mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Шёпот степного ветра I.

В темный и слегка пыльный забой строящегося штрека вошел пожилой человек. На нем была надета, белая когда то каска, но была она белой очень давно. От былого ее цвета почти ничего не осталось. А только изрядно побитая поверхность заполненная черной пылью. Было ему далеко за шестьдесят, хотя он сохранил стройную фигуру. В нем не было ни грамма лишнего веса.
Он осмотрел все вокруг своим хозяйским глазом, потом повернулся назад и крикнул:

- Несите.

Проходчики пронесли в забой станок для бурения скважин. Он крепился распорками в кровлю и в почву. Очень удобно, раз закрепил, а потом слегка его поворачивая.

Следом за проходчиками в забой подошло и все звено, вместе с горным мастером. Все загомонело от их голосов. Задание у звена было не очень сложное. Надо было пробурить двеннадцать дегазционных скважин. Забой штрека захватывал угольный пласт, который составлял половинку его сечения. Угольный пласт был очень насыщен метаном и при обычной проходке он попадал в призабойную атмосферу и не давал нормально работать. Поэтому и придумали, давным - давно, проходить штрек кусками. Но перед этим на всю длину будущего куска бурить несколько скважин, через которые предварительно выходила большая часть метана и при этом можно было делать основную работу не опасаясь всяких - разных последствий. Работа для таких забоев была рядовая, деланная - переделанная много раз. Хоть и напоминала чем то разминирование минного поля.

Вдруг зазвонил телефон, который висел недалеко от забоя. Горный мастер пошел к нему. Вслед ему кто то сказал:

-  Возмешь руками - пойдешь ногами.

Горняк обернулся, покачал головй и пошел. Через несколько минут вернулся и сказал:

- Вот, накаркали. Теперь все пойдут ногами. Послезавтра лаву сдают, комиссия приемочная будет, а там бардак. Начальник приказал оставить людей по минимуму, а остальным идти наводить порядок.


- Петрович, обратился он к пожилому проходчику в белой потертой каске, останешься?

- Останусь, только оставте мне ученика, Витьку.

-  А как ты с ним? Он же ученик?

- Нормально, он хватает все на лету.

Витька, ученик проходчика, ходил в забой чуть больше месяца. Он попал в бригаду по представлению Петровича.

Михаил Петрович Старостин, это тот, который в белой потертой каске, работал в шахте уже шестой десяток лет. Пришел он туда в восемнадцатилетнем возрасте. Сейчас ему было уже шестьдесят восемь. Но он был еще очень крепким мужиком. Поэтому назвать его дедушкой, язык ни у кого не поворачивался. За свою жизнь Петрович проработал во многих забоях. Долгое время был бригадиром, но несколько лет назда от бригадирства отказался. Надоели все эти бригадирские хлопоты. Но отказаться от шахты не смог. За свое бригадирство он подготовил несколько десятков проходчиков, в основном учеников подбирал сам. И многие его ученки выросли до бригадиров, а те кто пошел учится, стали разными начальниками.

- А как вы будете перетаскивыать бурилку?, спросил горняк.

- А мы ее таскать не будем, побурим все скважины веером, с одной установки. А что там в новой лаве, дополнительную вентиляцию уже наладили?, спррсил Петрович

-  Делают, обещают через пару недель добавить проветривания, ответил горный.

- А до того как? Со старой вентиляцией? С огнем играют, добавил Петрович.

- Они не с огнем играют, им Бодяга все приказывает. Строит их и пересчитывает. Комплекс в новой лаве нулевый, ни разу не был в работе, а он бабла туда вгатил тучу. Вот и подгоняет всех, бабло надо отбивать.

Бодяга, владелец шахты, погоняло получил из за своего всего. Был он сильно мутный, из прошлых бандитов. Грубый и жестокий. Пустой человек, как бодяга, которую использовать нельзя, а только вылить. Но реального Бодягу вылить трудно было. С ним всегда было несколько братков. Был он непомерного размера, с толстой мордой и уже не влазил за руль своей крутой тачки и его все время возил водитель. Бодяга открывал все двери на шахте ногами и его слово было законом для всех. Слово это подкреплялось видом братков, которых Бодяга периодически привозил на швхту. А шахта была в округе одна и больше работы не было и его приходилось терпеть.

Петрович отошел от забоя, осмотрел все призабойное место своим хозяйским взглядом. Порядок был идеальный. Он хоть и не был бригадиром, но в вопросах порядка его слово было закон. Проходческий комбайн, отогнанный на несколько метров от забоя, был почищен и смазан. Вся затяжка аккуратно сложена в штабеля, рамы крепления расставлены вдоль бортов выработки так, что бы они не мешели проходу.

- Петрович, ты вроде бы уже не бригадир, у нас есть бригадир, а почему он все время с тобой шепчеться? Не самостоятельный? Спросил кто то из проходчиков.

- Ты это брось, ответил Петрович. Он не шепчеться, а советуется, у него своего хватает .Я вам его предложил, я за слова и человека отвечаю. А вы за собой следите, а не за бугром.

Петрович подошел и поправил метлу у борта выработки, поставив ее вверх ногами. Метла эта кочевала из забоя в забой уже много лет. Высохла, как  хорошая и выдержанная гаванская сигара. Метлой этой никто никогда не мел. Петрович принес ее, как напоминание о порядке, который должен быть в забое, как в своем доме.

- Петрович, а для чего ты ее верх ногами все время ставишь? Ведьм отгоняешь? Так в шахте ведьм не бывает. А если  какая и забредет, то не беда. Повстречается с Шубиным, заведет с ним шашни и удерут они куда нибудь подальше. Нам лучше будет.
Петрович строго посмотрел на молодого проходчика и громко высказался

- Звездобол, жизни не нюхал.

Потом повернулся к горному и сказл

- Я знаю такие уборки. Там сракопад будет и толкание друг друга жопами. Вы там выхватите отдельный конкретный кусок, сделайте его и уходите оттуда. Лучше в забуте посидеть, чем слоняться друг за дружкой.

- Ладно, Петрович, разберемся, ответил горный.

Петрович собрал бурильную штангу, закрепил бурильную головку и присоединил промывочный шланг. Витька бегал вокруг и исполнял команды Петровича. Включили привод бурилки, Петрович включил промывочный насос, который качал воду из вагонетки, предварительно заполненной водой и чуть чуть приоткрыл промывочный шланг.

- Поехали, скомандовал он Витьке и Витька включил подачу.

- Подачу регулируй, что бы бурильная головка не застряла и промывку держи по минимуму. Что бы грязь в забое не разводить. Что бы этот участок комбайн прошел быстро и не загруз в грязи от большого количества воды.

Работа спорилась. Витька с Петровичем пробурили уже первый ряд скважин, начали бурить второй. Витька снял самоспасатель, который у него висел через плечо, как сумка у почтальона и повесил его на выступающую часть крепежного хомута на арке.

- А ну быстро спасатель одень на место, быстро, как у меня. Скомандовал Петрович.

Витька вопросительно посмотрел на Петровича и сказал

- Так вот он же, рядом.

- Рядом, это когда он рядом с мордой, а во всех остальных случаях далеко. Сбегай и позвони на вентилятор, что бы включили второй. Много скважин уже, газку прибавилось. Нужно лучше проветривать

Проходческий забой проветривался специальной вентиляционной установкой. Сам ВМП (вентилятор местного проветривания) чем то напоминал авиадвигатель. Такие же были на нем лопатки, как на турбине. Но больше всего он напоминал авиадвигатель своим громким звуком. Не меньшим, как у самолета. Воздух после вентилятора попадал в вентиляционный рукав. Брезентовый, покрытый слоем резины. Вентилятор ставился в той выработке, по которой шел свежий воздух с поверхности. И путь его до забоя мог составлять несколько километроя. Ели до забоя было далеко, как здесь, то ставилось два таких вентилятора для лучшего проветривания. Потому что скорость воздуха после прохождения большого пути сильно снижалась. Как и снижалось при этом проветривание.

Витька вернулся к Петровичу. Половину работы уже сделали. Петрович подтаскивал к бурилке очередную секцию бурильных штанг, как вдруг внезапно воздух из забоя начал с очень большой скоростью уходить. Потом, очень быстро струя повернула к забою, а потом со всей силы и очень громко раздался глухой и отдаленный взрыв. Петровича кинуло на бурилку. Он ударился и отлетел в сторону, зацепился за рукоятку подачи и повис в воздухе. Взрывной волной его ноги повернуло на забой, потом подхватило всего остального и со всей силы кинуло на грудь забоя. Следом и сверху на Петровича прилетел Витька. Петрович, покачиваясь от удара встал на четыре кости. Витька крепко сидел на его спине.

- Эй, это только битый не битого везет, а мы оба битые, слезай.

Витька упал со спины Петровича, глядя на него безумными глазами.

- Давай быстро включайся в спасатель, не забыл как? Укороти шлейки так, чтобы спасатель висел на груди возле подбородка. Срывай чеку. Так..., открой крышку. Доставй загубник и дыхательный мешок. Набирай быстро полные легкие воздуха и выдыхай его в дыхательный мешок. Выдохнул?. Теперь крепко зажимай загубник зубами и начинай дышать.

Поднятая пыль начала забивать уже легкие, но Петрович внимательно следил за Виткой и подавал ему команды.

- Дыши, если спасатель годный, дыхательный мешок будет нагреваться.

- А если негодный?

Витька вытащил загубник.

- Чудо, держи загубник во рту, воздух весь выйдет из мешка. Втрого раза может и не быть. Если спасатель негодный, возмешь мой.

- А вы, Петрович?

- Делай что говорю и меньше задавай вопросв.

Петрович пощупал мешок у Витьки. Мешок начал потихоньку греться.
Слава богу, подумал Петрович и начал включаться в свой спасатель. Точно так же. Мешок у Петровича начал нагреваться то же.

После того как Петрович включился в спасатель, он вдруг обнаружил, что его лампа на его коногонке потухла. Ударом, светильник вместе с каской снесло с его головы. И наверное от удара о породу, она потухла. Этого еще не хватало для полного счастья..

Витька метался по забою. Начала подниматься температура. Петрович подхватил Витьку, потащил его в угол и посадил на породу. Потом показал ему кулак и указал вниз

- Сиди, не дергайся.

Tags: мир люди, шахта
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments