mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Дело и табак (IV).

Цель - ноль, или охрана труда сообразительных сотрудников

Года два назад некий, прошу прощения, замудонец из штаб-квартиры по имени Бертран Бутика пёрднул следующее: поскольку Филипп Моррис есть образцовая компания, по-отечески заботящаяся о здоровье и безопасности своих сотрудников, то, следовательно, в результате этой заботы следует ожидать полного искоренения производственного травматизма на всех предприятиях компании. Травм не будет вообще. Ни одной. Нигде. И почин так назвали: «Target Zero» - (цель-ноль) - то есть ноль травм с потерей рабочего времени.

Насколько достижима эта цель, задумываться не приходилось. Почины, исходящие из штаб-квартиры, отмечены печатью неземной мудрости и поэтому обсуждению не подлежат. Все стали по стойке смирно и гаркнули: «Есть!».

А всё-таки было любопытно. Как-никак, а Бертран Бутика вторгся в область, регулируемую не нами, смертными, а Божественным Провидением. Десятки фабрик, тысячи сотрудников, куча оборудования - и ни одной травмы? Ой ли? А по дереву постучать? А если травма всё же случится - что тогда? Получится, что штаб-квартира ошибалась, а вот этого уже просто не может быть! Стройная система мироздания, построенная компанией в умах сотрудников, рухнет!


Спешу успокоить читателей. Катастрофы не произошло. Бертран Бутика оказался прав. И по сей день на проходной алматинской фабрики можно видеть гордый транспарант: мы проработали без травм (цифрой - хренова туча) смен.

Как компании удалось достичь этого фантастического результата? Сему я был свидетелем. Механик лезет под конвейер. Из поддона конвейера торчат болты. Наткнулся башкой, порвал скальп. Везут болезного в хирургию, накладывают швы. В советские времена до самого снятия швов включительно он оказался бы на больничном с оформлением формы Н2, приказом по предприятию, расследованием и всеми прочими ритуальными танцами. А тут он предстает пред лицом директора и директор говорит: «Ну, сам понимаешь, давить на тебя я не могу...». Ещё бы! Всё пронзительно ясно, несмотря ни на какие языковые барьеры. Давить не надо! На следующий день парень выходит на работу и пашет как ни в чем не бывало. Швы прикрыл пидоркой.

Таких случаев за 2001 год у меня записано восемь. Плюс один случай массового отравления, который должен был бы расследоваться департаментом охраны труда. Это только то, что я знаю. Несмотря на острое желание пострадавших сохранить инкогнито. И все это - случаи нулевого травматизма. Когда тяжесть травмы не позволяла сотрудникам продолжить работу, они срочно брали отпуск или отгулы. Как бы то ни было, бескровная эпопея продолжается уже второй год. Бертран Бутика оказался прямо-таки пророком. А ведь в первые годы воцарения Филип Моррис количество рабочих дней, потерянных из-за травм, составляло 500-600 в год! А сейчас - ноль! Выдающийся результат! Фантастический!

Вы можете сказать - ну и что? При социализме травмы тоже часто скрывались. Правда, скрывались. Но отмечу два тонких различия. Во-первых, в те времена пострадавший всё-таки отправлялся на больничный лист (не по травме, а по фиктивному заболеванию), а не лечился за счет собственного отпуска. Во-вторых, тогда у получившего травму не было ужаса на лице. Как и пламенного желания несмотря ни на что немедленно продолжить работу.

То же самое творится и со здоровьем сотрудников. Фирма оплачивает больничный в размере 60-80% процентов заработка, что намного больше, чем её обязывает казахстанское законодательство. А вот сотрудники воспользоваться больничными не спешат. Заболеваемость на фабрике из года в год падает. Это, конечно, радует, но вот вопрос - почему тогда смертность табачников столь же неуклонно растет? В 1996 году умерло двое, в 1997 - трое, 1998 - двое, 1999 - семеро, в 2000 - снова семь человек. Дальше у меня данных нет. Симптом ножниц, как говорят медики. Не забудьте, что при этом произошло значительное уменьшение коллектива (с 2100 человек в 1993 до 1250 в 2002) и его омоложение - за счет избавления от старых работников под любыми предлогами.

Нельзя сказать, чтобы фирма не заботилась о безопасных условиях труда. На это всегда тратилась изрядная сумма (правда, в последние годы, в связи с хреновым положением дел, деньги радикально урезали, если не ошибаюсь - вдвое). Дело скорее в самой буржуйской постановке вопроса.

Представьте себе крутую лестницу без перил. Как можно уберечь сотрудников от опасности падения? 99% наших соотечественников скажут: необходимо приварить перила. И будут вкорне неправы.

Вот как такие задачи решают на Филип Моррис. Во-первых, необходимо организовать Task Force (оперативную группу) по безопасности в масштабах всего предприятия. В неё войдут руководители подразделений, специалисты, лица начальствующие, причастные, непричастные и безучастные. Все они, в точном соответствии с утвержденным графиком инспекций, начнут посещать эту лестницу и оценивать степень и вероятность риска падения. Результаты своих размышлений они занесут в особую матрицу по оценке риска, в которой риск оценен по probability (возможность) и severity (тяжесть) и ему будет присвоена соответствующая категория. Кстати, эта матрица существует в виде сляпанной на основе Access компьютерной программы, присланной в свое время из Швейцарии, так что на козе к ней не подъедешь. Затем с максимально широким представительством товарищей с мест будет организована фокус-группа, которая целиком сосредоточится на существующей проблеме. Работать они будут методом интенсивного брейн-шторминга примерно с полгода и придут к выводу о необходимости пересмотра результатов оценки риска. Если методом уменьшения severity и probability проблему решить не удастся, они приступят к решительным действиям. Руководителем производственного подразделения, где располагается злополучная лестница, совместно с отделом EHS будет подготовлена презентация, в которой рассказывается о грозящей сотрудникам опасности. Презентация будет проведена в присутствии директора и всех руководителей ключевых подразделений, после чего будет принято решение изучить данную проблему. Далее в течение примерно семи-восьми месяцев проблема будет изучена, принимая во внимание требования местного законодательства, политики и философии Philip Morris и с учетом угрозы войны в Персидском заливе. Затем будет разработана процедура прохождения сотрудников по данной лестнице (10 листов текста - вступление, сфера действия, преамбула, правила, требования, ответственность, сроки действия, порядок утверждения и изменения), которая в течение трех-четырех месяцев будет рассмотрена и подписана менеджером отдела EHS (ТБ) и директором фабрики, после чего обретет силу закона. В соответствии с процедурой, падение с лестницы будет расцениваться как недружелюбное по отношению к компании поведение, свидетельствующее о слабой мотивированности сотрудника добиваться Target Zero. Для ознакомления менеджеров с данной процедурой отдел EHS соберет весь line management (начальников среднего звена) и проведет для них презентацию. Начальники, в свою очередь, проведут серию собраний в подразделениях (в соответствии с утвержденным графиком, в присутствии представителей отдела охраны труда), где донесут основные положения процедуры под расписку до всех работников. Пункт о необходимости строжайшего соблюдения осторожности при прохождении по лестнице будет включен в план ежеквартального инструктажа, вводного инструктажа и инструктажа для сотрудников подрядных организаций, работающих на территории компании. Внизу, вверху и в середине лестницы будут вывешены плакаты

«Осторощно! Опасностб падения с воzвышенного объекта при перемееещении в вертикальной плоскости на нижних конечностях при выпопнении предuсмотренных должностной инструкцией трудовых обrзанностей в течении раbочего дня».

Ошибки в тексте объясняются тем, что плакаты были заказаны в Италии, а там с кириллицей проблемы. Зато цветовое решение этих плакатов будет полностью соответствовать европейским стандартам по безопасности. На страницах внутрифабричного журнала «Трубка мира» будет напечатана статья, в которой...

Кстати говоря, мне надоело всё это печатать! Дорогие читатели, пожалуйста, домыслите от себя ещё три-четыре странички подобного текста самостоятельно, и вы получите полное представление о том, как Philip Morris заботится о безопасности труда своих сотрудников.

Билет на « ТИТАНИК», или Кто кому нужнее?

Когда разборки между дремучими русами приобрели хронический характер без малейшей надежды на какое-то разрешение конфликта, возопиша оне громким гласом и призваша из-за моря варягов, дабы те остановили беспредел и учредили, поелику возможно, порядок. Примерно по такой же схеме под иностранное подданство попала и алмаатинская табачка. Сейчас уж смешно вспомнить - ну как мог табачный бизнес быть убыточным? Нонсенс! А ведь в 1993 году это было основным аргументом! Рассказывают и про прочие, не менее весомые доводы, типа туго набитых зеленью чемоданчиков, но нас там со свечкой и близко не стояло, и поэтому мы будем придерживаться официальной версии воцарения Philip Morris в Казахстане: им продали (отдали) табачку потому, что нам без них никак. Philip Morris - ну так и быть! - милостиво согласился вывести наш погрязший в воровстве и кумовстве табачный бизнес на уровень мировых стандартов. Это была их цивилизаторская миссия в наших диких степях.

Бремя Белого Человека, так сказать.

А зачем алмаатинская табачка потребовалась Philip Morris?у? Хлопот-то сколько! И чего это ради господа заморские понаехали - наше многолетнее говно своими белыми рученьками разгребать?

В 1993 году причина в глаза не бросалась. Но в 2003 году стало очевидно: табачные фабрики в Алма-Ате, Харькове, Краснодаре, Клайпеде, новая фабрика в Петербурге - это последний шанс Philip Morris. Это соломинка, в которую они вцепились мертвой хваткой; поплавок, который, как они надеются, удержит их на поверхности.

Выжили бы наши табачники без Philip Morris? Говно вопрос! Выжили бы обязательно! Во-первых, свято место пусто не бывает, и, зазевайся американский ковбой, на восточноевропейский табачный рынок набежала бы прорва других инвеститоров. Во-вторых, был возможен и вовсе фантастический вариант - налаживание производства собственными силами без привлечения добрых дяденек из-за рубежа. А что? На их рынок наши сигареты не претендуют. Своих качество устраивает. Табачное производство к разряду ультрасложных не относится. И прибыль вроде как подразумевается - по определению. Почему нет?

А вот выживет ли Philip Morris без восточноевропейского и азиатского рынков? Да и выживет ли он вообще?

А вот давайте посмотрим.

1. Конкуренты

До 1999 года Philip Morris здоров, как ломовая лошадь, и мог позволить себе беспробудно спать в оглоблях. Конкурентов практически не имел. В 1999 году BAT приобрела Rothmans, Japan Tobacco прикупила RGR. Philip Morris вдруг оказался на втором месте в мире по производству, зажатым между двумя соразмерными соперниками и с перспективой схлопотать по зубам как слева, так и справа. Среди мелкоты Philip Morris был молодец! Ну а как среди равных?

2. Рынки

Несмотря на то, что BAT обошла Philip Morris по объему производства, она даже близко не приблизилась к нему по прибыли. Это происходит потому, что Philip Morris преобладает в США (24% рынка) и в Западной Европе (37%), в то время как на долю конкурентов достались страны малоразвитые, где много не заломишь. Теперь посмотрим, что творится в Штатах - там Филип Моррис гнобят и дрючат! Дошло до того, что пришлось эвакуировать оттуда штаб-квартиру в Швейцарию! Филипки надеялись, что в Европе будет полегче, но ой ли? Вспомните последние наезды на сигареты lights и mild, увеличение размеров предупредительной надписи на пачке, запрет на спонсорство в спортивных состязаниях и т. п. Не будет в Европе легкой жизни однозначно! BAT и JT, имеющие центр тяжести в других краях, это переживут, а что будет с Philip Morris? Америка - это сердце компании. А если придется его ампутировать, что тогда?

3. Судебные процессы

Долгое время эта уважаемая и ответственная компания бессовестно врала доверчивому американскому народу, категорически отрицая вред, наносимый курением. Надо полагать, в те времена топ-менеджеры Philip Morris считали себя ужасно умными, а свою линию - мудрой и единственно правильной. Так они сами выкопали глубоокую ямищу, в которой компании, видимо, и предстоит опочить. Обман потребителя там не прощают. Судебное доение Philip Morris стало в Америке национальным видом спорта. Складывается впечатление, что американская юстиция уже давно определилась с решением о судьбе компании и ныне лишь неуклонно проводит его в жизнь. Что там Philip Morris пропердел по групповому иску Энгла, объединяющему 500 000 истцов? $1300000000000? Внимательно пересчитайте нули - их должно быть одиннадцать. А впрочем, какая разница - на двадцать миллиардов больше, на двадцать меньше? Если на вас упадет бетонная плита - тринадцать тонн или девять тонн, - вы почувствуете разницу? Козе понятно, что, несмотря ни на какие сверхприбыли, компания такие деньги выплатить не сможет и что начало платежей мгновенно её разорит. До сих пор Philip Morris'у удавалось выкручиваться - то истец помрет, то апелляцию подадут, дело затянут и т.д. Это жизнь взаймы! Как в реанимации: "Больной жив?" "Нет ещё".

И этому увечному заведению казахское правительство продало фабрику! Чем думали? Повесили на шею своих граждан чужие проблемы! Да если продать с молотка весь Казахстан - да и всю Россию впридачу - этого всё равно не хватит, чтобы погасить все иски Philip Morris!

Пока неясно, насколько далеко американская Фемида пойдет в преследовании компании: или они действительно запретят ей дышать, или просто поставят на счетчик и будут неустанно доить в четыре руки. Американская мораль двойная, гибкая, прагматичная. Но в любом случае лучшие времена Philip Morris далеко позади. Даже если компания выживет, это будет униженное, жалкое, контролируемое извне прозябание - живой контраст с барскими замашками былых времен.

4. Philip Morris как причина гибели Philip Morris

Уважаемой и ответственной компании приходится жить в жестоком, агрессивном, ненавидящем её мире. Но даже если бы её окружали сплошные пацифисты и ангелоподобные последователи махатмы Ганди, это абсолютно ничего не меняло бы. Компания все равно бы подохла.

От себя не уйдешь. Характер определяет судьбу. За сто пятьдесят лет безбедного и бессмысленного существования Philip Morris зажирел, закостенел, превратился в архисложную и заржавелую бюрократическую иерархию. На нем, как поганки на трухлявом пне, наросли бесчисленные клановые группировки, потомственные менеджерские династии, жузы, тейпы и прочие родоплеменные союзы. Никто из них давным-давно не верит в корпоративные идеалы. Все они сладостно жуируют, продавая интересы компании, торгуя подрядами и торопясь урвать сколь можно больше. По мере того, как дела Philip Morris идут всё хуже и хуже, менеджмент становятся всё более и более сговорчивым в цене и все меньше боится разоблачения. Надо спешить! Неделя год кормит!

Что может спасти компанию? Групповое харакири всей штаб-квартиры? Нереально. Вот если бы весь высший менеджмент - человек двести-триста - собрался на один из своих бесчисленных междусобойчиков, а там все они отравились бы грибочками и никто бы не выжил, то тогда... Нет, даже это не спаслољ бы Philip Morris. Слишком глубоко укоренились в компании традиции лояльной безмозглости. На смену павшим героям пришли бы другие менеджеры, молодые и энергичные, мастера ударного рапортования и процедурного маразмотворчества, и всё бы пошло по-прежнему.

Philip Morris одряхлел, выжил из ума и давным-давно потерял чувство реальности. Он не жилец. Но не наше дело смеяться над дряхлыми и убогими. Вопрос стоит по-деловому: его ждать от компании тысячам её сотрудников на территории бывшего Союза?

Боюсь, что ничего хорошего. Вся дальнейшая история Philip Morris будет сплошным сползанием вниз. Перестанет индексироваться зарплата. Будут урезаться социальные льготы, будет увеличиваться интенсивность труда, сокращаться штат. Будет только хуже, вопрос лишь в темпах падения. Я сам проработал в компании восемь лет. Когда я уходил, это была уже совсем не та контора, на которую я устраивался. Это была эволюция от удалого купеческого разгула до мелочной плюшкинской прижимистости. Цепь будет короче, а миска мельче. Бумажный менеджмент выживет, а производственников однозначно поставят раком.

Но у фабрик на территории бывшего Союза есть одно важное преимущество. Они настолько важны для Philip Morris, что их никогда, ни при каких обстоятельствах не закроют. В случае конфликта с коллективом, хозяева будут истошно верещать, что "не надо раскачивать лодку, мы все сидим в ней". Полнейшая чушь! А на лобовое столкновение они не пойдут по определению, сдрейфят. Мы им нужнее, чем они нам.

Представим крайний случай. Philip Morris и впрямь обанкротится. Что тогда? К фабрике подползут бульдозеры и сравняют ее с землей? А сотрудники пойдут по домам, солнцем палимы? Да ничего подобного - поменяется лишь табличка с Philip Morris на другую, скажем, Japan Tobacco. Выйдет новый директор, прищурится ласково и поведает коллективу: "Пресьде всего я хоцю офисярьно успокоить вас, что все сосиярьные рьготы, которыми вы порьзовались при Philip Morris, мы пранируем сохранить в порном объеме..." Не знаю как питерцы, а алма-атинцы нечто подобное уже когда-то слышали...

Конечно, я забегаю вперед. Нынешние табачники пассивны и разобщены. У каждого дома дети, родители. Это заложники, которых захватил Philip Morris. Никто не будет бодаться с хозяевами, не имея запасного парашюта. Многие искренне благодарны компании за кусок хлеба с маслом и не имеют больших амбиций. Других привлекает временная стабильность, им нравится быть детьми Большого Папы. Каждому свое.

Но это лишь временная иллюзия благополучия. Чем больше будут закручиваться гайки, тем больше творческой мысли появится в глазах благодушных ныне табачников. Пора организовываться, господа-товарищи! Хватит спать в оглоблях! Если этот сайт сможет хоть как-то послужить центром кристаллизации ваших интересов, то это уже великое дело.

А там будем поглядеть.

Почему именно Philip Morris?

Да потому что Philip Morris - идеальный объект для изучения буржуйских ухваток в работе с людьми. Philip Morris достаточно примитивная компания. Вот, например, биологи. Когда они изучают тайны живой материи, то в качестве подопытных организмов стараются выбирать что-нибудь попроще - дрозофилу, плоского червя, лягушачий эмбрион, на худой конец. Там все относительно просто и наглядно. Высокоорганизованные организмы для этого не годятся как шибко умные. Ну так вот, Philip Morris - это своего рода плоский червь в мире бизнеса, если смотреть не по прибылям, а по сложности применяемой технологии.

Другие компании паяют компьютеры, крутят гайки роботам, проектируют реактивные самолеты и тому подобное.

Philip Morris же разбодяживает табак и набивает им косяки. Тем же самым они занимались и в прошлом веке и даже в позапрошлом. И зарабатывает на этом, между прочим, покруче многих высоколобых компаний, кичащихся своими высокими технологиями.

В продвинутых компаниях сам Карл Маркс не разберет, где они эксплуатируют труд, а где - талант сотрудника. Там простительно всё, кроме бездарности, ибо бездарность на передовом крае технологии равносильна банкротству.

Слава Богу, в Philip Morrisљ эдаких анархистских заморочек не встретишь. Единственная мечта компании - чтобы ничего не менялось в этом мире. Здесь отношения труда и капитала целиком сохранились в своем первозданном, реликтовом, хвостатом-волосатом состоянии. Весь свой могучий интеллектуальный потенциал, не затребованный на производстве, Philip Morris тратит на самого себя.

Ну, совсем как стареющая миллионерша в салоне красоты.

Фирма тщательно и любовно полирует свой имидж, стараясь понравиться встречному и поперечному.

Развивает свою немыслимой сложности многоярусную систему чинопочитания, иерархии и управления и - самое главное - работает с персоналом.

Ах, как фирма умеет работать с персоналом! В полном соответствии с японской пословицей - могут вынуть глаз у живой лошади, да так, что она и сама этого не заметит. Или по нашему - подметки на ходу режут. Вся передовая буржуйско-менеджерская мысль состоит на её вооружении. Это высокое искусство, это песня, это корпоративная поэзия. С этим искусством и пришлось повстречаться нашим ничего не подозревающим табачникам.

А что, коллеги?

Подберем болт с нарезкой на их хитрую жопу?

Новая туалетная политика

Вниманию всех сотрудников компании! Ранее сотрудникам разрешалось пользоваться туалетными комнатами безо всяких ограничений. Начиная с 1 ноября 2000 года в компании вводятся новые правила пользования туалетами: устанавливается "Новая Туалетная Политика" (НТП). В соответствии с НТП каждому сотруднику выделяются авансом двадцать(20) туалетных пунктов в месяц. Неиспользованные пункты считаются переходящими на следующий календарный месяц и накапливаются.

В конце календарного года накопленные свыше 20 пункты возмещаются сотрудникам в виде отгулов или дополнительного отпуска из расчета по три(3) минуты за каждый пункт. В течение следующих двух недель двери во все туалеты будут оборудованы системами распознавания голоса. В срок до 1-го ноября 2000 года каждый сотрудник обязан сдать своему непосредственному руководителю два образца своего голоса (один в нормальном, другой - в стрессовом состоянии). В течение ноября сего года системы распознавания голоса будут действовать частично, то есть будут вести учет использования пунктов, но не будут ограничивать доступ к туалетам. В полном объеме НТП вступает в силу с 1-го декабря 2000 года. Если остаток пунктов сотрудника к 1-ому декабря упадет до нуля, то дверь в туалет ему/ей не будет открываться в дальнейшем в течение всего декабря месяца сего года. Доступ в туалет такому сотруднику будет активирован только с началом следующего месяца, то есть с 1-го января 2001 года.

Кроме того, все кабинки в туалетах будут оборудованы новыми держателями рулонов туалетной бумаги с таймером. Если сотрудник занимает кабинку в течение периода времени, превышающего установленную норму в три (3)минуты, то по истечении этого времени включается звуковой сигнал предупреждения. Если через тридцать (30) секунд после звукового сигнала сотрудник не освободил кабинку, то держатель с рулоном туалетной бумаги автоматически вдвигается в специальную нишу в стене и закрывается заслонкой, вода в унитазе автоматически спускается, а двери кабинки также автоматически распахиваются настежь. Если сотрудник не освобождает кабинку и не покидает туалет в течение и последующих тридцати (30) секунд, то скрытая фотокамера автоматически делает его/ее снимок и эта фотография вывешивается на "Доске Объявлений Сотрудников".

Если в течение календарного года фотография сотрудника появилась три (3) раза на доске объявлений, то это считается поводом для административного расследования и организационных выводов.

Администрация.
Отдел управления трудовыми ресурсами

Дохлая лошадь

Древняя мудрость индейского племени Дакота гласит, что если Вы обнаружили, что скачете на дохлой лошади, наилучшая стратегия - спрыгнуть с нее. Однако в бизнесе, похоже, мы часто стараемся использовать другие стратегии по отношению к дохлой лошади, включая следующие:

1. Покупаем более сильную плеть.

2. Меняем наездников.

3. Говорим: "Мы всегда скакали на лошади именно таким образом".

4. Создаем комитет по изучению лошади.

5. Организуем посещение других организаций, чтобы посмотреть, как они скачут на своих дохлых лошадях.

6. Повышаем стандарты скачки на дохлых лошадях.

7. Создаем тигровую команду по оживлению дохлой лошади.

8. Организуем учебный семинар по развитию скаковых навыков.

9. Проверяем соответствие состояния дохлой лошади современной окружающей среде.

10. Меняем требования к лошади, провозглашая, что эта лошадь дохлой не является.

11. Нанимаем контрактников, чтобы они скакали на нашей дохлой лошади.

12. Собираем несколько дохлых лошадей в упряжку с целью повышения скорости.

13. Провозглашаем, что никакая лошадь не может быть слишком дохлой, чтобы ее бить плетью.

14. Обеспечиваем дополнительное финансирование с целью повышения производительности лошади.

15. Производим анализ издержек, чтобы посмотреть, не могут ли контрактники скакать на ней дешевле.

16. Покупаем продукт, который заставит дохлую лошадь скакать быстрее.

17. Провозглашаем, что дохлая лошадь "лучше, быстрее, дешевле".

18. Создаем кружки качества, чтобы найти применение для дохлой лошади.

19. Пересматриваем требования к производительности лошадей.

20. Говорим, что эта лошадь была куплена по стоимости как независимая переменная.

21. Продвигаем дохлую лошадь на должность руководителя.

Александр АБРЕКОВ

Газета "Дуэль" N 31 (328) 5 АВГУСТА 2003 г.

Tags: маленький мир, мир люди, табак
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments