mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Мукачевсчкая РЛС (2)

Рядом с Мукачево, параллельно трассе на Берегово находится военный аэродром. Его взлетная полоса заканчивается почти у черты города. Что с ним сейчас? Судя по скромным описанием местных жителей - ничего. Всю инфраструктуру растащили. Тем более что, недалеко от него район, где проиживают мукачевские цыгане. Пишут что уже начали выдирать плиты из ВПП.

Во времена Союза там располагались истребители МИГ 27 и МИГ 29. ВПП его было напрапвлено так, что при наборе высоты на форсаже, истребитель взлетал прямо над городом. МИГ 29, несмотря на то, что у него два двигателя, ревел на взлете терпимо. Но когда взлетал МИГ 27, разговаривать, даже если вы стояли друг напротив друга, было невозможно.

Ходил в то время анекдот по этому поводу. Местные жители направили письмо в министерство обороны с жалобой на шум. И спрашивали, нельзя ли немного повернуть ВПП, что бы истребители взлетали немного в сторону. Из министерства обороны пришел ответ, что они ничего поделать не могут. А если мукачевцам мешает гул на взлете, то оно может сдвингуть само Мукачево немного в сторону.

Ну это анекдот, хотя основан на реальных, так сказать, событиях в ту далекую пору. Прошло немного времени и стал разваливаться Союз. И вот уже Мукачевцы со товарищи решили отыграться за все. А тут под рукой как раз оказался мукачевский Дарьял. И на нем отыгрались по полной.

Как все происходило пишет в своих мемуарах командующи войск противокосмической обороны генарал - полковник авиации Красковский Вальтер Макарович.


Примерно в те времена начал службу адьютантом у него лейтенант Коношенков Игорь Евгеньевич. Который сейчас появлялется на экранах российского ТВ.

В отрывке собраны абзацы и части книги Вальтера Макаровича "На службе неповторимой Отчизне: воспоминания."
Выдержки идут в хронологическом порядке того времени, когда это происходило. Есть там немного и про Скрунду и Красноярский Дарьял. Но в основном все посвящено мукачевским событиям:

...Из нашей части, дислоцирующейся в районе Скрунды (Латв. ССР), поступило сообщение о планирующихся 5 ноября с 14.00 до 14.30 демонстрации и митинге протеста против строительства новой РЛС. Организатором митинга была неформальная организация «Отчизна и свобода». Их лозунг «Нет ядерной войне». Место проведения шествия по маршруту – Айскуте, Салдус, Скрунда-объект. Заявка на митинг сделана, согласие поселкового совета Скрунды дано.

Я переговорил с командиром ОРТУ полковником В. М. Хухлиным и начальником политотдела подполковником Г. М. Соханенко. Договорились сохранять порядок, демонстрантов на объект не допускать. При необходимости кому-то из них выступить на митинге и разъяснить предназначение объекта, исключительно в интересах безопасности населения.

...Из Скрунды доложили о состоявшемся митинге в районе РЛС. Приняли участие около 400 человек. Все прошло благополучно. То было начало затяжной нашей борьбы по защите РЛС системы ПРН

1989 год

...В конце января меня проинформировали товарищи из Особого отдела о нарастающем недовольстве жителей в районе строящейся РЛС вблизи города Мукачево.

Среди населения Ужгородской области упорно распространялись слухи о строительстве не РЛС, а склада ядерных боеприпасов, нарушении экологии, обезвоживании района и т.п. 28 января я вызвал к себе генерала Кузикова и некоторых его офицеров, чтобы посоветоваться, как быть. Было решено выехать группе офицеров в Мукачево, встретиться с представителями местной власти, а если потребуется, и с населением близлежащих к РЛС поселков, и постараться развеять вымысел, распространяемый о РЛС.

...24 июня из поездки по западным нашим объектам возвратился генерал В.И. Кузиков. Он доложил о настроениях жителей г. Мукачево относительно наших РЛС. Ему пришлось давать объяснения руководству Ужгородской области. Вроде бы убедили, что на РЛС нет ядерных установок и излучения СВЧ, превышающих санитарные нормы, поэтому нечего страшиться за людей и природу. Тем не менее, на сессии народных депутатов области сегодня принято решение обратиться в Верховный Совет с просьбой о прекращении строительства РЛС, а в случае отказа послать обращение в ООН. Я доложил об этом генералу В. В. Литвинову. Договорились, что в понедельник, 26 июня, он доложит обстановку вокруг РЛС министру обороны.

...15 сентября нам стало известно решение о демонтаже Енисейской РЛС. Очередная уступка США и проигрыш нашей системы ПРН. Выброшено на ветер 210 миллионов рублей, не считая 50–70 миллионов рублей затрат, которые потребуются на демонтаж. Предложение М. Горбачева, неизвестно кем подсунутое ему, создать на базе РЛС Международный центр по изучению космоса, не прошло. Американцы настояли на своем. Им подобострастно подыграл наш министр иностранных дел Э. Шеварднадзе.

...4 декабря я находился на КП СПРН, когда генерал Кузиков доложил, что на строящийся объект в Мукачево ворвалась толпа людей, более 500 человек, выражая протест против строительства новой РЛС «Дарьял». Более двух часов люди находились на объекте. Во главе этой толпы были два священника. В толпе раздавались угрозы в адрес военных с требованием: «Убирайтесь, оккупанты!» и т.п. Я доложил генералу Мальцеву. Он соответственно – начальнику Генштаба М.А. Моисееву. Решено было 5 декабря вылететь в Мукачево генералу Алисову, чтобы на месте разобраться в обстановке.

...Представители РУХа, народные депутаты в Закарпатье, обратились к министру обороны СССР с требованием прекращения строительства нашей РЛС в Мукачево. Перешли в атаку и прибалты. Им стали мешать аэродромы ВВС. Придираются к шумам самолетов и т.д. Дождались, что армию стали теснить, ей не находится места, она становится ненужной и беззащитной.

1990 год.

12 января, после возвращения с комсомольской конференции армии ПРН, узнал о приказе Главкома – завтра вылететь в Ужгород по вопросу Мукачевской РЛС. Там продолжает протестовать население против строительства РЛС. Сегодня послали телеграмму министру обороны.

Вылет в 11.00 из Клина. Беру с собой генерала В. И. Кузикова и трех офицеров из ГИУ и 1-го Управления.

Перед тем как рассказать о содержании нашей поездки в Ужгород и Мукачево, обратимся к изначальным событиям вокруг РЛС.
Как уже упоминалось, обеспокоенность общественности вокруг строящейся РЛС в районе села Пестрялово, под Мукачево, началась в 1989 году. Идя навстречу пожеланиям населения, с целью выяснения ее влияния на экологическую обстановку, по поручению СМ УССР, распоряжением президиума АН УССР от 27.07.89 и Облисполкома от 25.07.89 для технико-экологической экспертизы строительства станции была создана межведомственная комиссия. Председателем комиссии был член-корреспондент АН УССР В.М. Шестопалов.

Со стороны военных комиссии были предоставлены необходимые материалы по проекту РЛС, позволяющие сделать объективные выводы. Изучив все представленные материалы и ознакомившись на месте со строительством объекта, комиссия констатировала:

1. Строительство РЛС может быть завершено не ранее, чем через два – три года;

2. В настоящее время ни одна из систем РЛС не функционирует, объекты не потребляют электроэнергию, не излучают электромагнитные волны и используют всего три процента расчетной потребности воды.

В этой связи признавалось, что те негативные явления, о которых шла речь в письме Мукачевского горисполкома от 19.07.89 года № 487 (снижение уровня воды в колодцах, распространение болезней кровообращения и т.п.), не могут быть связаны со строительством объекта.
Оценивая возможные последствия воздействия РЛС на окружающую среду после завершения ее строительства, комиссия также пришла к выводам, что РЛС не будет оказывать существенного влияния на микроклимат прилегающих территорий и угрожать здоровью людей. По мнению комиссии, единственным реальным фактором воздействия на окружающую среду может быть воздействие электромагнитного излучения. Однако изучение проектных и других материалов позволяет утверждать, что в Мукачево и его окрестностях, благодаря острой направленности антенны передающего центра и достаточному удалению объекта от города, излучение не должно регистрироваться.
Расчеты показывали, что при принятой в СССР допустимой дозе уровня воздействия на людей электромагнитного излучения 10 мкВт/см2 в режиме «остановленного луча», в с. Пестрялово уровень излучения не будет превышать 3 мкВт/см2. Однако при принятии дополнительных мер по ослаблению ЭМИ, предусмотренных проектом, и эта величина будет снижена в несколько раз.

В итоге комиссия предлагала Министерству обороны разъяснить Закарпатскому Облисполкому, АН УССР и общественности целесообразность и необходимость создания РЛС. Комиссия также рекомендовала создателям РЛС строго соблюдать предусмотренные проектом защитные меры экологии. По завершению строительства РЛС совместно с представителями Закарпатского Облисполкома и Мукачевского райисполкома провести контрольные замеры уровня плотности потока мощности СВЧ в целях гарантированной защиты населения с. Пестрялово. Дополнительно предусмотреть установку экрана в секторе близко расположенных населенных пунктов.

Военные соглашались на частичное использование Чинадиевского водозабора для РЛС в интересах города Мукачево с покрытием полной потребности в воде, что составляло 25–30 процентов от нужд города. Выдвигались требования о строительстве Министерством обороны жилья для жителей с. Пестрялово и полное обеспечение жильем семей военнослужащих гарнизона без выделения для них жилой площади в городе и др.

Заключение технико-экономической экспертизы строительства РЛС было подписано всеми членами комиссии и передано Ужгородскому Облисполкому.

19 декабря 1989 года заключение комиссии было рассмотрено на заседании Облисполкома, где было решено принять к сведению Заключение комиссии. Наряду с выдвинутыми требованиями к Министерству обороны по созданию ряда объектов социальной инфраструктуры в районе (что вело к значительному удорожанию объекта), народным депутатам СССР от Закарпатской области было поручено добиться на протяжении января-февраля 1990 года рассмотрения в соответствующем Комитете или Комиссии ВС СССР вопроса о целесообразности строительства РЛС в связи с новой военной доктриной СССР и положительными изменениями в международной обстановке.

13–15 января я работал в Ужгороде и Мукачево. Проводил встречи с властями в Обкоме и Облисполкоме, с трудовыми коллективами. Знакомство с обстановкой на всех уровнях позволило осознать, как далеко зашли с вопросами РЛС и насколько ослаблена в области советская власть и партийное влияние.

Из местной газеты «Закарпатская правда» от 13.01.90 мы узнали, что еще 19 декабря 1989 года Облисполком четко определился в отношении к новой РЛС и поручил народным депутатам СССР от области в ближайшее время добиться рассмотрения в Верховном Совете СССР вопроса о нецелесообразности ее строительства.

Пленум Мукачевского райкома КП Украины и сессия районного совета 2 января осудили строительство РЛС и обратились в Верховный Совет СССР с предложением о его прекращении.

Еще раньше Мукачевский городской совет народных депутатов обратился в Министерство обороны с просьбой о временном прекращении строительства РЛС. Газеты «Закарпатская правда», «Молодь Закарпатья» и другие опубликовали ряд материалов с требованиями запрещения работ по созданию РЛС. Непримиримую позицию по этому вопросу заняла общественность области. Военные обвинялись в пассивной позиции по формированию объективного общественного мнения в пользу РЛС, хотя в течение 1989 года четыре раза по этому вопросу проводились встречи с местными властями и населением.

Разделяя обеспокоенность партийных, советских и хозяйственных органов, общественных организаций, граждан области в связи со строительством РЛС, исходя из своих полномочий, Облисполком решил созвать 26 января внеочередную сессию областного совета и на ней принять по этому вопросу решение, которое учитывало бы не только государственные интересы, но и интересы граждан области. На сессию приглашались представители МО СССР, СМ УССР, АН УССР, другие заинтересованные организации. Предусматривалось, что областное телевидение будет транслировать ход сессии по прямому эфиру. При этом будут работать прямые телефоны. Облисполком рассчитывал также и на то, что еще до сессии жители области смогут высказать свои конструктивные и взвешенные предложения относительно РЛС.

14 января я встретился в Обкоме с первым секретарем Г. И. Бондровским, всеми другими секретарями и Председателем Облисполкома М.М. Малеванником.

До нашего приезда в Обком на площади перед зданием собралась приличная толпа. Пока мы вели переговоры внутри помещения с руководством области, площадь заполнялась народом. Люди требовали проведения митинга с участием первых лиц области. Однако Бондровский не решался на проведение митинга. Народ начал возмущаться, настаивать на своем. Решено было принять участие в митинге.

Когда мы вышли из помещения, перед нами предстало несколько тысяч граждан не только жителей Ужгорода, но и прибывших сюда из Мукачево и других населенных пунктов. Митинг фактически уже шел. Площадка парадного входа в здание служила трибуной для выступающих. Люди вели себя крайне возбужденно. Выдвигая требования о закрытии действующей и прекращения строительства новой РЛС, выступающие выдвигали для решения и ряд других проблем социальной жизни. Я понимал, что мне нельзя уклоняться от выступления без разъяснения людям провокационности слухов о наличии ядерного реактора на объекте и вредного влияния РЛС на здоровье населения области.

В свое время разъяснительной работе с населением мешала непроницаемая завеса секретности, которой окутывались наши РЛС. Это была перестраховка, которая сыграла свою отрицательную роль, способствуя распространению абсурдных слухов о наших объектах СПРН и нагнетанию социальной напряженности, чем умело воспользовались антисоветские элементы, особенно в Прибалтике и Закарпатье, в удобный для этого период предвыборной кампании.

В своей речи я разъяснил необходимость системы ПРН, роль РЛС в контроле космического пространства, сказал, что таких станций в СССР несколько, назвал места их размещения, что подобные РЛС имеются и у американцев, упомянул о выводах комиссии технико-экономической экспертизы. Сказал, что на РЛС нет ядерного реактора, что причины увеличения заболеваемости населения кроются, видимо, в общем ухудшении здравоохранения в области, в стране, но не в РЛС. В самом начале выступления некоторые крикуны попытались помешать мне, пришлось предупредить, чтобы не мешали, иначе не стану говорить. На них это подействовало. Выслушали меня со вниманием. Задавали вопросы, я отвечал. В конце выступления пригласил всех желающих побывать на РЛС, встретиться с семьями и офицерами, которые работают на станции и живут рядом с ней продолжительное время, и убедиться, что со здоровьем у них все нормально. Это было мое первое выступление на митинге в защиту СПРН.

Митингующим было объявлено о предстоящей сессии для повторного рассмотрения вопроса о РЛС 26 января с участием ученых и военных.

В последующие дни мы провели встречи в горкоме Мукачево, сельсовете с. Пестрялово, с рабочими трикотажной фабрики, объездили ряд сел вблизи РЛС. Многочисленные встречи убедили меня в том, что люди были дезинформированы о радиолокационных станциях системы предупреждения. Совершенно неправильно истолковывались ими причины закрытия Красноярской РЛС. Народ помнил Чернобыльскую аварию, скрытие от них истинного масштаба трагедии, что подорвало доверие и к властям, и к ученым. Поэтому разговаривать с людьми, разубеждать их в дезинформации было трудно. Они никому не хотели верить. Для связи с местными властями и проведения обещанных населению мероприятий решено было оставить в Мукачево полковника В.В. Бутенко.

17 января после возвращения из Мукачево я был у Г.В. Савастеева в Кремле. Проинформировал товарищей из ВПК об обстановке в Мукачево. Было решено составить Записку в ЦК КПСС за подписями Язова, Бакланова, Белоусова. Из Кремля заехал в Генштаб к генералу В.Г. Лисице, поделился и с ним результатами своей поездки в Закарпатье. Мы обменялись мнением о предстоящей 18 января Госкомиссии по командному пункту системы ПРО. Этот день завершился тем, что у себя в Управлении я составил текст доклада министру обороны по обстановке в районе Мукачево и передал его на подпись Главкому.

В Закавказье народы Азербайджана и Армении фактически «вышли из повиновения» СССР. Там были налицо признаки гражданской войны.
Чехословакия потребовала вывести наши войска в 1990 году. С некоторых пор Варшавский Договор существовал формально.

18 января состоялось заключительное совещание Госкомиссии по КП ПРО. Представилась возможность переговорить с генералом армии В.М. Шабановым о защите СПРН. Я высказал свое мнение о положении наших РЛС на западном направлении. Если мы потеряем СПРН, то утратим и стратегический паритет. Генерал поддержал направленность нашего доклада ЦК КПСС.

Вечером мне позвонил полковник В.В. Бутенко и сообщил, что на действующей РЛС в Мукачево побывали 25 депутатов Облсовета. Встретились с офицерами и их женами. Гости убедились, что у военнослужащих и их семей нет профессиональных заболеваний. Теперь на РЛС прибудут депутаты с окраин. Мероприятия, намеченные в Обкоме на 14–15 января, проводились без срыва. Стараемся дать ряд статей в местных газетах.

20 января. Плохо в Азербайджане. В Баку находится министр обороны Д.Т. Язов. Ночью в город введены войска. С 00 часов введено Чрезвычайное положение, а с 6.00 – комендантский час. Применяется оружие. О жертвах умалчивалось. Позже сообщат о 83 убитых, в том числе 14 военнослужащих и членов их семей. Следим за развитием событий в районе нашей РЛС в г. Куткашены.

В Ставропольском и Краснодарском краях объявлена частичная мобилизация для усиления войск в Закавказье. Это вызвало возмущение населения, с которым нельзя было не считаться. Тот, кто принимал решение на мобилизацию, явно просчитался. Пришлось отменить и возвратить резервистов по домам.

До чего дожили! Какая обида. Лопнул соцлагерь, не стало содружества компартий стран Варшавского Договора. Утрачен авторитет компартии в мировом масштабе, учения марксизма-ленинизма. В стране нарастает кризис. С каждым днем все хуже.

В 21.00 передают по ТВ выступление Горбачева об обстановке в Нагорно-Карабахском округе и Азербайджане. О сдаче партийными и советскими органами там своих позиций, принятии ими решений, противоречащих Конституции СССР, чем воспользовались антиобщественные элементы. После указа о введении ЧП голос советского народа не был услышан, начались разбои, нападения, погромы, убийства, особенно в Азербайджане. Характер действий – антисоветский, имелись попытки насильственного захвата власти. С помощью войск наводится порядок, изымается оружие у боевиков, усмиряется националистический разгул. Есть убитые среди гражданского населения и потери в войсках. Долг государства – вернуть спокойствие в республиках. Прозвучал призыв ко всем гражданам Азербайджана и Армении опомниться и остановиться. Сегодня, как никогда, нам нужна дружба и единство. Хорошо было сказано, но с большим опозданием.

В Новороссийске задержан эшелон с танками Т-72 с полным снаряжением. Правительственные органы не в состоянии разобраться, кто и куда хотел продать танки за границу. Упоминается кооператив «АНТ», но за ним стоят определенные лица. Это уже дело мафии.

21 января из Баку позвонил Саша Ленцов, просил передать привет своей семье. Он со своим батальоном десантников действует по поддержанию чрезвычайного положения.

22 января за подписью Главкома отправили шифртелеграмму по вопросу Мукачевской РЛС товарищам Ивашко (Первый секретарь ЦК КП Украины), Шевченко (Председатель Президиума ВС Украины) и Мосолу (Председатель СМ Украины) в надежде, что они помогут разрядить обстановку.

23 января вел переговоры с академиком Борисом Евгеньевичем Патоном и заведующим отделом административных органов ЦК КПУ Василием Дмитриевичем Крючковым и с некоторыми закарпатскими руководителями по РЛС. Готовился к участию в работе сессии в Ужгороде.

В Куткашенском гарнизоне (Аз. ССР) готовим к эвакуации часть семей. В самом районе пока спокойно. Это позволяет не торопиться с вывозом всех семей, иначе после нормализации обстановки туда трудно будет их вернуть, вывозим тех, кто получил назначение в другие места службы, часть служащих СА и курсантов, проходивших стажировку. Формируется первая колонна автотранспорта со всеми мерами охраны.

24 января наша колонна автобусов, в сопровождении представителей Народного фронта, благополучно прибыла из Куткашен на аэродром Кюрдамир, откуда самолетами в Днепропетровск и Клин были доставлены первые 151 человек членов семей офицеров и служащих СА.
25 января с группой товарищей из военных и представителей промышленности вылетели в Мукачево на внеочередную сессию Ужгородского областного совета. В группе генералы Л.В. Шумилов, О. П. Сидоров, полковник В.В. Бутенко. От промышленности – А.А. Кузьмин, В.М. Иванцов и другие.

Перед нами стояла ответственная задача – защитить строящуюся РЛС. Мы прекрасно понимали, что если не отстоим эту станцию, последует цепная реакция, доберутся и до других. В итоге СССР останется без современной системы предупреждения о ракетном нападении, что ударит по стратегическому паритету со всеми вытекающими последствиями.

По прилету в Мукачево мы разделились на две группы: одна во главе с генералом Шумиловым направлялась в горком Мукачево, вторая, со мной, выехала в Ужгородский Облисполком. Обе группы должны были начать работу с депутатами, которые уже ожидали нас.

В Облисполкоме встреча с депутатами длилась два с половиной часа, выяснялись и уточнялись некоторые вопросы по энергетике РЛС, СВЧ, потреблению воды и общеэкологическому состоянию. Мы старались детально и убедительно разъяснить поставленные вопросы. Депутаты слушали наши объяснения настороженно. Много вопросов носило провокационный характер, набирались терпения, отвечали и
на них.

После встречи в Облисполкоме, нам пятерым – членкору АН УССР Шестопалову, зав. отделом института радиофизики и электроники АН УССР доктору физико-математических наук Булгакову, начальнику отдела гидрогеологических работ Главка «Укргеология» МГ СССР кандидату геолого-минералогических наук Яковлеву, генеральному конструктору системы, кандидату технических наук Кузьмину и мне, – предстояло выступить по телевидению не только по области, но и с вещанием на Венгрию, Чехословакию, Польшу.

На телевидении круглый стол занял 1 час 30 минут. Это было первое и неожиданное для меня мероприятие. Провели его нормально. Там, в студии, мне пришла мысль встретиться утром с учеными ведущих кафедр Ужгородского университета. Такое решение возникло после того, как я начал догадываться, что дезориентация руководства области и депутатов Облисполкома о РЛС исходила из стен университета.
Моя идея была одобрительно встречена нашими товарищами. Из студии уже после 23 часов я позвонил Предисполкома Малеваннику и попросил его организовать встречу с утра до начала сессии с 5–6-ю учеными ведущих кафедр.

26 января начали с посещения университета, где нас уже ожидали не 5–6, а около 200 университетских ученых, здесь же в зале были и примелькавшиеся нам «неформалы». Я удивился оперативности Предисполкома и тому, зачем он собрал весь научный персонал плюс «неформалов», успевших приехать даже из других городов.

После моего вступительного слова о сути нашей встречи и представления товарищей началась беседа. Вел собрание ректор университета. Надо сказать, собрание поражало бескультурьем поведения университетских товарищей. Они рассчитывали подловить наших ученых на неграмотности, но не тут-то было. Наши ученые – Кузьмин, Сидоров, Иванцов, – оказались на большой высоте. Я был горд за них, как они «положили на лопатки» университетских светил, таких как А.Н. Борец – доцент кафедры физики полупроводников, Я.И. Ортодий – начальник группы Ужгородского отделения института ядерных исследований АН УССР, С. С. Поп – доктор ф.м.н., профессор, заведующий проблемной лабораторией физической электроники и других. Пытался «подлить масла в огонь» опоздавший на собрание академик М.Г. Шандара – директор научно-гигиенического Центра Украины. Он приехал из Киева вместе с вице-президентом АН УССР академиком В.Г. Барьяхтаром. Но пыл Шандары был пригашен нашими вразумительными возражениями. Закончилась наша встреча с Ужгородскими учеными на более благоприятной ноте, чем начиналась. Теперь для нас не было сомнений в том, что основным источником и возбудителем населения против РЛС был Ужгородский университет, его ученые.

В заключении я выразил благодарность общественности университета за встречу и полезный диалог. В ответ последовали бурные аплодисменты всей аудитории и рукопожатия при расставании.

Из университета мы направились на сессию в Облисполком, где перед началом сессии должны были принять участие в совместном совещании с прибывшими на нее заместителем Председателя Президиума ВС УССР Ю.Г. Бахтиным и его спутниками из ЦК КПУ и АН УССР. Был уточнен порядок проведения сессии, очередность выступлений и их содержание. Договорились и о проекте решения, которое должны были предложить для принятия на сессии. В нем принципиальным являлось то, чтобы формулировка о судьбе РЛС не была категоричной, запрещающей строительство, а выражала предложение о рассмотрении вопроса на Верховном Совете СССР.

В 14.00 сессия начала свою работу с прямой трансляцией по телевидению и радио. Мое выступление было вторым после Председателя Облисполкома М.М. Малеванника и заняло по времени с ответами на вопросы около одного часа. Затем выступил председатель межведомственной комиссии АН УССР В.М. Шестопалов. После наших с ним выступлений и ответов на многочисленные вопросы началось обсуждение повестки дня. Выступило пятнадцать человек, в том числе и А. А. Кузьмин. Все выступления, кроме Кузьмина, носили четко выраженный протест против строительства РЛС. Нам не на кого было опереться в области. Сами руководители Облисполкома и Обкома КПУ занимали отрицательную позицию. Известное влияние оказывала предварительная кампания выборов в местные советы народных депутатов. В итоге на сессии было принято решение отличное от того, которое согласовывалось перед началом сессии.

Было решено:

1. Прекратить строительство РЛС и обратиться в ЦК КПСС, ВС СССР и СМ СССР с предложением об утверждении этого решения;

2. Просить СМ СССР создать комплексную комиссию с участием ведущих ученых и специалистов, представителей области, в том числе и самодеятельных объединений, для глубокого изучения причин, приведших к размещению и строительству радиолокационной станции в данном регионе, а также возникших в связи с этим социальных и экологических проблем.

Когда проходила сессия, центральная площадь города была заполнена несколькими тысячами людей. Толпа гудела так, что слышно было в зале заседания. После окончания сессии между нами с Малеванником и Бондровским состоялся разговор. Я высказал им свое отношение к решению, которое было ими заранее подготовлено, о том, что мы присутствовали на хорошо отрепетированном спектакле. Характерно, что представители из Киева испарились до окончания сессии, их мы больше не увидели до своего отъезда. Это свидетельствовало о полной согласованности позиции области и центра республики.

27 января, утром, я доложил Главкому о результатах сессии. В ответ услышал: «Вы сделали свое дело, возвращайтесь». В тот же день на Ан-24 мы прибыли на аэродром Клин. В самолете сделали наброски доклада министру обороны СССР.
28 января, воскресенье. Привел в порядок все документы, связанные с поездкой в Мукачево. События недавних дней отражались, словно в калейдоскопе.

С благодарностью думаю о членкоре АН УССР В.М. Шестопалове, толковом ученом, разумном человеке, патриоте Отчизны, о генеральном конструкторе системы А.А. Кузьмине, его высоком профессионализме, аргументированных беседах на всех уровнях, о генерал-лейтенанте О.П. Сидорове, докторе технических наук, профессоре, о генерал-лейтенанте Л.В. Шумилове, о полковнике В.В. Бутенко.

Добрые впечатления оставили некоторые ученые Украины, входившие в состав вневедомственной комиссии по изучению влияния РЛС на экологию. И в то же время предвзятость, несговорчивость и даже жестокость в поведении многих товарищей из Закарпатья, их враждебный настрой по отношению к интересам советского государства заставляли серьезно и с тревогой думать о СССР. Беспокоила судьба РЛС. Неужели повторится вариант Красноярской РЛС, и снова полетят на ветер сотни уже истраченных миллионов?

Поездка и работа в Закарпатье по своему характеру носила политический оттенок. Она помогла мне лучше понять ту ситуацию, которая происходила в нашей стране, ощутить хрупкость власти, утрату позиций КПСС, ослабление ее влияния в государстве.

29 января Главком и ЧВС подписали доклад о нашей работе в Закарпатье на имя министра обороны и начальника Главного Политуправления СА и ВМФ.
Tags: СССР., история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments