mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Кто старое помянет, тому...

Весной 1853 года царь Николай Первый поручил правительству России изучить ситуацию вокруг Луганского литейного завода.
В своем докладе государю, министр финансов России Брок отметил, что горное ведомство не нуждается в продукции завода, и предложил частично свернуть производство. Правительство предложило продолжить изготовлять на заводе артиллерийские снаряды примерно в том же количестве, в каком они отливались в последнюю турецкую войну...


ЛУГАНСКИЙ ЛИТЕЙНЫЙ ЗАВОД В КРЫМСКОЙ ВОЙНЕ (1853-1856)
22 мая 1853 года министр финансов Брок внес на рассмотрение Николая І доклад « О Луганском заводе», который начинался так: «Ваше императорское Величество повелели сообразить приносит ли пользу Луганский завод, и не лучше ли закрыть сей завод…». Далее, на 32 листах министр финансов приводит свои соображения по этому вопросу.

Вывод был однозначен: «Горное ведомство не имеет особой надобности в Луганском заводе», но «следует сохранить завод, чтобы на нем могли быть изготовляемы в военное время артиллерийские снаряды, примерно в том же количестве, в каком отливались они в последнюю турецкую войну». Николай І поставил на этом документе резолюцию «Исполнить». Но жизнь распорядилась по-своему.

Вскоре, вместо свертывания производства, Луганскому заводу пришлось в несколько раз увеличить выпуск снарядов.

В октябре 1853 года началась Крымская война, а в сентябре 1854 года неприятель осадил Севастополь, в мае 1855 года захватил Керчь. Армии и флоту требовались снаряды.

В это время лишь несколько заводов России выпускали военную продукцию. Александровский, Кончезерский, Кронштадский и Ижорский на северо-западе России и ряд Уральских заводов. Все они были очень далеко от Крымского театра боевых действий. В непосредственной близости находился лишь Луганский Литейный, и вся тяжесть обеспечения флота и армии снарядами легла на этот завод.

В сентябре 1854 года защитники Севастополя затопили парусные корабли у входа в бухту, чтобы закрыть флоту противника доступ в нее. Это известный исторический факт из школьного учебника. Но только в узкоспециальной литературе можно встретить сведения, что многие пушки, снятые с затопленных кораблей и установленные на бастионах Севастополя, были отлиты на Луганском заводе. В музее обороны Севастополя на одном из бастионов Малаховского кургана и сейчас стоит пушка, на стволе которой отлито клеймо Луганского завода.

22 октября 1854 года начальник Артиллерийской экспедиции Главного управления Черноморского флота и портов обращается к начальнику Луганского завода с письмом: «По случаю продолжительной осады Севастополя вторгшимся в Крым неприятелем с превосходными силами, запасы снарядов от беспрерывных продолжительных действий сухопутных батарей, вооруженных морскими орудиями, в настоящее время сильно истощились. По этой причине главнокомандующий войсками в Крыму, Его Светлость князь Меньшиков требует сколь можно поспешнейшего снабжения Севастополя снарядами…».

Снабжение Севастополя снарядами не могло быть иначе, как их отливкой на Луганском заводе еще и потому, что снаряды требовались таких калибров, которых в сухопутной артиллерии не было в употреблении. Ведь оборону Севастополя держали корабельные пушки, снабжение же флота снарядами традиционно было в ведении Луганского Литейного завода.

Так не прошло и года, как по «высочайшему повелению» Луганский завод должен был начать сворачивать производство, теперь же предстояло быстрыми темпами наращивать выпуск снарядов. За два летних месяца 1854 года было изготовлено более 64 тысяч пудов снарядов. Если министр финансов Брок предполагал, что годовой нормой завода должен стать выпуск 32 тысяч пудов, то за месяц военного времени завод перекрыл годовой план мирного времени.

В конце августа 1855 года началась последняя, самая сильная бомбардировка Севастополя. Потребность в снарядах для защитников Севастополя еще более увеличилась. В июле и августе было изготовлено 117 тысяч пудов. (1872 тонны, выражаясь современным языком. Тридцать один современный  железнодорожный вагон.)  Из них 112 тысяч пудов 36 и 24 фунтовых (14,4 и 9,6 кг)  ядер, предназначенных для морских пушек. Ежедневно завод отправлял осажденному Севастополю 2-3 тысячи пудов ядер. Это было в 20 раз больше того, что предусматривалось постановлением начала 1853 года. Такого количества отливок не производил ни один завод в России.

Несмотря на огромный выпуск качество снарядов, отправляемых в Севастополь, тщательно контролировалось. Практикант, а после войны инженер-поручик Савченков в отчете о практике отмечал: «На ядро накладывается горизонтально лекало и катают ядро по столу. Для того, чтобы видеть достаточно ли ровна и гладка поверхность по всем направлениям. Ядро не должно нигде задевать за лекало…кроме того пробуют еще другим лекалом несколько большего диаметра, в который ядро должно проходить везде». Отливка ядра должна быть очень точной, потому что оно не подвергалось никакой механической обработке, даже отточке наждачным кругом.Производство такого количества качественных отливок требовало большого напряжения сил, четкой организации труда.

В условиях военного времени особо проявился талант начальника Луганского Литейного завода, полковника Николая Терентьевича Летуновского не только как горного инженера, но и как организатора производства. Он был главой сильной команды инженеров, в которую входили многие видные специалисты горнозаводского дела в России: помощник начальника подполковник Константин Николаевич Томилов, управитель завода инженер-капитан, а затем подполковник Дмитрий Ильич Филипьев, механик и управляющий чертежной штабс-капитан Илиодор Федорович Фелькнер, смотритель рудников штабс-капитан Михаил Михайлович Чернявский, поручики Павел Александрович Вагнер, Агненподист Алексеевич Носов. В то время на заводе также работали маркшейдер Александр Васильевич Васильев, поручик Николай Першин, а в 1855 году из Керчи приехали подполковники Евгений Борисович Иваницкий и Аполлон Федорович Мевиус и вместе с Илиодором Федоровичем Фелькнером в послевоенные годы они возглавляли завод.

Ныне в Луганске установлен барельеф Мевиуса, а барельеф Фелькнера находится в стадии изготовления.Среди этих инженеров были видные геологи, горняки, металлурги, машиностроители. Они заслужили научную славу, но известны лишь узкому кругу специалистов. Деятельность одних впоследствии во многом определила успехи промышленности Юга страны, вклад других был менее значителен. Однако в годы Крымской войны усилия были направлены на то, чтобы изготовить как можно больше снарядов.Коллектив завода работал как единый, хорошо слаженный организм.

О Луганском заводе с уважением и восхищением говорили соотечественники, за его работой напряженно следил неприятель. Свидетель тех событий писал: «Кому случалось быть в Луганском заводе во время последней войны, тот наверное не остался бы без сильного впечатления при виде всего, что там происходило. День и ночь готовились здесь снаряды для защитников Севастополя и других мест, на которые нападал или замышлял напасть неприятель.Завод загроможден был в буквальном смысле подводами, из которых более 100 ежедневно отправлялись со снарядами по направлению к Севастополю. При виде неутомимой деятельности мастеровых, нередко отказывавшихся от обеда и отдыха, вы не призадумывались бы причислить их к непосредственным защитникам Севастополя».

Мудрый начальник завода ввел материальное стимулирование труда мастеровых. «Производительность завода громадно усилилась, писал в том же отчете Савченков, задельная плата (сдельная плата авт.) введенная нынешним горным начальником полковником Летуновским, служит лучшим побудителем средством черезвычайной деятельности рабочих и в то же время имеет огромное влияние на тщательность их работы».

Крепостные по своему социальному статусу, мастеровые Луганского завода во время Крымской войны работали самоотверженно, и стимулы этого труда были не только материальные, но и духовные. Они делали снаряды для защиты своей Родины, своего края. Они любили Донецкий край, осваивать который приехали их отцы и деды, а у некоторых и прадеды, с которым у них связано понятие Родины. Эта духовность и была одной из главных причин героического труда мастеровых, который позволил Луганскому заводу в годы Крымской войны работать с огромным напряжением и отдачей сил.

Пытаясь не допустить столь активной работы Луганского завода, турки хотели его взорвать. Во всяком случае, начальник Луганского завода Летуновский в своем прошении Александру II о назначении ему пенсии писал так: «Находясь во время прошедшей войны на юге России в усиленных и чрезвычайных занятиях по Луганскому заводу, превосходящих по своей громадности почти всякую возможность исполнения и угрожаемый вторжением неприятеля, распускавшим слухи об уничтожении завода, я вследствие напряжения всех моих сил расстроил здоровье». За более чем 30-летнюю службу и заслуги во время Крымской войны Летуновский к пенсии, положенной генералу-майору, получил прибавочное содержание 750 рублей в год.

За труд во время Крымской войны многие мастеровые Луганского завода получили медали «В память войны 1853-1856 годов», которые и сейчас хранятся у их потомков, живущих в Луганске.

Крымская война была проиграна. Ни героизм матросов и солдат, ни самоотверженный труд мастеровых не смогли предотвратить поражения России. Но работа Луганского завода во время крымской войны была высоко оценена современниками. Один из ведущих горных инженеров страны Котляревский писал: «Это время было блестящей эпохой в деятельности завода. Продолжительность осады Севастополя многому обязана ему… Пример Севастополя живет в нашей памяти самыми гордыми воспоминаниями».
..

статья Абакумовой В.И. (Луганская государственная академия культуры и искусств) .
Lugansky_liteynyy_zavod_640

Луганский литейный завод, начало XIX века
Tags: Луганск, Луганский завод.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment