mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Куба, Фидель, мир, и др.

По материалам журнала Геннадия Александрова: http://alexandrov-g.livejournal.com

"...Перечитал комментарии к постам о Кубинском кризисе и решил взглянуть на те события ещё раз под несколько другим углом. Сегодня мы можем себе позволить быть непредвзятыми и объективными, да и информации у нас сегодня куда больше, чем было когда-то. Давайте попытаемся увидеть вещи такими, какими они были в действительности. Хватит быть дураками.

Итак, в 1957 году СССР показал миру Ракету. США больше не могли рассчитывать отсидеться в случае чего за океаном. "Что делать?" Если вы думаете, что этот сакраментальный вопрос занимает исключительно русскую интеллигенцию, то вы ошибаетесь. О том, что делать, думают все и всегда. Американцы подумали и решили, что они могут противопоставить "русской угрозе" ракеты средней дальности. Решение было вполне разумным, да американцы всегда и отличались прагматичным складом ума. В 1958 году было решено разместить ракеты в Англии и в 1959 году там развернули комплекс "Тор". Тогда же, в том же 1958 году, когда СССР стало известно (как - не спрашивайте, наверное, сорока на хвосте принесла) о предстоящем развёртывании "Торов" в Англии, Москва приняла политическое решение о размещении ракет средней дальности где-нибудь под боком у Америки. В качестве возможных плацдармов для этого рассматривались Куба и МЕКСИКА(!).

1 января 1959 года пал "продажный режим Батисты" и в Гавану триумфально вошли отряды "барбудос". Их вождь, товарищ Кастро, в феврале 1959 года стал премьер-министром нового кубинского правительства. Если вы думаете, что негодяй Кастро всегда рассматривался Америкой как лютый враг, то вы опять ошибаетесь. Премьер-министр р-революционного правительства суверенной Кубы первым делом, в апреле 1959 года, отправился с правительственным визитом не куда-нибудь, а в США. Вот так его встречала Америка:


Это Национальный Аэропорт стольного града Вашингтона. "Товарищ Кастро во вражеском логове".

А вот так Америка его слушала:

\

Это стадион в кампусе Гарвардского университета. Американская кузница кадров. Сидят, открыв рот, и слушают как товарищ Кастро заливается соловьём.

Америка была от Кастро в восторге. Особенно молодёжь и так называемые "интеллектуалы". И, однако же, у Кастро случился облом. В политической, военной и экономической поддержке новой кубинской власти, "власти рабочих и крестьян" ему было отказано. Правительство Эйзенхауэра просто пожало плечами: "Живи, как знаешь..." Причина, по которой американцы не взяли Кастро под крылышко, была чрезвычайно проста - пылкий бородач с готовностью сообщал всем и каждому, приватно и на митингах, что он атеист. Американские "аналитики" решили, что "безбожник" в католической стране не продержится у власти и нескольких месяцев, Кастро не приняли всерьёз. Было решено выждать и поддержать человека, который неминуемо сменит Кастро. Серьёзного человека, "консерватора". Такого, кто хотя бы бриться будет. Это сегодня мы знаем, что на мнение "аналитиков" можно полагаться далеко, далеко не всегда, но Америка своих умников послушалась и совершила тем самым колоссальную ошибку.

У Кастро, озаботившегося поиском покровителя, просто не осталось другого выхода, как обратить свои взоры куда-нибудь ещё. Если вы думаете, что он тут же бросился за поддержкой в Москву, то вы опять ошибаетесь. Инициатором сближения с СССР выступил Че Гевара, Кастро сперва даже сопротивлялся этому, однако когда Гевара пригрозил демонстративно выйти из правительства и "заняться устройством жизни голодранцев" где-нибудь за пределами Кубы, Кастро подчинился. Гевара обладал очень большим весом в революционной среде и Кастро нуждался в нём куда больше, чем "товарищ Че" нуждался в нём. Тут можно вспомнить, что именно отряды Че Гевары и Сьентфуэгоса взяли в новогоднюю ночь Гавану, в то время как партизаны, подчинённые Кастро, брали провинциальный Сантъяго-де-Куба.

Так Москва получила неожиданный и нежданный подарок. Куба в самом прямом смысле свалилась с небес, как подарок свыше


Вот Никита Сергеевич не может поверить привалившему счастью. Как он тискает своего бородача, а?

В 1961 году американцы вдобавок к английским "Торам" развернули ракеты средней дальности "Юпитер" уже в Италии и Турции. Положение стало не просто угрожающим, положение стало чрезвычайно опасным. Дело было в том, что к тому моменту сложился некий стратегический баланс сил. У сторон были межконтинентальные стратегические ракеты, на подготовку к запуску которых уходило немалое время, да и подлётное время составляло примерно полчаса. У сторон были стратегические бомбрардировщики, которые летели до цели несколько часов и которые подобраться скрытно к врагу не могли. Американцы только начали разорачивать подводные лодки с ракетами "Поларис А1" на борту, но эти ракеты первого поколения были ещё чрезвычайно неточными и использовать их по военным целям было нельзя. В этих условиях ракеты средней дальности, формально не будучи стратегическим оружием, превращались в некое "сверхоружие", в оружие первого удара. Америка получила возможность "превентивно" ударить по России, Америка приставила к виску России пистолет.

РАКЕТЫ СРЕДНЕЙ ДАЛЬНОСТИ ПРЕВРАТИЛИСЬ ИЗ ОРУЖИЯ ЧИСТО ВОЕННОГО В СРЕДСТВО ПОЛИТИЧЕСКОГО ДАВЛЕНИЯ И ПОЛИТИЧЕСКОГО ЖЕ ШАНТАЖА. Вот тот контекст, в котором разворачивались события вокруг Кубы. За псевдореволюционной риторикой, за всеми этими "остров свободы" и "Куба, любовь моя" скрывалось желание государства СССР отвести от себя угрозу. СМЕРТЕЛЬНУЮ УГРОЗУ. Вот тот контекст, в котором только и можно рассматривать действия сторон. Вот тот контекст, в котором началась Игра.

Как эта игра велась мы можем проследить на некоторых примерах. Вот, скажем, сбитие самолёта У-2 над Кубой. Советская сторона сознательно создала впечатление, будто она рассматривает полёты У-2 над Кубой как прелюдию к вторжению, сбитие самолёта означало, что СССР хочет сорвать оперативные планы американцев. Лишить их "глаз". В ночь перед сбитием самолёта над Кубой пронёсся тропический ураган, командующий генерал Плиев уехал инспектировать части группировки, на месте оставался его заместитель генерал Гречко. Ему сообщили, что У-2 прошёл над Гуантанамо и движется на запад, решение нужно было принимать немедленно, пока самолёт находился в кубинском воздушном пространстве. Гречко якобы попытался связаться с Плиевым, не смог(!), и отдал приказ о сбитии самолёта. Именно таким образом, стараниями советской стороны, эта история должна была выглядеть в глазах американцев.

Как только самолёт был сбит, американцы лихорадочно принялись оценивать обстановку и пришли к выводу, что даже командир уровнем ниже чем командующий группировкой может принимать решения, ведущие к прямому военному столкновению. Поскольку государство никогда другому государству не верит (и правильно делает!), то часть советников Кеннеди пришла даже к выводу, что версия с принятием решения Гречко инсценирована, и что решение на самом деле было принято Москвой, и что это означает, что Хрущёв не полностью контролирует ситуацию в Москве и вынужден делать реверансы в сторону ещё более "твердолобых" чем он сам членов Президиума. Приносит, так сказать, им жертву. Если учесть, что американская разведка донесла о сжигании советским посольством архивов, то неудивительно, что американцы увидели во всём этом демонстрацию Москвой решимости и готовности идти до конца. "Ты хотел войны - ты её получишь!" Но это с одной стороны.

А с другой, после того, как американские военные устроили провокацию с У-2 над Чукоткой, Хрущёв выступил с открытым обращением к Кеннеди в котором он задал риторический вопрос: "А что, если бы мы приняли этот самолёт за стратегический бомбардировщик с ядерными бомбами на борту?". Трактующие хрущёвское обращение как пропагандистский шаг, не понимают, что это был очень тонкий и рассчитанный ход. Это была дипломатия самого высокого класса. Хрущёв разом убивал нескольких зайцев: он показывал Кеннеди, что он видит и понимает игру американских военных, что он подозревает, что самому Кеннеди не только об этой игре не известно, но что Хрущёв боится, что военные могут даже не сообщить Кеннеди о происшествии с У-2 и что для того, чтобы вступать с ним в диалог, он вынужден прибегать к публичным выступлениям. Для Кеннеди ужас ситуации был не только в том, что он убедился что Хрущёв видит и понимает картину событий глубже, чем он сам, но и в том, что, правильно оценивая обстановку, Хрущёв не подозревал о наличии ракет с ядерными боеголовками на американских перехватчиках, посланных на выручку "заблудившемуся" У-2, то-есть Хрущёв не знал как далеко зашло дело, но Кеннеди-то об этом благодаря МакНамаре узнал!

Кеннеди обнаружил, что в ведущейся Игре в схватку вступила американская военная верхушка с одной стороны и Хрущёв с другой, он обнаружил, что лишился субъектности, что он утратил контроль над ситуацией, что он превратился в марионетку, которой манипулировали с двух сторон - с одной стороны его собственные военные, а с другой - Хрущёв. В ведущейся Игре он из игрока превратился в одну из карт на столе.

Американские военные хотели во что бы то ни стало сохранить возможность первого удара и готовы были ради этого пойти даже и на риск ядерной войны, тем более, что американцы в тот момент обладали стратегическим преимуществом, Хрущёв же старался любыми средствами лишить их не только этой возможности, но и углубить раскол, возникший между военным и политическим руководством США. И в этих стараниях он преуспел.

В возникшей ситуации, когда события стремительно нарастали крещендо, а Кеннеди обнаружил, что он фактически лишён оперативной информации и не может принимать решений на основе реальной картины, у него просто не осталось другого выхода, как закончить Игру. Он обнаружил, что карты, которыми он играет - краплёные. Проблема была в том, что крапил их не он. Щупая карты дрожащими пальцами, он ощущал наколку, но не понимал, что она означает. И он встал из-за стола. Гаванскую сигару закурил Хрущёв. Хрущёв сгрёб выигрыш и пыхнул дымком в потолок.

Кубинский кризис является одной из самых славных страниц русской истории, он свидетельствует о том, что Россия может не только играть, но и выигрывать игры такого накала, какой была Игра, которую мы сегодня называем "Кубинским кризисом". О, какая то была Игра! One hell of a Gamble. Лучше не скажешь..."


Tags: маленький мир, мир люди, мирный атом
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments