June 18th, 2020

Память и памятники.

DSCN7639

Терикон шахты Мария.

До революции у шахтовладельцев была такая традиция, давать имена своим шахтам по имени своих детей. На Успенском руднике четырем своим шахтам шахтовладелец Кукс дал имена своих четырех детей. Три женских имени и одно мужское. Я как то обращал внимание на то, что женских имен шахт Донбасса было намного больше чем мужских. Наверное никто не задумывался над таким феноменом. Почему дочерей у тех шахтовладельцев было больше, чем сыновей и как такой феномен отразился на дальнейшей жизни Донбасса и на развитие шахт?

Это конечно полушуточный вопрос. Хотелось бы поговорить о другом.

Каждый раз, когда я проезжаю мимо какого нибудь террикона, я всегда вспоминаю о шахтерских лошадях.

Памятников славному шахтерскому труду очень много во все мире. Много их и в Донбассе. Групповых или отдельных бюстов. Изображающих мужественного шахтера с горящими глазами, устремленными куда то вдаль. Но нигде, ни в одном месте в мире, нет отдельных памятников шахтерской лошади. Худощавой, понуро опустившей голову вниз, с потухшими глазами. Лошадь на протяжении многих тысячелетий служила человеку. Что только она не делала и где только она не использовалась. А на закате своей трудовой карьеры, лошадь вытащила человечество из эры средневековья в наш технический век. Ели бы не лошадь, человечество бы не познало энергию пара, энергию электричества и пробиралась в эру компьютеров еще бы многие века. Лошадь вытащила шахты на новый уровень и пока на шахты пришло электричество, и то с помощью лошади, она полуслепая, приговоренная к пожизненному существованию под землей, тихо и покорно таскала вагонетки с углем. Таскала, что бы через несколько лет, точно так же тихо и покорно умереть под землей. Но на благо всего человечества.Collapse )