских военнопленных.

В 1804 году на Луганский завод прислали 500 рекрут, часть из которых направили на рудник.

Что же касается одного пехотного полка, который пунктом седьмым указа предписывал истребовать «из тех, кои при строении Южных крепостей находятся», то он не был истребован и не участвовал в строительстве завода.

Преступники

Указом от 14 ноября 1795 года предусматривалось использование на Луганском заводе и, в частности, на каменноугольном руднике, преступников. В четвертом пункте указа говорится: «Для ломки каменного угля и работ при действии огненных машин, при укреплении штолен и галлерей, при кладке каменного угля для обжигу и прочего потребных непременных работников употреблять из присылаемых в Херсон за вины преступников...»

Арестанты не были однородными. В самом начале деятельности завода сюда была сослана группа скопцов, членов запрещенной религиозной секты. На тяжелые земляные работы помещики отдавали своих крепостных крестьян, проявлявших непокорность,
совершавших побеги. Эта категория работников была немногочисленной и непостоянной. Численность ее менялась. К тому же использовались преступники исключительно на тяжелых земляных работах при прокладке каналов и в других местах. На 1 октября 1797 года, как сказано в документе, «у копания канала» работало 10 арестантов. В 1800 году количество арестантов возросла до 68. После инцидента, связанного с побегом группы арестантов 13 сентября 1800 года, администрация стала более осторожно подходить к их привлечению на работы. Количество преступников снизилось. В 1824 году их было всего II человек. Разумеется, арестанты не могли играть серьезной роли в строительстве и деятельности завода. Поэтому нельзя согласиться с теми авторами, которые при сообщении об использовавшейся рабочей силе на Луганском заводе преступников ставят на первое место.

Польские военнопленные

Особого внимания заслуживает еще одна категория работников завода – польские военнопленные. Известно, что после 4-го раздела Польши польская армия была распущена. Однако отдельные бывшие военнослужащие польской армии, оказавшиеся на положении военнопленных, не сразу нашли свое место в жизни. Это послужило поводом для крепостнического Российского государства считать их бродягами. Императорским указом от 14 ноября 1795 года Екатерина II повелела насильно привлечь их к работам на Луганском заводе. Однако ретивые исполнители хватали и тех, кто уже вернулся домой.
На 1 октября 1979 года на заводе находилось 62 бывших польских военнопленных. Из них работало только 59 человек. Они, как и арестанты, использовались на земляных работах. Положение их было чрезвычайно тяжелым. В результате жалоб, ходатайства помещика П. Штерича и администрации завода царским указом от 19 ноября 1801 года они были освобождены от работ и возвращены на прежнее место жительства. Тем, кто не имел своего дома, разрешалось селиться в Новороссийской губернии. Им отводилось по 15 десятин пустовавшей земли «без всякого от казны воспоможения».

Приписные крестьяне

Для перевозки на завод каменного угля и других грузов требовалось много людей и транспортных средств. Для этой цели к заводу было приписано 2600 душ крестьян из ряда сел Славяносербского уезда – Городище, Фащевки, Орехово и Петропавловки.. Каждый приписной крестьянин обязан был перевезти на завод в течение года 120 пудов каменного угля. Завод за них выплачивал в казну налоги. Эти обязанности, возложенные крепостническим государством, были слишком обременительны для крестьян. В результате многие крестьяне отказались возить уголь. За 1811 - 1813 годы образовалась большая недоимка.

Крестьяне неоднократно обращались к губернатору и в. другие высокие инстанции, вплоть до царя, с просьбой освободить их от непосильной перевозки угля. В такой необходимости убедились также администрация завода и горного ведомства. В результате
категория приписных крестьян на Луганском литейном заводе в 1821 году была упразднена. Их заменили непременные работники.

Непременные работники

Император России Александр I 10 января 1821 года подписал указ о переводе казенных крестьян сел Каменного Брода и Третьей Роты (Верхнего), бывших воинских поселян, на положение непременных работников Луганского литейного завода8. В Каменном Броде всего числилось 437 мужских душ. Из них годных к работе оказалось 139. В Верхнем из 619 мужских душ годными к работе было признано 230 человек.

Непременные работники Третьей Роты обязаны были перевозить из рудника в Лисичьей балке на Луганский завод каменный уголь. Жители Каменного Брода, зачисленные в категорию непременных работников, проживавшие поблизости от завода, должны были
выполнять разные заводские работы. На каждого из них выдавался провиант – два пуда муки в месяц и на иждивенца 1 пуд, и денежное жалование 20 рублей в год.

Перевод казенных крестьян на положение непременных работников завода означал крутую ломку их уклада. Менялись условия труда, навыки, привычки. Это не могло произойти бесследно. Тяжелый непривычный труд, всевозможные обиды, причиняемые
администрацией, вынуждали непременных работников протестовать, просить о возвращении их в прежнее положение казенных крестьян. Они обращались к администрации рудника и завода, к Министру финансов и императору Александру II.

Жалобы разбирались целое десятилетие. Но результат был не в пользу ищущих справедливости. Хотя в 1828 году категория непременных работников была упразднена, жителей сел Верхнего и Каменного Брода не обратили в прежнее положение казенных
крестьян. Их перевели на положение мастеровых Луганского литейного завода. В этом положении они находились до отмены крепостного права.



Подов В. И. @Первые шахтеры и металлурги Донбасса.@ – Луганск : Світлиця, 2007.
http://lib-lg.com/base/kraeved/pisatel2/proizv/pervie_shahteri.txt

От себя добавлю пару слов. Я, до того как начать подробно изучать историю Луганского завода, особо не задумывался о том, что в лексиконе бабушки и мамы было много польских слов. И еще, мне польский язык как то легко дался. Я его хорошо понимаю на слух. И еще помню рассказы бабушки о том, что мой прапрадед первым поселился на пустующей земле, недалеко от впадения Ольховки в Лугань. А вот сейчас прочел главу о польских военнопленных и кое что стало ясно.
Tags: Луганск., Луганский завод.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments