mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Category:

Государство.

gs2

Странно иногда читать о нашей прошлой жизни, когда в розово - пастельных и хрустящих тонах описывается история прошлого государства Российского. Интересно, почему это происходит? От того, что история наша прошлая, в последние тридцать лет излагается так, что уже не поймешь, где правда, а где нет? И вообще, история это или сказка?. Может быть на восприятие прошлой нашей истории накладывается наша сегодняшняя жизнь, жестокая и несправедливая? Люди не понимают саму сущность Государства вообще. Жестокую и хищную. И сущность эта совсем не зависит от времени, когда это Государство существовало или существует. И для Государства собственные подданые всего лишь иструмент для обеспечения своего существования. И государство всегда держало и держит своих подданных с удавкой на шее. Иногда попуская, иногда затаягивая покрепче. В зависимости от осбстоятельств, внешних и внутренних.

Да, Братья и Сёстры?

Почему, для защиты интересов этого самого государства, оно мобилизует своих подданных на службу себе, под угрозой всяческих наказаний, порой и смертельных? И почему, когда случается бунт против этого государства, бывшие подданные этого государства, в одночасье превращающиеся в бунтарей, на ту же самую смерть, порой намного более жестокую, идут сами и добровольно? Почему, откуда этот феномен? Война против государства привлекает больше, чем война за государтсво?


"Святейший правительствующий синод (рус. дореф. Святейшій Правительствующій Сінодъ) — высший орган церковно-государственного управления Русской церковью в синодальный период (1721—1917).

Святейший Синод был высшей административной и судебной инстанцией Русской церкви. Ему принадлежало право, с одобрения верховной власти Российской империи, открывать новые кафедры, избирать и поставлять епископов, устанавливать церковные праздники и обряды, канонизировать святых, осуществлять цензуру в отношении произведений богословского, церковно-исторического и канонического содержания. Ему принадлежало право суда первой инстанции в отношении епископов, обвиняемых в совершении антиканонических деяний, также Синод имел право выносить окончательные решения по бракоразводным делам, делам о снятии с духовных лиц сана, о предании мирян анафеме; вопросы духовного просвещения народа также входили в ведение Синода

По упразднении Петром I (1701 год) патриаршего управления церковью, с 1721 года вплоть до августа 1917 года (номинально существовал до 1 (14) февраля 1918 года) учреждённый им Святейший Правительствующий Синод был высшим государственным органом церковно-административной власти в Российской империи, заменявшим собой патриарха в части общецерковных функций и внешних сношений, а также соборы всех епископов поместной церкви, то есть Поместный Собор.

Правительствующий Синод действовал от имени Императора, распоряжения которого по церковным делам были окончательны и обязательны для Синода.

В ведение Синода были переданы патриаршие приказы: духовный, казённый и дворцовый, переименованные в синодальные, МОНАСТЫРСКИЙ ПРИКАЗ, приказ церковных дел, канцелярия раскольнических дел и типографская контора. В Санкт-Петербурге была учреждена тиунская контора (Тиунская Изба); в Москве — духовная дикастерия, канцелярия синодального правления, синодальная контора, приказ инквизиторских дел, канцелярия раскольнических дел.

Все учреждения Синода были закрыты в течение первых двух десятилетий его существования, кроме синодальной канцелярии, московских синодальной конторы и типографской конторы, которые просуществовали до 1917 года."


"Монастырский приказ — в соответствии с 13-й главой Соборного уложения 1649 года, высший центральный судебный орган для духовенства в Московском государстве от митрополитов до церковных причётников, а также населения церковных вотчин.

Был закрыт царским указом 19 (29) декабря 1677, восстановлен 24 января (4 февраля) 1701 года Петром I, окончательно упразднён Именным указом от 14 (25) января 1725 года, будучи преобразован в Камер-контору Святейшего синода

Монастырский приказ и Переносных дел Приказ упоминаются в записных книгах в 1628, 1629 и 1670 годах. С 1653 года называется Монастырский приказ. Под этим названием приказ просуществовал до 1677 года.

До половины XVII века Церковь как корпорация, за немногими исключениями, пользовалась полной автономией. Развитие государственной централизации вступало в противоречие с таким положением вещей. Необходимость изыскания финансовых средств для покрытия государственных расходов вызывала стремление к ограничению церковных привилегий, прежде всего вотчинного землевладения монастырей и архиерейских домов, в XV — XVI веках. В XVII веке оно выразилось в ограничении церковного суда в Уложении 1649 года.

При Патриархе Филарете в 1620-е были учреждены Патриаршие приказы: Разрядный, Дворцовый, Казённый. Ранее функции, вменённые приказам, как простые поручения исполняли Патриаршие чиновники. Учреждённый Уложением 1649 года Монастырский приказ стоял вне органов церковного управления, а потому вызывал недовольство духовенства. Исключение по судебным делам было сделано только для Патриарха, его чиновников и людей, живших в Патриарших владениях.

Очень скоро в Приказе стали заседать светские чиновники: думные дворяне, окольничии и дьяки

Согласно Уложению 1649 года, Монастырский приказ должен был быть только судебным органом, но фактически он исполнял функции финансовые, административные и полицейские по церковным делам; осуществлял сбор денежных средств с церковных имений."


"В 1718 году Пётр I высказал мнение, что «для лучшего впредь управления мнится быть удобно духовной коллегии»; Пётр поручил псковскому епископу Феофану Прокоповичу составить для будущей коллегии устав, получивший название ДУХОВНЫЙ РЕГЛАМЕНТ"

"Духовный Регламент 1721 года (полное название: Регламент, или Устав духовной коллегии) — закон, изданный в форме манифеста Петром I, определявший правовое положение Православной церкви в Российской империи (Православной российской церкви). Этим регламентом соборная и патриаршая власть в России была фактически упразднена; вместо патриарха был создан совещательный орган управления Церковью при полном его подчинении власти монарха.

Важнейшей реформой, вводившейся в церковное управление Регламентом, было упразднение патриаршества и учреждение вместо него Святейшего Правительствующего Синода («Духовной коллегии»). Был определен состав Синода:

президент;
два вице-президента;
четыре советника
четыре асессора (в число их входили представители чёрного и белого духовенства).

Представителем императора в Синоде был обер-прокурор. Состав Синода был аналогичен с составом светских коллегий. Лица, состоявшие при Синоде, были таковы же, как и при коллегиях, от которых и была взята его внешняя организация. При Синоде было и целое ведомство фискалов.

Духовный Регламент предписывал епархиальным архиереям создавать при архиерейских домах училища для детей (мужского пола) духовенства; впервые в Московской Руси создавалась система школ. Данное нововведение имело целью удаление из среды духовенства лиц, поступающих туда не по призванию, а по расчёту. Перед поступлением в школу кандидату необходимо было выдержать экзамен, касающийся не только знаний, но и духовных качеств будущего пастыря. Священник, по мнению Феофана Прокоповича не должен быть ни мистиком, ни фанатиком. Следовало удостовериться, не имеет ли он «видений» или «смущающих снов». Особой проверке подлежали домашние духовники, «обычные орудия», — говорит Регламент, — «темных интриг, создатели незаконных браков». Что касается священнослужителей церквей, «содержимых вдовами», то этот институт уничтожался.

Институализировалась духовная цензура.

Упразднялись места чудесных явлений, не признанных таковыми Синодом.

Мужчинам запрещалось поступать в монастырь до тридцатилетнего возраста; монахам вменялось в обязанность исповедоваться и причащаться по крайней мере четыре раза в год; во всех монастырях вводится обязательный труд, а монахам запрещается посещать женские монастыри и даже частные дома. Монахиням, с другой стороны, запрещается давать окончательные обеты до пятидесятилетнего возраста, и послушничество, продолжавшееся до тех пор, не может служить препятствием для вступления в брак."

Я в своих Колокалах ведь не с потолка взял утверждение о том, что нельзя ставит равенство между верой и церковью. Это равенство было разрушено еще много веков назад. И разрушать его начали первые Романовы. Когда основатель династии вспрыгнул на Российский престол из патриаршего звания. И с тех пор Романовы начали подгребать церковь под себя. С самого начала это подгребание привело к большому кровопролитию, вылившемуся в войну с т. н. староверами. Людьми, совершенно не принявшими замену веры на Руси церковью.
Ошибочно считается, что идеология есть продукт современного общества, призванный легализировать существующую власть в данном государстве путем явного и неявного внушения своим подданным. В современном мире уже не в моде само слово идеология. Сейчас первую скрипку играет манипуляция сознанием. Та же самая идеология, но уже извращенным способом.

Идеология существует столько, сколько существует государство, как институт. Без идеологии не возможно существание государства. Идеология легализирует существание государства в головах подданных.

Исходя из этого утверждения надо рассматривать тот процесс вокруг веры, запущенный Романовыми. Именно им принадлежит ноу - хау в превращение веры в инструмент идеологии путем подмены веры на церковь. Они веру подменили церковью, а потом церковь превратили в мощнейщий инструмент идеологии, поставив ее на службу государству, в котором они играли первую скрипку.


"Церковь вменяет нам в обязанность регулярное причащение; прочие же Таинства принимаются нами либо один раз, либо употребляются по надобности (покаяние, соборование). Обязательным и, собственно, делающим нас церковным христианином является для нас исключительно Евхаристия. По канонам Церкви человек, пропустивший три воскресения подряд без, участия в Евхаристии, т. е. без причащения, тем самым ставит себя вне Церкви (80-е правило VI (Трулльского) Вселенского Собора) (конечно, если он не болен, не под епитимией, и проч. — т. е. в нормальном порядке вещей)."
Игумен Пётр (Мещеринов)

Когда то я набрел в сети на интереснейшую книгу - "Епархии: Церкви и приходы прошедшего XVIII столетия". - Екатеринослав, типография Я.М. Чаусского, 1880. https://www.libr.dp.ua/Book.htm

Книга эта посвящена истории строительства храмов на территории колонизируемой Новороссии. Она интересна не только тем, что там описывается история того или иного храма, но и то, в каких условиях это все происходило. Что характерно, инициаторами строительства храмов на территории того или иного поместья выступали сами владельцы этих поместийй. И самое примечательное, что эти храмы строились за средства общины и помещика. И батюшек вписывали в эти общины. Выделяли землю и домашнее хозяйство. Казалось бы, ну что в этом такого? Людям надо место для духовного окормления. Но не все так просто. Если не обращать внимание на то, что церковь в те времена выступала как институт идеологии.

Сам обряд причащения предполагает обязательное исповедование. Отпущение грехов. Т. е общение с батюшкой с глазу на глаз. И любой батюшка, путем прощения того или иного греха, мог управлять поведением любого православного в России. Иными словами "Всякая власть от Бога", а те, кто бунтуют против любой власти, которая от бога, есть грешники и богохульники. Просто и со вкусом.

Используя то, что получено при исповедании на громадной территории Российской империи, можно было легко оценивать эти настроения, которые существовали в массах. Тотально. И учитывая эти настроения, в еженедельной воскресной проповеди можно было заострять внимание на то или иное явление. Представляя его или в позитивном или в негативном свете. И направлять помыслы российских правослсавных в нужном власти направлении. Просто и со вскусом.

И уже не удивителен процесс, когда та или иная община в колонизируемой Новороссии, еще сама до конца не обзавевшаяся дворами, выступала "инициатором" строительства храма на своей территории. Контроль за умами подданных дожен быть везде. И на новых землях в том числе...

Не так давно уважаемый d_clarence (https://d-clarence.livejournal.com/) выложил в своем блоге статью "Реальные расклады в борьбе язычества и христианства. Уроки голода 1891-93 годов." В этой статье он показал, как быстро под влиянием массового голода православные начали скатываться в язычество. И это явление носило в местах голода массовое явление. Статья интересная и познавательная: https://d-clarence.livejournal.com/268175.html

В этой статье есть маленький, но примечательный момент:


"Наиболее ясно обряды описывает донесение священника Николаевской церкви села Иловатый Ерик Новоузенского уезда Самарской губернии:

"Суеверия в домах поддерживаются тем, что после утрени праздника Крещения Господня хозяин дома, положив несколько кусочков простого ладана в домашнюю ладаницу с горячими углями, идет на скотный двор и там, собрав объедки соломы в одну кучу, выкладывает угли с ладаном на кучу соломы и зажигает ее, наблюдая за тем. как бы не произвести пожара. Это называется у них "ПУРЫНОМ" и делается для того, чтобы домашний скот их был здоров"

Примечательно в этом фрагменте не само проявление язычества. Примечательно здесь то, что священник пишет ДОНЕСЕНИЕ. Собственно в этом маленьком примере показано то, как церковь следила за подданными государства Российского.

И на таком фоне, как то странно читать о страданиях и нелегкой жизни святых отцов в Советском Союзе. Когда их вызывали в КГБ и принудительно заставляли подписывать документ по которому они становились сескотами. Да, страшное это было дело, Советское Кей Джи Би и жестокое. (Монастырский Приказ - это нормальнго и хорошо, об этом даже можно не вспоминать вообще. А совет по делам религий при Совете Министров СССР - это ужасно, это совок и тоталитаризм.) А то, что царь Петр так зажал русское православие в своих нежных обьятиях, что оно захрустело и застонало тяжким и жалобным колокольным звоном, об этом никто уже не вспоминает. И что, в ту эпоху, святые отцы не занимались стукачеством?  Конечно нет, это просто была их государственная обязанность. И в СССР, помня еще не далеко ушедшую прошлую эпоху, святые отцы особо то и не сопротивлялись. А те, кто попал в лагеря и ссылки и которые стоически приняли свой крест, они то знали за что.

И совсем не удивительно то, что в 1917 году, когда упала прошлая власть, то в месте с ней ушла в небытье и прошлая церковь. Церковь как плоть и кровь ушедшего государства. И совсем не удивительно, что в то время полетели из под куполов церковные колокола. И падали они повсеместно, по всей матушке. И такое сложно обьяснить только происками большевиков. Явление это носило массовый характер. Ведь летели вниз не православные колокола, а государственные. С всеми потрохами, которые набила в Веру прошлая власть.

Можно убить церковь, Но трудно убить веру. Что бы убить веру, надо убить всех носителей веры. А этого, как ни старались те, кто пришел на смену царской власти в начале двадцатого века, у них не получилось.

Современная Россия, не мудрствуя лукаво, взяла на вооружение церковные рецепты столетней давности. Историю уже отформатировали как надо, в собственных глазах так же. И уже все забыли, к чему это привело, к какой крови в начале двадцатого столетия.

И совсем не удивительны процессы на Украине, связанные с томосом. Ничего не ново под луной. Там церковь жестоким образом подминают под власть. Только под свою.

Казалось бы, в свете всего написанного, на Руси не должно было бы остаться верующих православных вообще. Но это не так. Потому что, вся та система, которая выстраивалась вокруг Веры и проложается сегодня, дело рук человеческих. А Вера живет по своим правилам. По Божьей  Воле и по Его Промыслам.
"
Tags: история, мир, церковь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments