mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Немного из истории Луганска V.

Я в самом начале писал о Северо - Донецком шлюзовом пути. Писал о том, что по тем планам предполагался судоходный путь до Луганска. Но планы те не были предворены в жизнь. А почему? Смогли ведь после революции построить беломорканал лопатами и тачками, а возведение трех шлюзовых плотин потребовало бы гораздо меньшего труда. Ворошилов ведь с самого начала своей деятельности входил в высший эшелон партийной элиты, тем более, что он был военным человеком и понимал значение еще одного, водного пути из Луганска. А может понимал? И промолчал? Или нет? Как кукушонок, вылетел из чужого гнезда и забыл...

Штеровская ГРЭС. Проект этой электростанции был составлен в 1914 году. В проектировании принимали участие ...англичане. Война и революция его заморозили. Но, буквально после того как все только успокоилось, начали строительство. Строить начали в 1922 году. Первый агрегат дал ток в 1926 году. И проект и оборудование ШтерГРЭС английские. При строительстве, для технологический нужд, построилии два больших пруда на реке Миус. Тем самым перегородив ее русло и испортив ее ток. С тех пор Миус начал мелеть. Тем самым окончательно ликвидировали возможность движения речного  транспорта по Миусу. А Миус впадает в Азовское море, недалеко от Таганрога. И путь по Миусу очень давний. Им пользовались еще за царя Панька. Мимо устья Дона, мимо всех препятствия, связанных с тем, кто контролирует устье. А в то время мог быть одним из маршрутов транспортировки угля.

Миус истекает из самого сердца Донбасса.

Юзовским металлургический завод. Строительство началось под руководством Джона Хьюза в средине девятнадцатого века, англичанина... Для потребностей завода построили несколько прудов. На реке Кальмиус. Перегородив ее русло и сделав невозможным движение речного транспорта по ней. Кальмиус то же впадает в Азовское море возле Мариуполя. Сколько нынче в Мариуполе меткомбинатов? И всем им требуется кокс и руда, да и не только.  И кроме всего, раньше, двигаясь по Кальмиусу и перетащив лодки по волоку в реку Волчью, в районе современного Донецка, можно было попасть в Днепр выше днепровских порогов.

Кальмиус истекает из сердца Донбасса.

Но самое главное, была четко и умышленно заблокирована возможность поставок водным путем донбасского угля в черноморские порты и в Севастополь. Для потребностей  черноморского военного флота. А сколько надо угля в тот же линкор? Можно почитать Цусиму Новикова - Прибоя. Он там красочно описывает сам процесс.

Старая - старая, добрая - добрая Англия.

И Лугань, текущая то же через все сердце Донбасса.

Еще в начале двадцатого века весь уголь, который потребляли Москва и Питер был английский. А в Донбассе в то время его добывали уже сотнями миллионов пудов.

В 1791 гду закончилась очередная Русско - Турецкая война. Очереднеая, потому что было их в череде русской истории великое множество. Как только Росиия  сблизилась с Портой, так и начались все конфликт, начиная с мелких, заканчивая большими и кровоприлитными войнами.

1568—1570 Русско-турецкая война
1672—1681 Русско-турецкая война
1686—1700 Азовская война Россия
1710—1711(13) Прутский поход Турция
1735—1739 Русско-турецкая война
1768—1774 Русско-турецкая война
1787—1791 Русско-турецкая война
1806—1812 Русско-турецкая война
1828—1829 Русско-турецкая война
1853—1856 Крымская война Турция
1877—1878 Русско-турецкая война
1914—1918 Кавказский фронт (Первая мировая война)

Это перечень только самых крупных из них.

Но вернемся к войне, которая закончилась в 1791 году. По итогам ее был подписан Ясский мирный договор, согласно которому к России отошла крепость Очаков и самое главное - Крым. Россия закрепилась на побережье Ченрного моря. А это в первую очередь флот. И города - крепости с береговыми укреплениями. А это пушки - пушки - пушки. И ядра к ним. И закономерно то ,что Империатрица Екатерина в 1795 году издала указ:

"Об устроении литейного завода в Донецком уезде при реке Лугани и об учреждении ломки найденного в той стране каменного угля", который гласил:

"В Славяно-сербском уезде Екатеринославской губернии учредить литейный завод. Употребить на это важное дело 715733 рубл, оставшихся от вооружения Черноморского флота. Определить заводу до трёх тысяч мастеровых и поселян"

Этому будущему заводу придавалось огромное значение в деле закрепления империи на черноморском побережье. Ради этого завода были закрыты мелкие заводы в центре Росии, Липецкие заводы, и специалисты с этих заводов были отправлены на берега Лугани, строить и работать на новом заводе. Было остановлено производство пушек на Херсонском заводе, в надежеде заменить его Луганским. И еще для этого были привечены квалифицированные специалисты из Англии.

"Из «Формулярного списка находящимся при Луганском заводе мастеровым, переведенным из Александровского завода» мы видим, что на Лугань из г. Петрозаводска, где .находился Александровский пушечный завод, прибыло 82 человека, в том числе 33 квалифицированных рабочих мастеровых), 9 мальчиков и подростков до 15 лет и 40 человек женского пола. Подавляющее большинство из них - 75 человек - прибыло в апреле 1796 рода. Лишь 7 человек приехали годом позже – в мае 1797 года. Это значит, что мастеровые г. Петрозаводска весной 1796 года в числе первых включились в работы по сооружению Луганского завода и каменноугольного рудника.

Как свидетельствует документ, мастеровые, присланные из Александровского завода, получили соответствующую подготовку, имели квалификации, необходимые для работы на Луганском литейном заводе. В соответствующей графе формулярного списка указано, что Василий Сковородников освоил столярное дело и формовку пушек, Данила Хвалимов – добычу и промывку руд, кузнечное дело. Мастер молотового цеха Герман Гаврилов умел ковать разные сорта железа, знал формовое дело. Такую же квалификацию приобрел и подмастерье этого цеха Василий Горшков. С добычей и промывкой руд были знакомы многие мастеровые.

На Луганском заводе предстояло ввести доменное производство и литейные печи. Поэтому прибывшие из Петрозаводска имели подготовку и в этой области деятельности.

Таким был, например, доменного цеха мастер Семен Софонов, который на Александровском заводе работал «при действии доменных печей». Аналогичную квалификацию имел и подмастерье этого цеха Федор Марков. В числе прибывших были и мастера пушенного производства. Например, Павел Мезенцев освоил формовку, отливку и сверление пушек. Таким же специалистом был Артамон Казанцев. Алексей Иванов знал «проплавку в воздушных печах чугуна», Борис Балюгин освоил формовку и литье снарядов.

Среди мастеровых встречались люди грамотные. Василий Горшков, как сказано в формулярном списке, умеет читать и писать. Знали грамоту Илья Сазонов, подмастерье молотового цеха, Артамон Казанцев.

Из Липецкого, Боринского и Козминского заводов мастеровые на Лугань прибывали несколькими партиями. Следует заметить, что Боринский металлургический завод был построен в 1694 году на р. Белый Колодезь, впадавшей в р. Воронеж. Вначале это был частный завод, затем был взят в казну. В начале 18 века по соседству с ним были построены два новых завода – один на речке Липице, другой – на р. Кузьминке, тоже притоках р. Воронеж. По именам рек заводы называли Липецким и Кузьминским (или Козминским). А чаще всего эти три металлургические заводы называли Липецкими. Плавка руды на них производилась на древесном угле. Для выжигания древесного угля изводились большие площади лесов. В связи с этим в конце 18 века эти заводы закрыли.

Оставшихся без дела мастеровых правительство России решило передать вновь строящемуся Луганскому заводу. В мае 1796 года из Липецких заводов в Луганский  поступило 153 человека, в ноябре того же года – 299 человек и в 1797 году – 21. Таким образом, к концу 1797 года из Липецка в Луганский завод поступило 406 мастеровых и 68 их малолетних детей мужского пола до 15 лет. Здесь не учтены те, которые по разным причинам в конце 1797 года еще оставались в Липецке.

Всего же предназначалось перевести к концу 1797 года из Липецких заводов на Луганский 777 мастеровых и их детей мужского пола и 811 женщин – членов их семей. По состоянию на 1 октября 1797 года 406 мастеровых из Липецка и 64 мальчика, не достигшие 15-летнего возраста, находились в работе на Луганском литейном заводе. До весны 1798 года в Липецке было оставлено 48 человек мужского и 49 женского пола. 25 человек оставалось в Липецке по указу Тамбовской казенной палаты. Остальные 43 человека мужского и 65 женского пола оставались в Липецке ввиду старости и болезней.

Документы свидетельствуют, что липецкие мастеровые, наряду с петрозаводскими, прибыли на строительство Луганского завода в числе первых. Поэтому с первых дней строительства завода они включились в работу. В «Именном списке» липецких мастеровых мы видим Тимофея Бурлакова, Петра Ширяева, Ивана Артемова, Максима Черепанцева, Григория Акулова, Федора Калинина, Севастьяна Ляпина, Архипа Логунова, Ивана Студеникина, Евдокима Гусарова, Илью Авилова, Ивана Горлова, Никиту Копанева и сотни других рабочих, прибывших на Лугань с реки Липицы.

Руководитель горного ведомства М.Ф. Соймонов 1 февраля 1798 рода писал директору Луганского завода К. Гаскойну, что мастеровым, переведенным с Александровского и Липецких заводов, следует назначить то самое жалование, которое они получили на тех заводах, а сверх того производить им сдельную плату,... смотря по мере трудов их...».

В августе 1797 года на Луганский завод было переведено 68 мастеровых (с семьями - 97 человек) из бывшего Херсонского медно-пушечного завода6. Завод этот был частным, основан в 80-х годах 18 века. Затем он был взят в казну и в 1793 году закрыт. Комплектовался он переведенными Г.А. Потемкиным крестьянами из центральных губерний России"

Но изучая  историю строительства луганского завода возникает серьезное подозрение о том, что все эти английские специалисты очень грамотно саботировали строительство завода. Главная ошибка, напоминающая диверсию, была в том, что источник кокса, каменно - угольные шахты устроили за сотню верст от завода. В ройоне Лисичьей балки. Это современный город Лисичанск. И когда завод начал работать, сразу же возникли проблемы в поставках угля и кокса.

"...Осенью того же года на заводе были проведены опыты по отливке чугунных изделий с использованием каменноугольного кокса. По этому поводу Д. Валкер 10 октября 1799 года писал К. Гаскойну:

"После донесения моего, с прошедшей почтой отправленного, достаточно было у нас воды для действия вагранки, и ныне препровождены мною при рапорте в заводское правление отлитые из городищенской руды ядро, бомба и граната, которые суть первые посредством кокса в сей империи отлитые, о чем правление не применет в подробности вашему превосходительству донесть. Ныне у нас единственно в угле недостаток и есть, хотя при ломке и должно быть каменного угля в готовности около 70 или 80 тысяч пудов, но за неимением оного при заводе воздушные печи остановлены, невзирая на то, что дороги для провозу суть весьма хороши. А употребленной при вагранке кокс уже более 18 месяцев как добыт, посему и нельзя ожидать, чтоб выплавляемый чугун был хорошего качества.

Вчерашнего дня подробно осматривал вагранку, которая в полдень пущена была в действие, а сегодня поутру при обозрении нашел, что по всем приметам там можно ожидать, что действие оной благоуспешно прозводиться будет".

За многообещающимиопытами вдруг последовали тревожные сообщения. Валкер 24 октября 1799 года писал Гаскойну: "... С крайним прискорбием имею донести вашему пр-ву, что все печи остановлены за неимением угля. Сие тем более сожаления достойно, что действие оныхпроизводиться началось с весьма хорошим успехом". Примерно такого же содержания и донесение мастера Ропера. Он сообщал, что действие пробной печи производилось по 20 число, после чего она была остановлена из-за отсутствия угля"

Валкер успел побыавть в тех местах, где должна была быть разработка железной руды для Лугаснкого завода:

""... Утвердительно могу сказать, что для Луганского завода будет на сто лет руды при порядочной разработке. Теперь уже открыто 13 слоев оной и все способные к добыче. Вообще простираются таковые от юго-востока к юго-западу с наклонением от 40 до 75 градусов в 3'/2 сажени глубиною от поверхности. Многие из них были разрабатываемы в прежние времена, и на берегу речки Белой в 2 верстах выше деревни имеются следы печки, по-видимому, около 3 футов глубины и шириною, которую, по мнению моему, употребляли, не имея еще сведений о мехах. Параллельно слоям железной руды к Западу от деревни находится слой угля длиною на 2 версты, кажется, хорошего качества"

От района села Городища до русла реки Белой было с десяток верст.

Вот собирались строить плотину со шлюзом в том месте, где в Донец впадала Лугань. Итогом этого стало бы то, что по Лугани возможно было судоходство. Точно так же, плотина на Лугани, ниже впадения в нее Белой, подняла бы уровень  в самой Белой и возможно было бы транспортировать руду по ней. И там же были залежи угля. А  добычу угля и производство кокса устроили в другом месте. А почему же не стали строить завод рядом с шахтой в районе Лисичьей балки?

Когда то мне пришлось работать на шахте Черкасской. На этой шахте было ШЕСТЬ рабочих горизонтов. Самый верхний из них располагался на глубине сто метров. Там не земля, а слоеный пирог из угольный платов. Выше не стали закладывать горизонты из опасения обрушения. Там до сих пор много выходов угольных пластов на поверхность. Это район современного города Зимогорье. Рядом русло Лугани. Точно такая же картина и в долине Ольховки. В районе севременного Лутугино, буквально на левом высоком ее берегу, выходы угольных пластов на поверхность. Перед началом строительства были проведены комплексные исследования на наличие руды и угля. Наверняка об этом знали и на заводе. Легко можно было организовать транспортировку угля по всем этим реками. Наверное первоначально так и задумывали. Но шахту устроилии за тридевять земель.

Теперь смотрим дальше. Провели опытную плавку в маленькой печи. Отзывы восторженные.

"... Я и г-н Валкер делали испытание коксу от 3-х слоев земляного угля, (добытого) при 3-й роте, в отношении оного к проплавке руды здешнего края. И к величайшему удовлетворению моему имею честь Вашему в. п-ву донести, что чугун вышел отменной доброты, так что я ныне совершенно уверен, что со временем на здешнем заводе можно будет отливать всякого родачугунные вещь лучшей доброты".

Потом восторгов поуменьшилось:

"После донесения моего, с прошедшей почтой отправленного, достаточно было у нас воды для действия вагранки, и ныне препровождены мною при рапорте в заводское правление отлитые из городищенской руды ядро, бомба и граната, которые суть первые посредством кокса в сей империи отлитые, о чем правление не применет в подробности вашему превосходительству донесть. Ныне у нас единственно в угле недостаток и есть, хотя при ломке и должно быть каменного угля в готовности около 70 или 80 тысяч пудов, но за неимением оного при заводе воздушные печи остановлены, невзирая на то, что дороги для провозу суть весьма хороши. А употребленной при вагранке кокс уже более 18 месяцев как добыт, посему и нельзя ожидать, чтоб выплавляемый чугун был хорошего качества.

Вчерашнего дня подробно осматривал вагранку, которая в полдень пущена была в действие, а сегодня поутру при обозрении нашел, что по всем приметам там можно ожидать, что действие оной благоуспешно прозводиться будет"

Потом паника:

Валкер 24 октября 1799 года писал Гаскойну: "... С крайним прискорбием имею донести вашему пр-ву, что все печи остановлены за неимением угля. Сие тем более сожаления достойно, что действие оныхпроизводиться началось с весьма хорошим успехом". Примерно такого же содержания и донесение мастера Ропера. Он сообщал, что действие пробной печи производилось по 20 число, после чего она была остановлена из-за отсутствия угля.

Получив эти тревожные сообщения, К. Гаскойн тут же доносил в Берг-коллегию  Соймонову:

" Милостивый Михаил Федорович!
При сем честь имею на рассмотрение Вашего превосходительства представить переводы с полученных мною от состоящих при Луганском заводе супер-интенданта Валкера и смотрителя Ропера донесения со времени пущения там в действие вагранки, или малой домны, до остановки оной за недостатком угля. Судя по их описаниям, я считаю, что либо руда железная весьма нечиста и требует до проплавки перемыву, либо уголь смешан с некоторым количеством колчедана. Супер-интендант Валкер в последнем его письме изъявляет крайнее беспокойство о Луганской плотине и канале, опасаясь, что оные до наступления зимы не окончены. Заводское правление вследствие переданных от меня предписаний отрядило 50 человек из находящихся при земляных работах мастеровых к угольной ломке, и как наемных работников сыскать не можно, Валкер считает, что за малолюдством окончить те работы невозможно будет".

И в это же время строиться основное призводство - две большие домны.

"Только весной 1800 года домну включили в работу. В нее загрузили 31594 пуда сырья: 8555 пудов железной РУДЫ из сел Городища, Платовой и из 5-й Роты, а также из Липецка, 14776 пудов кокса, 7494 пуда 18 фунтов сырого каменного угля. После плавки получили 3581 пуд 19 фунтов чугуна. Эту плавку считали выдающимся экспериментом доменного производства на Луганском литейном заводе."

"... главная задача все еще не была решена. Доменный процесс дальше экспериментов не пошел. На заводе имелись две большие домны, 2 вагранки (малые домны) и 5 воздушных печей. Но интенсивно работал только воздушные печи, которые использовались для переплавки привозного чугуна и отливки пушек, ядер, бомб гранат и других изделий. Домны же простаивали, хотя по 1804 год было добыто 195105 пудов руды, из них перевезено на завод – 130 тыс. пудов..."

"...В этих условиях горный департамент Министерства финансов России решил провести обследование завода. Сюда был послан чиновник из Горного департамента обер - берггауптман 5-го класса Г. Ильман. Он проводил разведки железной руды, анализ руд и угля, снова возобновил опыты по выплавке чугуна. Но результаты были прежними. Из местной руды получить хороший чугун не удавалось. И обер-берггауптман Ильман предложил закрыть завод. Встал вопрос о дальнейшем его существовании.

Назначенный после смерти Гаскойна горным начальником Яков Христианович Нилус встал на защиту завода. В своем докладе в Горный департамент он настаивал, чтобы деятельность завода продолжалась. "Несмотря на недостаток пригодных руд, – писал он, – Луганский завод надлежит продолжить навсегдашние времена, поскольку сибирские заводы заменить его не могут".

На этот раз существование завода удалось отстоять. Однако он стал работать как передельный. В соответствии с представлением горного начальника Министр финансов Голубцов предложил Горному департаменту отпускать Луганскому заводу необходимое количество чугуна с Уральских заводов, которые тогда называли Сибирскими. Весной 1808 года пермский купец Попов вешними водами в период высокой весенней воды,  доставил  из Камско-Воткинского завода в Луганск 15000 пудов уральского чугуна знаменитой марки "Старый сибирский соболь". За это он получил 1800 рублей.

Из привозного чугуна, доставлявшегося из Гороблагс датских и Камско-Воткинских заводов, Луганский литей ный завод отливал пушки, снаряды и другие изделия дл Черноморского флота и многих южных крепостей, для сражающейся армии..."

Фактически была сорвана, сведена на нет главная задача, поставленная перед Луганским заводом. Сделать из него главного производителя пушек и боеприпасов на юге России.

А обстановка на берегах Черного моря как была напряженной, ток и осталась:

"Русско-турецкая война 1806—1812 годов была одним из звеньев в серии войн между Российской и Османской империями.
Официально война началась на рубеже 1805 и 1806 годов, когда Османская империя заставила сложить полномочия настроенных дружественно к России господарей Молдавии и Валахии, являвшимися её вассалами. Поначалу, пока отношения с Наполеоном были неясными, Россия не собиралась предпринимать каких-либо военных действий и сосредотачивать большое количество войск на границе, надеясь на мирное урегулирование. Однако, по мере того, как вторжение французов в Россию стало отчётливо вырисовываться в ближайшей перспективе, Россия решилась на быстрое решение проблемы на южных границах. Успешная военная кампания российского фельдмаршала Михаила Илларионовича Кутузова заставила османов отказаться от Бессарабии в пользу России, что было закреплено Бухарестским договором 1812 года"

И в это же время на заводе приключилась беда:

"...в 1809 году завод постигла беда: случила большой пожар. Как сообщал Горному департаменту директор завода Я. X. Нилус, с 8 на 9 октября сгорел первый доменный корпус, цилиндрическая раздувальная машина столярный цех со всеми инструментами, большое количество сухого заготовленного лесу, модель-камора, 3-я сверлильная и вновь устроенная машина для точильных камней. Ущерб от пожара составил 24209 рублей.

Казна восполнила лишь часть потерь. Александр I повелел отпустить из государственного казначейства только 15 тыся  рублей."

Удивительное совпадение. А может не совпадение, а нечто другое?

В результате цепочки всех этих событий, завод из производителя чугуна, превратился в обычный передельный завод, работающий на привозном сырье. Квалификация работающих на заводе была очень высокая. Изделия выпускались очень качественные. Но из за поставок чугуна со стороны, получались дорогими .Что и сказалось на дальнейшей его судьбе.

20 июня 1887 года Александр III подписал Указ, первый пункт которого предписывал:
« Действие Луганского казённого завода, постоянно сопровождающееся одними убытками для казны, прекратить. »

Официально Луганский литейный завод был закрыт в августе 1887 года, немного не дожив совсем до своего 100-летия"

Изначально Карл Гаскойн привлёк на завод 11 английских специалистов — «художников», как тогда назывались специалисты высочайшей квалификации.

На период строительства заводу главному механику Егору Шерифу поручалось сооружение всех машин для доменных и воздушных печей, а после запуска завода в его обязанности входило «сверлить, точить и отделывать пушки поштучно».

Смотрителем угольной ломки (рудника) был назначен Адам Смит (инженер и механик при отверстии угольных шахт), который прибыл на рудник лишь в июле 1797 года.

Поэтому закладывал первую шахту Донбасса в Лисичьей балке и организовал добычу каменного угля Томас Ропер, которого здесь звали Тимофеем или Тимодеем. С приездом на рудник Адама Смита Томас Ропер стал первым литейным мастером на Луганском заводе.

Директор завода высоко оценил вклад Томас Ропера. Представляя его к чину марк-шейдера, Гаскойн писал, что с начала учреждения завода «Ропер занимался сперва поиском и добычей каменного угля, правильная разработка которого им начата. Потом добыча руды ему была поручена. Отливка орудий, снарядов, припасов и проч. под надзиранием его там начата, им же и поныне производится, при чём все земляные работы под смотрением его исправлены были».

Чин маркшейдера получил мастер литейного дела Макслий.

Первым архитектором на заводе был Василий Норманн, который заложил фундамент завода и следил за прочностью зданий[5].
Чертёжную возглавлял мастер Роман Робертсон, по другим данным он был кирпичного и черепичного дел мастером, а чертёжную мастерскую возглавлял Роман Петерсон (или А. Петерсон).

Мастером стального дела, как сказано был Яков Гогард (по друим данным — Гарди).

Несколько позже на завод приехал А. Пикарон, а после отъезда Егора Шерифа в 1799 году на должность суперинтенданта был приглашён Джон Валкер.

Мастером модельного и столярного дела был Данила Макли.

Первым бухгалтером завода стал Василий Морган.

Кроме перечисленных на заводе работали следующие специалисты: каменного дела мастер А. Шан, кузнечный и слесарный мастер И. Клиштет, мастер при обтеске дикого камня Е. Хайсон, смотритель лесов А. Линц, мастером на угольной ломке работал Роупс, переводчиком с английского и французского языков был Томас Белли. Мастером на угольной ломке работал Роупс. Интересно, что у завода был свой садовод, которым стал Пётр Низбет.

Правление завода также состояло в основном из иностранцев — Нилуса, Пикарона, Бидберга.

Английские инженеры и менеджеры жили обособлено на центральной улице посёлка Луганский завод. В то время она называлась Английской (ныне — ул. Даля).

Старая - старая, добрая - добрая Англия...

lz20

Фото от Варандея.

Непростые вехи истории Луганского завода взяты из книги Подов В. И. "Первенец металлургии Донбасса: Исторический очерк. Документы." – Луганск: Світлиця, 1998. – 218 с.

Tags: Донбасс, Донец, Луганск, Луганский завод., история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

  • Коломенский завод(II).

    Если принять то, что коломенский дизель Д49 начал разрабатываться в то же время, что и Д70, его возрасть приближается к пятидесяти годам. Конечно…

  • Собираем урожай ежей.

    Маленький еще. Совсем ребенок. Взрослые ежи просчесывают огород по ночам. А этот днем. Пугаться еще не научился. Я его опустил на землю и он…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments