mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Categories:

Старый Двор За Высоким Забором.

В 1912 году в Луганске вышел справочник "Весь Луганск в кармане"

мир

В этом справочнике опубликована кладезь информации. И не только связанная с историей Луганска, но и с историей всей Империи. Ближе к средине, в этом справочнике есть перечень государственных учреждений, расположенных в то время в Луганске. И начинается этот перечень со списка полицейских управлений, которые были на тот момент. С фамилиями руководителей и адресами. Список начинается с перечня полицейских околотков. И начинается он с самого первого, расположенного на Петербуржской улице. Перечень этот опубликован внизу страницы, а на следущей странице уже нет продолжения. А там, по логике вещей, дальше должен быть список учреждений Особого корпуса жандармов. С адресами и фамилиями руководитиелей. Таких справочников сохранилось только несколько экземпляров. У меня копия с Питерской библиотеки. Я ее сохранил еще давно. Но я искал другие копии и там такая же картина. На фоне остальной справочной информацмм, этого совсем не заметно. И не совсем понятно, что это. Результат цензуры еще в те времена, или это уже в наше время кто то своим бдительныи оком все это заметил и чья та твердая рука вырвала одну из страниц справочника.

В официальной биографии Климента Ефремовича Ворошилова, период его революционной деятельности в Луганске освещен очень скудно. В основном общими словами. Биография эта увидела свет еще при жизни маршала и скорее всего, эту биографию читал и корректировал сам Климент Ефремович. Я не могу этого утверждать, но могло быть так, что сам маршал откорректировал свою биографию и ее луганский период. Хотя, казалось бы, город назван его именем еще при жизни и в данном случае нет ничего такого, если бы маршал поделился какими то подробностями о своей подпольной работе в городе. Да и в Луганске, в основном отдел с его личными вещами в городском музее, и пара домов с табличками с его именем.

И еще история с "Орленком", луганской Мата Хари, Сарой Борухович...
Наш дом окнами на улицу смотрел на трамвайные рельсы. За рельсами проходила дорога, в те времена мощеная еще булыжником. А за дорогой, напротив нашего дома был Старый Двор За Высоким Забором. Вдоль забора росли старые тополя .Они были настолько старые, что боковые их ветки не уступали по толщине основному стволу. Некоторые ветки от своего веса ложились на этот забор .Хоть забор и был высоким, но по этим веткам можно было на него залезть. И я на него залазил и ходил по его верху. Это требовало некоторой сноровки и смелости. Сразу за забором стоял двухэтажный дом .В то время он был необитаемым и пустым. Между домом и забором было два метра .И из за того, что то место закрывал дом и густые ветки старых тополей, там был постоянный полумрак, из за которого там не рос даже бурьян. .А еще там было много стрья в пермешку с мусором .И все это вызывало некоторые неприяные чувства. Как будто в этом месте жили какие то злые и потусторонние силы. Но детское любопытсво постоянно меня к этому забору притягивало.

Бабуля была десятым ребенком в семье моего прадеда.А всего у них было одиннадцать детей. Бабуля была предпоследней. Самой старшей была ее сестра. Бабуля родилась в 1898 году .Если грубо принять, что дети в семье прадеда появлялись на свет раз в два года, то старшая сетра была старше бабули на двадцать лет ( плюс - минус год, больше плюс). И она родилась в 1878 году. Ворошилов родился в 1881 году .Старшая сестра бабули была его ровесницей...

"Подготовка жандармских офицеров в начале ХХ века по сравнению с предыдущими десятилетиями значительно улучшилась. Если в первой половине XIX века, зачисленные в корпус проходили лишь двухмесячную стажировку при его штабе, то теперь их готовили на специальных курсах в Петербурге, куда прибывали офицеры армии и флота, прошедшие тщательный отбор и выдержавшие предварительные испытания. Лекторы читали будущим жандармам уголовное право, курс по производству дознаний и расследованию политических преступлений, железнодорожный устав. Позднее к ним добавились лекции по программам политических партий, их истории. Будущих жандармов знакомили с техникой фотографии, дактилоскопии и другими навыками, которые могли пригодиться офицеру розыска. Уделялось внимание практическим курсам по владению оружием, приемам самозащиты. После выпускного экзамена окончившие курсы указом царя переводились на службу в корпус и получали назначение в различные жандармские управления и в армейские части. Последним документом, который регламентировал порядок перевода в корпус, был Циркуляр Главного Штаба от 1914г. № 19. Согласно его требованиям в корпус могли переводится офицеров всех родов войск как состоящие на действительной службе, так и находящиеся в запасе или отставке, которые прослужили в офицерских чинах в строю не менее 3-х лет и имеющие возраст не менее 24-х лет и не более 33-х лет. Существовало ограничение и по чину – не выше капитана или ротмистра армии. Исключением из этого правила были Петербургский, Московский и Варшавский жандармские дивизионы (кавалерийские), в которые принимались офицеры кавалерии прослужившие в строю не менее 2-х лет.

К кандидатам предъявлялись достаточно высокие изначальные требования, часть из которых может показаться в наш распущенный век излишними или, как принято говорить «недемократичными». Ну что ж, кто знает… Итак, на службу в корпус не допускались офицеры имеющие дисциплинарные взыскания по суду и следствию, имеющие казенные или частные долги, лица польского происхождения, лица католического вероисповедания или женатые на католичках, а также евреи, хотя бы и крещеные.

Даже выдержав предварительные экзамены при штабе корпуса в Петербурге, офицер не направлялся на жандармские курсы. Он должен был вернуться в свою воинскую часть и ожидать вызова. Иногда до двух лет. А в это время местная жандармерия собирала о кандидате наиподробнейшие сведения. Политическая благонадежность и денежное состояние подвергались наибольшей проверке. В корпус не зачислялись офицеры, зависящие от кого-либо в материальном отношении. Уже тогда существовало незыблемое правило о том, что при невозможности перевода в корпус, причина отказа не объяснялась. Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что в отличие от порой «туманной» неопределенности кадровых органов советских спецслужб, жандармский корпус давал определенный ответ – положительный или отрицательный"
Родин И.В "Жандармы Его Величества"

Семьдесят лет советской власти Особый корпус жандармов, который занимался политическим сыском (был царским КГБ), сделали примитивной и потешной  организацией, с тупыми жандармами, которые подло воевали с благородным революционным подпольем. И такой образ жандармов надолго закрепился в головах советских граждан. Характерен в этом плане фильм "Рожденные революцией". Правда там в начале фильма показан не жандармский сотрудник, а служащий уголовного сыска .Который исключительно от того, что ему было нехер делать, стал помогать молодым революционным сотрудникам. Примерно так представляли и жандармов, но которые напрочь отказывались от сотрудничества с новой властью и наоборот, власть им всячески мстила.

Бабуля вышла замуж в средине двадцатых годов .Муж ее был из купеческого соловия ( мой прадед был купцом второй гильдии и дом его стоял в центре старого Луганска на Петербуржской улице). А бабуля была из мещан .Хоть совесткая власть бушевала уже семь лет, но те старые устои еще были в ходу, особенено в мелких и удаленных городах, к которым и принадлажал тот Луганск. Исходя из сословной принадлежносчти, брак был тот несколько странным. А у второго моего прадеда, сыном которго был мой дед, бабулин муж, было еще двое сыновей. Один из них дослужился в Особом корпусе жандармов до высокого чина.

Старшая сетра моей бабушки вышла замуж за очень интересного человека. Когда его хоронили в Луганске, на его похоронах присутсвовали представиели высшей партийной верхушки из Москвы, а похоронную процессию возглавлял первый секретарь обкома. И было очень много людей в штатском. Семья бабулиной старшей сетры и того человека имела двоих детй. Сестра умерла до войны. (Бабуля почему то сильно не поднимала эту тему) У них было двое детей сын и дочь. И после смерти сестры они остались со вдовцом, который сильно не повдовствовал и женился, как было принято в их кругу, на еврейке. Его дочь, мамина двоюродная сетра, в блокаду была в Ленинграде, отморозила там ноги и всю оставшуюся жизнь проходила в ортопедических ботинках. Такая она осталась и у меня в памяти, летом в некрасивых ботинках. Ее брат  пережил Победу всего на год, умер в 1946 году там же. Умер от ран. Он был летчиком и воевал в небе Лениграда. Его сбивали и он пришел к победе полностью израненным. В Ленинграде в те времена служил и тот человек. Они жили на Литейном проспекте, в самом центре, а работал он тогда в большом здании на самом берегу Невы.

Двухэтажное здание в Старом Дворе имело свою особенную историю. Когда то давно в нем был один из отделов КГБ, потом в  нем жили люди, когда его отремонтировали и перестроили. Потом в нем находился стационар железнодорожной больницы, до тех пор, пока не построили новую больницу в другом месте .Потом оно пустовало, в перестройку его заняли какие то мутные личности. Бросили его и оно начало хиреть. Унесли рамы и двери, ветер дождь и мороз сделали свое дело и оно начало разрушаться. В конце - концов его завалили. Это здание в виде большой кучи кирпичейй агонировало несколко лет. Со временем все это вывезли и сейчас на его месте пустырь и о том, что было на том месте ничего не напоминает. А родилось это здание, как и другое, рядом с ним, в то время, когда в Луганск пришла железная дорога и был построен вокзал.

"С 1905 года и далее корпус жандармов неуклонно рос численно. В середине 1913 года он насчитывал 12700 человек. Из них — 912 генералов и офицеров, 30 классных чиновников. К концу 1916 года в корпусе служили около 16 тысяч жандармов. Из них более 940 офицеров и генералов, десятки классных чиновников. Однако основную массу жандармерии составляли вахмистры, унтер-офицеры и рядовые. Корпус состоял из Главного управления (штаба), 75 губернских жандармских управлений, 30 уездных жандармских управлений Привислинского края, 33 жандармско-полицейских управлений железных дорог с 321 отделением в городах и на крупных станциях, 19 крепостных и 2 портовых жандармских команд, 3 дивизионов, одной городской и 2 пеших команд, 27 строевых частей"

Царское правительство с самого начала строительства железных дорог, уделяла им особое внимание. Образование внутри Особого корпуса жандармов специальной структуры, которая занималась надзором на транспорте тому пример. Не обошло то веянье и Луганск. Логично было иметь здание, где бы находилось такая структура, расположенным вблизи основных железнодорожных учреждений. Так в самом начале жизни Старого Двора, в нем поселися жандармский отдел на железной дороге. В Старом Дворе все для этого было .Он был отгорожен от внешнего мира каменным забором. Там где его не было, стояли два здания .Двухэтажное и перпендикулярно ему, в сторону Ольховки, одноэтажное, со специфическим обликом. Во двор был всего один вьезд, все что надо было для обособленной работы жандармов.

После революции, когда создавалсь первая советская спецслужба, ЧК, она в общих чертах повторила структуру жандармского Особого отдела .В ЧК было свое подразделение, ЧК на железнодорожном транспорте. Не ломая долго голову, где его разместить в Луганске, ЧК на железнодорожном транспорте разместили там же, где находился соответсвующий жандармский отдел. В Старом Дворе За Высоким Забором. Напротив дома моего прадеда, через дорогу. Одним из руководителей ЧК на железнодорожном транспорте в средине двадцатых годов был муж старшей сестры моей бабушки.

Численность населения Российской империи в 1913 году составляло 166 миллионов человек. К этому времени количество людей принимающих активное участи в политических процессах в империи, тех, кто входил в те или иные политические парти, подпольные и легальные, составляло примерно восемьсот тысяч. Из этого числа, представителей легальных партий было чуть больше пятисот пятидесяти тысяч. Это кадеты, монархисты и Союз  русского народа. Численность партий работающих в подполье было всего двести пятьдесят тысяч. На все про все и громадную территорию Российской империи. Это составляло примерно одну десятую процента от всей численности населения. Население Луганснка в 1911 году было  примерно 62000 человек. Применив к этому общероссийскую пропорцию по подпольным партиям, можно прикинуть, сколько в Луганске было подпольщиков. ШЕСТЬДЕСЯТ ДВА человека. Но это усредненая численность, наверняка в Луганском подполье было тогда больше людей, но скорей всего, не более двух сотен. Я думаю, Сара Борухович, а вместе с ней и Луганские жандармы, видели это подполье насквозь.

Но Луганские жандармы жили не только одной Сарой.

"Основная информация о деятельности революционного подполья поступала в жандармские управления, охранные отделения и Департамент полиции по трем каналам: через филеров (внешнее наблюдение), тайную агентуру (внутреннее наблюдение) и «черные кабинеты» (перлюстрация). В местных органах политического сыска эта информация закреплялась, перерабатывалась и представлялась в Департамент полиции. На ее основе принимались соответствующие оперативные решения"

"Ставший в 1906 г. директором Департамента полиции Максимилиан Иванович Трусевич с 1 января 1907 г. ввел новую структуру Особого отдела: первое отделение должно было осуществлять общее руководство розыскной деятельностью и ведать кадрами, в том числе агентурой, второе — вести розыскную работу среди эсеров и партий анархо-эсеровского направления, третье — руководить розыскной деятельностью по РСДРП и другим рабочим партиям, четвертое — заниматься национальным движением и следить за ввозом оружия.

На местах политический розыск долгое время сосредоточивался главным образом в губернских жандармских управлениях. Исключение из этого правила до начала XX в. составляли только Варшава, Москва и Петербург, где розыскную деятельность осуществляли специально созданные для этого учреждения — охранные отделения."

Но почему же все таки из той, прошлой и лихой истории особо выделялась личность Борухович?. Было это только лишь луганской спцификой, или это было чем то общим?

"Если первоначально главным источником информации было наружное наблюдение, то в начале XX в. на первый план выдвигается внутренняя агентура.

Объясняя причины этого, один из современных исследователей А. Левандовский пишет: «В сущности, в основе провокации, принятой в качестве главного средства борьбы с революционным движением, лежала исполненная глубокого пессимизма мысль о невозможности искоренить это движение целиком и полностью. Сколько ни хватай, всех не перехватаешь. В конце XIX — начале XX в. любой дельный охранник неизбежно должен был прийти к подобному печальному выводу. На место десятков арестованных, сосланных, заключенных в тюрьмы деятелей подполья проклятая неблагополучная русская действительность выдвигала сотни новых; разгромленные кружки и организации возрождались и продолжали свою работу с еще большим размахом. Хорошо усвоив эту закономерность, руководители… охранки ставили перед собой задачу не уничтожить подполье, а взять его под свой контроль, добиться возможности манипулировать им по своему усмотрению"

То есть, составив всю картину всего данного подполья, в том или ином населенном пункте, жандармерия получала возможность в неявной форме направлять и руководить тем или иным подпольем. Кого то арестовывать и отправлять его "за туманом и за запахом тайги", кого то путем таких действий продвигать внутри подпольной организации на руководящие должности. И в свете такого, становиться непонятно, почему жандармы допустили Великую Октябрьскую? Чем это было, просчетом жандармского руководства или тщательно подготовленное мероприятие с помощью переформатированного ими подролья во главе нужных людей? А может это был вообще некий союз определенной части жандармов и части революционного подполья? Никто и никогда в таком плане историю тех лихих лет не рассматривал. А за семьдесят лет Советской власти все следы такого, если они имели место, были зачищены из архивов.

Вот небольшая цитата из очерка о Саре Борухович:

"Позиции Советской власти в 20-х годах были еще весьма шатки, и одно из средств их укрепления она видела в беспощадных репрессиях в отношении тех, кто активно служил царскому режиму. Естественно, одними из первых на очереди были люди, которые служили при монархии в политической полиции – штатные сотрудники жандармерии и ее осведомители, которых революционеры именовали «провокаторами». О том, какое значение придавалось этой работе, говорит хотя бы тот факт, что о ситуации с розыском провокаторов в Луганске председатель УГПБ Балицкий в мае 1926 года докладывал лично К.Е. Ворошилову – на тот момент Наркому по военным и морским делам и председателю Реввоенсовета."

Ворошилов на тот момент занимал должность на уровне министра обороны. Молодой Советской республике нужна была своя армия нового образца. Забот на этой ниве у наркома было выше крыши. Тем не менее, он специально держит на контроле все, связанное с поиском жандармских документов, касающихся луганского революционного подполья. В ущерб основной своей деятельности. Почему? Что могло там находиться, которое могло как то повлиять на дальнейшую судьбу маршала? И почему период своей работы в дореволюционном Луганске он сильно не освещал в своих мемуарах?

В 1926 году мужа старшей сестры моей бабушки судьба нежно обняла за талию, аккуратно подняла и бережно перенесла в северную столицу. Он пережил трех наркомов, двух министров и двух председателей. К концу жизни вернулся в Луганск и свои годы закончил в уютном своем доме и в окружении своих близких.

Клемент Ефремович поднимался по карьерной лестнице исключительно вверх, ни разу не отступая назад хоть на одну ступеньку.. Дошел до должности второго человека в государтсве и то же умер в славе и почете. Они оба закончили свой жизненый путь приблизительно в одно и то же время.

А моя бабуля очень неохотно и очень мало рассказывала мне все, что она знала о семье своей старшей сетры. Последние свои годы прожила на пенсию в тридцать один рубль и умерла счастливым человеком, пережив этих людей на двадцать лет.

Иногда, люди ехавшие на трамвае в сторону конечной остановки, не доезжая кольца возле трамвайного депо, могли видеть необычную картину. По кромке старой высокой и кирпичной стены, по самому верху, неспеша шел маленький мальчик. Он шел и смотрел куда то в сторону, в сторону Двора За Высокой Стеной. Там не было ничего интересного. Стоял темный и заброшенный дом, к которому наклонились высокие деревья. Да куча всякого хлама перед домом. Наверное и сам мальчик не знал, для чего он все время залазил и все время шел и шел по этой стене. Наверное его что то  притягивало в этом Старом Дворе За Высокой Стеной. Может быть сам Двор хотел что то поведать ему, да так и не решился. Слишком маленьким был еще этот мальчик...

Цитаты из книг:
Александр Островский "Кто стоял за спиной у Сталина"
Родин И.В "Жандармы Его Величества"
Tags: Луганск, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments