October 25th, 2018

Томос (I).

лавра1

Прислуга в Древнем Риме. Колумбарий
В 1875 г. на Аппиевой дороге под Римом раскопали часть колумбария, принадлежавшего семье Статилиев Тавров. Здесь хоронили их рабов и отпущенников в течение 60—70 лет, начиная с двух последних десятилетий до нашей эры и кончая 40—50 гг. н. э. По римскому обычаю над каждой нишей, где стоял сосуд с пеплом умершего, помещалась дощечка с указанием имени, а часто и должности покойного. Таких надписей в этой части колумбария 381. Количество рабов, принадлежавших Таврам, можно по этим надписям вычислить весьма приблизительно. В этом доме умерших рабов в страшные колодцы эсквилинской свалки, конечно, не бросали, но внутри рабской семьи могли происходить передвижения и перемещения: отпущенники могли уехать совсем или случайно оказаться вдали от Рима и вдали умереть; кого-то из рабов можно было услать в пригородные виллы и поместья, а то и дальше в Истрию и под Аквилею, где у Тавров были крупные земельные владения. Германца Доната, одного из охранников старого Тавра, похоронили «товарищи» — sodales. Было их 130 человек, но в колумбарии имеется только девять надписей с пометкой «германец». Раб Скирт — Symphoniacus был членом оркестра, капеллы или ее дирижером. В обоих случаях он входил в состав какой-то группы, остальных членов которой в колумбарии нет. В некоторых надписях упомянуто, что такой-то был рабом Сизенны или Корнелии, но нет никакой уверенности, что обстоятельство это неизменно упоминалось; есть надписи: «раб Тавра отца», «раб Тавра юноши», но, к сожалению, в четырех поколениях Тавров сыновья — по крайней мере старшие — неизменно именовались «Т. Статилий Тавр». Мы не знаем, оставалось ли место умершего пустым или хозяин замещал его и не одним, а несколькими людьми, не можем установить последовательность смертей, не знаем, наконец, сколько рабов было в живых к тому дню, когда последний из Тавров покончил с собой. Значение надписей в другом; они приоткрывают некоторые особенности хозяйственной жизни богатого и знатного римского дома первой половины I в. н. э. Его уклад — это стандартный уклад аристократических семей того времени с некоторыми, конечно, вариациями: иногда беднее, проще, богаче только в императорском доме; иногда с большими претензиями, например у Волузиев. Это и делает колумбарий Статилиев — по своей полноте он единственный — особенно интересным и важным. Кое-что в этих надписях подтверждает уже давно известное, но кое-что неожиданно и ново. Сначала, однако, несколько слов о самих Статилиях.
Collapse )

Томос(Ia).

В колумбарии Тавров хоронили и рабов, и отпущенников. Имена последних писали обычно целиком — сразу видно, «то их патронами были Статилии; что касается рабов, то имя хозяина прибавлялось обычно только в том случае, если умершего хотели как-то выделить: «носильщик Тавра», «массажист Тавра сына». Имеется, однако, еще категория рабов, занятых в хозяйстве Тавров, к имени которых присоединено прозвище с окончанием на anus: Auctianus, Philerotianus и т. д. Уже Момсен заметил, что Это рабы Статилиевых отпущенников и прозвище дано им по имени их владельцев. Почему эти люди работают у Статилиев? Может быть, отпущенник послал их как выполнителей, обязательных работ на патрона? Но Авкт диспенсатор работал у патрона сам. Приоткрывается другая возможность: отпущенник нанимал своего раба патрону. Зачем эти рабы понадобились Таврам? Специальность некоторых помечена в надписях: повар, фуллон, ткач, ведающий подрядами, переписчик, лектикарий, «сопровождающий». На обе последние должности можно было взять за силу, ловкость, представительность — это дары природные, но ни переписчиками, ни знатоками законов люди не рождаются. Каким образом у «вчерашних рабов» оказались такие мастера, что их услугами захотели воспользоваться в одном из первых домов Рима?

Пересмотрим состав рабов у отпущенников. У Статилия Басса из пяти рабов двое ребят: Ефим, «раб Басса», и Констант, оба умерли маленькими. Среди 19 рабов Посидиппа четверо детей: Кондицион, Онисим, Януарий и Феба. Это не дети Посидиппа; Онисим прямо назван рабом, Феба — отпущенницей. Само собой напрашивается предположение, что отпущенник покупает ребенка. Он стоит, конечно, гораздо дешевле взрослого, а умрет, тоже убыток невелик — и обучает его сам или отдает в учение, которое обходится, надо думать, не дорого: эти люди превосходно высчитывали, что выгодно и что убыточно. Обученный раб, «раб-специалист», становился длительно не иссякавшим источником дохода: он работал на хозяина в рабском состоянии и выкупался на свободу кругленькой суммой. Глазной врач из Ассизи заплатил хозяину 50 тысяч выкупа. Отпущенник шел тут дорогой, проложенной расчетливыми рабовладельцами в стиле Катона или Аттика.
Collapse )