February 13th, 2018

Страшный сон бюрократа.

Хорошая статья от Александра Зубченко. Очень информативная. Но есть одно но. И не только у него, а у большинства. У всех тех, кто пытается предугадать развитие событий в будущем. Большинтсво в своих прогнозах напрочь не учитывают законы функционирования бюрократического аппарата. Писаные и не писаные.

У всех притчей во языцех стало ОБСЕ. Вернее его миссия в районе боевых действий. Но вот в чем проблема. ОБСЕ через четыре года стукнет пятьдесят лет. За это время его бюрократичесчкийй аппаарат достиг неимоверных размеров. Он стал работать в основном сам на себя. В качестве примера. Всех местных жителей Луганска и Донецка, перед тем, как их принять к себе на работу, ОБСЕ проверяет в течении года. Там требуют предоставить все о себе. Даже цвет того, которым ходились будущие кандидаты под себя в годовалом возрасте.

Ежедневные отчеты в Брюссель проходят через Северодонецк, Краматорск и Киев.  И на стол ОБСЕ в Брюсселе они попадают в том виде, который востребован в ОБСЕ в соответствии с текущими тенденциями в ней. И отношение к ОБСЕ по ту сторону фронта такое же, как и у нас.

Я с ужасом воспринимаю то, что к нам введут миротворцев от ООН. Эа организация за все время своего существования превртилась в бюрократического монстра. Я паросто предлагаю вспомнить, решил ли миротворческий контингент от ООН в любой точке мира, куда его ввели, хоть один конфликт или нет? Там, куда ввели миротворцев, конфликт идет до бесконечности. Косово живой пример. А почему?

А все просто. В бюрократической структуре ООН создается очередное подразделение, связанное с решением той или иной задачи. Это деньги и кадры. Если конфликт решается, то что делать с таким подразделением? Его надо ликвидировать .Ликвидировать финансирование и распускать людей. Но ведь красиво жить не запретишь. Плюс солидарность всех остальных струтур в протививстоянии. Для того что бы не создавать прецендент. Это все то, как живет бюрократический аппарат .Созданная единожды в нем структура стремиться к расширению. И в перспективе стремиться к тому, что бы существовать вечно.

Это все в полной мере касается всех тех процессов, которые идут в Украине. Для содействию в борьбе с коррупцией в Госдепартаменте  США создается специальная струтура. Это финансирование, кадры, офисы и столы с компьютерами. Эта американская структура, в свою очередь, создает подобную структутру в Украине. Деньги, кадры, столы и компьютеры. Это Антикоррупционный суд и НАБУ, вместе с сопутствующими подразделениями.

Теперь давайте на секунду представим, что все эти структуры, американские и украинские, свою задачу выполнилии. Любым способом. Даже путем публичных казней наиболее закорумпированных украинских личностей на майдане. Все, коррупция побеждена. Ура! А дальше что?.Какова судьба всех тех структур, которые для этого созданы? Их надо ликвидировать .Ага, разогнались. Они будут цепляться за возможность существования всем и доступными  и недоступными способами. И самое главное, они не допустят ликвидации коррупции как явления. Они заинтересованы не  в том, что бы искоренить коррупцию, а в том, что бы коррупция существовала всегда. Они будут неявным способом поощрять коррупцию.

Страшный суд Вальцмана

12 февраля в Киев прибывает миссия МВФ, главная задача которой – окончательно изнасиловать Администрацию президента по поводу Антикоррупционного суда. Они даже особо не маскируются: никаких переговоров по поводу никому не нужных макроэкономических параметров развития шумерской нации, увеличения профицита бюджета и о прочей ерунде. Все же понимают: экономика мертва, поэтому на первый план выходит инструментарий управления колонией. На данном этапе больше всего Вашингтон интересует создание Антикоррупционного суда.

Именно поэтому Международный валютный фонд официально представит Вальцману проект закона о суде, который должен быть без всяких поправок тупо проголосован в Раде. С аналогичной позицией уже выступили Мировой банк и Европейская комиссия. Нет закона – нет денег. Есть закон – не факт, что дадим денег, но можем об этом поговорить.
Collapse )