mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Проблема экологии.

Недавно Александр Ходаковский опубликовал в своем блоге вот такой материал (Ходаковский - это командир донецкого батальона  "Восток"):

"На днях опубликовал информацию о потенциальном затоплении двух шахт: "Юнком" и "Александровка Западная", на откатку воды в которых республика не находит денег, а шахты носят в себе радиоактивную проблему. Сегодня хочу заострить внимание на другой - проблеме незаконных угольных выработок в Зуевском ландшафтном парке. В сети появилась петиция граждан, призывающих прекратить это варварство. Я дал поручение изучить вопрос, а пока подопечные этим занимаются, анонсирую ситуацию для вас.

Природные разломы, конечно, приближают "старателей" к нашему черному золоту, делая его добычу более доступной, но до такого мы не доходили даже во время дырочного беспредела Саши Стоматолога. Что вдруг изменилось, что мы решили угробить свое достояние? Недавно я писал, что в народный совет группа особо ретивых лоббистов решила принести законопроект, разрешающий продажу в частные руки земель обсуждаемой категории. Не с подобными ли целями частные лица возжелали народного добра?

Один только вопрос: продажа угля резко сократилась, шахты закрывают, людей увольняют - а "дырочники" пыхтят вовсю? В чем тут логика - я понимаю. В деньгах. Но в чем тут государственный подход? Братцы, ну что же мы так-то? Мы задаемся вопросом - а в чем оно, здоровое общество? А вот вам и один из ответов - в отсутствии склонности к суициду. Так подойдет? Все, кто располагает сведениями об этой ситуации, или о подобных ситуациях - пишите мне в личку. Если будем сидеть молча - любая будущая победа станет пирровой."



Это, так сказать, иллюстрация к написанному.



Это то же дополнение.

Ходаковский задается резонным вопросом, а почему? Ответ лежит на поверхности, на предыдущей фотографии. Для полноты картины, каждый, кто хоть раз проезжал мимо шахты, пусть сравнит масштабы. Ответ элементарный. Затраты на добычу угля в копанке несоизмерими с затратами по добыче угля в шахте. Копанка всегда будет намного выгодней шахты. Копанку можно остановить в любое время, если нет реализации. Работают там люди по временнному найму без документального оформления и остановка работы - это всего лишь сказанное на словах - ребята работать не будем, когда придти, мы вам скажем потом и все. Попрбуйте так сказать шахтерам на большой шахте, понятно что будет.

Копанку не надо постоянно проветривать и откачивать в ней воду после остановки. А шахта без таких мероприятий погибнет. И во всем копанка выигрывает по сравнению с шахтой. Копанке не надо иметь постоянный сбыт угля, Есть сбыт, копанка работает, нет сбыта - копанка стоит. А шахте, что бы окупать затраты, очень большие, надо работать постоянно. И постоянно иметь сбыт угля.

Это гримасы того общества, которое уже воссоздано в ДНР и ЛНР. В котором нет такого преступления, перед которым остановились бы люди, при норме прибыли в триста процентов. И крокодиловы слезы этот процесс не остановят.

Вторую проблему, которую подымает Ходаковский, он как то озвучивет мельком. Проблема шахты Юнком. Подавляющее большинство о ней ничего не слышало. А проблема шахты Юнком - это проблема, сопоставима с проблемой Чернобыля, очередную годовщину которой вспоминали на днях.

На этой шахте был реализован "проект кливаж":

"Объект «Кливаж» — подземный ядерный взрыв мощностью 0,3 кт в тротиловом эквиваленте, который был осуществлён на территории Донецкой области Украинской ССР на восточном крыле шахты «Юнком» (г. Юнокоммунаровск, Енакиевского горсовета, ПО «Орджоникидзеуголь») на глубине 903 м между угольными пластами «Девятка»(l4) и «Кирпичный» (l21) 16 сентября 1979 г. в 9 часов (GMT). Цель взрыва — снижение напряжения в горном массиве, что в конечном счете должно было повысить безопасность отработки угольных пластов."
ht.ps://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%AF%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D0%B2%D0%B7%D1%80%D1%8B%D0%B2_%D0%B2_%D0%94%D0%BE%D0%BD%D0%B5%D1%86%D0%BA%D0%BE%D0%B9_%D0%BE%D0%B1%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B8

Шахта остановлена, но из за всей той прелести, которая была сделана на шахте, надо постоянно откачивать воду и контролировать ее радиоактивный фон. Под землей, на месте взрыва, образовалась расплавленная полость. Которая, по задумке организаторов, надежно ограничивает проникновения грунтовых вод в район взрыва. Но подземные породы, при нарушении, склонны к подвижкам, растрескиванию. И соответственно, склонны к проникновению туда грунтовых вод. В каком состоянии эта область сейчас, никто не знает. Приблизительное состояние ее можно  определить, хотя бы методом сейсмо геологоразведки. Но на это нужны средства. Я не знаю положение дел с откачкой воды на этой шахте, но логика событий предполагает ограничение шахтного водоотлива, отгородка его от всех горных выработок герметичными бетонными перемычками. Что бы не проветривать всю шахту и уменьшить затраты на все это. И еще сделать отдельный подьем для спуска под землю тех, кто ездит откачивать воду. Поставив хотя бы подьем - времянку, как при проходке стволов. Это то же значительно сокращает затраты.

Если этого не делать, не откачивать воду, и если вода проникнет в область взрыва, то она со временем выйдет не поверхность. И не факт, что в районе этой шахты. Она может выйти на поверхность на приличном расстоянии от шахты и где ее сотояние не будет контролировать никто.  Ветром, дождем, радиоактивное загрязнение может распространится на очень большую территорию.

Почему то проблема Чернобыля на контроле у всех, а про Юнком все забыли. И оставили эту проблему тем, где эта шахта находится.

Вообще, проблема закрытых шахт на Донбассе - это тема отдельных разбирательств. Особенно в свете того, как они закрывались. Сколько денег было украдено, не выполнив хотя бы минимум того, что надо при этом было сделать.

Шахта Новотошковская. Шахта закрыта очень давно. Но там свои прелести. Где то там, под землей, на этой шахте был свой, локальный источник радиоактивности. Вода с отдельных участков шла с повышенным фоном. И за многолетнее время работы шахты, в шахтных водостойниках накопилось огромное количество радиоактивного шлама. Шахты уже нет, а шлам с водоосттойниками остался. И его надо захоронивать как радиоактивные отходы. Этого никто не делал, т. к. деньги на закрытие шахты закончились давно. А еще там шли очень интенсивные боевые действия. Поселок переходил из рук в руки, с обстрелами, боями и всем прочим. И кому сейчас какое дело, что там с водосборниками. Те, кто сейчас контролируют поселок, даже не догадываются, что у них присутствует под бокол.

Точно такая же проблема с закрытой шахтой Луганской взле поселка Фрунзе, один к одному.

Рядом поселок Тошковский. Шахта Тошковская со своими прелестями. Уголь, который добывался на этой шахте, склонен к самовозгоранию. Когда шахта работала там была своя свистопляска. После отработки лавы, ее отгораживали от остальной шахты бетонными перемычками. Потом бурили с поверхности скважину и закачиваои в отработанное пространство азот. Вытесняли ксилород, не давая углю самовозгореться.

Если шахту закрывать так, как закрывались все шахты, засыпав только ствол, не факт, что кислород не будет оставаться и проникать под землю. Уголь в районе поселка добывают больше ста лет. Сам  поселок стоит на отработанных выработках. Там периодически людские огороды прваливаются под землю. Вся порода там растрескана на большую глубину.  И вполне на глубине может загореться уголь. И будет там горет вечно. Потушить его очень большая проблема. В Кузбассе, на одной шахте, уголь горел несколько лет.

Так что проблема Зуевского ландашафтного парка - это сказка, мелочь, на фоне общей проблемы Донбасса.

После закрытия обьединения Стахановуголь и затопления всх закрытых шахт, в некоторых местах вода начала подтапливать подвалы и погреба. А в некоторых местах ушла из колодцев и скважин.

Сколько таких проблемных шахт и каков масштаб этой проблемы не знает никто.

Tags: Донбасс
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments