mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

О бедной Матильде (5а).

Как это все началось?

(Прямо по Шаламову...)

В.И. Ленин: «Есть люди, которые сочинили и распространяют басню о том, что Российская социал-демократическая рабочая партия есть партия "интеллигентская", что рабочие от неё оторваны, что рабочие в России - социал-демократы без социал-демократии, что так было в особенности до революции и в значительной мере во время революции...» (Из статьи про Ивана Васильевича Бабушкина. Надо сказать, что Бабушкин был любимейшей фигурой для Ленина, так как являлся рабочим «в натуре».)

Образование в России было всегда стратегической областью и сферой особого сословно-монархического внимания. XIX век начался так. В 1801 г. было приказано: 1) чтобы «дети благородных отцов (в школе) имели отличие перед прочими мещанскими и низшего звания детьми»; 2) чтобы учителя, восклицая имя благородного ученика, добавляли слово «господин» (заимствую этот приказ из «Материалов для истории учебных заведений Черниговской дирекции в 1789-1832 г.»). Надо заметить, что при Александре I и отчасти при Николае I школы делились на 4 разряда. Первоначальное обучение давалось детям в приходских училищах. Окончивший приходское училище мог безпрепятственно поступить во второй разряд - в уездное училище. Из уездного училища дети также безпрепятственно могли переходить в гимназии, а из гимназий - в университеты. Такой свободный переход из одного разряда в другой для того декларативно и устраивался, «чтобы все сословия имели доступ к наукам».

Но после «народной войны», уже в 1813 г., монархия воспряла духом и надобности в мужике больше не испытывала. Правительство распорядилось в благодарность за народный мазохистский героизм русского поротого и пытаного быдла по защите монархии крестьянских детей, точнее детей рабов, дальше второго разряда не пускать. Это распоряжение было подтверждено в 1827 г. высочайшим рескриптом государя Николая I.

Первые три министра народного просвещения (Заводский, Разумовский и Голицын) не выступали открыто против народного просвещения. Но четвертый, адмирал и госсекретарь Шишков (1754-1841), став президентом Российской Академии наук и в 1824 г. министром народного просвещения, с одобрения Александра I отдал своим подчиненным такой приказ:

«Науки полезны только тогда, когда, как соль, употребляются и преподаются в меру, смотря по состоянию людей и по надобности.

Обучать грамоте весь народ или несоразмерно числу оного количества людей принесло бы более вреда, нежели пользы».

Отсюда Шишков делает вывод, что крестьян не следует пускать дальше приходских училищ, купцов (имеется в виду сословие) -дальше уездных училищ, а гимназии надо предоставить «преимущественно для дворян». Шишков - вообще интереснейшая личность. В числе прочего он известен как автор Цензурного устава, который был смесью «Молота ведьм» и Устава караульной службы. Современники да и вся интеллигенция следующего периода называли его «Чугунным уставом».

...9 июня 1845 г. от государя Николая Павловича министрам великой России был отдан приказ «сообразить, нет ли способов затруднить доступ в гимназии для разночинцев» (все выдержки из книги: П. Милюков «Очерки по истории русской культуры»).

Ребята долго не думали, а вынесли постановление, согласно которому уже не только крестьянам, но и мещанам и купцам (исключение делалось для детей купцов 1-й гильдии) было запрещено поступать в гимназию (указ от 14 июня 1845 г.) .

Было сделано издевательское «послабление» - мещанские и купеческие дети могут поступать в гимназию, если выпишутся из сословия. Надо напомнить, что если бы в понятие «сословие» входили только наследственно-правовые ограничения, то выход из него не так уж и страшен. Но беда в том, что сословием определялся и род занятий, а это был тип выживания. То есть, например, сын купца не сможет заниматься торговлей. Значит он позже, вступив в наследство, должен будет продать свой бизнес? А с него куча народа кормится. Вспомните старые русские семьи. А если он не старший сын и у него не задалась гражданская карьера, вынужден будет или жить на иждивении, или податься в «босяки»? Собственно так и происходило. А главное ведь в том, что человек должен будет вернуться в своё, как тогда формулировали, «первобытное состояние». И если учесть, что до екатерининских «вольностей дворянству» дворяне были по статусу буквально «слугами государевыми» до графьёф типа Румянцева включительно, то что говорить про сына мещанина, который автоматом становился «крестьянином», то есть тут же терял возможность учиться в этой самой гимназии.


