November 12th, 2014

Ниточка 2.

Стою на рынке, в очереди. Покупаю сахар. Конец июля. Не был на рынке дней десять. Я обычно закупаю продукты на десять дней. А город уже фактически в блокаде. Многие уже выехали в разные места из города. И сильно начал ощущаться дефицит продуктов. Естественно цены хорошо подрасли. Закупил круп разных, по паре килограмм. Покупаю десять килограмм сахара. Он подрос в цене больше всего (Петя презик сахарный король). А в этом месте на развес, а не фасованный и на руб дешевле. Расплачиваюсь с продавщицей. Симпатичной, как по мне, но пожилой теткой. Она дает мне сдачу и так особенно улыбаясь говорит мне - остаешься? Я ей говорю - Да! Она мне в ответ - МОЛОДЕЦ, Я ТОЖЕ  ОСТАЮСЬ!

 И вот какое дело случилось потом. Когда укры обстреливали то место, где раньше был хлебозавод, раньше был! Три дня обстреливали, то подожгли центральный рынок. Ту его часть, где торговали одеждой. Очень горючий материал. А торговые модули старые хозяева натыкали буквально впритык, еле можно пройти. Загорелся один, другой, потом огонь пошел сплошняком. Модули железные. Но в пожаре их покрутило, поплавило все. Весь вещевой участок. Но огонь дошел до той точки, где торговала эта тетка - продавщица и остановился. ЕЕ торговая точка стала первой, где огонь остановился. Дальше огонь не пошел и она осталось целой.

Вне зависимомсти от нас, благодаря стечению обстоятельств поизошежших с нами, город разделился на ТЕХ, КТО ОСТАЛСЯ и на ТЕХ, КТО УЕХАЛ. Это не разделение на храбрых и трусов , не разделение беглецов и патриотов. Многие уезжали, спасая своих детей и немощных родителей. Уезжали те, дома и квартиры которых, превратили укры в развалины. И многие те, которые не могли уехать, потому что некуда было уезжать, и нет никакой возможности, и жалко бросать нажитое за трудную жизнь. Просто так сложились обстоятельства.

Мы с дочерью столкнулись с таким интересным явлением. Когда мы, с риском, выбирались в те места, где можно было поймать сигнал мобильной связи и позвонить друзьям, те много не понимали вообще. И сейчас, когда я звоню друзьям, за пределы Луганска, сталкиваюсь с тем же. Они все, что мы им говорим, рассказываем, воспринимают с точки зрения нормальной жизни. Они не понимают как у нас, как мы живем, что у нас происходит. Точно так же большинство пользователей интернета воспринимают нашу жизнь по прочитанным страницам. Реальная наша жизнь очень другая до сих пор.

Уехать из Луганска можно было всегда, за исключением малого промежутка времени, когда укры заняли Новосветловку и там шли ожесточенные бои. Те, кто не имел средств, могли обратится к ополчению и их вывозили бесплатно. Россия тогда принимала всех, всех спасала. Но почему то не ехали. Мы как герои фильма " Полет над гнездом кукушки", которые на удивление главного героя Рендла Макмерфи, которые добровольно заключили себя в дурдом и могли из этого дурдома уехать в любое время. Но не уезжали. Только мы, которые остались, не были кукушкиными детьми. У нас был родитель. Имя этому родителю было - Луганск. Не очень большой, слегка грязноватый, но очень любимый.

Пришел к другу в гости. А когди исчезла связь, узнать как живут друзья и близкие можно лишь придя к ним в гости. Стоит чайник на газовой плите. Собрались испить чайку. И вот на наших глазах газовая горелка начала тухнуть и через время потухла совсем. Посмотрели друг на друга и слекгка улыбнулись. Мы после некоторого времени такой жизни, ко всем явлениям оной, начали относится с некоторым сарказмом.  И наверное одновременно сказали друг другу - Некто, очень коварный и могущественный испытывает нас. Вот свет им выключил - живут. Воду выключил - живут, связь им выключил - живут собаки. А выключу ка им еще и газ и посмотрю, как они будут жить! Мы пошли развели костер во дворе, закипятили воду и попили таки чайку. А некоторые жители многоэтажек у которых было только электричество, электропечки, электрообогрев, действительно готовили себе еду прямо у своих домов на костре. Газ потом подали. Было повреждение газопровода во время боев у Хрящеватого. Его устранили.

Действительно мы пережили серьезный, как по мне, эксперимент. Наверное это еще никто не осознал. Впору проводить исследование про нашу жизнь. Жизнь без основных благ современной цивилизации в большом городе. Поведение городских жителей. Сразу скажу. Если бы я узнал что мне предстоит пережить такое еще, я бы  согласился. Интересная и особенная была жизнь. Внезапно мы остались в информационном вакууме. Вообще. Не было возможности общаться с родными и друзьями даже по телефону. Вначала это вызвало шок. Потом мы постепенно начали приспосабливаться к такой жизни. Стали ходить друг к другу в гости. И самое главное! Мы за много - много лет прошлой жизни посмотрели друг на друга. Ведь раньше, в суете той жизни, мы часто и густо не знали соседей по лестничной площадке. А сейчас, в силу сложившихся обстоятельств, мы стали общаться. Наша жизнь вынудила нас к этому.  Я в этот промежуток времени перезнакомился с очень многими интересными людьми , завел себе новых друзей. Мы могли заговорить в городе друг с другом, совершенно не зная друг друга. Помочь всем чем можешь. Просто выслушать человека. Ведь многие испытывали в это время дефицит общения. Иногда даже предложить чуть чуть денег незнакомому человеку, если была такая возможность.

Мозги наши очистились от того информационного мусора, которым нас пичкали каждый день СМИ.  Мы стали на окружающий мир и на нашу войну смотреть другими глазами. У нас не было газет, не было телевизора и интернета. Мы эту войну ощущали слухом, страхом, видели все собственными глазами. И делали свои собственные выоды. На основании своих ощущений, а не навязанных извне.

Люди стали, как в старые советские времена,  собираться у домов. Рассказывали друг другу новости, услышанные от ополченцев. Множить слухи, услышанные по случаю. Рассказывать, где и что обстреляли укры. Где большие разрушения. Как наши воюют. Где обстрел больше, кто стреляет - наши или они. Где и в каких местах обстреляли город. Где можно найти дешевые сигареты, а с сигаретами был большой напряг и цены на них подскочили больше всего и был момент, что они исчезли совсем. Меня выручил табак, который я выращивал на огороде. Я этим табаком угощал своих новых знакомых. Женщины по вечерам пели. Часто и густо раздавался стук домино - мужики забивали козла. Мы стали жтить одной большой семьей -  ТЕ, КТО ОСТАЛСЯ.

Благодаря такому стечению обстоятельств вдруг выяснилось - сколько ненужных, лишних вещей окружает нас. Сколько ненужного человек делает в своей сжизни. Как человек сам себя загоняет в рабсто вещей, в рабство обстоятельств, и самое главное - СКОЛЬКО МАЛО ТРЕБУЕТСЯ ЧЕЛОВЕКУ, ТОЛЬКО ДЛЯ ТОГО, ЧТО БЫ ПРОСТО ЖИТЬ. ПРОСТО ЖИТЬ!

И еще вдруг выяснились еще интересные вещи. Уезжали не только ведь в Россию. Уезжали и в Украину. Вокруг города шла война и на автомобилях выехать была нельзя. Уезжали поездами. А укры периодически обстреливали район железнодорожного вокзала. И представьте вот идет посадка на поезд. Не очень далеко гремят взрывы. Люди спешат на поезд. И несут, ведут с собой собачек и собак. И вдруг выясняется, что так просто собак везти в пассажирском вагоне нельзя, надо оформлять соответствующим образом, покупать для них багажный билет. А уже страшно, хочется быстрей уехать. И эти люди с легкостью стали бросать своих питомцев, просто так, на вокзале. И представьте картину. Вокруг вокзала бегает стая дорогих, тысячедолларовых собак, в двухсотдолларовых ошейниках и со стодолларовыми поводками. Бегают собаки, брошенные своими хозяевами. Которые считали, что им повезло по их собачей жизни, их любят, их кормят. А на самом деле собаки, для их бывших хозяев были только вещью, мерой престижа, как модная одежда, новый айфон. И когда обстоятельства сложились так, их просто выбросили, как ненужную вещь.

И другая картина. Выходит женщина, несет кастрюлю еды, очень простой. За ней следом идет стая кошек, раздается коллективное мяу, хвосты у всех трубой. Женщина эта раскладывает еду  по нескольким мисочкам, следит за тем, чтобы всем досталось. Я познакомился с директором маленького рыночка. Он мне с гордостью сообщил, что у него на рыночке живет двадцать шесть котов и кошечек. Он им покупает дешевую рыбу, кормит их и не собирается бросать. Уезжали многие. Но многие просили соседей, что бы по возможности следили за их питомцами. И люди следили, кормили своих и чужих собак. Я заметил то же интересную вещь. У собак исчезла агрессивность, у многих. Они то же были сильно напуганы войной. Они стали как  то тянуться ближе к людям. Оставленные собаки то же стали ощущать дефицит общения. И представьте такую картину. Сидят мужики и женщины, чешут языками. чуть поотдаль куча котов и кошечек, в разных позах, а за ними лежат разнокалиберные собаки и собачки, тузики и дружки, бобики и мухтары, дворняги в основном. Гармония!

И сейчас, когда уже многие обратно возвратились в город. Когда прекратились обстрелы. Когда началась более менее налаживаться мирная жизнь, я проходя по городу, могу по еле заметному поведению, по особому блеску глаз, по манерам, определить, что этот человек оставался, что он все то время провел в городе. И меня по тому же могут узнавать. Мы можем остановиться, заговорить друг с другом, проговорить много времени и расстаться с чувством, что мы раньше знали друг друга много лет.