December 3rd, 2020

Их нравы.

крах

В 1874 г. дефицит капиталов был настолько велик, что на бирже «дела… никакого и быть не могло». Спрос на акции на Петербургской бирже в кризисный 1874 год значительно сократился, с акциями частных коммерческих и земельных банков операции почти не проводились, хотя некоторые из них могли бы дать своим владельцам за 1873 г. «от 8 до 12% на биржевую цену». С «торговыми и промышленными акциями тихо. Появится на которую либо из них небольшой покупатель, и тут же скроется». Железнодорожные акции «находятся постоянно в деле, но в микроскопических размерах», за исключением разве что акций Главного общества российских железных дорог и Балтийской дороги, «которые находят теперь значительный сбыт в Амстердаме». А «публика, бывшая еще не так давно… участницей во всех биржевых операциях, ныне заметно охладела к ним. Опасение новой катастрофы если не здесь, то в другом месте, недавние банкротства фирм, которым слепо доверялись сотни тысяч, неизвестность, что будет завтра… все это поддерживает общее недоверие».

Однако, несмотря на это, всего лишь через год после «грюндерского краха» в Европе подписка на акции Привислянской и Уральской горнозаводской дорог, происходившая в Петербурге 12 и 13 апреля 1874 г., вызвала неимоверный ажиотаж. Он был создан искусственно, чтобы разместить акции этих дорог в условиях общей стагнации рынка. Раздутый спрос оказался настолько велик, что лишь за пять дней курс акций первой дороги вырос на два процента, второй – на три. Если бы цена акций и дальше росла такими темпами, это могло бы дать 114 и 216% годовых.
Collapse )