mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Где то там, на другой планете.

Ниже будет материал с сайта Радио Свобода. Познавательная статья. Но что характерно, внизу статьи, курсивом имеется интересная подпись :

(Радіо Свобода опублікувало цей матеріал у рамках спецпроекту для жителів окупованої частини Донбасу. Якщо у вас є тема для публікації чи відгук, пишіть нам: Donbas_Radio@rferl.org)

Радио Свобода опубликовало этот материал для жителей окупированной части Добасса.


Понять логику этой подписи трудно. Каким образом тема убыточности и закрытия шахт на Украине может относится к нам? Тонкий намек, что ожидает наши шахты? Статья эта очень познавательна, только познавательна она как раз для жителей Украины. Она открывает глаза на проблемы, о которых я пишу уже пять лет .Что есть государственные шахты Донбасса.
"Закрыть нельзя дотировать: что делать с госшахтами?
19 Грудень 2018, 14:52
Денис Тимошенко
Донбас.Реалії

Из 33 государственных шахт, оставшихся на подконтрольной Украине территории, прибыльные только 4, по данным украинского правительства. И хотя Украина тратит около 3 миллиардов гривен ежегодно на отрасль, это не спасает шахтеров от многомесячных долгов перед ними. В то же время, согласно новым правилам, связанными с Соглашением об ассоциации между Украиной и Евросоюзом, Киев обязан сократить поддержку угольной отрасли. Как Украине обустроить угольную отрасль? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили партнер и руководитель практики антимонопольного и конкурентного права юридической фирмы Marchenko Partners Александр Алексеенко, юристка практики антимонопольного и конкурентного права юридической фирмы Marchenko Partners Ольга Боженко и глава Независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец.

– Коллеги, что сейчас происходит в угольной отрасли в Украине? Выделяются огромные деньги на поддержку государственных шахт и в то же время то тут, то там горняки бастуют. В чем главная проблема?

Александр Алексеенко: Если посмотреть на юридическую сторону вопроса, то только год прошел с того момента, когда появился определенный четкий ориентир, как взаимоотношения могут и должны быть урегулированы. Чуть более года назад в Украине вступил в силу новый для нашей системы права закон о государственной помощи.

Это выполнение обязательств, взятых Украиной перед Европейским союзом по соглашению об ассоциации.
Мое личное мнение, что очень много лет угольная сфера была слишком политизированная, де-факто там было очень мало экономики. Сфера очень важная и сейчас в контексте того, что энергетический вопрос для Украины, мягко говоря, не последний, на этом спекулируют очень многие субъекты политических процессов.

Есть понимание, что государственные средства должны тратиться эффективно. И государство должно решить, является ли эффективной трата на те сферы, куда вкладываются деньги. А шахты никак не могут стать прибыльными. Безусловно, есть много факторов, которые на это влияют.

– Ольга, расскажите о стратегии, о которой намекнул Александр? Что теперь должна делать Украина с государственными шахтами?
​Ольга Боженко: Александр имеет в виду новое законодательство, которое появилось с 2017 года: о государственной помощи субъектам хозяйствования. И в частности, Антимонопольный комитет Украины представил на публичное обсуждение проект критериев допустимости государственной помощи в угольной отрасли. Комитет предлагает рассмотреть ситуации, в которых предоставлять государственное финансирование шахтам будет допустимым и будет способствовать их экономическому развитию и реструктуризации отрасли в целом.

Общий подход критериев допустимости где-то отражает подход Европейского союза, который сформировался в начале 2000-х. Когда было понятно, что отпустить эту отрасль в свободное плаванье пока не получится, потому что есть фактор импортозависимости и есть желание быть энергетически независимыми. В Украине сейчас финансирование разрешается на несколько аспектов: шахты, которые могут стать рентабельными, можно финансировать в начальных инвестициях, покрытие операционных расходов; убыточным шахтам государственная помощь должна предоставляться только на закрытие таких шахт с четким планом ликвидации.

Шахта_Карбонит

Шахта «Карбонит», Луганская область

– Сколько таких шахт, которые обречены на закрытие из 33 на подконтрольной Украине территории?
Ольга Боженко: Мы не проводили такой специфический анализ. Но, из публично доступной информации, прибыльные четыре и, думаю, можно еще добавить несколько, при разумном подходе в инвестировании.

– Александр, Украина теперь обязана делать так, как страны Европейского союза. Почему же де-факто так не делается?

Александр Алексеенко: Закон новый, был определенный переходной период до 2 августа 2018 года, закончился, на протяжении которого все представители государственной помощи должны были передать информацию в Антимонопольный комитет о существующих программах поддержки в Украине на тот период.

Есть такие органы, которые вообще проигнорировали обязанность предоставлять информацию Антимонопольному комитету
Александр Алексеенко

К сожалению, очень ограниченное количество государственных органов выполнили свою обязанность в полной мере. Есть такие органы, министерства, агентства, которые вообще проигнорировали обязанность предоставлять информацию Антимонопольному комитету.
Эта тема больная, потому что наш закон не идеален. Там написаны правильнее моменты, но он не предусматривает санкции. Из плюсов, уже есть разработанный законопроект, который направлен на то, чтобы эти нестыковки убрать из законов.

Шахта_Золотое
Шахта «Золотое», Луганская область. На заднем плане новый скиповой ствол шахты.

– А с чем вы это связываете? Может, рассчитывают еще на год продлить поддержку убыточных шахт, принять бюджет?
Александр Алексеенко: Подноготная известна игрокам этого рынка. Я допускаю такую возможность. Из того, что нам известно, профильное министерство, которое регулирует деятельность шахт, не среди отстающих. Они предоставили довольно много информации в Антимонопольный комитет. Даже есть индивидуальная программа по строительству одной шахты.

Проект критериев допустимости госпомощи в угольной сфере еще не принят.

– Почему в этом замешан Антимонопольный комитет Украины? И как должна регулироваться угольная отрасль?
Александр Алексеенко: Государственная помощь – это поддержка субъектов хозяйственности, за счет средств государственного бюджета или средств бюджетов местного самоуправления, мы сейчас не говорим о субсидиях. Она является селективной и имеет реальный ресурс или искажает конкуренцию на рынке. Упрощенно, есть шахты одного вида и они получают помощь, например, угольные, а другого вида не получают.

– Ольга, есть ли примеры стран, которые прошли подобное реформирование отраслей?

​Ольга Боженко: В каждой стране было по-разному. Если обратить внимание на последние примеры, Германия планирует закрыть свою последнюю угольную шахту к концу декабря этого года, полностью выполнив свои обязательства по регулированию в Европейском союзе.
Сейчас заканчивается программа поддержки в Польше, она также предоставляла государственную поддержку на закрытие неприбыльных шахт, которая была одобрена Еврокомиссией в 2015 году, потому что не приводила к искажению конкуренции и соответствовала экологическим и социальным нормам.

– Михаил (Волынец, глава независимого профсоюза горняков Украины), есть 33 государственных шахты на территории, подконтрольной Украине, из них прибыльные 4, по официальным данным. Украина тратит 3 миллиарда гривен на поддержку этих шахт. Но горняки то тут, то там бастуют. В чем проблема, с вашей точки зрения?

Михаил Волынец: Немного меньше трех миллиардов. И часть денег направлена на реструктуризацию, то есть, закрытие шахт. Часть денег пошло на погашение задолженности по зарплате, которая возникла за 2014-2016 годы. Задолженность сейчас – около миллиарда гривен. И есть тенденция к наращиванию задолженности.
Прибыльными являются 16 шахт, которые находятся в частной собственности и показывают прекрасные результаты работы.
Михаил Волынец

Про четыре прибыльных шахты – вы повторили слова министра энергетики и угольной промышленности Игоря Насалыка. Они условно прибыльные, на самом деле, прибыльными являются 16 шахт, которые находятся в частной собственности и показывают прекрасные результаты работы. Потому что собственники у себя не воруют. (Или хапают те шахты ,которые запустили перед обретением независимости с удобными горными условиями)

– Что делать с государственными шахтами? Согласно новому постановлению, связанному с Соглашением об ассоциации между Украиной и Евросоюзом, Украина не может теперь дотировать все шахты подряд, а должна согласовывать с Антимонопольным комитетом.
Михаил Волынец: В первую очередь, должен быть социальный диалог. Этот вопрос должен согласовываться с трудовыми коллективами, профсоюзами. Если кто-то из правительства подписывает соглашения «под столом», это не будет воспринято обществом.
Что делать с шахтерами, городами и семьями? Если решили закрывать шахты, надо садиться за стол и продумывать, что делать дальше, куда трудоустраивать людей.

– Сколько из 33 государственных шахт придется закрыть?

Михаил Волынец: Предполагаю, что 20 шахт планируют закрыть на первом этапе. Но будут большие проблемы социального характера, я знаю настроения людей.

Александр Алексеенко: Приятным этот процесс в любом случае не будет. Но допускается, если государство выделит средства на финансовую помощь, на переквалификацию сотрудников. Если это конкретный регион, можно признать его с особым финансовым статусом. Не выглядит так, что министерство, Кабмин или Антимонопольный комитет рубят шашками. Минимум 20 шахт не имеют перспектив. Так зачем дальше людям платить зарплату, если эти деньги можно потратить на их переквалификацию, на помощь им найти что-то другое.

– Украина покупает уголь у Российской Федерации. Этот факт учтен, будет ли хватать Украине угля?

Ольга Боженко: Я думаю, мы пока вообще не говорим о ближайшей перспективе закрытия шахты. В перспективе десятилетия мы не уйдем от потребления угля и производства электроэнергии. Но этот вопрос стоит в Евросоюзе и во всем мире.
В Евросоюзе поднимался другой социальный аспект, что государство поддерживает за их же налоги отрасль, которая приводит к ухудшению экологии"

Разговор ни о чем. Помниться Евросоюз в начале незалежности выделил Украине средства на закрытие шахт. Разговоров было много, обещали всех работающих на закрывающихся шахтах или переучить или выделить средства для начала собственного бизнеса. Деньги благополучно разворовали, шахты закрывали кое как, довели ситуацию в местах закрываемых шахт до экологической катастрофы, а людей поставили на грань выживания.

Волынец интересный перец. Пол года назад он бузил по поводу забастовки шахтеров на шахте Россия. Все требовал и требовал. А события на этой шахте - зеркало всей ситуации на шахтах Украины. Запустили новую лаву. Угля на ней было на миллиард гривен. Два года из этой лавы гребли уголь, деньги уходили вникуда, в карман своих людей. За два года не смогли выделить средства для подготовки новой лавы, а в конце отработки лавы, вообще перестали платить шахтерам зарплату. Чисто по европейски.

Выше две фотографии двух шахт, Золотое и Карбонит на украинской территории.

"Шахта Золотое На конец 2018 года отрабатывала один очистной забой – 2-я северная лава лава пл. l6 гор. 865м. Лава оборудована комбайном 1К101У, конвейером СП-202, индивидуальной деревянной крепью."

В 1992 году мы отдали новый ствол под монтаж копра на этой шахте. Это был третий ствол на этой шахте .Два других работали. Он был пройден на глубину 868 метров. Шахта тогда разрабатывала горизонт 775 метров .Преспектива была у шахты минимум на двадцать лет. Пока строили копер, ствол заморозили, началось обрушение крепи и ствол нуждался в ремонте .По моему никто к нему так и не прикасался и он так и стоит, неработающий.  Одна лава - это агония успешной когда то шахты.

Шахта Карбонит:

"Осенью 2018 года работы по добыче прекращены, идет демонтаж оборудования."

Самая верхняя фотография, это вид на шахту Карбонит с парадного входа .Когда то там работал один мой знакомый .Работал участковым нормировщиком. Одна из самых вредных профессий на шахте .Профессиональная болезнь нормировщиков - цирроз печени. Не каждый нормировщик дорабатывает на шахте до пенсии.

На переднем плане полуразрушенное здание бытового  комплекса шахты .Я там был еще в советское время. Тогда этот комплекс выглядел как картинка. Оформлен был в стиле лучших кафешек в хорошем городе .Приятно было туда зайти.

Интересная картина. За ситуацией на наших шахтах следят как за дитятей малой .Стоит хоть камешку улететь туда, вой подымают вселенский. Ну -  да, ну - да... " Михаил Волынец: Предполагаю, что 20 шахт планируют закрыть на первом этапе. Но будут большие проблемы социального характера, я знаю настроения людей."

От места, где стоит шахта Карбонит до линии разграничения километров пять - семь. Шахта Золотое еще ближе. Но ни разу за прошедшие пять лет туда не упал ни один снаряд, ни одна мина .В отличии от.

https://www.radiosvoboda.org/a/donbass-realii/29665008.html
Фото из http://miningwiki.ru/
Tags: Донбасс, Украина, шахта
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments