mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Мистика Дона(6).

Если спросить любого луганчанина , что он знает об истории города, то наверное многие впомнят Ворошилова. Вспомнят, что Луганск начинался с пушечного завода. Потом вспомнят Даля.  Вспомнят памятник ему. Наверное никто не вспомнит, что Даль прожил в Луганске всего лишь два первых своих голопузых года. Потом он вместе с родителями сьехал из Луганска и потом, до самой смерти, сюда не приезжал. И если ставить памятник ему, то он должен быть размером с табуретку и с маленьким Далем, писающим в детский горшок. Вспомнят год основания Луганска, 1795. И что Луганск пошел от поселения, называшегося Каменный Брод. И основали его сербские гусары во времена колонизации Дикого Поля. Но единицы знают, что этот поселок назывался раньше несколько иначе. Каменное. А как он назывался до этого, не знает никто. Как и истинный возраст этого послеления.

А почему Каменное превратили в Каменный Брод?  А все просто. Каменное - это камень. Имеет связь с подземельем. Каменный Брод - это переправа. И связь здесь явная с надземельем. Опять не совсем понятно. Какая разница под или над. Разница есть. И связана она с тем, что Камброд, его средняя часть, стоит на подземных пещерах. Об этом то же не все луганчане знают. И не все знают о красивой легенде, связанной с этими пещерами. По этой легенде один городской голова имел любимую женщину. Звали ее Наталья и жила она в Камброде (тогда и сейчас Каменный Брод сросся с Луганском и стал одним из его районов). И что бы встречаться с ней, регулярно и тайно, он приказал прорыть ход - пещеру под Луганью, ведущую от его дома к дому своей Натальи. От этой легенды остался Натальевский переулок в Луганске и дом, в котором жил этот городской голова. Один из самых красивых домов из той эпохи в Луганске.

Но мало кто знает, что рядом с его домом находился мужской монастырь. И монастырь этот стоял смотрящим над входом в камбродские пещеры. Как и везде в других местах, где эти пещеры были найдены. Удивительное совпадение. Я об этом писал раньше. Можно почитать начиная с этого и этого . Общепринятая точка зрения, вернее общенавязываемая, что пещеры эти строили монахи. Что бы в тишине пещер вдали от мирского шума, погрузиться в молитвы. Ладно, на пустынных берегах Дона, где живут степные суслики и летают степные беркуты, им до лампочки, чем там занимаются людишки. Колупаются под землей, ну и пусть колупаются. Но в центре Луганска? Он тогда хоть и был небольшим городом, но на то, что в монастыре снуют взрослые мужики в монастырских одеяниях, запачканных в мел и таскающих белые камни, хоть кто то мог обратить внимание. И это строительство отложилось бы в исторической памяти. Но об этом нет ни слова. Нигде.

И то, что все эти пещеры, расположенные на тысяче километров друг от друга, похожи друг на друга, как будто руководили строительством из одного центра, то же никто не обращает внимание. И никто не обращает внимание, что все эти пещеры находятся на тех путях, по которым шло христианство на Русь с северного побережья Черноморья и до самых берегов Днепра. И пещеры эти могли нести тайну этого распространения. И учитывая, что христианство это было арианским, а арианство - это большое табу нынче, то не удивительно, что тайну эту охраняли православные монастыри. Предварительно спустившись в них и затерев эту тайну до неузнаваемости.

"...Именно в такой ситуации Кий оказывается «перевозчиком». Это не унижение достоинства князя, а указание на переправу князя и его людей с левой стороны Днепра. Кий – является северским антом, предводителем вторгнувшихся племен с Днепровского Левобережья. Этим и объясняется мифический пласт легенды – именно от антов в славянской среде распространился миф о Кие-Свароге и связанные с ним представления о княжеской власти. Это был вариант славянского мифа о божественном кузнеце Свароге, который победил Змея Трояна. Имя старшего брата восходит к индоевропейскому обозначению божественного кузнеца – Кия, победителя Змея. Однако в летописях этот мифический пласт легенды отражения не нашел. После крещения Руси и борьбы с языческими пережитками, он был просто вычеркнут. Но сведения о том, что Кий пришел «из диких полей» и мифические предания о Ковале сохранялись в киевской округе вплоть до XVIIІ века [6, с. 21]. В отношении Кия как исторической личности, украинский историк О. В. Борисова переводит имена трех братьев с санскрита как «Царь (конунг, князь) имеющий право брать (грабить, накладывать дань)» . Данный перевод, а вернее версия об одном основателе, а не трех, заставляет по-новому взглянуть на историю основания Киева. Если Кий – царь, предводитель пришлого из степей населения, тогда Лыбедь в этом случае не сестра, а жена могущественного представителя степного племени. Вполне отвечает реалиям того времени. Интересным выступает и тот факт, что после образования Киевской Руси, население «диких полей» сохраняет профессию своего знаменитого предка – «перевозчика» Кия. Это население, обосновавшееся в XI – XIV веках в бассейне Северского Донца и Дона, не раз упоминается в письменных источниках под именем «бродники». Кроме русских летописей, упоминание о бродниках можно встретить и в западноевропейских и византийских источниках. Так, посол Людовика Святого к Батыю Рубруквис, посетивший южную часть Русской степи в 1253 г., описывает бродников как особый алано-русский народ. Западноевропейский посол восхищается их военным мастерством.

Большинство исследователей, опираясь на письменные источники, считают, что бродники – это действительно смешанное население, которое включало в себя славянский и алано-болгарский элементы . Византийский историк XII – XIII веков Никита Хониат считает бродников ветвью русских, называя их «тавроскифы». . Не смотря на то, что они враги Византии, Хониат пишет о них как о смелых, мужественных воинах. По мнению О. Б. Бубенка, бродники русских летописей XII века – это аланы, а точнее население, которое во многом наследовало салтовские и Среднеднепровские традиции.

Археологические древности, которые интерпретируются с бродниками в бассейне Северского Донца были открыты луганским археологом М. Н. Ключневым при исследовании крепости-поселения у с. Нижнетеплое . Род занятий бродников и упомянутое голландским дипломатом и другими авторами их военное мастерство подтверждает тезис о процессе этногенеза, а именно – закрепленные во времени стереотипы поведения. Временной период довольно большой – от полулегендарного Кия до бродников XII – XIII веков. Именно стереотип поведения – менталитет – позволяет четко проследить эволюцию этноса, рассмотреть его признаки, как базовые, так и привнесенные извне. Напомним, что еще во времена существования волынцевской археологической культуры смешанное славяно-аланское населения формировалось в славянской среде как раз как воины-всадники, да еще и «перевозчики», возглавляемые Кием.

Скиба В. М. Две легенды об основании Киева (к вопросу об участии хазар в основании Киева) [Текст] // История и археология: материалы Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, ноябрь 2012 г.). — СПб.: Реноме, 2012. — С. 59-62.

Я впервые встречаю упоминание об исследованиях поселения возле села Нижне Теплое. Раскопки велись под руководством преподавателя луганского педуниверситета  М. Н. Ключнева. Велись в течении четырех лет. К глубокому сожалению Максим Николаевич рано ушел из жизни и после его ухода никто раскопками не занимался. Я два года приходил осенью на место раскопок и изучал все то, что они не забирали с собой и не закапывали обратно. Интересные свидетельства. Я писал об этом. Их образ жизни был гораздо богаче тех, кто поселился вблизи этого поселения после них. И поселение, о котором идет речь в статье - это казачий городок. Теплынский городок. Который часто документально фигурировал в то время, когда здесь бушевала Булавинская война.

По поводу бродников. Правильно замечено в предыдущей цитате, что бродники - это не те, которые бродят. А те, кто держит брод, перевозчики. Та сила, которая соединяет две ипостаси, два берега. Соединяет в одну. Как и в мироощущении ариан. Но бродниками могут быть и бурлаки. О которых есть сведения. Сведения о том, что они жили везде, в бассейне Дона и Донца.

Я был на тех  местах, где стояли булавинские городки. На месте пяти из них. Мятякинского, Луганского, Теплынского, Айдарского и Трехизбянского. И везде рядом с этими городками была переправа. Где брод, а где и перевоз. Печальная картина. Провел на месте Айдарского городка целый день, пытаясь найти признаки его существования. Практически абсолютный ноль. Его стерли с лица земли, зачистили то место, где он стоял до первобытного состояния во времена Булавинской войны. А кто зачищал? Единоплеменники. А почему и для чего? А потому что они не были единоверцами. Война несла в себе религиозную составляющую. И руками последнего из них, дряхлеющего старика, Игната Некрасова, но не выпустившего из своих рук оружие, арианская Русь давала последний бой  православной России.

Той православной России, которая уничтожила потомков ариан, живших по берегам Дона и Донца, уже нет. Она закончилась сто лет назад. И не совсем понятно, почему ее уже нет. Может от того, что начала брить бороды, может от того, что начала курить табак. А может от того, что начала пить кофе...и продолжает пить его до сих пор.  А те люди, их потомки, которых она уничтожала и изгоняла, живы до сих пор.

Луганские пещеры, как и Сватовские, несколько выделяются из общей картины. Все пещеры расположены на побережьях Дона и Днепра.Но это только на первый взгляд. Если взглянуть на карту, то на ней можно увидеть интересную картину. Есть приблизительно в центре Донбасса одна возвышенность. Какое она имеет название или не имеет, я не знаю. Не слышал. Она расположена в районе современного Дебальцево и Горловки и слегка тянеться на запад до Донецка. Чем она интересна? А тем, что от этой возвышенности истекает пять рек. Здесь их исток. Это Лугань, это Бахмут, это Миус, это Кальмиус, это Волчья. И отсюда истекает приток Лугани, река Белая.

Если подыматься по руслу Лугани вверх, то можно доплять до истока Миуса. А по Миусу можно спуститься в Таганрогский залив. Минуя крепость Азов, которая запирала устье Дона и выход из него.

А если по руслу Лугани доплыть еще дальше, то можно доплыть до устья Кальмиуса. И попасть в Азовское море, вообще в стороне от тех территорий, которые контроллировались прибрежными народами. А оттуда в Черное море.

От истока Лугани можно попасть в исток Бахмута. А оттуда  в Донец и дальше, значительно сократив путь, вниз по течению или вверх. Куда надо. А на территории современного Донецка, Кальмиус приближается к руслу Волчьей. А по Волчьей можно доплыть до Днепра, попав сначала в реку Самару. Выше днепровских порогов. А там Чернигов и Киев. И во все реки, большие и малые, идущие на север, в Балтику.

Получаеться, что Лугань - это универсальная речная транспортная магистраль, ведущая  буквально, на все четыре стороны. Позволяющая сократить путешествие по Донцу и Бахмуту почти в три раза. Позволяющая попасть в Днепр и Черное и Азовское море и на Балтику. Отрезок большого пути из Греков в Варяги. А от того места, где расположены луганские пещеры, вниз по течению, попадаешь в Донец, недалеко до того места, где стял Луганский городок, на берегу Донца. И может совсем не случайно, городок, который стоял на берегу Донца назывался Луганским. По выше перечисленным причинам.

Почему я акцентироую внимание на речных магистралях и ничего не пишу о сухопутных? А сухопутному путнику, едущему на лошади требуется еда. И не только ему, но и его лошади. А сколько можно нагрузить на лошадь? А в лодку можно погрузить много. Кроме еды, еще и какой то груз. А лодки, военные лодки, переносились легко. Это отмечали еще иностранные летописцы. А мирные лодки тем более. А еще у нас из всех ветров, преимущественно дует восточный. Такой, какой надо. Против течения. Можно использовать простой парус и плыть.

Каменное, Каменный Брод стоял в очень интересном месте. В том районе в Лугань впадало три притока. Ольховая, Белая и еще одна речка, не дожившая до наших дней. Ее поглотил Луганск. Луганчане и те, кто был в Луганске, наверное были возле памятника Ворошилову. С этого места открывается великолепный вид на Камброд, на широкую речную долину Лугани и ее ближних притоков, на запад. Но мало кто знает, что на этом месте был наблюдательный пост в те давние времена. Наверное он был связан с поселением и тем путем, который проходил по Лугани. Много загадок осталось с тех времен и  связанных с тем местом, где сейчас раскинулся Луганск. Он вырос на этом месте не случайно. Обжитое место было и очень давно. И не стоит оценивать транспортные возможности Лугани по ее сегоднешнему виду. В те далекие времена, все реки, большие и малые, несли в себе гораздо больше воды.

Еще одно почему. Почему я пишу "путь из греков в варяги?" Судите сами. Статья хоть и из ненаучного журнала, но она стоит того, что бы ее прочитать. Статья вышла давно, еще до смерти Тура Хейердала:

"Предки викингов были родом из наших южных земель и проживали в городе Азове, в сорока километрах от Ростова-на-Дону. Эту сенсационную теорию выдвинул известный путешественник и историк Тур Хейердал. И, похоже, он нашел весомые доказательства.

Для разгадки тайны викингов 86-летний норвежец отправился нынешней весной в экспедицию на берега Дона, к месту археологического памятника "Крепостное городище и могильник".

 Главной целью похода был поиск исторического города Асгард. Согласно древнескандинавским источникам этот город богов располагался где-то в Причерноморье. Созвучие названий Асгарда и Азова издавна наталкивало романтически настроенных исследователей на поиски прародины скандинавских народов именно на Донской земле.

Два месяца отряд вел раскопки прямо на улицах Азова. В этом международном проекте кроме археологов и антропологов из Норвегии участвовали студенты и доценты кафедры истории древнего мира и средних веков Ростовского государственного университета и представители Азовского краеведческого музея. Все хозяйственные расходы взял на себя сам Тур Хейердал. По некоторым оценкам, на работы предстоит потратить около 400 тысяч долларов США.
Действительно ли жители земли Русской - потомки древних скандинавов? Точно мы это, конечно, никогда не узнаем, но мировому научному сообществу придется считаться с гипотезой Хейердала.

Интерес к древним цивилизациям родился у норвежца в 24-летнем возрасте, когда на Маркизских островах ему попалась надгробная плита с загадочными рисунками. С тех пор поиск исторических корней викингов стал для Тура Хейердала смыслом жизни. Поначалу он доказал, что древние народы могли пересекать океаны на своих допотопных судах.
Историческая летопись гласит, что около трех столетий (с 800 до 1050 годов нашей эры) воины-викинги плавали по водным артериям Европы, терроризируя ее население. Однако ученые, изучая историю походов этого древнего народа, мало уделяли внимание его происхождению.

Занимаясь возникновением древних цивилизаций, Тур Хейердал сотрудничал с этнографами и археологами всего мира и накопил свой уникальный банк данных. В основу гипотезы о происхождении викингов легли древнескандинавские саги, которые, по мнению знаменитого путешественника, не что иное, как повествование о реальных исторических событиях, случившихся примерно две тысячи лет назад. В те времена норвежцы жили в низовьях Дона. Когда в эти места пришли римляне, то викингам, ослабленным междоусобными войнами, пришлось покинуть насиженные места и мигрировать вверх по течению Дона и Волги. После долгих скитаний они явились в Скандинавию и покорили здешний народ. В старинном, 1240 года, документе показывается маршрут движения короля Одина и его народа.

Хорошо известно, что у викингов была своя религия. Главными божествами были Бог грома и молнии Тор и Бог Один. В ходе исследований выяснились интересные факты. Если Бог Тор был существом вымышленным, то Один - реальным человеком. Известно, что последним пунктом скитаний предводителя Одина стала страна Швеция, в которой он умирает и возводится в ранг святых. Здесь обнаруживается еще одна любопытная деталь: после смерти Одина кремировали. По словам Хейердала, это первый случай в Европе ритуального сожжения умершего.

 Древние норвежцы именовали себя "асами", и Хейердал пришел к выводу, что название Азов есть не что иное, как "Ас хов" - "храм асов". Описываемое в летописях географическое положение королевства довольно близко совпадает с координатами сегодняшнего города Азова: к югу от королевства находилась земля турков, на запад простиралась Европа, а на восток - Азия. Встречаемая на картах река Тана впадала в Черное море, а само королевство называлось Танаисом.

Название "Танаис", отмеченное на средневековых норвежских картах, окончательно убедило его в своей теории. Это также территория Ростовской области, где сегодня располагается одноименный музей-заповедник.

Древние рукописи привели знаменитого путешественника на Донскую землю еще в 1964 году. Тогда он осмотрел экспонаты археологических раскопок в Ростовской области, а также получил от местных археологов документы на разных языках. И уже тогда его поразило сходство в культурах своего народа и донского: он был потрясен найденными доказательствами того, что у берегов Дона существовала одна из древнейших цивилизаций.

В 2000 году Хейердал посетил юг России со своей обаятельной женой Жаклин. Здесь он и сделал первые свои сенсационные заявления о том, что приехал договариваться с властями об организации археологической экспедиции, которая будет посвящена проверке его гипотезы о миграции племен викингов с донских земель на Скандинавский полуостров.

Нынешней весной мореплаватель осуществил свою мечту и предстал перед ростовчанами, несмотря на свой преклонный возраст, полный сил и энергии. На раскопках руководитель экспедиции проводил немного времени, работал в основном в архивах, прежде всего в краеведческом музее Азова.

 - Я убедился, что в археологическом плане Азов - самое благодатное место на земле, - рассказывал Тур Хейердал студентам Ростовского университета. - Мы уже нашли некоторые предметы, относящиеся к первому веку нашей эры, - как происходившие из района Средиземноморья и стран Востока, так и местного производства. Но мы еще не докопались до более глубоких культурных слоев, по которым надеемся полностью восстановить историю асов. К сожалению, на этом месте были возведены крепости, при постройке которых земля была раскопана на несколько метров в глубину. Это затрудняет нашу работу, но можно с уверенностью говорить, что около двух тысяч лет назад здесь существовала высокоразвитая культура. И если бы саги ошибались, мы тут ничего бы не нашли...

 Сегодня экспедиция занимается изучением добытых материалов. Все найденное останется в России. Вполне возможно, нас ждут новые открытия. Теперь, по теории Хейердала, Танаис - отнюдь не древнегреческий город, как считалось до сих пор, а королевство, основанное потомками древних скандинавов, которыми руководил верховный Бог Один."
Виталий КОЛБАСИН.

В недавние времена, когда канцлерина Ангела Меркель, еще не была канцлериной, а ходила в мешковатых одеждах во главе своей фракции в Бундестаге, по сети ходило много материалов, связанных с происхождением германцев, их прародине. И прародина их была в предгорьях Тянь Шаня. И были они стопроцентными тюрками в те старые добрые времена. И как все кочевые тюрки, крутили хвосты своим барашкам на степных пастбищах.

Надо только учитывать одну вещь. Стопроцентными германцами считались и считаються датчане. Ведь не просто так принц в пьесе Гамлет - Принц Датский.  Шекспир все это знал хорошо. Следующим сортом были скандинавы - норвежцы. А только после них были немцы. И то какие, западные по современному. И не те, светловолосые и голубоглазые. Светловолосые и голубоглазые - это онемеченные славяне. И Гитлер в качестве арийца выставлял белокурую бестию то же неспроста. Дабы замылить этот факт. О том, что германцы были оттуда говорит схожесть узбекского и немецкого оязыка. Тогда много чего приводили, я уже не особо помню.

И если сей факт имел место, то вырисовывается очень интересная картина.  О том, как много восточных названий рек и населенных пунктов в Поднепровье. Понятно то, что поток, переселение шло не с севера на юг, а с востока и юго - востока. на запад и север. Как оно шло, я то же привел пример. По рекам. Дону, Донцу и притокам до Днепра.

"...Следует отметить, что многие топонимы кавказского происхождения могли появиться в Северном Причерноморье в древности. К ним следует отнести название реки на Днепровском Левобережье – Псел и производные от этого названия гидронимы, являющиеся притоками этой реки. Почти столетие тому назад А.М. Бодянский нашел аналогию названия реки Псел с кавказскими гидронимами типа Пса, Псе, Псекупс, Психуаба и т.п.. По его мнению, в основе этих гидронимов находится корень Псы-, что в адыгских языках означает «вода, река».

Относительно же других гидронимов, а также топонимов, у нас есть основание видеть в них следствие миграций адыгского населения на территорию Украины в XI–XVII вв., что подтверждается данными некоторых письменных источников. Это касается, в первую очередь, названий, происшедших от средневековых наименований адыгов – касоги, черкасы.

Уже в свое время А.С. Стрижак отметил на левобережье Псла гидроним Косоговка, который являлся левым притоком р. Лютенькой, впадающей в Псел с левого берега. Эта информация базировалась на данных «Описания рек Черниговского наместничества» от 1785 г. На топографических картах второй половины ХІХ в. Косоговка уже не обозначена. Кроме того, на левобережье Псела, в среднем его течении, в недалеком прошлом имели распространение топонимы с основой косог (косаг). По данным переписи 1859 г., на территории Полтавской губернии в Зиньковском уезде существовали поселения: Косоговщина (Пащенковка) и Косоговщина (Ивановка). Кроме того, «Военно-топографическая карта Российской империи» (1869–1890) свидетельствует о том, что в этом же районе на правом берегу речки Мужевая Долина во второй половине ХІХ в. существовал хутор Косаговщина (Паськова).

В Среднем Поднепровье имеется топоним, который может свидельствовать о переселении адыгов в более позднее время. Речь идет о названии города Черкассы, расположенного на правом берегу Днепра. Этот топоним по форме напоминает этноним черкес, распространенный на Северном Кавказе. Именно это и породило в исторической литературе XVI–XIX вв. легенды, согласно которым:
этноним Черкассы появился в Среднем Поднепровье еще в XII в. и был связан с Черными Клобуками (Н.М. Карамзин);
в начале XIV в. крепость Черкассы основал литовский князь Гедимин, название ей дали переселенные им с Кавказа адыги-«черкасы» (литовская люстрация 1552 г.);

крепость Черкассы основали в XIII–XIV вв. мигрировавшие в Поднепровье из Курского княжества беженцы-«черкасы», которые являлись выходцами из Пятигорья на Кавказе (В.Н. Татищев, И. Болтин, М.И. Антоновский, Д. БантышКаменский, А. Ригельман и др.).
.
Что же касается российских документов, то в XIV в. «черкасами» стали называть народ на Северном Кавказе, т.е. адыгов, а с середины XV столетия «черкассами» уже называли не только жителей Северного Кавказа, но и часть жителей Центральной Украины. Это можно объяснить тем, что с XV в. гор. Черкассы долгое время являлся одним из административных центров Польско-Литовского государства, где происходил процесс формирования украинского казачества. По названию гор. Черкасс, вокруг которого казаки селились, их и стали именовать «черкасами».
Именно это и позволяет обратиться к фрагменту из сочинения Георгия Пахимера (1242 – около 1310) «История о Михаиле и Андронике Палеологах», где зихи отнесены к числу христианских народов Северного Причерноморья, впрочем как и русские, готы и аланы, которые признали власть Ногая в конце XIII в. Напомним широко известный факт, что византийцы называли адыгов зихами, а не использовали по отношению к ним другие наименования. Однако сообщение Георгия Пахимера так и не объясняет, были ли среди народов Северного Причерноморья, подвергшихся нападению Ногая, зихи, или они пришли вместе с Ногаем с Кавказа? Неясна также территория нахождения этих зихов: либо это Среднее Поднепровье, либо это Крым?

Так, в люстрации Каневского замка упомянуто «Селище замъково Тепсеев на Рси, 5 миль от замъку». Если отбросить славянское окончание, то получаем исходные формы – *Тепсей или *Тепсе. Последняя форма очень хорошо соотносится с современным топонимом на Западном Кавказе – Туапсе, который Дж.Н. Коков объясняет из адыгских языков как «две реки, двуречье». Там же находилось «село Тулибле у версти отъ замъку». В конце люстрации Каневского замка упомянуты и жители этого села как «Тулибцы». Исходя из этого, можно считать исходной формой топонима термин *Тулиб. Дж.Н. Коков отметил на Северном Кавказе существование подобного топонима – ТхьалъэIупI(э) , что означает «место, где совершается молитва».
.
Недалеко от Канева было зафиксировано также и «селище Дердева, пусто, земянское». Если отбросить славянское окончание, то получаем приблизительную первоначальную форму – *Дерд-, что напоминает кабардинское слово Дурдыл – «необычайно хорошее, красивое».
В легенде об основании гор. Черкассы, содержащейся в данной люстрации, отмечено, что князь Гедимин «приведъши Черкасовъ часть з княгинею ихъ, посадилъ ихъ на СнепородЂ, а иншыхъ на Днепре, где теперъ черкасы сидятъ, а Снепородцевъ посадилъ на Днепрежъ у Каневе и сидячи Снепородце на Днепре у Каневе, предся отъчизны свои по речкамъ инымъ Севирскимъ уходити не престали». Несмотря на легендарность сообщения, приходится отметить возможность того, что пятигорские черкасы находились и на левом берегу Днепра, откуда они могли заселять правобережье Среднего Поднепровья. Следствием этого и стало появление на берегах р. Слепорода после 1552 г. села, носящего имя Пятигорцы, т.е. здесь мы видим множественное число, аналогичное названиям поселений Черкассы, Яссы и т. п.
На территории Украины известно всего лишь несколько сел с аналогичными названиями: Пятигоровка в Луганской обл., Пятигоры в Ровненской обл., Пятигоры в Киевской обл. и Пятигорское в Харьковской обл. И если происхождение названий большинства из них могло иметь отношение к ландшафту местности, то появление сел. Пятигорское в Харьковской обл. вызывает особый интерес." ДРЕВНЯЯ И СРЕДНЕВЕКОВАЯ КУЛЬТУРА АДЫГОВ МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ(г. Нальчик 16‒20 октября 2013 г.)В

В данном отрывке интересны не даты, которыми обильно усыпан фрагмент. Даты, это дело такое, как надо так и вылеплены... из глины истории. А интересны географические названия прибывшие с востока. Автора совсем не удивляет, что часть народов, родина которых кавказское причерноморье и предгорья Кавказа, пришли с севера, из территории современной Литвы. А как они туда попали первоначально? На ковре - самолете?

Недалеко от Луганска, на высоком берегу Донца, десять лет назад установили памятник князю Игорю и его дружине. С этого места открывается хороший вид, далеко - далеко в восточном направлении. Недалеко от этого памятника, там где Лугань впадает в Донец, на таком же высоком берегу, стоял так же наблюдательный пост. Казачья вышка, как ее обычно называют. Но дело в другом. Памятник этот поставлен литературному герою, в реальной истории не существовашему. Из всего возможного, почему то выбрали его. Ладно, пусть это будет на совести авторов и организаторов. Он сейчас находится на линии фронта, на одной из самых горячих. И его украинские войска обстреливают чуть ли не каждый день. Наверное они считают, что убивают один из наших символов. Но символ этот не совсем полноценный, я только что написал почему. И обстреливая это символ, украинцы обстреливают свое отражение в зеркале. Потому что украинцы, такой же продукт псевдоисторического синтеза, как и этот памятник. Гримасы судьбы. Гримасы истории.

"В большинстве исследований об условиях и обстоятельствах "крещения Руси" исходят из представления о двух христианских центрах - Констан­тинополе и Риме. На таком представлении также лежит печать последующей конфронтации этих двух центров, как бы поделивших на зоны влияния весь христианский мир. Между тем в рассматриваемый мною период положение в Европе было намного более сложным. Еще не утратила своего влияния сво­еобразная ирландская церковь, миссионеры которой с VI века наводняли почти все страны Северной и Центральной Европы, еще не исчезли арианс­кие общины - господствующий вариант христианства в эпоху Великого пе­реселения народов.
И арианство и ирландская церковь в Европе практически совершенно не изучены. И с тем и с другим боролись обе церкви, особенно римская.

Пока никто из специалистов не пытался использовать для изучения истоков христианства каменные кресты, рассеянные по всему северо-запа­ду Руси. А у них находится параллель в Ирландии, причем на Руси кресты явно уступают ирландским образцам, отличающимся богатыми и разнообраз­ными резными орнаментами. Ирландскими по происхождению, как это отме­тил М.Ф.Мурьянов, являются и колокола рано, в отличие от Византии, по­явившиеся в русских церквях.

Проявлением ирландского влияния может служить сказание о начале Печерского монастыря (1051 год летописи). Существуют три версии начала монастыря: Житие Феодосия Печерского, написанное Нестором, и "Повесть временных лет". В Несторовом житии, в частности сказано,что монастырь был создан, когда к Антонию собралось 15 человек.По повести же их было 12. Это небольшое расхождение может иметь принципиальное значение, так как только устав ирландской церкви требовал для открытия монастыря на­личия 12 иноков.
Наступление Рима на ирландскую церковь приняло тотальных характер при Григории VII(1073-1085). На приверженцев ирландско-британской церкви натравливались полуразбойничьи отряды Вильгельма Нормандского, завоевавшего Британию в 1066 году.
Борьба Рима с арианством в действительности началась раньше, а за­вершилась позже. Арианство было "Домашней" проблемой Рима. Арианами бы­ли завоевавшие Италию готы, а затем лангобарды. Арианства придержива­лись вандалы, аланы, руги и другие племена, населявшие область Среднего Подунавья. В самом арианстве было много течений.

И ирландское христианство, и арианство сохраняли многие черты ран­него христианства, в частности демократические формы организации. Ир­ландскую церковь римская церковь упрекала в пелагианстве - том самом течении, которое Н.К.Никольский обнаружил в раннем русском христианс­тве. Пелагий отстаивал свободу каждого человека и способность его без участия церкви достичь "спасения" путем добрых дел. Ариане также не знали церковной субординации. Община выбирала епископа, а совет епис­копов решал общие дела. Арианство потому и усваивалось на стадии воен­ной демократии, что власть в это время еще не оторвалась окончательно от общества, не противопоставила себя ему.

Интересно, что именно арианский символ веры помещен в "Повесть временных лет". Но обычно этот вопрос объясняли ошибками переписчиков. На спор о летописном символе веры, который зародился еще в конце прош­лого столетия, неизбежно накладывало отпечаток представление о святос­ти Владимира, поэтому само погружение в исследование этого вопроса могло выглядеть как покушение на авторитет равноапостольного князя. Разница в словах "единосущный" и "подобосущный" в греческом языке зак­лючается в всего одной букве, однако имеет принципиально важное отли­чие. Первый Никейский собор ввел понятие единосущность, а ариане наро­чито говорили подобосущность. В летописи, как это отметил П.Заболотс­кий, отмечается не только подобосущие, но и старшинство Бога Отца - либо во времени, либо по отношению к двум другим ипостасям.

В конечном счете именно вопрос об арианстве является стержневым в понимании взаимосвязи древне русского христианства с кирилло-мефодиев­ской традицией. В "Написании о правой вере" говориться, Что Кириллу пришлось бороться с "арианским неистовством", "савелианским неистовс­твом", с "тщеглашением" о втором лице Троицы.
Существенно, что в Македонии, получает распространение глаголическая письменность, которую позднее римская церковь будет называть "готским" письмом и видеть в ней тайно­пись ариан.

Ариан в папских документах чаще всего называли готами.У Фомы Сплитского приводится рассказ, в котором славяне отождествляются с "готами".

Именно в свете указанных фактов особое значение приобретает "Пос­лание епископа краковского Матвея Бергарду Клервоскому". Дав ревност­ных католика обменивались посланиями в поисках аргументов для органи­зации крестового похода против славян, который состоялся в 1147 году. Главным же обвинением являлось не язычество их, а приверженность вере "рутенов", отличавшейся не только от римского, но и от константино­польского вероисповедания. Суть обвинений - это "тщеглашение", о вто­ром лице Троицы, которое характерно для ариан.

Таким образом влияние на русскую церковную организацию ирландской и арианской церквей несомненно. Становится понятным, что не только ка­толическая и православная церкви, не только Рим и Константинополь бо­ролись за влияние на Руси."

Может быть в камбродских пещерах храниться какая то тайна. Какая то мистика. И может быть из за этой мистики нас, луганчан предназначили на заклание. А Луганск на уничтожение. Что бы никто уже никогда не вспомнил про то, что то место, где сейчас стоит Луганск начинался с пещер. Со своей  мистической тайной...

За окном пришла зима. Хоть снега мало, но это не то, что было пару недель раньше, не особо спешащая на покой осень. Так и должно быть. Зима должна командовать зимой. А у меня начинается тоска. Зима запирает меня в городе. А мне хочеться в степь, на берега Донца. Там дышиться легче. Можно забыться на время от нашей ужасной жизни. Вздохнуть воздух, которым дышали наши предки. Воздухом свободы и памяти. А больше всего хочеться повстречаться с кружиловскими ведьмами. Потанцевать с ними, закружиться в бешеном хороводе. Да так, что бы забыть обо всем на свете. И не слышать чавкающих звуков пожирателей чечевичной похлебки.



Tags: Дон, Донец, история, мистика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments