May 19th, 2017

Страсти по антрациту.

В разгар всех страстей, связанных с блокированием и поставкой угля в Украину, генеральный директор ДТЭК Максим Тимченко дал большое интервью. Что можно сказать? Занятное чтиво, внимательно прочел. А так как я работал в системе ДТЭК определенное время, могу кое что добавить. Как у нас тогда шутили горькой шуткой, когда в Павлоградуголь приезжает Тимченко, то кое кого уносят на кладбище. Но то шутка, слухи. Не подтвердить, ни опровергнуть это нельзя. Но то, таке. Ниже само интервью с моими вставками - коментариями.

"Эксклюзивное интервью генерального директора "ДТЭК" информационному агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: ДТЭК заявил о потере контроля над своими предприятиями в неконтролируемой части Украины. Чем отличается ситуация 1 марта и 15 марта для этих компаний?

Ответ: К сожалению, произошло то к чему постепенно двигалась ситуация с блокадой. Мы говорили: есть серьезный риск, что "местные правители" будут использовать блокаду для того, чтобы фактически захватить наши предприятия. Так и произошло.
После попыток разблокировать ключевой перегон Ясиноватая-Скотоватая мы получили уведомление с требованием перерегистрироваться в непризнанных республиках и обеспечить платежи налогов на неконтролируемых территориях. Это для нас было неприемлемо ни при каких обстоятельствах.
Collapse )

Страсти по антрациту (1).

Вопрос: Будет ли ДТЭК увеличивать мощность добычи на "Павлоградугле" марки "Г" по текущему году? Какие планы по импорту этого угля из Польши?

Ответ: С учетом перераспределения угольного баланса нам необходимо дополнительно около 2-3 млн тонн. У нас высвобождается ресурс, который мы поставляли на расположенную на НКТ Зуевскую ТЭС с наших угольных объединений, которые находятся на контролируемой территории. Мы и в прошлом году импортировали из Польши марку" Г", в этом году в планах – до 500 тыс. тонн.

В остальном фокус на наращивании собственной добычи. Для того чтобы увеличить объем добычи нужно инвестировать в "Добропольеуголь" и "Павлоградуголь". И опять же вопрос экономики, поскольку инвестировать можно только тогда, когда ты понимаешь, что эти инвестиции защищены и у тебя вообще есть ресурс для инвестиций.
Collapse )