Был всё же единственный недворянский резерв для революционеров, интеллигенции и большевизма - это сословие мещан.

Напомню о мещанах. Вначале, с 1775 г., после издания знаменитого манифеста так стали называться только бывшие посадскиелюди, «городские обыватели», имевшие капитал не менее 500 рублей. Они, как правило, имели свой бизнес, включая сюда торговлю, но в отличие от купцов 1-3 гильдий платили подушную подать, подлежали телесным наказаниям и несли рекрутскую повинность.

Кстати, дворяне также имели свой бизнес, и были богатейшие фамилии дворян-буржуа: Гончаровы, Демидовы, Баташовы, Твердышевы, Яковлевы и др. Ну а про миллионеров-купцов, я думаю, и говорить не надо.

Мещанский бизнес был уже другого уровня. Статус мещанина был определён наследственно. Отличие их от купцов, по сути, было в объёме оборота. Разбогатевший мещанин мог перейти в гильдию купцов (такой же оборотный ценз), а прогоревший купец мог скатиться в мещане. Всё простонародье, жившее в городах, своего статуса не имело и записывалось по «первобытному крестьянству». Типа: «крепостной крестьянин» поручика Оболенского Джон Рокфеллер (или «вольный крестьянин» Герман Греф) проживает в доме купца Романа Абрамовича, снимая полуподвал, и работает половым в трактире инородца (статус) Хаима Чубайса (слесарем в мастерской, вышибным в «нумерах» или проститутом там же, извозчиком и т.п.). Все работники городов, обслуживавшие инфраструктуру города, за редким исключением (иностранные гувернантки, евреи, казаки в разных качествах, как служивые или как проживающие) состояли в сословии крестьян, поелику других «граждан» в империи не было.

В мещане мог записаться и разбогатевший крестьянин, выкупившийся или отпущенный помещиком на волю. То есть к сословию мещан до 1785 г. относились только мелкие бизнесмены, от владельца овощной лавки, магазина, извозчичьего двора или столярной мастерской до владельца доходного дома или фабричонки. Екатерина II в оном 1785 г. издала «Жалованную грамоту городам», где термин, и теперь уже сословие, получил расширительное определение. Это было всё городское население, за исключением: 1) дворян, 2) духовенства, 3) казаков, 4) крестьян.

Мещанство делилось на 6 сословных разрядов: 1) настоящие городские обыватели - владельцы городской недвижимости; 2) купцы трёх гильдий; 3) цеховые ремесленники (был такой период, когда в России были чисто доктринально созданы «цехи», аналог традиционных цеховых объединений Европы), формально это владелец мастерской, ученики и подмастерья; 4) иногородние и иностранные «гости», то есть временно пребывающие на территории города, от дипломатов до гостарбайтеров и иностранных «гезелей»-проституток; 5) именитые граждане и 6) посадские, то есть вся социальная низовка, все виды прислуги, мелкой кустарь-мастеровщины, мастеровщины наёмной - рабочие, бабы и подёнщики-работяги «за всё», извозчики - короче, разряд «городских мужиков».

Позже гильдейские купцы всё же выделились в сословие, а после издания «городовых положений» 1870, 1892, 1915 гг. мещане определялись только на цензовой основе. С 1863 г. в мещанское сообщество можно было свободно вступать, «записываться». Мещане были освобождены от подушных податей, телесных наказаний. Но вводились обязательное местожительство и понятие «временное пребывание», особливо для жидов, коим определялась жёсткая «черта оседлости», и т.п.

Как видите, простонародье, инородцы и «жиды» в мещане не попадали!.. То есть и не могли быть ни революционерами, ни интеллигентами в силу того, что они не могли попасть в средние учебные заведения, оставаясь в статусе «городских les Mujiks».

Кстати, мещанство «при деле» это и есть та самая знаменитая «мелкая буржуазия», чьими характерными признаками (по Марксу или Ленину) были: 1) личный или семейный труд и 2) частная собственность на средства производства.

Чтобы затруднить доступ к образованию, была введена плата за обучение. С подачи министра народного просвещения Уварова государь утвердил таксу: со студентов брать по 40 руб. в год, с гимназистов - 30 руб. (рескрипт от 9 июня 1845 г.). В 1857 г. плату стали взимать за обучение в уездном училище.

Таким образом, в школу были допущены почти исключительно дворяне, и то обеспеченные.

Итак, при Николае I крестьян и мещан правительство не пускало учиться только потому, что они принадлежали «к податным сословиям». Так и объяснялось в указах и циркулярах. Но 19 февраля 1861 г. даже крестьяне были объявлены полноправными «свободными сельскими обывателями». И следовательно, прежние объяснения сделались неудобными. Понадобилось изобрести другие.

В 1864 г. земство (сословно-выборная, в основном дворянская система управления на местах) получило право открывать и содержать новые школы. Прежние указы, запрещавшие детям «податных сословий» поступать в гимназию, потеряли и силу, и смысл. Значит, дети крестьян свободно могли переходить из приходского училища в уездное, из уездного - в гимназию, из гимназии - в университет, так как еще по плану Екатерины II и Александра I школа высшего разряда была продолжением школы низшего разряда, и переход из одного разряда в другой совершался безпрепят-ственно. Но при Александре II эта опасность для правительства была быстро устранена.

Началось великое фашистско-монархическое скотство.

Министерство народного просвещения велело учителям учить учеников из простонародья по новым программам. В них была мерзейшим образом заложена гениальная нестыковка программ, исключавшая последовательный переход в более высокий учебный разряд. В начальных школах стали учить не тому, что нужно в уездном или городском училище, а в городских и уездных училищах - не тому, что нужно в гимназии. Окончивший курс начального или приходского училища мальчик по одним предметам (например, по арифметике) был вполне подготовлен, чтобы поступить в 5-е отделение городского училища, зато других предметов - естествоведения, географии, истории - он вообще не знал, и потому его можно принять только в 3-е отделение.

Не забудьте, что в начальном и приходском училищах до 1917 г. будут говорить о том, что Земля плоская, по краям стены, на которых держится Свод Небесный, на котором на троне сидит бог-отец Жириновский, взирая на императора!..

Все радетели царской старинушки, как правило, не упоминают об этой чисто российской, монархической паранойе в отношении народного образования.

Ребенок понапрасну теряет годы. Но, в общем-то, это уже конец, сложился стереотип базовых знаний. Сформирован папуас, это другой человек и с другим миром. Ученик же, окончивший городское училище, по арифметике, например, может, пожалуй, выдержать даже выпускной экзамен из 8 класса классической гимназии; зато по другим предметам он не годится и во 2 класс, если вообще годится для обучения там.

Но главное - это языки. В гимназии это два «мёртвых» и один-два живых, а в реальном училище (та же гимназия, но вместо «мёртвых» могли добавляться ещё один-два «живых») плюс к этому углублённые знания по негуманитарным дисциплинам, например, химии и физике. Реальные училища подготавливали к высшим учебным заведениям будущие высшие научно-технические, медицинские, юридические и финансово-экономические государственные управленческие кадры.

Хотя по статусу реальное училище являлось аналогом гимназии, но это было более престижное и социально значимое учебное заведение. Их на всю Россию было 276, включая Царство Польское, Эстляндию, Курляндию, Лифляндию и Финляндию. И программа в них, если не считать двух «мёртвых» языков, оставленных в гимназии, была чуть не на порядок сложнее, чем в гимназиях, которые, в общем-то, готовили ничего не знающих долдонов с хорошей памятью.

Напомню, что гимназии и реальные училища были средними учебными заведениями, при поступлении в которые надо было сдавать экзамены. Туда поступали дети 10-11 лет, редко моложе.

Как правило, по языкам да и по другим дисциплинам детей дворян перед гимназией и реальным училищем натаскивали дома, бывало, сами родители, приходящие преподаватели или гувернантки-иностранки, которые в обеспеченных семьях проживали вместес детьми. Можно было поступать сразу во 2 или 3 класс. Существовали, вообще-то, и приготовительные классы, но их было намного меньше, чем гимназий, и они были не в каждом городе и были платные.

А вот народное начальное образование было отодвинуто к раннему возрасту, туда шли с 6-7-8 лет. Да, опять напомню, была ещё одна милая административная заковыка. Поступавший в гимназию обязан был представить справку о том, что у него есть отдельная комната для занятий. А в великой империи квартирный налог платили чуть более 600 тыс. чел. Остальные жили практически в неолитических хижинах, и это был уже «правовой» колун. Кстати, знает ли кто, что сие народное образование означает?

В начальных училищах, гражданских и церковно-приходских, разрешены были лишь: 1) закон Божий, 2) чтение по книгам гражданской и церковной печати, 3) письмо, 4) первые четыре действия арифметики, 5) церковное пение (ст. 3471. Т. XI. Св. законов).

Закон Божий сводился к заучиванию наизусть 3 книжек - молитвенника, священной истории и катехизиса. Письмо - к заучиванию многих дурацких правил, например, о букве «ЁР» и т.п. и безчисленным диктовкам. Арифметика - к решению разных хитрых задач и примеров со скобками. Затем шла церковная грамматика, из которой нужно было знать придыхания, каморы, херы, кавыки... Пение церковное (которое, вообще-то, поётся на восемь гла-сов) велось не по современным нотам, а по древним крюкам.

В конце концов дела набиралось много. Обыкновенно ученик не осиливал его в 3 года и учился 4, а иногда и 5 лет. А через год после экзамена оказывалось, что молитвенник, священная история и катехизис забыты, как и правила о букве «ЁР», никому не нужные кавыки, херы, каморы и придыхания: осталась только первоначальная грамота, которую при правильном обучении можно освоить в месяц. А помимо школы учиться тому, что нужно знать, чаще всего некогда: ребенок уже вырос, ему пора кормить себя, помогать семье; два-три, а то и более самых лучших для учения лет безвозвратно потеряны благодаря народной школе.

Вообще-то, в России было несколько ведомств, которые обеспечивали начальное образование. Но в любом случае программа в них была доктринально и процедурно узаконена только одна, с задачей дебилизации народа. Вот всеподданнейший отчёт обер-прокурора Святейшего Синода К. Победоносцева по Ведомству православного вероисповедания (СПб., 1905). Так там в разделе «Участие духовенства в деле народного образования» сказано: «Главная же цель, к которой была направлена просветительная деятельность пастырей-законоучителей, заключалась в том, чтобы в умах и сердцах детей-школьников насадить и утвердить истинную веру и благочестие, уважение к православной церквии ея установлениям и беззаветную преданность Государю и Отечеству».

Сословно-кастовое среднее образование. Для попов и их детей существовали духовные училища (так называемая бурса), для купцов - коммерческие училища, а для офицерской касты - кадетский корпус и юнкерские училища. Откуда была прямая дорога в высшие военные училища и Академию Генштаба. (Городские училища учреждены, точнее, переименованы из уездных, в 1872 г.)

Сословно-образовательный тупик

Министерства имели свою систему подготовки кадров низшего звена чиновничьего аппарата: курьеров, писарей, архивных работников низшего звена и регистраторов. Не путать с 14 классом Табеля о рангах - «коллежским регистратором». Это уже класс чиновной лестницы. Хотя, если в министерские классы поступали, бывало и такое, дети обедневших дворян или дети дворян, которых вышибли из гимназии, выпускник мог по окончании быть аттестован уже чиновником 14 класса.

Для остальных служба в аппарате начиналась с низовки и, как правило, этим и заканчивалась. Хотя, как уже упоминалось, были и исключения из правил. Когда хорошая сообразительность, память и аналитические способности превосходили средний уровень и были очевидны, то доброжелательный «столоначальник» мог ходатайствовать о присвоении 14 класса. Кадры - и в Африке кадры, и они «решают всё!» (Иосиф Сталин). Это была сложная процедура, но это был реальный старт служебной карьеры. В истории России известны два выдающихся простолюдина, которые поднялись практически на самый верх служебной иерархии (конечно, вне 3 высших придворных чинов). Это был небезызвестный преобразователь всей государственной административной системы великий Сперанский, который при мужицкой родословной был смесью Кромвеля и Макиавелли. Например, вся структура любого министерства до сего дня, как и система делопроизводства и учёта в России, функционирует по Сперанскому. Так же как и вся система народного образования сформирована отцом В.И. Ленина Ильёй Ульяновым.

Если при монархической системе кастового образовательного апартеида русский народ не превратился окончательно в быдло, то заслуга сия лежит на Илье Ульянове. Об этом сейчас уж и не услышишь.

Так как был издан закон, что в университет принимаются лишь лица, имеющие аттестат об окончании гимназии (кроме трудного экзамена на основе курса гимназии), то очевидно, что к высшему образованию получили доступ лишь те, кто имел возможность поступить прямо в гимназию.

Этот новый план кастового образовательного и нестыкуемого параллелизма был выполнен министром Толстым. И выполнив его, г-н Толстой во всеуслышание говорил в 1875 г.: «Наше правительство не делает никакого различия в своих училищах ни по вероисповеданиям, ни по сословиям». Действительно, в законе о гимназиях написано: «В гимназии обучаются дети всех состояний, без различия звания и вероисповедания» (ст. 1487. Т. XI. Св. законов).

Но на деле с помощью программно-образовательного скотства монархическое правительство спокойно вернулось к просвещенному абсолютизму Екатерины II, ибо на деле оно просто устранило «полноправных, свободных сельских обывателей», а с ними вместе и громадное большинство «городских обывателей», от высшей школы.

Сословно-образовательный параллелизм

Сословие купцов в силу сословно-правового законодательства, как вайшьи в средневековой Индии, могло развиваться только в своей системе, и потому купцы не посылали своих детей учиться в реальные училища или в гимназии. Хотя у купчины дети могли быть подготовлены на порядок лучше. Нанять-то можно было, как сейчас, хоть профессора, и гувернантку выписать хоть бы из Оксфорда. Кстати, часто так и было. Попы имели свою линию развития: бурса, семинария и академия.

Очень важно, что преподаватель гимназии был, и это надо помнить, не учителем, как в начальной школе для простонародья. Те кадры готовили в системе «для чёрных», ведь в народной школе до 1917 г. народные учителя, сами из народа, говорили в классе о плоской Земле и учили закону Божьему.

А вот преподаватель гимназии и тем более реального училища -это прежде всего чиновник Министерства народного образования, как правило, сам дворянин. Чиновник же в империи, не являясь дворянином потомственным, но будучи принят в штат и получив «класс», становился автоматически личным дворянином (то есть без права передачи титула).

Сама по себе должность-звание чиновника была дворянская. Какие редкие случаи могли привести к тому, чтобы купец, попович или простой мещанин стал чиновником или специалистом в любой сфере, отдельная тема. Есть же люди, которые могут по типу «а вам слабо?!» чесать сзади левое ухо правой ногой. Россия была эталоном контрастного общества во всём.

Но это всё же - редчайшее исключение. На это способны были воистину выдающиеся личности, вроде Ильи Ульянова. Есть, наверно, всё же наследственные признаки, вроде сверхмышления.

Внедворянский путь «наверх»

Были дети двух сословий, не дворян, которые могли поступать и поступали в гимназию - дети из попов и из казаков (как сословия). И очень редко из финансово удачливых семей городского мещанства. У первых двух не было процедурной необходимости проходить быдлячью поповскую гугнивую блевотину, а последние, платя взятки, чтобы поп ставил посещение, на самом деле посылали сына к репетиторам из тех же бедных гимназистов.

Была в России и каста неприкасаемых - евреи, точнее жиды. Им вообще был закрыт доступ в любое место «для белых». Но было исключение. Так, раввин приравнивался в правах к «почётным гражданам» (среднее между купцом и дворянином) и «купцам 1-й гильдии», то есть его дети могли и в гимназию поступить, а крестившись, и чиновниками стать. А чиновник, «выслужив» 4-й класс становился потомственным дворянином и передавал свой титул детям!

(Откуда же люди взяли жидов в гимназиях и университетах?) И всё это я вам сказал для того, чтобы вы выкинули из головы очень неумную, какую-то слободскую байку про инородцев, жидов и маргиналов, захвативших власть в матушке-России.

Зафиксируйте всё это в своей памяти. Если вы где-то читаете о том, что некто работал врачом, инженером, агрономом, главным механиком или уж тем более был судьёй, офицером или состоял в дипкорпусе, это значит, что этот некто был прежде всего чиновником! А значит, дворянином, и никем другим быть не мог!

Таким образом, революционер-интеллигент был прежде всего дворянином!

То, что вы сейчас прочли, уже не знают даже враги СССР! Все западные советологи и антикоммунисты, все отечественные лютые враги советского периода России не помнят, что интеллигенция в России и студенчество, которое формировало кадровый состав русской интеллигенции, были российскими дворянами!! Об этом знали белогвардейцы и белоэмигранты, но они никогда об этом не говорили и не писали, чтобы не признаться в том, что против царизма выступали лучшие силы общества, биоэлита России. Но после революции эта же интеллигенция стала разрушать СССР, а красные «большевики» не говорили об этом, чтобы не пробудить в народе комплекс социальной неполноценности.

Tags: история, мир люди, мистика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments