mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Самые старые храмы Луганска. Свято - Петропавловский кафедральный собор.

hram3

Село Каменный Бродъ при рѣкѣ Лугани, многолюдное, съ населеніемъ зажиточнымъ, при одноштатномъ церковномъ причтѣ, находится Славяносербскаго уѣзда во 2-мъ благочинническомъ округѣ*.

Каменный Бродъ,—древнѣйшее запорожское займище, старожитиая казацкая маетность. Въ 1740—1750 годахъ здѣсь зимовниками и хуторами, въ землянкахъ и шалашахъ, сидело нѣсколько семействъ людей малороссійской націи. Въ 1755 г.. къ нимъ присоединилось на постоянное жительство около ста семействъ изъ православныхъ иностранцевъ, перешедшихъ въ подданство Россіи; въ это же время поселилось здѣсь и нѣсколько выходцевъ изъ Польши.

Въ 1779 году при Петропавловской церкви слободы Каменнаго Брода, Бахмутской провинціи, приходскихъ дворовъ было 171.
Въ 1782 году. при составленіи общей народной переписи въ государственной малороссійской слободѣ Каменномъ Бродѣ найдено и въ списки внесено постоянныхъ осѣдлыхъ жителей муж. 280 и жен. 283 души.

Репортомъ отъ 16-го іюня 1791 года Бахмутское духовное Правленіе представляло въ Екатеринославскую духовную Консисторію: "Донецкаго уѣзда, села Каменнаго Брода, Петропавловской церкви священникъ Василій Пованѣцкій и приходскіе люди— старшина, прапорщикъ Стефанъ Машевичъ, первостатейные поселяне—Якимъ Михайловъ, Василій Рокитянскій, Илья Бѣлобрецкій, Игнатъ Исаевскій, Иванъ Клапанъ и другіе поданнымъ въ сіе Правленіе прошеніемъ прописывая, что прошлаго де 1761 года, по благословенію преосвященнаго Іоасафа, епископа Бѣлоградскаго и Обоянскаго, означенная приходская ихъ церковь Петропавловская деревяннымъ аданіемъ сооружена, которая нынѣ крышею и въ верху сводами, такожъ и подвалинами пришла въ крайнюю ветхость: почему они и вознамѣрились на оной церкви старые верхи всѣ по стѣны разобрать и вновь другіе сооружить и подваживши ту церковь, новыя подвалины поддѣлать, на что де и мастера сыскали, кой обязуется безъ поврежденія церкви тѣ подвалины подложить, не разбирая стѣнъ,—просятъ о представленіи, куда слѣдуетъ, со испрошеніемъ вышеписанные верхи разобрать по стѣны, и вмѣсто оныхъ новые сдѣлать, такожъ и подвалины новыя подложить, за имѣющіяся церковныя деньги, а если де чего не достанетъ, то дополнить должны они тотъ недостатокъ собственными ихъ деньгами, резолюціи. Которая церковь и по освидѣтельствованіи оказалась крышею, сводами и подвалинами совершенно обветшалая, и что если оную перестройкою не подкрѣпить, то можетъ въ скоромъ времени разрушиться.

По справкѣжъ съ поданнымъ отъ благочиннаго, священника Андрея Григоревича счетомъ явилось,—церковной суммы въ наличности 436 руб. 30 коп. 0 чемъ Екатеринославской духовной Консисторіи сіе Правленіе донося, испрашиваетъ о подчинкѣ вышеписанной церкви въ резолюцію указа". По докладу Консисторіи преосвященный Амвросій Екатеринославскій резолюціею отъ 16-го іюля 1791 года благословилъ исправить и обновить Петропавловскую церковь въ селѣ Каменномъ Бродѣ.

Репортомъ отъ 14-го мая 1792 года Бахмутское духовное Правленіе вновь представляло въ Екатеринославскую духовную Консисторію: "Вѣдомства сего Правленія села Каменнаго Брода, Петропавловской церкви приходскіе люди поданнымъ въ сіе Правленіе прошеніемъ прописывая, что во исполненіе указа послѣдовавшаго изъ духовнаго Правленія, по силѣ таковагожъ, полученнаго изъ духовной Консисторіи, договорили они майстера приходскую ихъ Петропавловскую церковь подчинкою исправить, яко-то подвалинами и въ верху сводами; который де майстеръ волею Божіею умре, другаго же таковаго майстера, могущаго прописанную подчинку исправить, сыскать не могутъ; а посему де и вознамѣрились они реченную церковь, по ветхости, въ тожъ именованіе и на томъ же мѣстѣ перестроить, на что всѣ при-надлежащія матеріалы изготовлены и майстеръ договоренъ, при коемъ прошеніи и контрактъ приложили, который де майстеръ по тому контракту желаетъ вступить въ работу въ семъ мѣсяцѣ маѣ и содержаться съ работниками на ихъ коштѣ, но только де за дозволеніемъ перестроить ту церковь учинилась остановка,—просятъ о перестроеніи помянутой церкви, куда слѣдуетъ, представить. 0 чемъ Екатери-нославской духовной Консисторіи, съ приложеніемъ означеннаго контракта, сіе Правленіе на благоразсмотрѣніе симъ донося, испра-шиваетъ въ резолюцію указа". На докладѣ о семъ Консисторіи, преосвященный Іовъ Феодосійскій и Маріупольскій резолюціею отъ 22-го марта 1793 года, дозволилъ перестроить Каменнаго Брода Петропавловскую церковь, каковая резолюція указомъ Бахмутскаго духовнаго Правленія въ маѣ 1793 года, объявлена, къ исполненію, священнику и прихожанамъ села Каменнаго Брода.

713px-PetroPavlovskychurch

Отъ 9-го октября 1795 года Донецкое духовное Правленіе репортомъ донесло преосвященному Гавріилу, митрополиту Екатерино-славскому: "Указомъ Екатеринославской духовной консисторіи отъ 11-го истекшаго сентября, послѣдовавшимъ во исполненіе резолюціи Вашего Высокопреосвященства, повелѣвается сего уѣзда въ селѣ Каменномъ вновь перестроенную святыхъ апостоловъ Петра и Павла церковь освидѣтельствовать. Во исполненіе сего указа отряженнымъ отъ сего Правленія, присутствующимъ, священникомъ Василіемъ Ива-новымъ означенная церковь свидѣтельствована; въ репортѣ своемъ Правленію сего октября 9-го Ивановъ донесъ, что вышеписанная, перестроенная въ селѣ Каменномъ Петропавловская церковь къ освященію изготовлена и всѣми подлежащими утварьми, священными облаченіями и книгами довольно снабжена и ни въ чемъ недостатка не имѣетъ; при которомъ репортѣ представилъ и сочиненную и подписанную имъ, священникомъ Ивановымъ, опись. Вашему Высокопреосвященству Донецкое духовное Правленіе представленную священникомъ Ивановымъ поднося при семъ оригинальную опись, о выдачѣ на освященіе вышеписанной Петропавловской церкви святаго антиминса испрашиваетъ благопризрительной резолюціи". По сему презенту преосвященный Гавріилъ резолюціею отъ 26-го ноября 1795 года благословилъ протоіерею Василію Башинскому освятить перестроенную въ Каменномъ Бродѣ Петропавловскую церковь и дозволилъ выдать для этого освященный антиминсъ. 15-го декабря 1795 года изъ Екатеринославской Консисторіи отправленъ въ Донецкое духовное Правленіе указъ объ этомъ, къ свѣдѣнію и надлежащему исполненію.
Феодосий Макаревский: Материалы для историко-статистического описания Екатеринославской Епархии: Церкви и приходы прошедшего XVIII столетия. - Екатеринослав, типография Я.М. Чаусского, 1880. https://www.libr.dp.ua/Book.htm

собор

250-летний Петропавловский собор Каменного Брода. Размышления местного диакона
Протодиакон Геннадий Пекарчук

Вспоминаю первую вечерню…

Служу в Каменнобродском храме г.Луганска шесть лет. Вспоминаю, как впервые вошел в этот храм. Вспоминаю первую вечерню, которую тогда можно было сравнить с вечерним багровым закатом, подводившим солнечный и несколько суетливый день к его завершению. А еще утром того дня на торжественной архиерейской Литургии меня рукополагал в сан диакона митрополит Иоанникий.
После величественного и пышного утреннего богослужения вечерня, с моим уже диаконским участием, была настолько скромна и спокойна, что даже мои молодческие порывы к громогласному речитативу, заглушались сами собой внутри груди. Страшно было нарушать благоговейную, глубокую тишину, заполнившую все пространство храма.
Это был февральский вечер. Территория соборного двора заснежена. Сыпались мелкие снежные крупицы, застилавшие белоснежным ковром весь двор. К началу вечерни ветер утих. Темнело. В соборе перед царскими вратами священник в теплой рясе, благоговейно перекрестившись, возглашал: «Благословен Бог наш…». Облачившись и ставши у престола с правой стороны, готовлюсь выйти на свою первую «великую» ектенью.

«Миром Господу помолимся», –  прозвучало с амвона. Эхо от каждого законченного слога молитвословий разносилось по всему храму и вторило мне из разных его частей, но оно не исчезало, а как будто бы скрывалось внутри толщи холодных стен. Храм был пуст. Но мне казалось, что вместе со мной, служащим священником и хором, в храме молились сотни людей. Их молитвы, душевные порывы, скорбные вздохи и просьбы, слезы радости будто сотрясали эти стены изнутри. Казалось, стены молятся. Вот она –   «намоленность» храма, –  подумалось мне…

«О святем храме сем…», –  продолжаю я. Хор протяжно отвечает тихим, благоговейным «Господи, помилуй». Снова повеяло вечностью от стен древнего собора. В их окружении я вдруг почувствовал себя одним из звеньев той цепи, которая продолжала историю храма со дня его основания.

Вмиг я оказываюсь в середине XVIII столетия

1761 год… Село Каменный Брод, река Лугань, зажиточное население, а вот и преосвященный Иоасаф, епископ Белгородский и Обаянский, благословляющий строительство деревянной Петропавловской церкви.
1793 год. Свято-Петропавловская церковь перестроена и обновлена… А вот та же церковь 1905 года – каменная, с колокольней, трехпрестольная, с действующей воскресной школой и шестью клириками. Далее – лихолетье. 1929 год. Храм закрывается. Его имущество передается Союзу воинствующих безбожников. Иконы, иконостас сгружаются во дворах окрисполкома и горсовета, а колокола сдаются «Рудметалторгу».

С 1930 года храм – склад, с 1935-го – кинотеатр «Безбожник». В 1942 – в храме вновь прихожане за богослужением, с 1950-го храм – кафедральный собор.

О многом рассказали мне стены храма. Теперь я знал, какой была его история, и какой исторический путь ему пришлось преодолеть сквозь века. Этот путь долгий и нелегкий. Его поочередно сопровождали то горести, то радости.

Благодарю этих безмолвных, неподвижных свидетелей за столь содержательную повесть. За то, что позволили мне окунуться вглубь прошлых столетий и встретиться с людьми глубокой и твердой веры, для которых Православие – не увлечение или приложение к повседневному быту, но способ и образ жизни; для которых церковь Каменного Брода – это не памятник архитектуры, а средоточие религии, пронизывающей всю жизнедеятельность каждого здешнего жителя; для которых Православие – не только «родное» сердцу, без веры, службы и храмовой радости, а смысл жизни.

На мгновение моя мысль прервалась

В правом алтаре соседнего Свято-Покровского придела звонко зазвенели бубенцы кадила. Юноша-прислужник тщательно настраивал его для каждения на «Господи, воззвах». Нарушив благоговейную тишину, царившую в храме, пономарь твердой поступью направлялся в основной Петро-Павловский придел, радуясь тому, что успел приготовить курильницу заранее.
«Гоподи, помилуй», – неспешно с умилением продолжает петь хор. В храме прохладно. Псаломщицы, наверное, слегка замерзли. На нижнем левом клиросе сегодня их двое.

Невольно вспоминаются евангельские слова: «Несть Бог мертвых, но Бог живых». Да, человек бесконечен. Он имеет начало – в рождении, но не имеет конца. Смерть – лишь способ перехода в жизнь иную. Душа человеческая бессмертна.
И даже здесь, в условиях земной жизни, память о тех людях, кто мужественно пережил смену эпох расцвета родного им храма, его разрухи и возрождения, не канула в небытие, не исчезла бесследно. Передаваясь из поколения в поколение, запечатлеваясь в книжных сказаниях, она продолжает жить. Как благоухающий дым фимиама, взвиваясь ввысь и заполняя собою все пространство храма, она впитывается в каждую пору его суровых каменных стен и запечатлевается здесь навсегда.

Память о прошлом становится атмосферой храма, заполняющей каждый его потаенный уголок. Незримо окутывая каждого сюда пришедшего, она делает его сопричастным прошлому. В таких условиях прошлое для него вновь оживает. И он перестает быть одним, даже если вокруг него никого нет…

Прокравшись незаметно внутрь, густой полумрак окутал мощные ушедшие ввысь навстречу к безвременью колонны храма. Четыре евангелиста, расположившиеся между подкупольными нефами, держа в руках книгу Истины, застыли в ожидании чего-то. Их лики сосредоточены и торжественны…

Теплятся лампады, освещая потускневшие от времени лики святых.

Проникновенные глаза святых смотрят на меня: то сурово с обличеньем, то всепрощающе радостно
Я ощутил их близость. Святые апостолы Петр и Павел, святитель Иоасаф Белгородский, священномученик Владимир, святитель Иннокентий, преподобные Сергий и Никон, Серафим Саровский… Они рядом. Мы в разных мирах, но эти миры близки друг к другу. Существующая между ними временная грань стирается в молитве, обращенной к горнему миру с просьбой о помощи и справедливости.
Спасибо Вам, угодники Божии, за то, что слышите нас! Своим присутствием и участием в жизни каждого из нас Вы утверждаете уверенность в возможности спасения. Не переставайте молиться за нас Богу!..

Повеяло благоуханием. Видимо, алтарник поторопился вложить в кадило ладан. Клубни дыма от расплавляющегося греческого фимиама, невысоко поднявшись над престолом и образовав над ним небольшую густую тучку, мало-помалу, не спеша, начали рассеиваться в различном направлении  и незаметно растворяться в полумраке храма, надолго оставляя после себя запах сирени...
Неожиданно для себя самого вспомнил символику кадила, фимиама: кадило – Лобное место, уголь – Крест, фимиам – Христос, принесший

Себя в Жертву за все человечество…

Я уверен: за многие годы люди, для которых храм Каменного Брода был «родным», пошли по этому пути – пути Христа. И хотя они не были умерщвлены за Истину, но в противостоянии «похоти житейской» подвергали смерти собственную страсть. Они жертвовали своими силами в борьбе за правду, во имя добра.

Каждый из них, придя в храм, из последних сил, с молитвой на устах, вступал во внутреннее противоборство разрушительному злу, нарушившему целостность человечества, подвергшему его всеобщей порче. Возложив на жертвенник алтаря все то, что близко и привычно этому дольнему миру, отказавшись от сиюминутных удовольствий и временного, земного уюта, они с твердой уверенностью предпочли Небо, Добро, Благо. Они посвятили себя Богу. Вверили Его воли свою жизнь. Это – жертва во имя Торжества Промысла Божьего.
Люди эти – друзья Божии. И мы молимся за них

«О… служащих и послуживших братиях и прихожанах святого храма сего…» - вот оно, подумалось мне, единство прошлого и настоящего. Оживляющая сила молитвы – это чудо веры! В ней память о прошлом и ушедшем вновь становится жизнью, становится теперешним и настоящим. Незримо предстоя Престолу Небесного Алтаря люди прошлых веков и дня нынешнего, соприсутствуют друг другу, взаимодействуют друг с другом, сопереживают. Церковь земная и Церковь Небесная становятся едиными…

В освещенном ярким светом алтаре, с левой стороны от престола, у аналоя стоит священник в полусогбенной позе и, перелистывая потертые страницы обветшавшего служебника, ища нужный возглас,  дошептывает вечерние молитвы. Рядом пономарь, заждавшись диакона на «Господи, воззвах», время от времени засыпает залипший кадильный уголек кусочками ладана…

С северной стороны иконостас, а слева от вратницы полубоком, в увенчанном семью лампадами киоте, в испещренных серебром и золотом ризах распростерла свой спасительный покров Пречистая Богородица. Она – наша, родная, Луганская. Ее Пречистый Лик всегда обращен к молящимся. Она стройна, в меру строга, Ее взгляд бесконечно любвеобилен. Как Игуменья и Владычица Она благословляет каждого пришедшего…

И кому Она, Родная, не помогла?!
«Пресвятую, Пречистую, Преблагословенную, Славную Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию и весь живот наш Христу Богу предадим»…

Завершилась ектенья, но мое диаконское служение только начиналось

Возвращаясь в алтарь, думалось и о прошлом, и о будущем. Мысли хаотично переплетались. Но теперь было твердое убеждение, что я не только читающий историю моего храма и знающий ее. Этого недостаточно. Я, как и каждый впервые вошедший в храм Каменного Брода и оставшийся здесь, должен стать продолжателем этой истории, стать не только лишь внешним наблюдателем жизни прихода, но и участником в этой жизни. Ведь важно не присутствие в пределах храма или «отбывание» на богослужении, а живое соучастие в приходской жизни, общей молитве, искреннее сопереживание друг другу, активная взаимопомощь.

«Друг друга тяготы носите…», - не эти ли слова апостола, особенно уместны в обстоятельствах церковной общины? А ведь в этом – Соборность Церкви, которую мы исповедуем за каждым богослужением в любимом нам «Символе Веры».

И в этой Соборности нет «одиноких», нет «самих по себе», нет «отрешенных от прошлого», нет и «чужих». Здесь все – «равноправные» клети единого Богочеловеческого организма. Здесь все едины в Божественной Евхаристии…

***

Ныне я продолжаю жить в Каменном Броде XXI века, молиться там же, где молились прихожане тогда, в далеком XVIII столетии, молиться так же, как они. Вольно и невольно, но я – продолжатель «рода» прихожан Каменнобродского храма в честь апостолов Петра и Павла.
Быть преемником родословной собора – огромная и ответственная миссия. И ее нужно нести до конца каждому…
http://2010.orthodoxy.org.ua/node/51492

собор1

Tags: Луганск, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments