mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Житие отца Феофана. (III).

ПОМОЩНИК СТРАЖДУЩИМ.
Далеко распространилась молва о старце Феофане. Потоком шел народ в Красный Деркул  со своими бедами, невзгодами, неразрешенными вопросами.

В надежде исцеления приезжало к нему много больных. Молился за них отец Феофан на Литургии, служил молебны, многих одержимых злыми духами приходилось отчитывать. И Господь всегда по молитвам батюшки подавал больным облегчение, а то и полное выздоровление.

Обращались  к нему не только простые люди, иногда по вечерам к его домику на служебных машинах приезжали, часто с родными, обличенные властью чиновники. Приводило их горе – семейные раздоры, служебные неудачи, неизлечимые болезни. Всех принимал отец Феофан, для всех находил слова утешения, всем старался помочь.
27

Многим  встреча со старцем переворачивала всю жизнь, пробуждала веру в Бога, которого они совсем не знали, были очень далеки от Него.

Однажды житель города Миллерово Иван Тихонович Гончаров, который часто обращался к отцу Феофану по многим вопросам, привез к нему полковника советской армии, очень интеллигентного  и образованного, партийного, уважаемого человека, у которого умер шестилетний сын.

Поскольку родители были неверующими, ребенок умер не крещеным. После похорон отцу почти каждую ночь стал сниться один и тот же сон. В нем он видел своего сына, обращающегося к нему со словами: «Папа, все люди проходят в ворота, откуда идет свет, а меня туда не пускают». Это сильно подействовало на отца, но тот не мог в то время поделиться этим  с окружающими его атеистами. Он из Москвы приехал в Миллерово к Ивану Тихоновичу, которого считал близким и надежным человеком. Только ему, православному верующему, он мог доверить вопрос, требующий своего разрешения. Специально за нужным советом он и отправился к нему. Тот привез горем  убитого отца к батюшке Феофану в Красный Деркул. Старец внимательно выслушал его, долго напутствовал словами утешения, тронувшими душу кадрового офицера. После долгой молитвы у себя в кельи, он отслужил молебен в храме. Напутствуя отца в дорогу, утешил его в горе. Когда тот возвратился в Москву, то прекратились видения, и душа его успокоилась.

За усердное служение на ниве Господней отец  Феофан в 1975 году митрополитом Сергием  был возведен в сан архимандрита и награжден митрой.
ЛЮБИМЫЙ АКАФИСТ.
В богослужебной практике нашей Святой Православной Церкви есть особый хвалебный чин, называемый акафистом. Первый  в истории Церкви акафист был составлен в честь Пресвятой Богородицы и получил название Великого Акафиста. Впоследствии было написано множество акафистов,  посвященных прославлению Божией Матери, Ходатаицы, Молитвенницы, Покровительницы всех живущих  на земле.

Отец Феофан в своей сиротской жизни  чаще всего обращался в своих молитвах  к Заступнице рода христианского, получая от Неё  утешение и духовную помощь. В радости и скорби он всегда прибегал к Ней, Всемилостивейшей Матери Бога нашего, всех скорбящих Радости.

Любимым акафистом, который часто он читал келейно и на молебнах в храме, был акафист Пресвятой Богородице «Светлой Обители странников бездомных». Ведь, читая его, он возносил молебное пение Царице Небесной, которая испытала в своей земной жизни столько тягчайших бед и лишений, сколько никто из нас не испытает никогда. Никто не может более, как Она сострадать  нам грешным и беспомощным в наших скорбях и страданиях с истинною  материнскою любовью, предстоя пред Престолом Сына Своего и Бога нашего и спасать нас заблудших от вечной погибели.

 Со слезами на глазах произносил батюшка слова этого акафиста, ведь читая его, он заново мысленно переживал всю свою жизнь, считая себя на этой земле странником бездомным.  Но, терпя все невзгоды и перенося лишения, он никогда не оставлял надежды на спасение не только своей души, но и душ своих пасомых.

Дрожал его голос, трепетало сердце, по щекам текли слезы, когда коленопреклоненно он обращался к Пресвятой Небесной Заступнице со словами:
             «Радуйся, покрове наш и спасение.
              Радуйся, грешников молитвиннице.
              Радуйся, наши слезы утирающая.
              Радуйся, Мати милосердия.
              Радуйся, во изгнании нас не оставляющая.
              Радуйся, Светлая Обитель странников бездомных».
Взирая на светлый образ Пресвятой Богородицы,  просил батюшка за себя и за своих духовных чад:
              «И мы грешнии, странники бездомныя,
               держащися за святые ризы твоя, горестно
                молим: возведи нас по лестнице
                спасения, да приблизимся  к Престолу
                славы Божия, благодарственно зовуще:
                Аллилуйя».
Какое облегчение и духовное утешение получал отец Феофан после чтения этого акафиста, незримо ощущая присутствие самой Царицы Небесной, простирающей свой спасительный покров над головами молящихся.  Неизреченная радость наполняла его сердце.

НАПАДЕНИЕ РАЗБОЙНИКОВ
Своими пламенными молитвами и богоугодными делами старец не давал покоя врагу рода человеческого, тот уязвленный, старался всеми способами отомстить ему, вел с ним непримиримую, невидимую брань. Возбуждал против батюшки сердца нечестивых людей, насылал разбойников на деркульскую церковь. Несколько раз совершали они грабительские нападения, движимые страстью наживы.

Последнее, особо дерзкое, произошло в сентябре 1976 года, на следующий день после праздника Рождества Пресвятой Богородицы, престольного торжества деркульского храма.

22 сентября Православная Церковь отмечает память преподобного Феофана исповедника, небесного покровителя батюшки. В этот день вечером и было совершено нападение.

Сам отец Феофан в письме своим духовным чадам так писал об это происшествии:

«Праздник (престольный – авт.) прослужили благополучно – духовно и торжественно, а День Ангела встречали со слезами и большими скорбями. В 8 часов вечера девятого сентября (по старому стилю – авт.) ворвались вооруженные бандиты. Постучали, один сказал: «Открой, я участковый милиционер, (назвал имя и отчество), открой, я по служебному делу». Открыли, они набросились на старосту, избили, изранили, связали. Тогда связали и меня.

Кричат:  «Давай деньги!» Угрожая ножом, наганом, добились, чего хотели. Забрали все деньги, часы, два креста с украшениями, ключи от дома. Ушли, оставили нас еле живыми!

 Я и сейчас в тяжелом состоянии. Страх Божий. Но, слава Богу, что оставили живыми…»

Как затем выяснилось, эти два грабителя были полтавскими – батюшкиными земляками. Промышляя  в Луганске, увидели на автовокзале старушек, спешивших на престольный праздник. Тем же автобусом они приехали в Красный Деркул, побывали в храме. Выведали все о батюшке, выяснили где живет. Даже узнали имя и  отчество участкового милиционера, под видом которого и ворвались в дом. Обнаружить их удалось в Киеве, где они совершили подобное нападение еще на одну церковь.

 После этого случая батюшка совсем ослабел, с трудом справлялся со своими обязанностями. Так сам характеризовал свое положение: «Пока служится, но все на исходе, я сам очень плохой. Мое здоровье тает  как воск на огне – идет моя жизнь к концу! Но да будет на все святая Божия воля!».
ОТЕЦ АНДРЕЙ.
День ото дня слабели батюшкины силы, все труднее было служить ему одному. Стал серьезно задумываться о своем преемнике.
Много было у него послушников, которые помогали во время службы в алтаре, пономарили, некоторым из них давал рекомендации на рукоположение, но их отставляли. Очень трудно  было в то время поступить в духовное учебное заведение, стать священником. Нужно было собрать много документов, которые неоднократно проверялись властями. Рекомендованных вызывали на собеседование, затем по тем или иным причинам не принимали.
Еще в 1972 году, прослышав  о старце, в деркульскую церковь впервые приехал  Андрей Григорук. Работал он тогда на одной из шахт Кадиевки (ныне Стаханов), был глубоко верующим человеком. Заприметил его отец Феофан и промыслительно узрел в нем своего преемника. Подозвал к себе после службы и уверенно сказал: «Ты будешь батюшкой». Что и сбылось впоследствии.

Выйдя на пенсию, он чаще стал приезжать в Красный Деркул, помогал батюшке в алтаре, нес при нем различные послушания.
Отец Феофан стал готовить его к рукоположению, правящему архиерею Владыке Сергию в Одессу были отосланы все необходимые для этого документы.
30
После долгой волокиты его кандидатуру утвердили. В день святого пророка Илии 2 августа 1980 года в Одесском Ильинском соборе его рукоположили во диакона, а через год,  осенью, он стал священником.

Служить в храме стал отец Андрей, а батюшка в это время был уже слабеньким, еле передвигался, службу слушал и исповедовал сидя.

ПРИГОТОВЛЕНИЕ К БУДУЩЕЙ ЖИЗНИ
Наша земная жизнь - это приготовление к будущей жизни, и она завершается смертью. Но человек создан для бессмертия, и Христос своим воскресением открыл врата  Царствия Небесного,  вечного блаженства для тех, кто верил в Него и жил праведно. «Человекам положено однажды умереть, а потом суд» (Евр. 9,27).
Состояние здоровья отца Феофана постепенно ухудшалось, последние дни он уже лежал в своей келье. Еще задолго до этого, он серьезно стал задумываться о своей кончине, загодя заготовил гроб, надгробие, которые стояли в притворе храма.

Батюшка знал, что его земной путь уже пройден, что он стоит на последней его ступени у дверей вечности. Оставляя земные попечения, он размышлял об  участи своей  бессмертной души.

 Когда еще двигался, часто заходил в притвор храма, где долго  просиживал у гроба, погружаясь в духовные раздумья.  Вся прошедшая жизнь, как широкая река, протекала в его сознании. Вспоминались сиротское детство, монастырские послушания, служение на приходе, арест, заключение и тяжелая каторга. На память тогда приходили слова из Псалтыри, которые и произносил в слух: «Скажи мне, Господи, путь воньже пойду, яко к тебе взях душу мою».
32
Думал о родных и близких людях, дорогих друзьях и многочисленных своих духовных чадах. Сжималось сердце, когда перед глазами  всплывали образы родителей, которых почти не помнил, ведь так мало суждено им было пожить на этом свете. Мыслями посещал родительский дом, в котором жила до своей кончины родная сестра Христина и куда приходилось очень редко ездить. Навещая родную землю, он встречался и с родными племянниками, хранившими память о семье Обмок. Подобно батюшке сестра Христина и племянница Матрона сохранили девство и посвятили свою жизнь служению Богу. Их батюшка духовно окормлял. Уже девять лет как Христина отошла в вечность. К этому готовил себя и отец Феофан. Часто напевал своим духовным чадам слова псалма:
  Небосвод уже темнеет,
  Ночь забвенья настаёт,
  Скоро, скоро наш Спаситель
  В Царство Божье нас введёт.
  Книга жизни там открыта,
  Перекличка там идёт.
  Кто в той Книге не записан
  В Царство Божье не войдёт.
Сохранилась книга ««Последование мертвенное над скончавшимся священником», принадлежавшая отцу Феофану, на форзаце которой он оставил завещание относительно своего погребения. Своею рукою начертал:
+«Строго придерживаться чина погребения, указанного в сей книге.
+Отпевайте по чину священническому.
+Мантиею во гробе покройте и клобук положите во гроб.
+Облачить в полное священническое облачение и митру.
+Крест, Евангелие, кадило.
+Тело во гробе обнести вокруг храма с пением ирмоса «Волною морскою…».
+Сфотографируйте во гробе на память верующим.
+Строго беречь могилочку лампадочкою на память.
+Аз есмь Твой, спаси мя!
+Архимандрит Феофан».
Готовясь к отходу в вечность, не оставлял старец своих духовных детей, всех принимал, понимал, что навсегда расстается с ними, благодарил за любовь к нему, прощаясь, напутственно благословлял. Неотступно у батюшкиного одра находился отец Андрей, которому он давал последние распоряжения относительно своего погребения.

КОНЧИНА
Оставаясь в сознании до конца, в окружении своих духовных чад, 5 ноября (по новому стилю) 1982 года отец Феофан мирно отошел ко Господу. Сама Царица Небесная Пресвятая Богородица приняла под свой благодатный покров любимого избранника. Упокоила неутомимого труженика, которого по молитве умирающей матери  вела всю жизнь в горние обители, куда он неустанно стремился. Знамением великой милости было то,  что батюшка служил в храме в честь Рождества Пресвятой Богородицы и скончался в день между двумя праздниками, посвященными иконам Божией Матери: Казанской и Всех Скорбящих Радости.
Отслужив литию по новопреставленному, помазав крестообразно елеем тело усопшего, отец Андрей облачил его в погребальные одежды. Затем положив его во гроб, перенесли в храм, где непрестанно читалось Евангелие.
Весть о кончине старца быстро разнеслась в округе. Ко гробу стал стекаться народ, приехало много его почитателей и духовных чад.
Тяжелым было прощание их со своим духовным отцом, все скорбели, что потеряли такого большого молитвенника и помощника в жизни. Последний раз они припадали к его руке, всегда их благословлявшей.
Покрывающий лицо воздух сокрыл умолкшие навеки его уста, вещавшие слова любви и утешения, и очи, с лаской и прозрением проникавшие в сердца людей.   С грустью и умилением подходили верующие ко гробу, где лежал почивший от своих праведных трудов батюшка. Они, познавшие силу его молитвы, всем сердцем возлюбившие его, чувствовали великую благодать Божию, исходящую от гроба. Верили, что он духом своим в Боге. Подтверждением было то, что тело его абсолютно не застыло. Казалось, что отец Феофан не умер, а прилег отдохнуть и вскоре встанет тот же: любящий, ласковый, готовый утешить и помочь во всяком горе.

ПОГРЕБЕНИЕ
Погребение батюшки состоялось 8 ноября. Заупокойную Литургию  собором отслужили прибывшие на похороны священники. Отпевание старца возглавил секретарь епархиального управления протоиерей Борис (Панов).
На Литургии  проникновенное слово об отце Феофане произнес игумен Алипий. Остановившись на важнейших моментах жизни старца, с утешением обратился к его духовным чадам. Сказал, что почивший очень счастливый человек, у него осталось столько молитвенников, и призвал всех искренне молиться за батюшку.

С великой  честью было изнесено тело почившего из храма. Погожим удался день, не было ветра, светило и ласково пригревало солнце. Весь церковный двор был заполнен верующими, стоявшими плотными рядами.
Когда из дверей храма показался гроб, и запели во дворе, многие обратили внимание, что индюки,  гулявшие на улице,  гурьбой подошли к самой ограде. Вытянув головы, молча стояли и грустно смотрели вслед движущейся процессии, провожая в последний путь своего доброго хозяина.
36
Честные мощи старца были преданы земле в церковной ограде возле алтаря, у южной стены храма.  Сама Царица Небесная упокоила здесь  многотрудное тело верного раба Своего. С тех пор не зарастала тропинка, ведущая к могиле отца Феофана.

РЕАБИЛИТАЦИЯ.
Время бежит быстро, но очень медленно зарубцовываются раны нашей истории. Так, спустя семь лет после смерти отца Феофана, государственными чиновниками формально была восстановлена «историческая справедливость» в его отношении. Он был подвергнут правовой и моральной реабилитации, как гражданин Луганской области, безвинно ставший жертвой сталинского террора.
В уголовном деле № 10155 по обвинению Обмок Федора Петровича, хранящемся в Луганском областном архиве, на последнюю  страницу была вклеена справка, датированная 27 июня 1989 года, следующего содержания:

Заключение
В отношении Обмок Ф.П. по материалам уголовного дела (арх. № 15172)… арестованного 22 сентября 1937 года.
Обвинение не предъявлялось, постановлением Тройки УНКВД по Ворошиловградской области 27  сентября 1937 года подвергнут заключению сроком на 10 лет за контрреволюционную деятельность.
Подпадает под действие статьи І Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в 30-х – 40-х и начала 50-х годов».
                            Старший помощник прокурора Ворошиловградской
                            области, советник юстиции В.М. Набивач.
Ровно десять лет безропотно нес батюшка свой крест в заключении. Несмотря на немыслимые испытания,  он не озлобился на своих обидчиков, никогда не роптал, всем все простил, еще при своей жизни.

Справедливость хоть и запоздала, но все-таки   восторжествовала.
ПОСЛЕСЛОВИЕ
Всё меньше остаётся в живых тех, кто знал батюшку, но память о его трудах и подвигах жива и передаётся из поколения в поколение. Приходят в Красный Деркул люди по завещанию своих отцов и матерей, проникнувшихся верою в силу молитв старца Феофана.
37
Невольно вспоминаются слова святого преподобного Серафима Саровского: «Когда меня не станет, ходите…ко мне на гробик; ходите как Вам время есть и чем чаще, тем лучше. Всё, что ни есть у Вас на душе, всё, о чём ни скорбите, что ни случилось бы с Вами, все придите ко мне на гробик, припав к земле, как живому и расскажите. И услышу Вас, и скорбь Ваша пройдёт. Как с живым со мной говорите, и всегда я для Вас жив буду.

Воистину, каждый праведник жив у Бога и «покой праведного – честь».

После кончины старца настоятелем храма и достойным его приемником стал отец Андрей, принявший духовных чад своего предшественника и окормлявший их до своей кончины.

Подобно отцу Феофану, неустанно трудился он на ниве Христовой. При нём был произведён капитальный ремонт храма, возведён новый прекрасный иконостас, выполнена настенная роспись. Из Воронежа был привезён полный комплект колоколов, которые разместили на специально возведённой звоннице.

В храме и его дворе постоянно поддерживались идеальная чистота и порядок. Службы совершались так, как и при отце Феофане.

Господь призвал батюшку 30 декабря 2002 года, перед своей кончиной он принял монашеский постриг с именем Феофан. Похоронили его рядом с могилой его духовного отца и наставника. За три месяца до своей кончины иеромонах Феофан промыслительно предсказал своим послушникам, что в Красном Деркуле будет открыта женская обитель.

Tags: Православие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments