April 24th, 2014

Про "инвентарь" от Путника1.

Оригинал взят у masterdl в Про "инвентарь" от Путника1.
"С 21 апреля пересекать официальную границу Российской Федерации запрещено сотрудникам полиции разного уровня, начиная от ГУ МВД по Москве и заканчивая региональными и территориальными ОВД. Под запрет также попал личный состав ФМС, ФСКН, УФСИН и частично Минобороны. В распоряжении LifeNews оказался список государств, в которые не смогут выехать сотрудники ведомства. В него вошли 150 стран...

Со всех сторон обмусолив этот странный запрет, фактически ("временно, до особого распоряжения") закрывающий российским силовикам выезд во все страны мира, где можно отдыхать без риска для жизни, включая и максимально дружественные России, прихожу к выводу, что кто-то счел нужным, чтобы
все бойцы и командиры  спецподразделений,
специалисты по темам миграций и наркотрафика
плюс профессионалы по работе с крупными коллективами заключенных
в ближайшее время находились в пределах прямой досягаемости.
А вооруженные силы нынче и так в особом режиме.

Кому, а главное, зачем это надо, даже не догадываюсь, но у хорошего хозяина в страду весь инвентарь под рукой..."


Когда их называли "колорадскими жуками" - обижались, а "инвентарь" от ишпанского иудея - лучше? Силовики "по рукам" пошли?

Другой Чернобыль 4

Часть 2
Взрыв реактора
«Оператор никогда не должен оказаться в ситуации, которую инженеры не проанализировали.
Инженеры никогда не должны анализировать ситуацию без учёта реакции оператора на неё».
Р. Фредери, оператор взорвавшегося американского реактора на острове Тримайл-айленд,
которого после этих слов американский суд оправдал.
Это было за семь лет до чернобыльской трагедии
Всеобщая причина взрыва реактора
Надеюсь, вы по последней ссылке прошли, поэтому называю сразу эту причину второй. И не забудьте, что там был пример с автомобилем новой конструкции, такой же как реактор РБМК. На переднем сидении – четыре водительских места и для каждого свое отдельное и в единственном экземпляре средство управления – руль, тормоза, сцепление и газ, а сзади сидит начальник, который командует передними сиденьями. Так и едут, как на реакторе РБМК.
А сейчас я приведу интерпретацию всеобщего дорожного движения на таких вот автомобилях вперемешку с автомобилями привычной нам конструкции.
Это говорит герой А. Усков, оператор первого невзорвавшегося блока, который прибежал на четвертый взорвавшийся блок в ужасающую радиацию, чтобы помочь товарищам сделать хоть что-нибудь, чтоб уменьшить последствия взрыва: «Не имеет права подчиненный не выполнить распоряжения своего начальника. У него есть возможность аргументировано возразить при неправильном распоряжении. Но при повторе распоряжения – немедленно выполнить! А потом уже обжаловать».
Как видите, все четверо водил моего нового авто должны действовать именно так, вне зависимости, что на таком автомобиле вообще невозможно ездить. То есть, как на войне: Вперед! Грудью на вражеские амбразуры!. Но главное не в этом.
Главное в том, как заставить беспрекословно слушаться начальника, если вы не на войне? На этот вопрос отвечает Ю. Трегуб, оператор четвертого блока, только он вроде бы как непричастен к аварии, так как его смена закончилась еще до развития аварии и он остался просто понаблюдать за интересной проблемой, нужной ему для усовершенствования своей квалификации: «А если я аппарат заглушу – мне холку здорово намылят. Ведь мы план гоним».
«А если бы вы остановили реактор при снижении запаса стержней ниже допустимого. Что бы вам было?» – лезет к нему в душу корреспондент.
«Я думаю, с работы выгнали бы. Определенно бы выгнали. Не за это, конечно. Но придрались бы к чему-нибудь», – уверен «ответственный» исполнитель приказов.
И далее эту мысль развивает: «За пультами должны сидеть не только высококвалифицированные люди, но и более свободные. Свободные от страха, не боящиеся постоянного меча, висящего у них над головой. Вот вы знаете, что такое – быть выгнанным с работы в Припяти? Это все, конец. Это ужасно, понимаете? У нас был начальник смены реакторного цеха Кирилюк. В 1982 году на ЧАЭС обнаружено нарушение штатного режима, его выгнали с работы, со станции. И куда он устроился? Ведь Припять – маленький городок. Главное здесь – АЭС. Так вот этот Кирилюк устроился инженером по снабжению на 120 рублей. Это кошмар, как вы понимаете. Нами правил страх. Страх, что выгонят».
И чуть дальше по интервью: «Приведу вам пример. Когда я был СИУБом (старший инженер управления блоком), у меня сложилась такая ситуация, что мы жили впятером в однокомнатной квартире в Припяти. Я прихожу с ночной смены – мне надо поспать, а где? Все толкутся в одной комнате. (Загляните в предыдущую статью, как напряженно они работают – Мое). Я пошел к директору на прием по личным вопросам. Чтобы как-то ускорить дело. Тем более незадолго до этого взяли на работу уборщицу, дали ей трехкомнатную квартиру. Говорю: "Дайте лучше мне. Она уборщица, а мне нужно отдыхать. Я отвечаю за блок". А Комисарчук – начальник отдела кадров (несомненно, взяточница – Мое) – спрашивает: "А почему ты считаешь, что ты лучше уборщицы? Она советский человек, ты – советский человек..." И все. Что я могу на это сказать? И потому, будучи СИУБом, я боюсь проявлять самостоятельность. Я полностью зависим от станции. Сейчас я зависим в меньшей степени. А до аварии – полностью. Во всех аспектах – моральных, финансовых. Я связан по рукам и ногам. Со мною могут сделать что хотят. Если бы Саша Акимов был свободен (погиб как Матросов – Мое), у него была бы возможность принимать правильные решения. Оператор АЭС должен быть как летчик. Даже больше, чем летчик или космонавт. Космонавт погибнет – трагедия. Но не такие страшные последствия, как здесь».
Collapse )

Другой Чернобыль 5.



То есть, турбина нехорошо вибрировала на штатных оборотах. Проверять ее на чистом «выбеге» нельзя, так как на «выбеге» нет взаимодействия ее лопаток с паром. Проверять надо обязательно под паром, но желательно на разных оборотах, разной подаче пара, чтобы установить, на каких именно оборотах и подаче пара амплитуда колебаний наибольшая. Именно для этого приглашены харьковчане, один из которых, Шашенок первым погиб при взрыве реактора, раздавленный прямо около турбины обломками.
Во-вторых, это «ожидай, когда тебе диспетчер разрешит», как мы увидим чуть ниже, ведется не напрямую с диспетчером Киевэнерго, а через диспетчера ЧАЭС. Поэтому очень важно не конечное «начинай», полученное четвертым блоком от диспетчера ЧАЭС, а переговоры между диспетчерами ЧАЭС и Киевэнерго, но этим никто особо не занимался при расследовании взрыва реактора. Между тем…
Между тем, турбогенератор – огромная машина, где на 20-метровом составном валу насажены паровая турбина и герметичный генератор с водородным заполнением для снижения потерь на трение о воздух – пятисоттысячник, и именно для этой комплексной железяки турбина плюс генератор работает полреактора. А железяка эта нехорошо вибрирует, и вообще может от этой вибрации разлететься вдребезги, примерно как сериесный электродвигатель без нагрузки. Причем лопатки турбины полетят как снаряды не только за пределы турбинного зала, пробив его, но и за пределы всей АЭС. Что делать?
Но делать ничего пока нельзя, я имею в виду разобрать эту железяку на составные части и поглядеть, что там с ней случилось, так как на половину мощности реактор в постоянном режиме должен работать примерно годика два подряд. Не потому ли у нас реактор уже вторую смену подряд работает на половину мощности «по просьбе Киевэнерго»? Но и это еще не все.
Вспомнив слегка идиотские слова Чебрикова насчет дополнительного теплосъёма, а также требование Программы испытания выбега, что он должен производиться на мощности 700-1200 мегаватт тепловых (22 – 38 процентов от номинальной мощности реактора, 44 – 75 процентов от номинальной мощности турбогенератора), посоображаем, как надо испытывать на вибрацию? – Вообще говоря, так как на номинальных оборотах вообще не надо испытывать (давно испытано и трясет), надо прогнать турбогенератор по всем оборотам, особенно по малым, начиная с нуля.
Может быть, поэтому Дятлов с пеной у рта доказывает, что снижения мощности (провал в ксеноно-йодную яму) реактора не было до нуля? А было, дескать, именно до 20-30 мегаватт, хотя многие утверждают, что был именно нуль. Так ведь «Согласно Регламенту провал мощности до 30 МВт есть "частичное снижение мощности" и для подъема не нужно запаса в 30 стержней». Это слова Дятлова, который надевает себе на жопу сеточку, чтоб ему не всадили то, что полагается в таких случаях.
Если кто включал центрифугу стиральной машинки, у которой «рассыпался» подшипник, знает, что при наборе оборотов машинка подпрыгивает до потолка, зато, чем выше обороты, тем ее меньше трясет. А при полных оборотах, можно подумать, что подшипники вообще в порядке и требуют лишь смазки.

Collapse )   

Другой Чернобыль 6.


Во-первых, я сбил собственную охотку, во-вторых, я не буду вам напоминать, на чем я там впереди остановился, с целью приучения к логике, а прямо продолжу, как будто никакой отсебятины вам тут не писал: но главное – в следующей присказке.
Трегуб: «Вообще-то это была незапрограммированная вещь (ладно уж – подскажу: он имеет в виду позднее выдуманную Дятловым бодягу: Топтунов + ЛАР + АР = провал + поправление «поправимого»), но она меня нисколько не взволновала. Конечно, нехорошо, что СИУР это проморгал, включил не вовремя. Ну и что? Это все поправимо. Меня больше из равновесия выводил расход воды».
Вообще-то это – кульминация, кульминация вранья, так как поправления «поправимого» не было, – был саморазгон реактора на уже лопнувших каналах, выдаваемый за «плановый подъем мощности». Так как именно Трегуб на пару с Акимовым все это делал своими пальчиками, а «отстраненный» Топтунов плакал в сторонке. Дальше Трегубу будет легче, так как врать надо будет меньше, ибо он перешел к подъему мощности реактора, скомкав ее падение методом маловразумительной для вас жалобы на Топтунова, ЛАР и АР.
Вспомните еще раз. Вначале, как только Трегуб сдал смену Акимову и спустя около часа – все шло хорошо. То есть, реактор выдает 50 процентов мощности, крутит одну, нехорошо вибрирующую турбину, никакой ошибки Топтунов с ЛАРами и АРами еще не совершил.
Вдруг Трегуб ни с того, ни с сего, до смерти перепугался. – Через реактор идет слишком мало воды. Вот это и есть не отмеченная в официальной Программе вещь, но осуществленная фактически и преднамеренно. Ибо такого Трегуб не мог прочитать в Программе, да и написано в ней такое быть не могло.
Collapse )

Другой Чернобыль 7.


Как Дятлов взрывал реактор на самом деле
А дело было так. Перевозченко прогуливался по машинноому залу третьего блока с каким-то пареньком-новичком. А надо сказать, что реакторные залы 3 и 4 блоков, хотя и впритык друг к другу, но – отдельные строения. Тогда как машинный зал, где крутятся турбогенераторы 3 и 4 блоков – единый зал, даже без перегородки. И именно при сооружении перегородки между ними толщиной в три метра после аварии преднамеренно облучилось немерено «ликвидаторов».
Перевозченко что-то такое почувствовал или увидел в общем машинном зале двух блоков, потому что он сказал напарнику примерно следующее: «Стой здесь, не ходи за мной, я сбегаю на 4 блок, а ты жди меня здесь и никуда не отлучайся, чтоб не заблудился». И пошел, но не к турбинам 4-го блока, а забрался на балкон реакторного зала 4 блока, а балкон этот не снаружи висит как у обычного дома, а внутри зала, с него удобно глядеть на реактор, особенно на верхнюю плиту биологической защиты, состоящую из более двух тысяч мелких клеточек. Под ними прячутся головки 1693-х топливных сборок в трубах-каналах, ну, и прочие каналы. Каждая из клеточек – тяжеленная бетонная чушка, надетая как шапка на кромки канала. Канал – круглый, а шапка – квадратная, примерно как у академиков.
С балкона Перевозченко увидел феерическую картину: эти тяжеленные кубики разновременно подрыгивают, ну, примерно как клавиши фортепиано после снятия с них пальца, правда, если бы клавиатура была не в длину, а в виде почти квадрата. И как только какой кубик подпрыгнет, из-под него вырывается струйка пара. Естественно, радиоактивного, так как реактор одноконтурный, но пар этот ни при каких обстоятельствах не должен вырываться в зал и я уже не говорю о том, чтобы кубики могли подпрыгивать. И все это говорит о том, что не только некоторые сборки ТВЭЛов, на которые надеты подпрыгивающие «шапки», разрушены, но и стенки самих труб-каналов лопнули. И именно поэтому вырываются струйки радиоактивного пара. Вместо того чтоб идти в барабан-сепаратор крутить турбину.
Само собой Перевозченко ринулся на БЩУ-4 (блочный щит управления) и заорал примерно так: «Ребята, вы что? ох.ели?». Но тут мне надо отступление.
Collapse )

Каникулы Джона Бреннана

Татьяна Волкова 24.04.2014

К моменту написания предыдущей статьи этого цикла у меня, казалось бы, сложилась прекрасная версия. Версия действительно объясняла всё, но меня не покидало ощущение, что в трактовке определённых эпизодов рано или поздно придётся вслед за Виктором Суворовым сказать: «Беру свои слова обратно». К счастью этот момент наступил скорее рано, чем поздно, за что я очень благодарна своим добровольным помощникам, и приношу извинения читателям. Как я уже говорила, в процессе подобного расследования всегда доводится уточнять детали — а ждать, пока прояснится каждая из них — нереально. Непоправимое может произойти гораздо раньше, а все подробности мы всё равно не узнаем никогда.

Collapse )