mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Шахта Б, шахта Л и невидимые нити судьбы(I).

Шахта_Белореченская-1

Вот как раз в момент строительства второй очереди шахты Ворошиловградской и Белореченской и начали переплетаться невидимве нити судьбы. И это переплетение сыграло в дальнейшей судьбе Белореченской  зловещую роль.

Дело в том, что строительство стволов на Мащинке доверили предовой бригаде из Краснодонского шахтопроходческого стволового управление. А  ствола на Белореченко строило наше управление. Командовал бригадой из Краснодона товарищ Коротеев. Бригада та была предовой. Был такой момент на каждой шахте и в каждом управлении .Одну из бригад пихали в передовики и бригадира пихали на звание героя Соцтруда. Коротеев стал героем, но чуть позже. По моему в 1986 году. Тогда его бригада проходила ствол на Карбоните и установила там какой то рекорд. Шахта Карбонит - это печально известный городок Золотое. И кстати, Карбонит в тt времена был убыточной шахтой.

Передовая бригада имела во всем приоритет. Ей шло все и ей подбирали проходку с вменяемыми горно -геологическими условиями. На Мащинке такие были и шли они сразу два ствола. Бетон для стволов на Мащинке и для ствола на Белореченке возили с одного бетонного узла. Который располагался на главной площадке шахты Ворошиловградская. Что бы проходка была в темпе, нужно было цикловаться в сутки .В сутки проходить четыре метра ствола. Это бурение, паление, уборка породы, спуск опалубки и укладка бетона .Напряженная работа. Но когда все устроено для этого, можно так работать. И если на Мащинке цикловались в сутки, то на Белореченской заливка одной опалубки (четыре метра) могла растягиваться на неделю.

Представьте, убрали породу, опустили опалубку, а бетона нет. Через двое суток начинается обрушение породы за опалубкой. Хорошо, когда еще отошли не глубоко. На Белореченской, начиная с минус шестидесячти метров вскрысля ракушечник. Такой разрабатывали в Георгиевке, в карьере. Из него стороили дома. Хороший материал для этого .Глубина залегания  этого ракушечника по стволу была больше ста метров. Он "стоял" и длительное отсутствие бетона не очень влияло на крепость бетонной крепи и обрушение породы. Но потом пошла водичка. И пошел глинистый сланец.

Глинистый сланец - это глина под большим горным давлением. Имеющая оттенки черно - серого цвета. И который имеет все свойства обычной глины. Когда он намокает, то он увеличивается в обьеме. Когда то в Луганске был кирпичный завод, который изготавливал кирпичи из глинистого сланца. Его возили из некоторых забоев шахты Луганской, из под земли. Кирпич из него получался симпатичным, но не влагостойким. Он должен был применятся для внутренней кладки. Но тогда его гребли все. И очень многие поплатились за это .У тех, кто сложил дома из него, кирпичи начали рассыпаться через несколько лет. Рассыпался в труху.

Проходка ствола на Белоречнксой шла не шатко ни валко. Все смирились с  этим. Но все такое даром не проходит. Когда пошла водичка, качество бетонной крепи стало не очень. Но передовая бригада была в приоритете. Еще была одна особенность того времени. Стволы на Мащинке проходил трест Краснодоншахтострой. А по какой то, принятой по умолчанию договоренности, все директора Краснодоншахтостроя, потом становились вторыми секретарями Луганского обкома партии. Последним был Рид Зверев. И как тут искать справедливости?

Когда наши подошли к тому метр восьмидесятисантиметровому угольному пласту, то к этому моменту тщательно подготовилсиь .Дело в том, что вся порода при проходке ствола шла в отвал. В том числе и уголь, пласты которого попадались при проходке. Но такаой пласт вывозить в отвал, это было бы  преступлением. На каждом стволе была схема горно - геологического разреза пород. По которой можно было с точностью до сантиметров рассчитать подход к любым породам. Бурильщики при бурении добурили до этого пласта .Потом аккуратно собрали всю породу выдали на гору и вывезли ее в отвал. Потом промыли породный бункер в копре - времянке водой со ствола. Потом отбурили этот пласт и бахнули. И в результате в распоряжении проходки оказалось пару вагонов очень класного угля. Который грузили в самосвал и возили продавать по всей округе. Продавали не за деньги, а за самогон .Две банки домашнего шестидесяти градусного самогона за машину угля. И две недели проходка стояла, вернее лежала, на ушах. Все без исключения, включая бугра и начальника участка. А что было делать с такимим темпами? Все на этот ствол махнули рукой. Полуштрафбат. Когда исчерпали уголь из сечения ствола, начали подрубывать перефирию отбойными молотками. По стахановски . Вырубили забуты в бока по периметру на метровую глубину. Потом все равно все эти забуты забетонировали.

b3

И вот с такими муками рождался тот ствол, рождался новый участок шахты Белореченской. (Фото от Сани Белкина). Слева на фотографии, начало строительства копра времянки для проходки рядом второго ствола, но об этом чуть ниже.

Ствол тот таки домучали. Домучали еще тогда, когда шахта еще не дошла до тех мест. Ствол отдали под монтаж постоянного копра. Копер смониторвали и стали этот ствол использовать пока для проветривания. Т. к. шахта еще дорабатывала старый горизонт, а ствол был пройден ниже, то что бы воду не откачивать, кусок неиспользованного ствола просто затопили. Но тут как раз и вылезла вся та проходка наружу. Глинистый сланец и длительные периоды бетонирования. Через два года ствол начал валиться. Пошло снизу, с зумпфа. Потом все дальше и дальше .И в конце концов завалилось больше двухсот метров ствола. Ствол не пропал лишь по тому, что образовалась на низу пробка из кусков бетона и она остановила дальнейшее разрушение ствола.

Восстанавливать тот ствол поручили нашей конторе. Братва работала, как гимнасты на арене цырка. Четыре человека в забое разбирали куски бетона. К ним сверху шли четыре каната с лебедок и каждый был пристегнут к своему канату страховочным поясом. Никто не знал, что там снизу. Куски бетона могли поехать вниз в любой момент. Разбирали завал вручную, отбойными молотками. И постоянно бурили скважины вниз, для определения того, где заканчивается завал.

Завал тот благополучно разобрали. Получилось так, что двести метров ствола прекрепили полностью наново. Но ствол таки спасли. Как и спасли дальнейшее существование шахты Белореченской. А в это время делили сферы влияния над шахтой Луганской. Лакомый кусок был.

b4

Уголь из шахты Белореченской выставлялся на станцию Сборная. Рядом с которой велось строительство второй очереди шахты. Сама станция, как и поселок Белореченский расположились в какой то глухоте. Хотя до Луганска от Белореченского ехать автобусом было всего пол часа. Но поселок расположился посредине между трассами на Донецк и Красный Луч. И жизнь и суета обьезжали его по этим трассам.

Такой он и сейчас, тихий и уютный, застывший своей архитектурой в пятидесятых годах прошлого века.

b5

При Союзе на отрезке железной дороги от Родаково до Лутугино, через Сборную, курсировал паровоз. Курсировал он почти до самого развала Союза. Курсировал по друм причинам.

Перед Сборной, через небольшой холм, был построен тоннель, что бы не вести дорогу в обьезд.

b7

Тоннель этот построен был еще до революции и по габаритам там не проходили современные тепловозы.

А вторая причина была чисто прагматическая. Если машинист локомотива хотел повысить свою классность, одним из условий было наличие паровозных прав.  Потому что при Союзе в резерве, на случай войны стояло очень много паровозов. И в случае чего, все эти паровозы были бы задействованы. Старые машинисты, которые начинали еще работать во времена паровозов в этом не нуждались. А молодым надо было.

Пилотировал тот паровоз отец моей одноклассницы. И через него прошла целая плеяда молодых машинистов. Прикольно было набдюдать в наше время как по железной дороге, весь в пару и дыму, двигался этот паровоз. Грузооборот по той ветке был небольшой. Уголь с Белореченки и материалы на нее. И паровоз вполне со всем этим справлялся. Когда у него от старости отказали колеса, его поставили на прикол в Родаково, в депо, рядом с баней. Чтобы использовать его котел для деповской бани. И он еще долго стоял там. Пока его чья та добрая душа не отправила туркам на гвозди.

Вот в таком, не очень торопливом темпе и проходила жизнь поселка Белореченсикий и шахты. Но потом развалисля Союз и на поселок и на шахту навалились все те проблемы, связанные с развалом.

В средине девяностых прошлого века шахта оказалась на грани закрытия. В работе была всего лишь одна лава. Шахту спсало то, что пласт на этой лаве был очень мощный - метр восемьдесят сантиметров. Такая лава ,еле дышащая, все таки давал шахте шанс на жизнь. Новую жизнь шахте дала корпорация "Валентин - Инвест" (основатель Игорь Мартыненков), которая в 2002 году стала владельцем этой шахты.

Фото от Сани Белкина и Бражного.

.


Tags: Донбасс, Луганск, шахта
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments