mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Categories:

Мой маленький Луганск из моего детства.

Улица, на которой я провел свое детство, всегда выделялась в городе. Даже тогда, когда она носила название Вокзальная.  Но такое название она получила только в конце девятнадцатого века, когда в Луганск пришла железная дорога и на этой улице появился железнодорожный вокзал. А до этого это было просто небольшим рядом домов на дальней окраине города.

Если взять на современной карте Луганска  провести прямую линию от старого трамвайного депо  до самого патронного завода, то получиться прямая линия, которая начинается от нашей улицы и проходит дальше, по улице Даля. Тогда это было одно прямое и целое. Старый центр, с Английской улицей, где жил тогдашний луганский бомонд и ее продолжение. В степь, на окраину, на которой селились простые служивые и рабочие пушечного завода. Сейчас эту прямую перегораживает парк Первого Мая, железная дорога и множество современных построек.

пивзавод

С востока наша улица начиналась с пивзавода, построенного еще при царе. И который почил в бозе стараниями одного известного украинского олигарха. На западе она упиралась в русло речки Ольховки. На севере она ограничивалась руслом Луганки, а на юге ее ограничивала железная дорога, вокзал и разные придорожные постройки.

Бабуля мне рассказывала, что первым в этом месте поселился еще ее прадед во времена пушечного завода. Тогда весь берег, ограниченный руслом Ольховки и Луганки был в его пользовании. Потом, со временм, к нему начали подселятся другие семьи и выстаривать свое жилье. И до самого последнего момента, когда тот кусок улицы развалили, там жили потомки самых первых луганчан. Очень сильно изменилась жизнь в том тихом месте, когда в Луганск пришла железная дорога.

влкзал1

Старый вокзал Луганска.

Изменилась шумом паровозов и стуком колес вагонов. И не только. Изменилась сама жизнь суетой поссажиров, движением вагонов и суетой людей, которые населили многие здания, обслуживающие железную дорогу.

вокзалс

Потому что сразу же, как только появилось здание вокзала, оно затмило своим размером все те дома, которые стояли на улице до этого.

старый

Но время берет свое .Если бы житель тех мест в то время, появился бы сегодня, то он скорее всего заблудился здесь.

Old_Luhansk_railway_station

Может быть узнал бы только здание старого вокзала, которое осталось в прежнем виде, раскрашенное в светлые тона.

Кусочек нашей улицы, где я провел свое детство, то же стоял отдельно, уже на самой нашей улице. На нем было всего с десяток домов С запада он ограничивался трамвайным депо, с севера руслом Луганки ,с востока к нему примыкала вокзальная площадь, с привокзальным рынком, который сильно бурлил в то время. А с юга, дома наши отделял от железной бороги Старый Двор За Высокой Стеной.

На краю вокзальной площади, со стороны наших домов стоял деревянный киоск, в котором продавали разные сладости .Бабуля в этом киоске покупала мне жестяные коробки с леденцами .Тогда их так фасовали .И еще там продавали помадку, большую конфету из смеси какао и сахара. На рынок я ходил редко, запрещали родители (цыгане заберут и унесут). Ходил туда,только за хлебом. Помниться мне из того времени один момент .Я пошел за хлебом уже во второй половине дня. В магазин првезли свежайший хоеб, еще горячий. Я его по дороге изгрыз хорошо. Когда принес домой, мама возмутлась, но не тем, что я его изгрыз, а совсем другми .Хлеб был светло желтого цвета, из кукрузной муки. Были в то время такие вещи , хрущевские, с хлебом из кукурузной муки. Один раз я возле рынка нашел почти полную пачку сигарет Новость, с укороченныеми сигареты. Принес ее домой и попытался курить. Нет бы, уйти в дальний конец огорода и курить ее там. А закурил я ее прямо в доме. Хоть и стал возле форточки, но запах от табака в комнате остался. Когда пришел батя, он сразу этот запах учуял, он не курил. Я успел загрызть курение разными разностями и запил еще на всякий случай бабулиной валерьянкой .От меня табаком не перло. Но батя устроил мне допрос с пристрастием. Я деражался молча, как партизан и все отрицал. И это меня спасло от экзекуции. Табачный дым с улицы ветром занесло. Батя почти поверил. Потом мы с братвой эту пачку благополучно докурили.

стар1

С тех времен на привокзальном рынке остался только этот домик с вывеской "Мясо". Он совсем не изменился и вывеска висит на нем еще с тех времен. А от рынка остались одни воспоминания. Вокзал сейчас не действуте и нет того количества людей, что раньше.

И в этом небольшом пространстве я и обитал. Мне этого пространства для гулек вполне хватало.  Самое главное, был свободный доступ до Луганки и Ольховки.

Рядом с трамвайным депо была столовая транспортного техникума. Она то же отметилась в истории нашего куска улицы. Бабуля постоянно мне напоминала про один трагический случай, когда один студент на спор, что он сьест блин целиком, подавился этим блином насмерть. Бабуля мне эту истоия рассказывала так часто, что я ее запомнил на всю оставшуюся жизнь .У нее была такая привычка, вдалбывать всякие вещи.

Еще рядом с трамвайным депо был рыбоперерабатывающий цех. Бабуля называла его по старинке - Рыботрест. Мы его называли рыбзавод. Над ним постоянно подымался столб дыма от коптилен и в воздухе постоянно стоял запах копченой рыбы. Он то же играл определенную роль в нашей жизни.

Бабуля дома не имела ни котов, ни кошечек. Но любила их своей, особенной любовью. Она собирала по всему Луганску одиноких котов или кошечек, и ехала с ними домой. Двери трамвая открывались как раз напротив ворот рыбзавода и когда бабуля с кошечкой выходила из трамвая, она подносила ее к воротам и со словами "иди, там тебе еды хватит всегда" выпускала ее туда. Я не заню, о чем она думала в то время, ибо в рыбзаводе жила своя стая котов и кошечек, да и еще приличная стая собачек и лишнему конкуренту в своей пищевой цепочке они были сильно не рады.  Бабуля сильно не заморачивалась на предмет происхождения этих котов и кошечек и никогда не задумывалась о том, что дикие кошечки особо в руки то не даются. А домашние, наоборот, охотно идут на руки. И сколько таким образом котов и кошечек бабуля оторвала от их прежней и уютной семьи, история об этом умалчивает.

Бабуля получала пенсию в размере двадцати девяти советских рублей. Потом ей накинули еще пару рубчиков. И поэтому бабуля постоянно искала себе дополнительный доход. Одним из таких доходов был сбор пустых бутылок. Это сейчас бутылки собирают только ханыги. А тогда одна пустая бутылка при сдаче стоила двеннадцать копеек. А булка хлеба, которой бабуле хватало на три дня, стоила шестьнадцать копеек. Поэтому сбор пустых бутылок имел для нее смысл. Собирала она их по берегу Луганки, вдоль длинного забора рыбзавода .Иногда это было чревато .Один раз ее чуть не пришибло большим мешком с рыбой, который кто то перекинул через забор, в надежде потом обойти его и забрать себе. Бабуля этому подарку очень обрадовалась, приволокла его домой и мы потом эту рыбу ели месяц.

Сад наш выходил прямо к руслу Луганки и в конце его не было никакого забора. Для меня был постоянно открыть к ней доступ . Я на Луганке проводил большуя часть своего времени. Сейчас берега Лугансик изуродованы высокой дамбой, которую насыпали для защиты от наводнений .А в то время ничего такого не было .Бернга плавно подходили к реке и там росли здоровенные деревья. В Луганке тогда было много рыбы, особенно бубырей. По моей просьбе бабуля сшила мне хватку из старого обруча и мешковины .Воду такая хватка пропускала плохо и когда я ее подымал, очень медленно, то глаза лезли на лоб от усилия. Но все равно, в поднятой хватке полно было бубырей. Пары подьемов хватало для улова. Я нес улов домой, бабуля жарила его на сковородке и мы лопали хрусятящих поджаристых бубырей целиком, как сухарики.

мост

У меня был свой персональный кусочек реки. Он заканчивался перед мостом, что на фотографии. Напротив того места, откуда был сделан снимок, на противоположном берегу, стоял наш дом. В то время мост был другим .Вернее было два моста. Отдельно пешеходный и отдельно автомобильный .Пешеходный мост был высоким, а автомобильный начинался сразу с берега .Весной атомобильный мост регулярно смывался паводком и его подняли над речкой. Но все равно, его то же ругулярно смывало .В те времена паводков было намного больше, чем сейчас и были они намного полноводней .И всегда по высокой воде несло льдины. Были времена, когда в сильную зиму намерзало много льда и его в конце зимы рвали взрывчаткой. Сейчас такое удивительно слышать, а тогда это было часто. Новый мост построили уже намного позже, одновременно с новым мостом возле парка Первого Мая и новым путепрводом.

Перед мостом у меня была персональная раковая плантация. В крутом берегу было шесть рачьих нор и я из этих нор доставал раков. Регулярно, утром и вечером. Тогда раков в Луганске было валом. Раки у нас были дома всегда. Доходило до того ,что их уже никто, кроме меня, не кушал. Я собирал раков даже осенью, когда было уже холодно. В эти норы можно было залезть с берега.

Берега сильно поменялись, когда после очередного сильного паводка начали отсыпать дамбу .Было это в 1964 году. В том месте, где Ольховка впадала в Луганску, в ее русло положили большую трубу и потом его пресыпали. Для того, что бы по той дамбе проезжали машины с глиной. И тогда у меня появился доступ к той части реки. Ареал моих приключений расширился.

Перед самым устьем Ольховки, Луганка делала большую петлю. Почти кольцо. Когда отсыпали дамбу, петлю эту разрыли. Выпрямили русло. А от петли осталась старица.

ольховая3

В центре снимка видно рыбачка. Он стоит возле самого впадения Ольховки в Луганску. А от старицы сейчас почти ничего не осталось, одни камыши, которые видно на фотографии справа.

Через несколько лет, в холодную зиму, старица покрылась толстым льдом. И когда лед сошел, на дне лежали большущие щуки, которые задохнулись подо льдом .Щук было много. Да и сейчас щук в Луганке хватает. А тогда вмешательство человека в жизнь реки привело к такому печальному результату.

Недалеко от трамвайного парка, рядом со столовой и рыбзаводом было еще одно место для нашего постоянного паломничества. Там стоял тир. В нем стреляли из мелкокалиберной винтовки. Тир окружали высокие стены и у нас была тогда еще одна фишка. Стены были сложены толщиной в кирпич, а по верху шла дорожка в полкирпича. И мы по этой дорожке ходили вокруг тира. Стены были высокие и ходьба эта требовала определнной смелости или безголовости. Потому что, улетев со тены, можно было сломать хребет. Внутри тир по верху, был перегорожен деревянными щитами. От рикошета. По этим щитам можно было спуститься  во внутрь тира .Что мы с успехом и делали .там не было ничего интересного, кроме множества пустых гильз от мелкашки. Но они были латунные, ярко желтые и поэтому имели у нас свою цену. Гильзы то же попадали под колеса трамвая и если гильза не падала набок, то из нее получался небольшой пятачек .Почти деньги. Которые ходили между нашей братвой. Все у нас было по серьезному, даже свои деньги.

ольховая1

Сейчас все в тех местах по другому .От всего того ,старого, почти ничего не осталось .на месте столовой, тира и рыбзавода, построили новое здение техникума. Его видно на фотографии, над деревьями. От Ольховки остался небольшой ручеек.  И мне уже не хочеться туда ходить. Далеко и уже там совсем другой Луганск. Совсем не такой, как тот, из моего детсва.

Фото с ресурсов:
http://www.etoretro.ru/pic181589.htm  От Альберта Спектора
Tags: Луганск, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments