mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Дело и табак (III).

Секс по буржуйски, или политика недомогания

Я пишу эти строки с чувством великой гордости за наших женщин. Их превосходство над эмансипированными бабёнками с загнивающего Запада очевидно и не нуждается в доказательствах. Те нашим и в прокладки не годятся. У наших - преимущество подавляющее. Ни один буржуй, будь он старый, страшный, мелкий, зловредный или женатый, не устоит перед их очарованием. Охота на экспатов ведется круглый год без лицензии, самыми что ни на есть браконьерскими методами. Спасения от наших женщин нет. Старичков - раззадорят. Голубых перекрасят. Мерзавцев перевоспитают. Всё, что невозможно поднять портовым краном, - подымут. Про холостых экспатов и говорить нечего. Никуда не денутся - влюбятся и женятся! Но и те иностранцы, которые приехали сюда вместе с женами, ни от чего не застрахованы. Уведут! Угонят из-под носа, как чужой "Мерседес" шестисотый! Многократно было доказано, и не на ком-нибудь, а на директорах и президентах.

И поделом! Как выглядит стандартная иностранка, работающая в компании Philip Morris? Джинсики драные. Куцифейка засаленная. Сигарета в зубах. Или того краше - английский деловой костюм, мечта импотента. Явилась, фря заморская! Наглядевшись на таких, недолго и ориентацию сменить. Одеваться не умеют в принципе. Держаться - тем более. И мужиков своих так же содержат. Как вспомню бывшего директора Де Бруина - бог мой! Клоунские штанишки - нижний край штанины заканчивается задолго до начала верхнего края носка, редкого аромата safety shoes, выданные на халяву лет пять назад, выпростанная из штанов рубаха свисает до колена. Директор, однако! При живой-то жене, блин!

А наша женщина на работу идет, как в бой. Раскрашена, как Чингачгук на тропе войны. Все имеющиеся в наличии драгоценности вывешены на передней поверхности туловища. Сама в вечернем туалете. Ну, куда ещё нашим дамам в длинных платьях ходить? В театрах они особо не бывают. На коктейль к англицкому послу их не приглашают. Вручение Оскара тоже проходит без них. Так что только в офис. Буржуев очаровывать.


Задача усложняется тем, что у буржуев секса нет.

Бесполость изначально заложена в них так называемой политикой недомогательства. В соответствии с ней сотрудникам категорически запрещается домогаться сотрудниц, хотеть их, щупать и тискать за места неудобосказуемые. Совершенно воспрещены шлепки по заднице и разглаживание колготок руками на теле товарища по команде. Даже пошлый анекдот нельзя рассказать. Да и дизайн фабрики не способствует этому. Её наверняка проектировал какой-нибудь эксгибиционист. Обилие стеклянных дверей и перегородок делает неформальные отношения на работе невозможными. Резкий контраст со старой советской фабрикой, изобиловавшей укромными уголками.
Ну что ж! Нельзя, так нельзя. Значит - после работы. Многочисленные корпоративные пьянки способствуют этому. Вокруг каждого захмелевшего и расслабившегося экспата нарезают круги с полдюжины наших дам. Ни дать ни взять - стая голодных акул вокруг окровавленного куска мяса. Только что локтями не пихаются. Тут уж не зевай. Овладеть буржуем - это ещё полдела. Удержать его, - вот главная задача!

Не дай бог соврать, цитируя классика, - у Пушкина, по-моему, при описании поместья вельможного барина Троекурова указывалось, что каждый второй дворовой мальчик был точной копией владельца имения. Вот если бы не успехи современной контрацепции, то ту же самую картину можно было бы наблюдать на Philip Morris Kazakhstan. Половина офисных девочек произвела бы на свет директорскую копию - симпатичную такую, маленькую, желтенькую.

Тут надо честно признать, что буржуи, как правило, люди благородные. Видать, западные подруги напрочь отшибли у них охоту к любви даром. Буржуи всегда рассчитываются. Не поймите неправильно. Директор не будет совать сотруднице деньги вместе со словами благодарности за отличное обслуживание. У него гораздо более широкие возможности. За него платит компания. Новая позиция, повышение грейда, зарплаты, премия, продвижение, обучение чему-нибудь в странах благословенных; ой, да мало ли чего! Ну, если уж совсем дура, то хотя бы просто надежное директорское прикрытие всех её проколов, твердая гарантия сохранения рабочего места. Тоже неплохо.

Можно смело сказать, что не менее 30 процентов дам, занимающих более-менее видные позиции в компании, достигли этого исключительно своим нижним умом. Вы можете возразить: "Ты свечку не держал". Это верно! Если бы я держал свечку, разве я говорил бы о тридцати процентах? Я бы на семьдесят замахнулся!

Так уж повелось в Philip Morris, что знания, необходимые менеджеру, передаются в основном половым путем. Глядя из чьего джипа вылезает утром девочка, можно безошибочно рассчитать, по какой линии и как далеко она пойдет. Большинство фабричных начальниц вылезло из секретарш. Бестолковое бабье начало пронизывает Philip Morris насквозь, диктует стиль отношений, накладывает отпечаток на все дела компании, определяет её политику. Компания смотрит на мир исключительно через Фаллопиевы трубы.

Неудивительно, что Philip Morris всё чаще и чаще имеют. Пока что отдельные молодцы и удальцы. Но скоро её будут трахать, не спрашивая согласия, все желающие.

Экстаз верноподданнИЧЕСТВА, или идеи чучхе на практике

Помимо психологических тренингов, укреплению лояльности служит роскошно изданный внутренний журнал Philip Morris Kazakhstan - "Трубка мира". Подобные яркие журналы издаются на каждой фабрике компании. Отношение к ним со стороны топ-менеджмента самое серьезное. На идеологии, как говаривал Суслов, не экономят.

Все материалы поначалу проходили трехкратную цензуру - первыми их читали директора, затем они отправлялись в Швейцарскую штаб-квартиру для дальнейшего изучения и одобрения, а затем - и в главную штаб-квартиру за океан. Всё, что имело хоть малейший оттенок негативности, истреблялось в зачатии. Только после этого, с многомесячной задержкой, журнал выходил в свет. Затем, по мере прочного укоренения позитивного мышления на местах, доверие возрастало, цензура ослабевала - сначала перестали посылать статьи для одобрения за океан, а после и в Швейцарию.

Журналы в основном посвящены поздравлениям, сообщениям о новых назначениях и визитах высоких гостей. Тональность статей карамельно-медовая и кристально-позитивная. Сверкают улыбки, светятся радостью счастливые лица, все взахлеб благодарят компанию за великую честь работать для её блага. Восторженным эпитетам не хватает места, они налезают один на другой, как льдины в ледоход. Статьи брызжут корпоративной гордостью, между строк густо сочится командный дух. Когда же к нам с визитом жалуют дорогие гости из штаб-квартиры, то обычное радостное верещание переходит в звенящий ультразвуковой визг.

Ким Ир Сен плакал бы от зависти.

У нас такой апофеоз жизнерадостного единодушия наблюдался, наверно, только в 37-м. Во всяком случае, газета "ПРАВДА" времен застоя по сравнению с "Трубкой мира" - это просто какой-то диссидентский самиздат, чернуха отмороженная.
Полистаем наугад пару журналов:

...с чувством великой гордости я смотрю на наши успехи...

...меня радует то, что все наши достижения - результат слаженной командной работы...

...я рад внести свой вклад в общее дело нашей компании...

...наша компания, как огромная, мощная река, вбирает и объединяет разнообразные интересы и возможности, как океан бездонна в своем
экономическом потенциале; и как озеро, уютно и приветливо встречает своих новых сотрудников...

...мы ощущаем необыкновенное чувство радости и гордости...

...это одно из самых ярких достижений замечательной команды...

...не думаю, что существует компания, которая сможет дать мне больше...

...это помогает каждому чувствовать свою принадлежность к большой и счастливой семье...

...мы успешно преодолеваем все трудности...

...наши достижения, новая фабрика, созданная инфраструктура произвели на гостей большое впечатление...

...мы добились больших результатов, и, не останавливаясь, продолжаем развивать бизнес...

...справедливое и честное управление - в традициях Philip Morris. Это залог наших сегодняшних и завтрашних побед.

...она не сомневается, что попала на работу в самую замечательную компанию на свете...

Всё, что вы прочитали, процитировано с точностью до запятой. Продолжать же можно до бесконечности. Поток неиссякаем.

Кто бы мог подумать, что весь этот фонтан сладкого сиропа бьёт в то время, когда дела фирмы, мягко говоря, отнюдь не блестящи!
Philip Morris постепенно сдает позиции, костлявые руки конкурентов впиваются в горло, размеры предъявляемых к компании исков потрясают воображение, против неё во всем мире принимаются санкции одна другой свирепей. Будущее фирмы под вопросом. Под большим вопросом.

Но об этом вы не прочитаете на страницах журнала.

Рабы не должны сомневаться в компетентности своих хозяев.

HQ, или Чудесная Шамбала Неземной Мудрости

Для чего птица?

Чтобы летать.

Для чего рыба?

Чтобы плавать.

Для чего существуют разного рода производственные компании и всякий прочий бизнес?

Чтобы производить продукцию, продавать её на рынке и получать прибыль.

А ради чего существуют гигантские международные компании, вроде Philip Morris?

Тоже ради прибыли?

Ну...

Вроде...

Так-то оно так, конечно, но...

Все-таки...

Не в первую очередь.

А в первую очередь такие гигантские корпорации существуют ради существования своих штаб-квартир. Без прибыли прожить можно, и довольно долго. Без штаб-квартиры - нельзя. Даже шесть секунд.

Мы это всё уже проходили. У нас тоже РКП(б) сначала существовала для того, чтобы построить справедливое общество, а затем уже целая огромная страна стала бессловесным придатком Политбюро и ленинского Центрального Комитета. Любая большая иерархия - в принципе - может существовать только для себя самой, точнее, для своей верхушки. Ещё точнее - ради кончика верхушки.

Что значит штаб-квартира в международной корпорации? Вроде бы - центр управления, что-то вроде министерства. Но с нашими бывшими советскими министерствами её сравнивать нельзя. Это нечто гораздо большее. Это - Центр Мироздания, Ось Земли, Сосредоточие Неземной Мудрости. Это чудесная Шамбала, населенная богоравными мудрецами и героями. Это неистощимый источник, который щедро орошает нашу бесплодную почву Откровениями Мудрости в последней инстанции. Непрерывно и неустанно. И очень обильно.
Как и полагается субъекту, достигшему наивысшей ступени совершенства, штаб-квартира знает абсолютно всё и присутствует везде сразу.
Знает всё - потому что именно туда со всех национальных компаний уходят килотонны бумажной и электронной макулатуры, квадрильоны мегабайт самой разной информации - отчеты, аудиты, инспекции, рапорта, меморандумы, статистические таблицы, протоколы, презентации, доносы, бланки, формуляры-циркуляры и тому подобное - даже названий перечислить невозможно. Как минимум 30% офисных сотрудников с утра до вечера только тем и заняты, что беспрерывно рапортуют и отчитываются. Другой функции у них просто нет. От каждого - по несколько листочков информации, из каждого отдела - уже ручеек, ручейки, сливаясь, образуют мутную и бурную реку, исходящую от каждой региональной компании. Десятки и сотни рек сливаются в один колоссальный канализационный коллектор, где томится, бродит, пускает пузыри, ферментируется, вызревает Высшая Мудрость.

А вездесуща штаб-квартира благодаря современным средствам связи. Все до единой компании, принадлежащие Philip Morris по всему миру, соединены огромной электронной паутиной. Тот же самый Интернет, только закрытый для посторонних. В течение нескольких секунд кто угодно может соединиться с кем угодно. Поэтому штаб-квартира легко удерживает любой объект, находящийся за многие тысячи километров от неё, на коротком поводке. Зайдешь, бывалочи, к директору - а он по телефону разговаривает. Смотрит сквозь тебя и в упор не видит. Глаза пустые, как у воблушки. Тело его вроде бы здесь, но виртуально он, несомненно, там. Трубку повесил - глаза постепенно начинают наливаться смыслом. Шесть секунд, семь секунд, восемь секунд... Ага, включился. Есть контакт!

Это раньше какой-нибудь генерал-губернатор мог уехать в дальнюю колонию и хозяйничать там по своему собственному разумению, не особо задумываясь о контроле из метрополии. Теперь же в наших казахских степях вельможный директор ничуть не более свободен и самостоятелен, чем у себя в Швейцарии или Америке. Око штаб-квартиры бдит за ним издали. А иногда даже случается и такое, что небожители принимают человеческий облик и лично являются к нам в виде существ из плоти и крови.

Может быть, кто-нибудь помнит, как встречали пламенного борца за мир во всем мире, дорогого Леонида Ильича в среднеазиатских республиках? Тогда вы можете себе представить, что значил для Philip Morris Kazakhstan приезд президента Джефри Байбла.
Готовиться начали задолго до визита.

Перед фабрикой находилось СТО, закрывающее панораму и портящее весь эстетизм - выкупили и снесли, и землю разровняли. Установили две высоченные многометровые мачты - каждая полметра в диаметре, и множество среднего размера столбов. Натянули на них огромный тент размером с цирк шапито. Под тентом все было выстлано коврами, расставлены фуршетные столы, на них, как на параде, стройными рядами красовались хрустальные фужеры и тонкого фарфора столовые приборы. Всё было вычищено и вылизано. Траву в зеленый цвет, вопреки обычаю, не красили - у нас и так все газоны в идеальном состоянии. Сценарий встречи прорепетирован десятки раз, до полного автоматизма. Сотрудники, удостоенные высокой чести быть включенными в список допущенных к восторженному лицезрению, сдували пылинки с фраков и разглаживали шнурки на штиблетах. Всё замерло в тревожном ожидании.

Но вдруг ночью безмозглая природа, не понимающая своей ничтожности пред светлым ликом приезжающих особ, грубо и нагло вмешалась в утвержденный сценарий - внезапный порыв ветра сорвал навес, и тот затрепетал, забился на ветру, как гигантская раненая птица, оглушительно хлопая огромным крылом, опрокидывая столы и расшвыривая утварь. Прощальная песня тысячи смертельно раненых фужеров повисла в воздухе. Фарфоровым снегом занесло ковры.

И что же? К тому времени, как первые лучи утреннего солнца просушили росу на газоне, никаких следов ночной суматохи уже не было. Всё так же ровными рядами стояли столы и слепили глаза зайчики на боках сверкающих хрустальных бокалов. Лишь неприметные спилы срезанных автогеном заподлицо с брусчаткой мачт да воспаленные с красными прожилками глаза сотрудников могли бы рассказать о пережитом приключении. Визит прошел на славу. Высокие гости благосклонно щурились и похлопывали работников по спине. Работники демонстрировали восторженный энтузиазм и широко улыбались - до самых задних коренных. На белых перстах президента компании и директора фабрики сверкали золотые кольца с бриллиантами - в знак признания особых заслуг.

Высокие гости изволили отбыть.

Черенки мачт выкорчевали окончательно.

Улыбки работников несколько сузились - примерно до клыков.

Жизнь вернулась в мирное русло.

Ну, что можно сказать про Тех, кто работает в штаб-квартире? Немного. Исходящее от них сияние слепит глаза. Мы можем только догадываться, что они смертны, - во всяком случае, на любые мероприятия они прилетают на разных самолетах, иначе катастрофа одного авиалайнера могла бы безнадежно осиротить Филипп Моррис да и всю мировую цивилизацию в целом. Нет сомнений в их высокой мудрости - вероятно, они унаследовали её от инопланетных цивилизаций, так как обычным человеческим умом её никак не объять.

С некоторых пор я в бога не верю. Если бы Господь Бог в самом деле существовал, то он не околачивался бы бесцельно где-то в облацех, а служил бы в Филипп Моррис, в швейцарской штаб-квартире. Кофе бы подавал, рефераты готовил, статистику собирал. Глядишь, и научился бы кой-чему у старших товарищей.

Впрочем, чувствую, что читатель может возмутиться. То высказывался, что фирма нынче, простите, в глубокой заднице, а тут начинаю восхвалять мудрость её руководства. Нет ли тут противоречия?

Отвечаю - противоречия нет! Если у них и случаются периодические ляпы (стоимостью эдак в пару сотен миллионов долларов), то происходят они лишь из-за того, что компания не только мудрая, но и с избытком позитивная.

Возьмем гипотетическую ситуацию.

Допустим, компании предстоит оценить потенциальный рынок сбыта в некоей стране и решить, стоит ли строить там большую фабрику. Понятно, что такие решения с бухты-барахты не принимаются и проблема будет предварительно долго изучаться суперкомпетентными экспертами, имеющими богатый опыт, колоссальную подготовку и зарплату, вызывающую легкое головокружение. Предположим, что один из этих экспертов придерживается оптимистического взгляда на развитие бизнеса, а другой, напротив, видит ситуацию в довольно мрачных тонах.

Вопрос на засыпку - кто из них в следующем году будет назначен вице-президентом региона?

Впрочем, обрисованная ситуация явно нереальная, за уши притянутая. Знаете почему? Потому что среди высокопоставленных сотрудников компании в принципе не может быть никаких нытиков и пессимистов. Они все отсеиваются ещё на нижних ступенях иерархической лестницы. Таким образом, компания может строить планы, базируясь только на Оптимистичных или Очень Оптимистичных прогнозах. Само собой, наилучшие шансы подняться на Олимп к небожителям будет только у эксперта, обосновавшего Зверски Оптимистичный Прогноз. И все эксперты, будучи людьми несомненно умными, это понимают.

И чему вы теперь удивляетесь?

Зарплата, или то, что вы хотели бы узнать, но хрен вам

Когда человек устраивается работать на инофирму, все друзья и знакомые непременно начинают его с пристрастием допрашивать: "Ну и что они тебе там платят?"

Товарищи! Нельзя задавать такой вопрос тому, кто работает на буржуев. Это - глубоко интимное! Он не сможет вам честно ответить. Он давал подписку о неразглашении.

Спросите его лучше о чём-нибудь индифферентно-нейтральном, например:

- Как его сексуальная жизнь?

- Не гуляет ли жена?

- Не ослабела ли мужская функция организма?

- Не страдает ли он недержанием мочи?

- Всё ли в порядке со стулом?

А про зарплату и не спрашивайте - тайна сия велика есть. Это краеугольный камень всей буржуйской системы оплаты труда.
.
.. У Насреддина было четыре жены, и что ни день они устраивали ему допрос с пристрастием: "Скажи, кого из нас ты больше любишь?". Насреддин увиливал от ответа, отшучивался, но жены с каж-дым днем становились всё настырнее.

Тогда Насреддин придумал вот что: каждой из жен, наедине, втайне от других, он подарил бирюзовую бусинку и сказал: "Ты у меня самая-самая любимая. Я люблю тебя больше жизни и в знак этого дарю эту бусинку, но смотри, не показывай её другим женам и не рассказывай им об этом. Пусть это будет нашей с тобой тайной".

Так Насреддин наконец обрел покой. Когда жены начинали лезть к нему со своей любовью, он только загадочно улыбался и говорил: "Больше всех люблю ту, у которой голубая бусинка". И жены от-ставали от него.

Примерно по той же схеме действуют и буржуи. Сотрудники на фирме не могут знать, у кого из них какая зарплата. Это знает только начальник про своих подчиненных да особо доверенные сотрудники в отделе кадров. Это священная корова, её нельзя трогать.

Впрочем, из этого правила есть одно существенное исключение - когда тайну зарплаты нарушают сами буржуи. Конечно, они это делают неслучайно: ими движет вполне понятное хозяйское желание: ни в коем случае не переплатить. Ради этого они готовы даже зарезать священную корову.

Четыре года назад по инициативе и при финансовой поддержке Philip Morris Kazakhstan одна аудиторская фирма обратилась к действующим в Казахстане компаниям - тем, что с иностранным участием, и просто наиболее благополучным отечественным - с просьбой заполнить анкету, беспрецедентную по своей наглости:

- Сколько и кому они платят?

- Собираются ли индексировать зарплату и на сколько?

- Какую политику в оплате труда будут проводить в дальнейшем?

Кто что конкретно ответил, аудиторы обязались сохранить в тайне. Через некоторое время респонденты, участвующие в опросе, получили обобщенный статистический материал, собранный на базе тридцати с лишним казахстанских предприятий.

Обращаю ваше внимание, что среди компаний, отважно вывернувших исподнее белье перед аудиторской фирмой, были и прямые конкуренты!

Получив в руки материал, Philip Morris сделала вот что; разброс зарплат по каждой профессии - от минимальной до максимальной - она поделила пополам. Нижняя часть была отброшена как неприемлемая: нельзя платить меньше конкурентов, сотрудники разбегутся! Через верхнюю часть шкалы зарплат снова прочертили срединную линию: на этой линии, с некоторым разбросом, и находятся все зарплаты, принятые в компании.

Получается, что 25% процентов компаний, орудующих в Казахстане, платят больше, чем Philip Morris, и 75% платят меньше. Это компанию устраивает. Зарплата оказалась достаточно привлекательная для сотрудников и не слишком разорительная для фирмы. Золотой баланс был найден.

Примерно то же самое, но в упрощенном варианте, было проделано и по предоставляемым сотрудникам льготам. Там была проведена только одна срединная линия: если больше половины компаний предоставляет своим сотрудникам какую-либо льготу, а Philip Morris нет - тут есть отчего насторожиться, а если меньше половины - то не о чем и беспокоиться!

Деньги держат крепче, чем цепи. Многие ворчат, что при наличии хоть какой-нибудь достойной альтернативы они немедленно ушли бы с Philip Morris. Но альтернативы нет, крупные действующие предприятия можно пересчитать по пальцам, у каждого сотрудника дома дети, родители... Заложники! Philip Morris наслаждается своим почти монопольным положением на местном рынке труда. А иначе, подозреваю, с неё мигом убежало бы не меньше половины работников.

- Так что за деньги платят на Philip Morris?

- Вопрос бессмысленный - смотря кому.

- В среднем?

- А вот это уже вопрос, конечно, интересный!

Когда буржуев по разному поводу спрашивают о средней зарплате на предприятии, они отвечают уклончиво, сквозь зубы и всегда называют разные цифры. А всё дело в том, что если истинный размер СРЕДНЕЙ зарплаты назвать, то СРЕДНИЙ работник сразу увидит, что он до неё В СРЕДНЕМ не дотягивает. И вот почему:

Зарплата работника в компании зависит от присвоенного ему ранга (грейда). Все сверчки рассажены строго по шесткам. По мере служебного роста зарплата растет круто вверх, в геометрической прогрессии. Разница между зарплатами 12-го и 13-го грейда будет больше, чем у 2-го и 3-го. Сотрудников высших грейдов гораздо меньше, а денег на них идет сравнительно больше.

Проще говоря - если на одной улице стоит особняк начальника таможни и двадцать халуп пенсионеров - какой будет среднедушевой доход на данной улице? Очень даже приличный!

Я не могу знать точные цифры, но думаю так. Минимальная зарплаты на Philip Morris Kazakhstan 200-300 долларов. Средняя зарплата (не средняя арифметическая, а та, которую получает подавляющее большинство работников) 400-500 долларов. Потолок для чернорожденного гражданина Казахстана, выше которого он перепрыгнуть не может, 3000-3500 долларов. Таких на фабрике (1300 сотрудников) человек двадцать.

Напомню, что продукцию непосредственно производят работники нижних пяти грейдов, а всего грейдов в компании, включая забугорные штаб-квартиры, штук эдак тридцать пять.

При советской власти зарплата самого высокооплачиваемого сотрудника была больше зарплаты самого низкооплачиваемого примерно в семь раз (если, конечно, не учитывать доходы от экспортных поставок через проходную). Обратите внимание, что самым высокооплачиваемым сотрудником был даже и не директор, а оператор Ходов, чья смазанная, отрегулированная, обласканная машина крутилась день и ночь как бешенная, принося хозяину премии, поощрения и прочее.

Буржуи уравниловку ликвидировали окончательно и бесповоротно. Ныне семикратная разница в зарплате может быть даже в одном небольшом отделе. В масштабе фабрики конкретные цифры назвать тяжело, учитывая сугубую секретность этого вопроса, но ясно, что максимальная зарплата превышает минимальную во многие десятки раз. А если сюда приплюсовать стоимость прочих халявных привилегий, коими наслаждается капиталистический аксуйек - джипы, коттеджи, шоферы, гувернантки, рестораны - то счет пойдет уже на сотни раз. Беспородная шавка из Бельгии, занимая не самую крутую позицию в отделе кадров, имела $15000 в месяц. А что уж говорить о директорах?

Ой, рано мы дедушку Карла на помойку выкинули! Ох и рано!

Пользуясь обыденным сознанием, охватить политику фирмы в области зарплаты вообще невозможно. Тут нужно использовать специальную теорию относительности и квантовую механику. Так, расстояние от зарплаты оператора на Philip Morris Kazakhstan до зарплаты типичного чего-нибудь директора в сырляндской штаб-квартире (а там их как звезд на небе) луч света пробегает за десять миллионов лет. А вот чтобы хорошенько рассмотреть ежегодные дивидендыљ по акциям, которые получает тот же самый оператор, вам потребуется мощный электронный микроскоп.

Отсюда становится понятным то неуемное рвение, с которым компания укрепляет командный дух и корпоративную солидарность. Это вопрос поддержания сложившегося статус-кво. Это вопрос жизни или смерти.

Впрочем, как бы то ни было, до самого последнего времени на нашем рынке труда компания имела возможность эксклюзивно платить и снимать сливки. Сотрудники набирались с огромным запасом потенциала - даже на рабочие должности с высшим образованием, в основном с языком, молодые, энергичные, амбициозные. Встречались и с научными степенями. Многие с двумя дипломами. Как правило, за пределами фирмы они имели социальный статус повыше, а зарплату пониже. Ныне боевой летчик-истребитель околачивает груши в охране, астроном вертит гайки разводным ключом, и кого только не найдешь среди уборщиц. Теперь все они продали первородство за чечевичную похлебку и томятся, как гусь в духовке. Род деятельности фирмы простой, незатейливый. Предоставить сотрудникам работу вровень с их интеллектом компания не может.

Впрочем, по мере подъема по служебной лестнице избыток учености постепенно рассасывается. Среди менеджеров уже нетрудно встретить такого, кто, будучи спрошенным об образовании, долго морщит лоб и всё никак не может вспомнить - и что это такое было написано у него в дипломе?

Вообще, чтобы закрыть денежную тему, скажем так - бесплатного сыра не бывает. Если компания платит за твою работу на сто или двести долларов больше, чем она стоит на нашем рынке труда, значит, как раз на эту сумму ты и будешь падать, отжиматься, приседать (КУ! - два раза), нежно любить компанию, писать МАПы, раздавать строуксы, участвовать в фокус-группах, выражать энтузиазм, составлять балансные карты и тому подобное. Тут как в Красной Армии: если делать откровенно нечего - возьми лом и подмети плац. Формы активности могут быть, с нашей точки зрения, довольно экзотические. Во всяком случае, психически здоровому человеку такое никогда в голову не придет. Глубинный смысл тот же, что и в сержантской учебке, - если работы нет, её надо выдумать.

Буржуи невысоко ценят нормальный производительный труд. У них больше в почете организаторы. Буржуйский стиль работы чем-то напоминает деятельность наших профессиональных комсомольцев в славные советские времена:

1. Из штаб-квартиры приходит очередная мудрая инициатива.

2. Горячо поддерживается и одобряется.

3. Создается оперативный штаб.

4. Разворачивается широкомасштабная компания.

5. Проводятся собрания, семинары, презентации.

6. Исписывается три-четыре тонны бумаги.

7. Об успехах рапортуется в штаб-квартиру.

8 Поздравления и награды.

9. Банкет.

10. Кадровые перестановки.

11. Шум стихает, инициативаљ понемногу свертывается, пересыпается нафталином и складывается в сундук.

12. Из штаб-квартиры поступает следующий шедевр топ-менеджерской мысли
Tags: маленький мир, мир люди, табак
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments