mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Жираф большой...(I).

Если попытаться отключить все яркие и эмоциональные картинки, показанные в СМИ и связанные с т. н. блокадой и попытаться осмыслить все происходящее посторонним взглядом, то что получится? Есть в Украине электрогенерирующие предприятия. Эти предприятия в основном используют уголь марки антрацит. Есть шахты, которые этот антрацит добывают. Шахты эти находятся на территории неподконтрольной Украине. Большая часть электрогенерирующих компаний принадлежит ахметовскому ДТЭКу. И шахты, добывающие антрацит то же принадлежат ДТЭКу. Есть пути транспортировки этого угля на тепловые электростанции и они прересекают линию фронта. И в последнее время большинство этих путей заблокированы некими мутными личностями с некой неопределенной политической принадлежностью в политическом поле Украины. Поставки антрациты в основном заблокированы. Но! На ТЭС имеется определенные запасы угля, позволяющие худо - бедно вырабатывать электричество. Заканчивается зима и потребление электроэнергии будет снижаться.

Одной из целей блокады было вызвать перебои в работе электроэнергосистемы Украины и вызвать этим недовольство. А т. к. выработка электроэнергии связана с ДТЭКом, недовольство было бы адресным, направленным на ДТЭК. И еще один интересный фактор, связанный с повышением цен на поставки услуг. Наиболее цены в Украине выросли на постваки тепловых услуг, связанных с ценой на газ. Цены на электроэнергию выросли, но по сравнению с ценами на поставки тепла и газа не намного, в пределах возможности оплаты.

Т. е налицо атака на структуры Ахметова, на его ДТЭК. И если в СКМ заявили об остановке добычи коксующего угля в Краснодоне, то об остановке добычи антрацита речи не было. Интересный момент. Поставки коксующегося угля Метинвест может заместить поставками из США со своих шахт Юнайтед Коал Компани (UCC). Но на этих шахтах не добывается антрацит. Но антрацит то ведь требуется. И если заблокированы традиционные пути поставки  антрациты, то где его брать из других мест? В прошлых годах была попытка завезти антрацит из ЮАР, но не совсем удачная, связанная со скандалом. Я думаю, что скандал этот раздували те, которые связаны с поставками антрацита традиционным способом. Но это только мое предположение. Так кто и что чтоит за блокированием поставок антрацита на украинские ТЭС?
Опять небольшое лирическое отступление, связанное с состоянием угольной отрасли США:

"Угольная промышленность является одной из наиболее значимых отраслей США. Объём разведанных запасов, которые могут быть извлечены, по данным Национальной ассоциации добывающей отрасли США по состоянию на 2013 год составляет более 230 млрд. тонн. В период с 1995 по 2013 гг. отрасль производила от 892  млн. тонн (2013 г.) до 1 062 (2008 г). млн. тонн в год[2]. В период с 2008 по 2013 г. объёмы производства угля постепенно снижались. В первом полугодии 2014 г. объём производства соответствовал показателю в аналогичном периоде в 2013 году

Около 90% добываемого угля используется в США для производства электроэнергии. За последние 20 лет наметилась устойчивая тенденция по сокращению доли угля в электрогенерирующей отрасли США.  Так, в 1995 году доля электроэнергии, произведенной на угольном топливе составляла 51%, в 2005 - 50%, в 2008 - 48%, в 2009 - 44%, в 2011 - 42%, в 2013 году -39%. В значительной степени падение доли обусловлено не только ростом потребления электроэнергии, произведенной из других источников, но и общим сокращением потребления энергетической отраслью угольного топлива и ее переходом на потребление газа, цена на который в последние годы существенно снизилась, а добыча возросла. С 2008 по 2013 гг. объём потребления угля генераторами упал на 165 млн. тонн с 943 до 778 млн. тонн. Представители электроэнергетической отрасли отмечают, что объём и доля генерации на угле будет сокращаться и в дальнейшем.

Во многом этому способствует развитие природоохранного законодательства и курс администрации США на снижение потребления угольного топлива. Так, с апреля 2015 года вступают в силу новые стандарты по выбросу в воздух паров ртути и других токсичных веществ (Mercury and Air Toxics Standards (MATS)). Согласно новым стандартам, заводы, работающие на угольном топливе, должны устанавливать специализированное оборудование (скрубберы), очищающее дымовые выбросы от серы. Для значительного количества заводов такая модернизация будет нерентабельна. В связи с этим, по оценкам Информационного агентства США по энергетике (Energy Information Administration (EIA)), к 2016 году планируется сокращение генерирующих мощностей, работающих на угле, до 20% (на 60 ГВт) по отношению к показателю 2012 года (310 ГВт совокупной мощности генерации на угле). Помимо уже запланированного вступления в силу закона, регулирующего показатель выброса серы в воздух, Агентство по охране окружающей среды США (Environmental Protection Agency) планирует ввести ограничения по выбросу углерода, что также негативно скажется на отрасли в целом.

Количество разрабатываемых месторождений с 2011 года по 2013 гг. сократилось с 1 325 до 1 200, а средняя цена реализации угля упала на 2 доллара - с 41 до 39 долларов за короткую тонну. ( Короткая американская тонна - это примерно 907 000 килогрпмм, не очень сильно отличается от метрической тонны)

Также за последние несколько лет наметилась тенденция по сокращению занятости в угледобыче. В 2011 г. отрасль насчитывала более 143 тыс. сотрудников, в 2012 - 138 тыс., а 2013 - 123 тыс., что приблизительно соответствует показателю за 2006-2007 гг. По оценкам Администрации США по безопасности труда и здоровью сотрудников добывающей отрасли (Mine Safety and Health Administration (MSHA)), значительная часть сокращений (более 14 тыс. рабочих мест) коснулась добычи в угольном бассейне Аппалачи, что связано с падением рентабельности добычи в регионе.

В наибольшей степени упадок отрасли отмечается в трех штатах: Теннеси, Западная Виржиния и Кентукки. Этому способствуют несколько основных причин. Во-первых, добыча угля на территории ведется уже более 100 лет, что означает обеднение наиболее легко извлекаемых запасов. Во-вторых, объемы реализации угля падают за счёт конкуренции со стороны экспортёров угля из Колумбии, что обусловлено более низкой себестоимостью доставки в южные регионы восточного побережья США. Так, стоимость транспортировки угля, произведенного на территории упомянутых штатов, по железной дороге в штат Флорида составляет 26 долларов за короткую тонну, тогда как стоимость морской перевозки из Колумбии - 15 долларов за короткую тонну. Также колумбийский уголь обладает меньшей себестоимостью за счет более дешевой рабочей силы в стране и более низким содержанием серы по сравнению с углём, добытым в бассейне Аппалачи.

Помимо внутренних факторов на угольную промышленность США оказало воздействие и внешние факторы: снижение мировых цен на уголь, спад экономики в Европе, замедление спроса на уголь в Азии. Например, потребление импортного угля в Китае в 2014 г. было на 1-2% меньше по сравнению с 2013 г., что в значительной степени не соответствует ранее устоявшейся тенденции роста потребления указанного топлива на 5-10% в год. В связи с этим развитие и строительство угольных экспортных терминалов в США приостановилось, хотя ранее планировалось ввести до 6 новых объектов и расширить мощности еще 5. По итогам 2014 г. американский экспорт угля сократился на 24% по сравнению с 2013 годом.

Таким образом, на сегодняшний день в США наблюдается устойчивая тенденция сокращения угледобывающей отрасли, включая сокращение числа угольных шахт, чему способствует целый ряд факторов:

сокращение потребления угля энергетической отраслью;
усиление регулирующего воздействия со стороны государственных органов;
падение рентабельности добычи;
падение цены реализации добытого угля;
возрастающая конкуренция со стороны газодобывающих компаний и интенсивный рост добычи сланцевого газа;
политика администрации страны, направленная на сокращение доли угля в производстве;
снижение мировых цен на уголь;
замедление темпов роста экономик стран Европы и Азии, в т. ч. Китая, который является крупнейшим импортером угля;
развитие конкуренции со стороны других стран, добывающих и экспортирующих уголь.

На основе указанных факторов можно сделать однозначные выводы о том, что в дальнейшем добыча угля на территории страны будет сокращаться. В первую очередь сокращение коснётся добычи в бассейне Аппалачи. Основные усилия США по поддержанию текущих объёмов производства направлены на развитие экспорта, однако падение мирового спроса на уголь не может гарантировать существенных результатов. Аналогичной точки зрения придерживаются и аналитики, а также СМИ США, отмечающие указанные тенденции."  ht.p://rustradeusa.org/usa/1328/1929/

Вот еще один материал:

"США придется сокращать использование угля в качестве топлива. К 2030 году выбросы углекислого газа в атмосферу должны снизиться на 30% от уровня 2005 года, требует Белый дом. Доля газовой энергетики будет расти, а высвободившийся уголь пойдет на экспорт в Европу и Китай, что неплохо для России.

Американские компании, работающие на угле, должны будут на треть сократить выброс парниковых газов в атмосферу к 2030 году (отсчет идет от уровня 2005 года). С таким требованием выступила администрация президента США Барака Обамы. Жесткие условия объясняются соображениями экологии.

На угольные ТЭС приходится 38% выбросов парниковых газов в США, при этом средний возраст мощностей данной генерации составляет 42 года и, как утверждает Агентство по охране окружающей среды США (Environmental Protection Agency, EPA), многие такие электростанции морально устарели и недостаточно эффективны.

Агентство представило подробные планы, реализация которых начнется уже в 2014 году. EPA отвечает за регулирование выброса парниковых газов в соответствии с «законом о чистом воздухе» и фактически приравнено по полномочиям к министерству. В частности, агентство предлагает создать рынок квот на выбросы парниковых газов в США и использовать вместо угля альтернативные источники энергии — атомную, солнечную.

Но наиболее реальной заменой угля выступает природный газ, которого после недавней «сланцевой революции» хватает, чтобы полностью обеспечить внутреннее потребление страны.

EPA утверждает, что новые правила приведут к сокращению расходов на энергию на 8% и сократят нагрузку на систему распределения электроэнергии в стране. Противники этого предложения утверждают, что новые меры могут привести к закрытию многих тепловых электростанций и повышению цен на электроэнергию. Против программы выступают многочисленные представители бизнеса, а также угольных штатов, в частности Западной Вирджинии.

Это одна из самых масштабных программ администрации США в сфере защиты климата, пишет The New York Times. Нормы могут привести к полной трансформации энергетического сектора американской экономики, отмечает The Guardian. Угольная энергетика США впервые столкнется с подобными ограничениями.

«США являются одним из крупнейших в мире производителей угля, — уточняет заместитель начальника управления анализа рынка акций ИК «Велес Капитал» Василий Танурков. — Более 90% добываемого угля потребляется в стране и идет в основном на производство электроэнергии».

Вопреки опасениям, план оказался не таким уж радикальным, замечает агентство Reuters. Поскольку к концу 2013 года выбросы уже сократились на 10% относительно уровня 2005 года, отчасти благодаря переходу некоторых предприятий с угля на газ.

«Благодаря сланцевой революции, приведшей к существенному падению цен на газ, доля угольной энергетики в США в общем производстве электроэнергии существенно снизилась за последние годы, так как уголь был замещен газом, — рассказывает Танурков. — В результате по темпам снижения выбросов парниковых газов США обогнали Европу: с 2005 по 2011 год выбросы в США снизились на 12%, в то время как в Европе — лишь на 8,6%. Однако доля электроэнергии, производимой из угля, остается достаточно высокой, а общее потребление угля в США составляет порядка 875 млн т в год. Поскольку сжигание угля — один из наиболее грязных способов получения энергии, вопрос снижения выбросов остается достаточно острым, и шаги американского правительства в этом направлении можно только приветствовать. Особенно если учесть, что США так и не ратифицировали Киотский протокол»

Высвободившийся в США уголь пойдет на экспорт, говорят эксперты «Газеты.Ru».

«США являются нетто-экспортером угля, и в случае снижения внутреннего потребления за счет перехода сектора генерации электроэнергии на газ высвобожденные объемы, скорее всего, будут направлены на экспорт, — говорит аналитик УК «Альфа-Капитал» Андрей Шенк. — Экспортировать уголь Соединенные Штаты будут в европейские страны, где из-за более высоких цен на газ переход с угольной генерации на газовую экономически неэффективен». Кроме того, по словам эксперта, существует возможность экспорта угля из США в Китай.

Уголь может стать самым потребляемым топливом в мире

«Китай — крупнейший потребитель угля в мире, — напоминает аналитик УК «Альфа-Капитал». — Но на этом рынке США столкнутся с более жесткой конкуренцией со стороны Австралии». Кроме того, Китай уже заявил о намерении также постепенно переходить на более чистое топливо и отказываться от угля.

Европа, напротив, летом 2014 года будет обсуждать уголь как замену газу — для снижения энергозависимости от России.
С таким предложением выступает, в частности, премьер-министр Польши Дональд Туск. «Нам стоит стремиться к тому, чтобы планета была менее загрязненной, но мы просто обязаны иметь безопасный доступ к энергетическим ресурсам и средствам финансирования этого», — заявил Туск. Шенк сомневается, что рост объемов экспорта американского угля окажет существенное давление на его цену.
«Эффект от процесса перехода в США на газ уже заложен в цены на уголь, а на стоимость газа в Европе и Азии данный переход влияния не окажет. Сейчас гораздо большее влияние на цены оказывает замедление темпов промышленного производства в Китае», — объясняет он.
Танурков сомневается в том, что в США произойдет масштабное сокращение угольной генерации, учитывая влиятельное лобби последнего.

«Снижение выбросов возможно за счет перевода производства электроэнергии на газ, но это лишь одна из мер. Добыча угля — слишком крупная отрасль экономики, а уголь все еще остается крайне дешевым видом топлива, чтобы США могли от него отказаться. Скорее всего, речь будет идти о внедрении более экологичных методов сжигания угля», — говорит эксперт «Велес-Капитала».

Рост потребления газа в США Танурков считает благоприятным для России. «Чем больше газа будет потребляться в США, тем меньше его будет для экспорта, а значит, тем меньшую конкуренцию США будут способны составить России на газовом рынке», — говорит он.
«В самой России пока нет необходимости для перехода от угля к газу на уровне генерации электроэнергии, учитывая, что внутренние цены на уголь близки к экспортным и находятся на минимальных уровнях за последние пять лет, в то время как экспортные цены на газ превышают внутренние и выгоднее газ поставлять на экспорт», — полагает Шенк."  ht.ps://www.gazeta.ru/business/2014/06/03/6057381.shtml

Получается что в Штатах образовались избыточные ресурсы, связанные с добычей  угля. и в Штатах добывается большое количество антрацита. И тут вдруг на Украине, как по мановению некой волшебной палочки, возникают проблемы с поставками этого же самого антрацита на свои электрогенерирующие станции. Однако!

Фактор цены в данном случае не должен играть главную роль. Есть конечная продукция элктрогенерирующих станций и есть потребители, которые за электричество платят. Т. е у электрогенерирующих компаний есть средства, на котрые они могут закупать уголь. И место происхождения угля этим компаниям до лампочки, хоть в Донбассе, хоть в Штатах, хоть на Луне. Но большая часть электргенерирующих компаний принадлежит ДТЭКу и связана одной единой цепочкой с его же поставщиками угля из Донбасса. И получается, что основной целью блокады как раз и является разрыв вот этой цепочки - источники угля - электрогенерирующие станции!

Вот еще один материал, смазливо - слезливый, подготовленный ДТЭКом и опубликованный на Цензоре:

"
Если у вас в доме пропало электричество, этому может быть несколько причин. Произошел обрыв линии электропередач. Или случилась авария на одном из мощных энергоблоков атомной электростанции.

Однако возможен и такой вариант, когда до одной из теплоэлектростанций (ТЭС) просто вовремя не доехал состав с углем.
С началом вооруженного конфликта на востоке страны, Украина испытывает проблемы с поставками угля, необходимого для работы ТЭС.
То есть, сейчас основная проблема украинской энергосистемы – не столько дефицит угля, сколько его доставка.

Всего в Украине 14 ТЭС, 12 из которых находятся на подконтрольной Украине территории. Половина всех ТЭС спроектирована под уголь антрацитовой группы (марки А – антрацит и Т - тощий). Вторая половина – под уголь газовой группы (Г – газовый и ДГ – длиннопламенный газовый).

Проблема в том, что все шахты, добывающие антрацитовую группу, оказались на неподконтрольной Украине территории.
Всего в стране два угольных бассейна: Львовско-Волынский, в котором сконцентрировано 2% запасов угля и Донецкий бассейн, запасы которого составляют 98% от общих запасов угля в Украине.

12 оставшихся в Украине ТЭС принадлежат трем компаниям, генерирующим тепловую электроэнергию. Холдингу ДТЭК Рината Ахметова принадлежит 8 ТЭС (не считая небольшой Мироновской ТЭС), еще 3 у государственной генерации "Центрэнерго".
Последняя – Славянская ТЭС – в собственности у компании "Донбассэнерго", контрольный пакет акций которой формально принадлежит американскому бизнесмену Роберту Беншу.

Из-за боевых действий разрушены объекты инфраструктуры и потеряна значительная часть Донецкой железной дороги – самой крупной в стране из шести железных дорог. Поэтому доставка угля на ТЭС – сейчас самая большая проблема для генерирующих компаний.
В 2013 году ДТЭК вывозил со своих антрацитовых шахт на востоке 1,56 млн тонн угля в месяц. В сентябре 2016 года эта цифра составила 0,58 млн тонн. Объем грузопотока упал почти в три раза, а доставлять топливо на ТЭС стало тяжелее.

Весь без исключения уголь подвозится на ТЭС по железной дороге. Каждый месяц от шахт к складам ТЭС по рельсам передвигается около двух миллионов тонн угля.

Однако "Укрзализныця" (УЗ) не может обеспечить перевозчиков достаточным количеством полувагонов и локомотивной тяги для них.
Как сообщал БизнесЦензор, износ грузового парка УЗ превысил 90%. Это означает, что из 46,7 тысяч полувагонов, 42 тысячи единиц старше 22 лет – их нормативного срока эксплуатации.

Но, и ветхих вагонов не хватает. Госпредприятие "Украинский транспортно-логистический центр" (ЦТЛ) предоставляет полувагоны под уголь только госкомпании "Центрэнерго" и компании "Укртеплоэнерго" Анатолия Шкрибляка, которая управляет Дарницкой (Киев), Черниговской, Черкасской и Сумской теплоэлектроцентралями (ТЭЦ).

"Кроме коммерческих полувагонов вместительностью 69 тонн, мы также вынуждены использовать под уголь непрофильные окатышевозы вместительностью 50 тонн, что значительно удорожает доставку угля", - сетуют в компании "Донбассэнерго".
Несмотря на работу с государственным ЦТЛ, потребности "Центрэнерго" также не удовлетворены. В генкомпании сообщают, что УЗ обеспечивает ее вагонами лишь на 40%.

"Суммарное недовыполнение УЗ своих обязательств в сентябре-октябре и за 10 дней ноября составило 5150 вагонов, что соответствует объему около 355 тысяч тонн угля", - сообщили в "Центрэнерго".

Самый крупный перевозчик угля – ДТЭК. Компания работает приемущественно с частными операторами.
Еще тяжелее ситуация с локомотивами. Все 2,4 тысячи тепловозов УЗ работают более нормативного срока эксплуатации, который составляет 30 лет.

Из 1,3 тысяч единиц электровозов более тысячи работают дольше положенного срока.
Ситуация тяжелая еще и потому, что государство имеет монополию на локомотивный парк. Частные компании не могут закупать и управлять ими.

Почему парк локомотивов и вагонов УЗ так изношен?

В интервью порталу ЦТС глава УЗ Войцех Балчун говорит о двух причинах: нехватка средств у компании в связи с низкими тарифами на перевозку грузов и вредительство предыдущего руководства.(!)

"Очевидно, что план остановки железной дороги был... Если вы не ремонтируете подвижной состав, не запускаете в действие тендеры на закупку локомотивов и вагонов, если вы вполовину урезаете бюджет на ремонт подвижного состава, зная, что в этом году будет большое списание вагонов... то как иначе это назвать?" – говорит Балчун.

Много неудобств генкомпаниям доставляет пересечение линии разграничения между контролируемой и не контролируемой территориями Донецкой и Луганской областей.

С неконтролируемой территории на украинские ТЭС заходит около 40% твердого топлива. Это уголь антрацитовых марок.
Из 10 железнодорожных переходов, которые были здесь до войны, сейчас работают лишь 4 пункта пропуска. Остальные 6 или разрушены, или заминированы. Разминировать их пока не представляется возможным – высоки риски нового обострения вооруженного конфликта.
Эти 4 перехода не могут обеспечить весь поток грузов, идущих с неконтролируемой территории. Ситуацию усугубляет то, что пункты пропуска работают лишь в светлое время суток.

Уголь вывозится согласно "Временному порядку контроля за перемещением транспортных средств и грузов (товаров) через линию соприкосновения в пределах Донецкой и Луганской областей", утвержденному Антитеррористическим центром СБУ в июне 2015 года.
Он включает в себя приложение №5, в котором перечислены компании, имеющие право на вывоз и ввоз товаров через линию разграничения.

Составы проверяют Служба безопасности, Фискальная и Пограничная службы. Разрешение на пересечение линии разграничения выдается под определенный локомотив, локомотивную бригаду и груз. После захода состава на станцию досмотра, железнодорожники подают документы на согласование в Фискальную службу и СБУ. В это время состав досматривается визуально.

"Оформление занимает от 20 минут до полутора часов, не считая случаев, когда военные останавливают состав на досмотр на неопределенное время", - говорит директор по логистике "ДТЭК Энерго" Орест Логунов.

Все это – потеря времени, которая уменьшает оборачиваемость полувагонов. Например, для бесперебойного снабжения одной ТЭС компании нужно 1000 полувагонов. Они проходят полный цикл доставки угля на ТЭС и возврата под загрузку за 10 дней. Если из-за бюрократических процедур на пропускных пунктах составы задерживаются на сутки, то для подвоза того же объема угля понадобится на 100 вагонов больше.

Из-за повторяющихся обстрелов, которые разрушают инфраструктуру, бывают случаи, когда в пунктах пропуска останавливается движение. Перегон Никитовка-Майорское восстанавливали три раза, Луганск – Кондрашевская-Новая – два раза.

ДТЭК, как самый крупный перевозчик, для прохождения своих грузов вынужден помогать "Укрзализнице" финансами и ресурсами в восстановлении железнодорожного полотна и починке тепловозов.

На пунктах пропуска СБУ следит за соблюдением паритета вагонов. На неконтролируемой территории постоянно находится около 10 тысяч государственных вагонов – одни въезжают, другие выезжают.

Когда выезжает меньше вагонов, чем заехало, СБУ тормозит транспорт частных операторов до тех пор, пока паритет восстановится.
Если поставки антрацита с неконтролируемой территории на украинские ТЭС будут заблокированы, генерирующим компаниям придется закупать его за границей.

В мировой угледобыче доля антрацитовой группы составляет чуть более 10%. Такой уголь производят Южноафриканская республика (ЮАР), Австралия, Вьетнам и США.

Теоретически весь объем угля антрацитовой группы, необходимой для ТЭС, можно было бы завозить оттуда, если бы не целый комплекс ограничений.

Уголь перевозится по морю большими сухогрузами. Его доставка на большие расстояния малогабаритными судами будет очень дорогой.
Обычно уголь доставляют в Украину судами типа Panamax, способными перевозить до 80 тысяч тонн угля. Или судами типа Capesize, которые перевозят до 175 тысяч тонн груза.

Осадка таких гигантов достигает 15 и 20 метров соответственно. Не каждый порт может принять такой корабль. Например, в порты Азовского моря Бердянск и Мариуполь, он не войдет вообще.

На Черном море такие корабли могут принять лишь Николаевский, Черноморский (бывший Ильчевский) и порт "Южный".
В Николаевский порт такие суда могут зайти лишь с "протяжкой" - то есть, после того, как часть угля будет разгружена на рейде – до подхода к причалу.

Инфраструктура украинских портов не рассчитана на прием такого количества угля. Например, сейчас ДТЭК вывозит с неподконтрольных территорий примерно 600 тысяч тонн антрацита в месяц. Специализированный угольный терминал есть лишь в порту "Южный". Им управляет частная компания ТИС бизнесмена Андрея Ставницера.

По словам руководителя "Центрэнерго" Олега Коземко, в декабре 2015 года в порт "Южный" под Одессой зашел Capesize, на борту которого было 168 тысяч тонн угля. Его пришлось разгружать с "протяжкой". Часть – в государственном терминале порта "Южный", другую часть – в частном терминале ТИС.

Кроме угля, украинские порты переваливают с вагонов на суда и обратно железную руду, зерно, металл, множество других грузов. Максимальная пропускная способность украинских морских портов по перевалке сухих навалочных грузов – около 3 млн тонн в месяц.
При этом они могут обеспечить перевалку всего лишь 450 тысяч тонн угля в месяц. Правительство пытается увеличить этот лимит. Необходимы работы по дноуглублению в портах и увеличение пропускной мощности железнодорожных подъездных путей.
Украина может завозить импортный уголь в черноморские порты Болгарии и Румынии, а затем по железной дороге доставлять его в Украину.

Теоретически это возможно. Правда, стоимость логистики увеличится в разы. Здесь есть еще одна проблема, которая значительно удорожит доставку – разная ширина железнодорожной колеи в Европе и Украине.

В Европе ширина колеи составляет 1435 мм, а не 1520, как у нас. Чтобы доставить уголь, его придется перегружать из европейских вагонов в украинские.

С этим уже столкнулся ДТЭК, который в октябре-ноябре завез 130 тысяч тонн угля из Польши. Перевалка из вагона в вагон не только удорожает логистику, но и снижает скорость доставки.

На границе с Польшей есть три железнодорожных пропускных пункта: Изов, Ягодын и Мостика. Все три могут перевалить в сутки около 400 полувагонов, или 23,6 тысяч тонн угля.

Один из самых не надежных источников угля – Российская Федерация. Уголь из Восточного Донбасса (Ростовская область), Кузнецкого бассейна (Кемеровская область) и из Сибири подходит для украинских ТЭС, работающих на антрацитовой группе.
Здесь ограничения носят политический характер. Россия периодически вводит квоты на поставки угля в Украину. В 2015 году квоты вводились в тот момент, когда возникли проблемы с вывозом топлива из Донбасса.

В 2016 году Москва позволяет угольщикам завозить топливо в Украину. С лета около 50 тысяч тонн в месяц на Луганскую ТЭС завозит ДТЭК со своего шахтоуправления "Обуховское" в Ростовской области.

Еще несколько лет назад большинство украинцев не волновали такие проблемы, как добыча и импорт угля, работа энергетической системы и тем более – транспортная логистика промышленных грузов. Сегодня вопросы энергобезопасности страны и все, что с ними связано, - одна из самых обсуждаемых тем.

Пока в Украине немало проблем, связанных с энергобезопасностью. Уголь подвозится на ТЭС с украинских шахт, но для этого не хватает вагонов и локомотивов. Генерирующие компании закупают антрацит на неконтролируемой территории, но сложности прохождения линии разграничения увеличивают дефицит вагонов.

Полагаться на Россию нельзя из-за политических рисков. Снабжать украинские ТЭС топливом по морю проблематично из-за недостаточной пропускной способности портов. А завозить его с запада дорого из-за несоответствия железнодорожной колеи.
Но непреодолимых трудностей нет. Все, что нужно, - совместная работа всех участников процесса: государства, перевозчиков и грузоотправителей.
Совместный проект БизнесЦензор и ДТЭК"

Лукавая статья. Полна полуправды. Фоном идет традиционная украинская мантра - попередники виноваты. Вот уж эти загадочные попередники. Прилетают с Марса, гадят и улетают.  Мне уже много раз попадалась вот эта цифра - способность перевалки угля в портах Украины - 450 тысяч тонн угля в месяц.

Вот, к примеру, порт Южный рядом с Одессой:

"
ТрансИнвестСервис (ТИС) — общество с ограниченной ответственностью и иностранными инвестициями, оперирующее собственными грузовыми терминалами в Малом Аджалыкском лимане, в акватории порта Южный, в 22 километрах к северо-востоку от Одессы. В настоящее время представляет собой группу из 5 терминалов — ТИС-Зерно, ТИС-Минудобрения, ТИС-Руда, ТИС-Уголь, ТИС-Контейнерный терминал, а также собственно инфраструктурной компании «ТИС». Грузооборот группы терминалов ТИС в 2014 году составил 25.9 миллионов тонн. Таким образом, ТИС стал абсолютным лидером на Украине среди государственных и частных портов по объёму грузоперевалки.
Компания была основана Алексеем Ставницером и Олегом Кутателадзе в 1994 году на базе заброшенной стройки государственного предприятия «Лиман» и вкладов инвесторов. В процессе развития компания доля государства была выкуплена, но построенные ранее причалы остались в государственной собственности.
причал 19-20 — ТИС-Уголь — крупнейший в СНГ угольно-рудный терминал (мощность 12 млн т.), причалы построены в 2008 году, длина — 500 м, глубина — 15 м. Ёмкость складов — 1 млн м³. В апреле 2012 года этот терминал принял крупнейшее судно в истории Украины — балкер «Maxi Brazil» (дедвейт 259 тыс. т.)."

Терминал способен перевалить 12 миллионов тон сыпучих в год. Миллион в месяц. Ну и как это стыкуется со слезливыми заявлениями ДЭТК? Ларчик легко открывается. Структуры Ахметова ведь не только ввозят материалы для своих предприятий, но и вывозят. Железную руду, например, или тот же кокс на экспорт, или то же антрацит. И для загрузки этих сыпучих то же требуются мощности терминалов. А если все мощности будут обрабатывать только поступающий уголь, то что они болезные будут делать, как они будут экспортировать свое?

Особенно умиляет пассаж о ненадежности поставок из России. Особенно в свете вскрывшихся обстоятельств о том, что из России в прошлом году на Украину было ввезено десять миллионов тонн угля. А кто предоставляет вагоны для перевозки угля у нас? Я видел собственными глазами -  большинство вагонов, идущих через Луганск было от РЖД.

А благотворительность, связанная с ремонтом тепловозов? Для журналюг помощь в ремонте тепловозов равнозначна помощи от благотворительного ахметовского фонда Милосердие, располагавшегося на Донбасс - арене. А то, что для ремонта тепловозов есть специализированные тепловозоремонтные заводы для них тайна великая. Я видел спарку тепловозов в Луганске прописки Донецкого метзавода. Они тянули состав с углем. И каким боком ДТЭК к этим тепловозам из Донецка? А то, что кроме Дебальцевского тепловозного депо есть ещи и другие для ДТЭКовских пиарщиков тайна, покрытая мраком. Есть большое тепловозное депо в Семейкино, станции неподалеку от Краснодона. Есть болшое тепловозное депо в Новой Кондрашевке, на самой линии фронта. Это депо и специализировалось до войны на перевозке Свердлвских и Ровеньковских антрацитов.

Только один частный порт в Южном способен преваливать миллион тонн угля в месяц. А еще есть угольный терминал в Ильичевске. А еще есть угольный терминал в Одессе, в одесском морскком порту. А еще есть угольный терминал в Мариуполе. И есть угольный терминал в Бердянске. Но это мелководные порты. Но если припечет можно организовывать перевалку.

Когда, при прежних правителях в Украине ахметовские структуры жили как коты в масле, никто из них не задумывался о том, что бы как то зарезервировать поставки важных для бизнеса материалов. Думали что будут так жить вечно. Но вдруг пришли другие мальчики, слегка более отмороженные. Ну и чо? Ахметовский электрогенерирующий бизнес подгребают другие люди. А что в ответ? Смазливые бумажные заявления.

А если вспомнить, кто во времена майдана и после него три года, открывал двери во все властные кабинеты Украины исключительно пинком ноги? Байдены и иже с ними. Может быть это и обьяняет агрессивное поведение майданныхх скакунов, организовавших блокаду? Ведь они агрессивны только тогда, когда уверены в своей безнаказанности.





Tags: Донецк, Луганск, Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments