mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Шёпот степного ветра IV.

В степи остановился микроавтобус. Из него вышло пять человек. Один из них нес геодезическую треногу и ящик с прибором. Разложил треногу, открыл и установил теодолит. Покрутил колесиками, выставляя прибор.  Достал планшет, закрепил на нем карту и чистый листок бумаги.

Повернул теодолит на вдалеке виднеющийся копер соседней шахты. Посмотрел показания и записал на листок. Потом повернул прибор в другую сторону.Там то же была еще одна шахта. Он навел прибор на копер этой шахты и записал.

- Тащи отражатель дальномера, сказал геодезист.

Потом взял карандаш прочертил на карте две линии из той точки, где по расчетам стоял теодолит. Потом что то посчитал на калькуляторе. Повернул прибор еще на один угол.

- Видишь куда теодолит смотрит. Отходи с отражателем, пока я не скажу тебе стой. Стой. Пару шагов назад. Пол шага вперед. Готово!
Вбивай колышек.


Третий человек открыл боковую дверь микроавтобуса и вытащил лопату. Потом подошел к тому месту, где был вбит колышек и начал копать небольшую яму. Под небольшим слоем чернозема была глина. Через полчаса он остановился и сказал.

- Готово. Два штыка глубины. Хватит.

Двое опять открыли боковую дверь и вытащили из микроавтобуса крест. Поднесли его к ямке и стали устанавливать. Засыпали чуть чуть, утрамбовали и слегка полили водой. Потом засыпал до конца, еще раз утрамбовали. Геодезист принес табличку. На ней были написаны фамилии семнадцати человек. Он прикрутил табличку к кресту.

- Ну вот и предали земле всех тех, кто остался там, под землей на веки вечные.

Все пятеро подошли к кресту, опустили головы. Постояли пару минут. Геодезист скомандовал

- Неси.

Остальные пошли к микровтобусу и вытащили из него несколько сумок. Поднесли к кресту и начали выкладывать на землю содержимое. Один из них рассставлял под крестом граненые стаканы с ободкоми .

- Ух ты, еще советские. Где взял?

- У тещи на чердаке.

- А у нее откуда?

- Так она в буфете работала тогда, натаскала их домой полный чердак.

- Так может быть у нее в огороде и пару ящиков еще советской водки прикопано?

- Может и прикопано.

Второй вытащил из сумки бутыль с самогоном и начал разливать по стаканам. Третий доставал нарезанные кусочки хлеба и накрывал ими стаканы. Четвертый доставал кусочки нарезанного сала и ложил их на хлеб.

Когда они все это разложили, достали стаканы и себе. Вытащили закуску, налили самогон и подошли к кресту.

- Ну ребята, живите там весело. Что бы, пока мы туда не придем, всего этого вам хватило.

Выпили.

- А ты же за рулем.

- Ничего страшного, я автобус отгоню проселками. Или сыну позвоню, придет и заберет.

Налили по второй. Выпили молча. Постояли и налили по третей.

К кресту подьехало три автомобиля. Из него вышли еще люди. Поднесли свои сумки. Вытащили приготовленные тормозки, то же семнадцать  и положили их все под крест. Потом достали семнадцать бутылок водки и то же положили под крест. Отошли в сторону, развернули накидку и стали выкладывать водку и закуски.

Разлили. Выпили. Закусили

Вдали показалась еще толпа людей. Они то же подошли к кресту и тоже разложили тормозки и водку. Потом то же отошли и приготовили поминки.

И пошли люди. Кто бригадой, кто по одному, кто по нескольку человек. Несли тормозки, ложили их под крест, ложили и бутылки с водкой. Под крестом росла уже гора тормозков, а вокруг росло количество поминающих. Уже вокруг креста собралась громадная толпа. Начал подниматься гомон.

Кто то запел коногона, кто то вспомнил про работу. Зашумели, заговорили.

А люди все шли и шли, а гора тормозков росла и росла. Наверное уже вся шахта и весь поселок были здесь.

Подьехал еще один автобус. Из него вышел маленький духовой оркестр. Они достали свои потрепанные трубы и подошли к кресту. Стали полукругом и сыграли похоронный марш .Все встали и слушали молча. Закончив,  музыканты пошли по людям. Им все наливали. И через некоторое время оркестр уже играл музыку по заказу.

Веселые поминки.

Подьехал крутой джип и из него вышел Бодяга. Подошел к кресту, перекрестился и  положил под крест бутылку водки и бутылку коньяка. Все вокруг вдруг моментально замолкли и  повернулись в сторону Бодяги. На него смотрела толпа глаз, ненавидящим взглядом. Бодяга заежился, отступил на несколько шагов назад. Потом вернулся, нагнулся и взял бутылку конька обратно. Открыл его  и стал пить с горла. Выпил полбутылки и пошел к машине. Сел и уехал.

И сразу же вся эта большущая поляна загудела опять.

Никто не заметил, как кресту подошел Петрович. Он стал и застыл перед ним.

Стоял и молчал.

К нему подошел геодезист.

-Здравствуй Миша.

-Здравствуй Степа. Они все лежат под крестом? Спросил Петрович.

- Там, под крестом, только на километр ниже. К ним не дошли спасатели. И потом горящую лаву решили топить. Они остались там навсегда.

- Там пять моих проходчиков. Туда можно было не ходить. Звонил горный диспетчер, когда просил прислать людей наводить пордок. Все его послали, а наш горняк молодой, не понял и повел пятерых туда. А в нововй лаве своих было одиннннадцать. Когда бахнуло, они все там были... И все там остались, семнадцать  человек.

На глазах Петровича выступили слезы.

- Че я тогда сам к телефону не подошел? Я бы его послал и мои ребята остались бы живы.

- А ты сам то как остался живой? Чудом, ответил геодезист. Ты не знаешь как там было и как бы оно получилось. Они погибли мгновенно. А так бы умирали медленно и мучительно. В ту смену в той злополучной лаве, решили еще раз запустить комплекс, пройти одну стружку. Что бы убедиться, что все работает. В момент пуска комбайна у диспетчера на табло загорелся сигнал. И в это время, через пять минут, вы запустили второй свой вентиллятор. На пульте у диспетчера то же загорелся сигнал. Вентиляция там была на пределе, а тут вы еще чуть чуть воздуха забрали. Комбайн проехал по лаве метров пятьдесят, когда рвануло. Первый взрыв был сильный, но локальный.

- А сколько было взрывов? Мы слышали только два. Спросил Петрович.

- Пять, Миша, всего пять взрывов было. К вам пришел второй. Лава не работала, угольной пыли мало было, первый раз рванул один метан. Но мощно. Все там, в той лаве, сразу полегли. Взрывная волна  прошлась по остальным выработкам и подняла в воздух угольную пыль. И самое хреновое, что она повалила все деревянные вентиляционные перемычки. Вентиляция там в округе стала совсем. И когда метана набралось на второй взрыв, тогда и рвануло. От метана рванула дальше угольная пыль и пошел взрыв на свежую струю, собирать воздух. После первого взрыва все, кто в том крыле работали, услышали и начали быстро оттуда уходить. Пошли по выработкам, где была свежая струя. Но второй взрыв, очень мощный, догнал их всех. Там все полегли, кто выходил с востока. В живых остались тольке те, кто был в самом дальнем забое. Проходчики, слесари и водоотливщик. Они вышли дальше всех. Их трухануло, но они все таки выбрались.

- А сколько человек погибло?

- Сто...

- Какой ужас .А почему так много, ведь на востоке работало меньше людей?

- Когда приехали горноспасаетели и сходили на разведку, то сразу сказали, что лаву надо топить, гасить пожар, который там начался. А какая то добрая душа донесла Бодяге. Он примчался и сказал, что бы не топили, что бы можно было потом добраться туда и спасти новый комплекс. Приехал с братками, угрожал. После совещания решили отгородить ту горящую лаву от поступления туда воздуха. Возводить герметичную перемычку из бетонита. Начали возводить горноспасатели и несколько опытных проходчиков. Но залезли далеко. Почти ее закончили и рвануло в третий раз. Погибли все, кто возводил перемычку. Бодяга угрозой смерти опять заставил строить еще раз. Поднялись повыше. Возвели только половину, как рвануло в четвертый раз. Все опять полегли. Горноспасатели тогда сами пошли туда и начали разбалчивать противопожарный став труб, что бы подать туда воду. Но время было упущено. Что там могло быть, уже не знал никто. Когда они были там, рвануло в пятый раз... Воду пустили, но только трубы разьединили выше по выработке. Потом подвели трубы еще. Бодягу уже никто не слушал. После четвертого взрыва толпа, что была возле шахты, кинулась в здание. Хотела порвать Бодягу на куски. Ее не пустил ОМОН. И под охраной Омона Бодягу вывезли из шахты. Вот для чего он их позвал. Чувствовал, сука, что так может получиться.

- Так что, Миша, не кори себя,  не за что тебе себя корить.

- А ты откуда знаешь такие подробности?

- Племянник, Андрюха, горноспастель. От него и узнал.

- Да, судьба, он был там среди горноспасателей, когда они нашли нас с Витькой.

Петровича сзади кто то обнял за талию.

- Катя? Ты как сдесь оказалась?

- Я все время сидела дома. Ноги не несли на шахту. Страшно было. Я ведь знаю где ты работал, где твой забой. Я все время верила, что ты живой. А потом пошла все таки на шахту и мне сказали, что ты живой и куда ты пошел. Хватит, Мишка, пошли домой. Я столько намучилась и натерпелась за эти дни, пошли Мишка, пошли.

Она за талию развернула Петровича и они пошли мимо толпы. Все приветствовали Петровича, желали ему еще долгой жизни, Петрович кивал головой и всем улыбался.

- Кэтя, Ну куда ты за меня схватилась. Я весь грязнючий, вонючий  и  в угольной пылюке... Сладенькая ты моя.

- Ничего Мишка. Я уже и не надеялась почувствовать твой живой запах. Ощутить тепло живого твоего тела. Ничего Мишка. Идем, мне приятно.

- Конфетка ты моя любимая. Я ведь все время про тебя думал. Если бы тебя у меня не было, я бы наверное и не вышел.

- А я тебе приготовила твою любимую баранину...пять дней назад.

- Так она не пропала. Сядем вместе и сьедим. Позвоним дочке, соберемся и поедем к ней. Я за внучкой соскучился.

- А как же работа?

- Хватит. Наработался уже. Когда все это пройдет, сьезжу в последний раз. С ребятами и с шахтой попрощаюсь. Буду тебя дальше любить и пузо отращивать.

- Не надо пуза, ты и так красивый.

Они шли и щебетали как молодые. Ветер шёпотом развевал распущенные и совершенно седые Катины волосы и сдувал остатки шахтной пыли с Петровича. Что бы все это прошло и забылось. И остался только ветер. Тихо летающий и шепчущий в вечной степи.
Tags: мир люди, шахта
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments