?

Log in

No account? Create an account

Эх, да как по речке, да плыли две дощечки...

Кто бы мог подумать...
mikul_a
Оригинал взят у mihajlopotapych в Кто бы мог подумать...
D5Rxreu16Rk
Tags:

Мир Людей. Петрович.
mikul_a
"На бетонном полу, посреди пыли, шиферных крошек, рваных упаковок и ошметков колбасы и фарша сидел полный, пожилой человек. Он обхватил голову руками и раскачиваясь вперед и назад, повторял "Все, Все пропало. Все. Все пропало".
Петрович был предпринимателем, как говорят от бога. Все, за что он не брался, приносило ему доход, приносило ему удовлетворение от сделанного. Он начинал еще с "поездов дружбы" в уже не совсем братскую Польшу. Продавал разное барахло там. Скопил небольшой капитал. Затем на эти деньги открыл небольшой магазинчик. Торговля то же спорилась. Через несколько лет у него было уже несколько таких магазинчиков. Потом он купил кусок земли на окраине Луганска. Построил там склад, большой холодильник и цех по переработке мяса. Делал разные колбасы, фарш, пельмени и много еще кое чего. Но тут грянула война.
Снаряд ударился в металлическую балку перекрытия и разорвался на множество осколков. Взрывной волной подкинуло вверх крышу холодильника почти на метр. Она подпрыгнула и зависла в воздухе. Осколками пробило вентиляторы холодильного агрегата. Осколки превратили все, что там лежало в месиво из колбасы, упаковки, деревянных поддонов и пенопласта. Пробили насквозь панели из сендвича в холодильнике. Разнесли шифер крыши в пыль, разрушили верх стены склада. Остальную стену выдуло наружу, как будто кто то прислонился к картону и выдавил его наружу.
Услышав взрыв, Петрович выскочил из подвала рядом стоящего здания и кинулся к складу. Никто не успел даже остановить его, На крики
"Куда ты, убьет!" он никак не реагировал. Подбежал к складу и увидел, во что он превратился. Медленно опустился на бетонный пол, обхватил руками голову и раскачиваясь начал повторять - " Все. Все пропало. Все, Все пропало."
Закончился обстрел. Повыходили из подвала все сотрудники, которые работали на складе. Окружили Петровича и начали его успокаивать. Петрович ни на что и ни на кого не реагировал. Жизнь для него закончилась. Так прошел час. Петрович не приходил в себя. Надо было что то делать. Вдруг кто то из сотрудников предложил позвонить лепшему другу Петровича, Васильичу и рассказать обо всем.
Васильич примчался через пятнадцать минут. Прошел, осмотрел то , во что превратился склад. Потом подошел к Петровичу, немного послушал его причитания. Обошел Петровича вокруг, сказал "Тааак". Потом обошел его в другую сторону. Еще сказал "Тааак.
Потом сказал - "Петрович, слушай анекдот!"
"Приходит кум к другому куму в гости, а он в такой же позе как и ты. И произносит те же самые слова."
Кум спрашивает его, кума, сидящего на полу
"Как дела?"
Кум отвечает - "Да вот, только что хата сгорела"
Понятно, говорит кум - "Ну а жена как?"
"-В хате была, сгорела вместе с хатой"
Понятно, "Ну а дочка как?"
"Дочка вместе с женой была"
"Понятно, говорит первый кум, понятно,"
" Ну а вообще, кум, как дела?"
Петрович замолчал, престал раскачиваться, посмотрел на Васильича, а потом начал смеяться. Сначала тихо, потом громче. Затем расхохотался и начал кататься по полу от смеха.Он смеялся минут десять.
Потом сел, протянул руку вверх к Васильичу  - " Помоги мне встать"
Потом встал и сказал- " Ну пойдем, посмотрим, что тут у меня, что тут можно сделать и исправить"
Обхватил Васильича рукой за пояс. Васильич положил ему свою руку на плечо и они пошли, слегка покачиваясь. Старые друзья. Как будто только что вышедшие из хорошего кабака, после хорошей вечеринки, на которой они распили бутылку старого хорошего португальского портвейна "Олд Фридж""
 

Мир Людей. Тетка.
mikul_a
"По улице большого пригородного села ехал автомобиль. Только что закончился обстрел. Кое где над домами поднимался дым. За рулем сидел Васильич. Рядом с ним, спереди, сидел Петрович и дремал. Васильич ехал потихоньку, обьезжая осколки, которые валялись на дороге в большом количестве. Он поверну на другую улицу и его взгляду представилась странная картина. Посреди улицы, рядом с полуразбитым домом стояла тетка. В легком летнем халатике. Она широко расставила руки в стороны. Ее безумные глаза  смотрели куда то вдаль. В правой руке у нее была зажата какая то красная бумажка. Васильич остановился перед ней, толкнул Петровича и они вместе вышли из машины. Подошли к ней, опустили ее руки. Петрович осторожно взял ее за талию, подвел к мшине и помог сесть на заднее сиденье. Васильич тронулся с места, чуть - чуть проехал, потом, гляда в зеркало, тихо спросил - "Куда тебе ехать, тетка?"
Тетка, опять, глядя безумными глазами куда то вперед, произнесла - "Вывезите меня, вот вам двести гривен", и протянула красную бумажку, двухсотгривневую купюру.
"Так куда тебе ехать тетка?"
Тетка опять повторила - "выезите меня, вот вам двести гривен"
Она начала повторять это "вывезите" раз за разом.
Потом это "вывезите" прешло в вой - "Вы-ве-зи-те мнея -я-я-я-а-а-а-а"
Васильич понял, что сейчас тетка впадет в такую истерику, что ни он, ни Петрович ничего не смогут с ней поделать. Надо было что то предпринять. Он остановил машину, опустил голову к рулю, засунул два пальца в рот, да как свистанул со всей дури. Петрович спросонья подскочил и ударился головй в крышу. Тетка мгновенно замолчала.
Васильич поехал и  опять, глядя в зеркало, спросил - "Так куда тебе ехать, тетка?"
Тетка, уже слегка пришедшая в себя, сказала. "К сестре, в район хлебозавода. Вот вам двести гривен"
Васильичь остановил машину, потом повернулся к тетке, левой рукой дотронулся тетке до шеи. Потом провел вниз, до того места, где начинался разрез теткиного халатика. До того места, куда некоторые женщины прячут деньги и другие ценные вещи.
"Туда положи деньги,  они тебе еще пригодятся."
Тетка, слегка улыбнувшись, послушно спрятатала туда деньги.
Васильич тронулся с места. А тетка опустила голову к Васильичу, к переднему сиденью, к его Васильича, плечу. Положила туда голову. И горько так, по бабски, навзрыд, с прихлипыванием, горько - горько, заплакала.
" Все нормально, тетка. Поплачь, поплачь. Облегчи душу. Живая осталась и слава богу. А остальное наладится. Жить то надо и жизнь продолжается. Поплачь тетка, поплачь!"