mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Categories:

Осторожно мины!

m

"...гуманитарное разминирование производится у нас только фрагментарно. В том числе потому, что этот процесс не из дешевых. Например, в 2015 году в Хорватии, чтобы ликвидировать угрозу мин и взрывоопасных устройств на площади 104 квадратных км, было потрачено 28,7 млн евро. Всего же на 10-летний период с 2009 по 2019 годы Национальной программой этой страны по разминированию территории предусмотрено 550 млн евро (речь идет о 954,5 квадратных км). Сколько гуманитарное разминирование Донбасса стоило бы Украине – посчитать трудно. Предварительно аналитиками озвучивается сумма порядка 10 млрд евро.

Уникальная ситуация сложилась в Донбассе. Уникальная своей циничнстью, подлостью и жестокостью. И минные поля в этой ситуации являются лакмусовой бумажкой этой ситуации. Сколько уже гражданских лиц подорвалась на этих минах? И самое главное, где? На переходах, там, где мин и в принципе не должно быть. Там ходят только гражданские. Недавно в очередной раз взорвался на мине старик. И главное, где. Возле Старобельска, в ста километрах от линии фронта. Это нормальной логикой не обьяснимо. Или садизм или измененное состояние тех, кто эти мины там ставил. Недавно встретил своего знакомого. Он сейчас живет в небольшом приграничном селе возле российско - украинской границы. Там протекает река Деркул. Люди иногда ходят на его берега на рыбалку. Люди есть люди, они хотят жить мирной жизнью. Так уж устроен человек. Там всего несколько мест для рыбалки, остальное заминировано .Ходить стали только после того, как там подорвалось несколько челосек. Разминировали, так сказать, естественным способом. На небольшом промежутке ловят по нескольку человек, вправо - влево  - смерть. Официальной власти на это глубоко наплевать.

Украина позиционирует свою армию, как армию двадцать первого века, которая по подготовке приближается к НАТОвской. А в отношении минирования находится на уровне африканских племен, уровня племенной междуусобицы. Дожились, самим уже ссыкотно заниматься разминирование, привлекли международную организацию Халло Траст. Сами разбросали свое дерьмо, а убирать это дерьмо должны чужие.

"HALO Trust — британская благотворительная и американская некоммерческая организация, занимающаяся обезвреживанием наземных мин и неразорвавшихся боеприпасов (англ.)русск., которые могут представлять опасность для гражданских лиц. HALO является аббревиатурой от Hazardous Area Life-Support organization (Организация жизнеобеспечения в опасных зонах). Основана членом британского парламента и бывшим полковником британской армии Колином Кэмпбеллом Митчеллом в 1988 году. Диана, принцесса Уэльская, в январе 1997 года, работала с HALO Trust в своей глобальной кампании за прекращение производства противопехотных мин (В ходе своей поездки в Анголу Диана носила бронежилет с эмблемой HALO-TRUST).

Штат HALO Trust насчитывает более 7000 сапёров. Её сотрудники работали в Нагорном Карабахе, Камбодже, Мозамбике, Сомали, Шри-Ланке, Эритрее, Абхазии, Чечне, Косово, Анголе и Афганистане.

В Анголе в 2003-2010 годах обезврежено 29762 мины и 6459 неразорвавшихся снарядов.

В Мозамбике в 1994-2011 годах обезврежено более 100000 мин и 22000 неразорвавшихся снарядов.
В Абхазии в 1997-2011 годах разминировано 336 минных полей, обезврежено 9788 мин и 48998 неразорвавшихся снарядов.

На Украине на подконтрольных правительству территориях Донецкой и Луганской областей работы ведутся с 2015 года. Выполняемая деятельность: разведка опасных территорий, очистка опасных территорий, противоминное обучение, оценка социально-экономической угрозы влияния мин и взрывоопасных предметов на мирное население."

Обратите внимание на то, где эта организация работала и работает. На территории тех государств где происходили внутренние конфликты. По сути, конфликты эти являлись полноценной гражданский войной. И привлечением этой организации, Украиной косвенно подтверждается то, что в Донбассе идет гражданская война. Что бы они там не говорили.

"В результате боевых действий на востоке Украины, огромные территории Донбасса оказались опасны для использования в виду наличия огромного числа мин, растяжек и не разорвавших боеприпасов. От их негативного воздействия по разным оценкам уже погибло около двух тысяч граждан Украины.

Кроме государственных структур в зоне проведения ООС, этим вопросом занимается и такая международная гуманитарная организация как HALO Trust. О характере деятельности структуры и существующих трудностях Defense Express пообщался с ее руководителем в Украине  Юрием ШАХРАМАНЯНОМ.

- Юрий, что собой представляет гуманитарная организация HALO Trust и какие результаты ее деятельности за рубежом и в Украине?

HALO Trust на сегодняшний день является самой большой гуманитарной организацией в мире, занимающейся противоминной деятельностью. Основана она в 1988 г. и уже более 30 лет занимается вопросами гуманитарного разминирования. HALO Trust зарегистрирована в Великобритании и в США, с главными офисами в Шотландии и в Вашингтоне.

Основными направлениями деятельности организации являются обследование, маркировка и очистка территорий, где есть взрывоопасные предметы; осуществление обучения противоминной деятельности местный персонал; и информирование населения рискам, которые несут мины и не разорвавшиеся боеприпасы.

На данный момент организация действует в 24 странах и территориях. Общее число персонала, который работает в организации, насчитывает более 8,5 тысяч человек. В основном, это местные жители и лишь очень малый процент международных сотрудников. Если взять, на пример, Украину, то тут у нас на сегодняшний день 400 сотрудников, и всего пять международных эксперта и специалиста.
В Украине мы начали свою деятельность в 2015 г., после того, как появились первые сообщения о жертвах от подрыва на минах среди мирного населения. Как гуманитарная организация, мы не могли не отреагировать. После проведения оценочной миссии было принято решение о необходимости более полномасштабной работы со стороны нашей организации в Украине. Далее мы согласовали характер нашей деятельности с Министерством обороны Украины, которое на сегодня является главным органом противоминной деятельности, координирующий гуманитарную противоминную деятельность в Украине. Затем был подписан меморандум с оборонным ведомством, и уже в марте 2016 г. мы приступили к работам по обследованию территории. В апреле месяце того же года первые группы по разминированию были выведены на работы.

- Сегодня в Украине очень много структур занимаются вопросами разминирования. При этом их функции несколько разграничены. Если мы говорим о Министерстве обороны, то это в первую очередь разминирование на линии разграничения. Государственная служба чрезвычайных ситуаций занимается разминирование на мирной территории. Государственная служба транспорта – на транспортных коммуникациях. СБУ – в случае угрозы терактов, и т.п. В этой архитектуре, где место HALO Trust?

Важно понимать, что само по себе гуманитарное разминирование, для Украины является относительно новым понятием. До 2014 г. этим занимались понемногу все названые вами структуры. Однако тогда, в основном главной угрозой были невзорвавшиеся боеприпасы времён Второй мировой войны, а иногда даже и Первой. После 2014 г. тип угроз изменился. Сегодня мы имеем дело с противотанковыми и противопехотными минами, а также с растяжками, которые подлежат очистке в соответствии с международными стандартами. Такого, на сколько мне известно, ранее в Украине не проводилось.. Особенно, если говорить об очистке огромных площадей территории и наличии значительного числа персонала. Поэтому, мы со своей стороны вносим в Украину международный опыт, который имеем из других стран, где была похожая ситуация, готовим персонал и осуществляем разминирование.

Если более конкретно, то нашу работу можно разделить на три ключевых направления. В первую очередь, это обучение детей и взрослых рискам, которые исходят от неразорвавшихся боеприпасов и мин в тех местах, где проходили боевые действия. Следующий вид деятельности – это обследование территорий, то есть, обнаружение загрязнённых участков, их последующая маркировка, подготовка всех необходимых документов для подачи в центр противоминной деятельности, который потом включает все эти участки в годовой план по разминированию. Ну и, непосредственно, разминирование, которое проводится согласно международным стандартам гуманитарной противоминной деятельности.

190411-HALO_TRUST-2
- Полученные сведения о загрязненности территорий вы передаете Министерству обороны?

До нынешнего времени мы всё, что было с нашей стороны выявлено и документировано, передавали в Министерство обороны, при котором есть Отдел противоминной деятельности и экологической безопасности. Там централизовано собиралась информация от всех участников гуманитарной противоминной деятельности, и осуществлялось последующее планирование и определения участков ответственности.
Однако в дальнейшем ситуация изменится. Согласно Закону Украины «Про противоминную деятельность», который был принят Верховной Радой и в январе 2019 г. подписан Президентом, в течение ближайших трёх месяцев будет создан специальный орган противоминной деятельности, в состав которого войдут представители Кабинета Министров Украины и ряда других госструктур. В дальнейшем, согласно закону, именно он создаст Центр противоминной деятельности. То есть, теперь всю собранную информацию мы будем передавать специальному органу противоминной деятельности.

- Вы сказали, что в Украине насчитывается 400 сотрудников HALO Trust в основном украинцев. Как осуществлялась их подготовка?

В 2015 г. мы начали набор персонала и в начале приглашали специалистов HALO Trust с других программ, с других стран, которые готовили местных сотрудников и постепенно передавали свой опыт и частично работу, которую они проводили, местным сотрудникам.
При этом подготовка и аттестация, происходит согласно международным стандартам, а в будущем будет соответствовать и национальным, которые предстоит принять Министерству обороны совместно с другими государственными структурами и при поддержке международных партнёров. Пока же они проходят аккредитацию в Национальном агентстве по аккредитации Украины. Эти стандарты будут включать ряд моментов, в частности: обследование территории, маркировка, картография, отчётность, подготовка специалистов, их аккредитация, сертификация оборудования, аттестация, контроль качества, передача очищенной территории местному населению и т.п.

- Какое оборудование HALO Trust использует в процессе очистки территории? Это импортное или то, что есть в Украине? Кто является поставщиков этого оборудования в Украину?

В нашем случае мы работаем с разными типами металлоискателей, которые являются импортными. Это могут быть «Minelab» австралийского производства, «Valon» или «Ebinger» немецкого производства. Но главный фактор, что они соответствуют украинским и международным стандартам и реально способны выявить угрозы. Мы не сможем работать на территории Украины с тем оборудованием, которое не будет сертифицировано национальным центром противоминной деятельности в Украине и, которое не будет соответствовать внутренним стандартам. Оборудование по нашим рекомендациям закупается за счет донорских средств.

- А кто на сегодня является донорами HALO Trust в Украине? И какой объём финансирования организация получает для деятельности в стране?

На сегодня нашими донорами являются Германия, Великобритания, США, Нидерланды, Финляндия, Норвегия, Бельгия и Чехия. В прошлом мы получали финансирование со стороны Евросоюза и Швейцарии. Общий годовой бюджет составляет около $5 млн.
В этот бюджет входит и оборудование, и оплата персонала, и все текущие расходы. Если этот уровень финансирования останется или немного увеличится, то мы будем расширять наш состав во второй половине этого года до 500 человек.

- В процессе разминирования вы применяете роботизированные платформы?

Пока что их у нас нет. Мы планируем применить дистанционно управляемые автокосилки, которые вскоре пройдут испытания на пригодность к использованию на территории Украины. Наличие высокой растительности часто сильно мешает противоминной деятельности. Именно потому, наличие автокосилок способствует ускорению расчистки территорий, где есть угроза наличия растяжек. Это то, что у нас есть «роботизированное».

Использование больших роботов, по нашим расчетам в украинских реалиях пока не целесообразно. Они эффективны против пехотных мин, но не против противотанковых. Если подобная техника наезжает на противотанковую мину, то просто выходит из строя. Кроме того, мы часто встречаемся с «растяжками», где применение подобного рода роботов тоже не всегда бывает эффективным в гуманитарном разминировании, где фундаментальную роль играет текущий и последующий контроль качества.

В прошлом году мы впервые начали в Украине проводить разминирование с помощью механических методов – при помощи бронированных экскаваторов. Сейчас две машины уже работают, а третья на данный момент бронируется на территории Украины.

- Как глубоко от линии разграничения вы работаете?
190411-minefield

Самое близкое - это два с половиной - три километра.

- С какого рода взрывчатыми предметами Вы чаще всего сталкиваетесь?

Главная проблема, с чем мы сталкиваемся, это наличие огромного числа растяжек, ведь их устранение требует более тщательного процесса проверки растительности и последующей очистки со стороны специалистов. Также есть различного рода самодельные взрывные устройства. Кроме того, попадаются противопехотные мины, в основном, осколочного действия, такие как ОЗМ-72 и МОН, которые подпадают под Оттавскую конвенцию и являются запрещенными, если установлены на растяжке – т.е. активизируются самой жертвой.

- Какой объём загрязнения и сколько времени и ресурсов понадобится, для очистки территорий от последствий боевых действий в Украине?

Пока невозможно однозначно дать конкретную оценку ни уровню загрязнённости, ни необходимому времени, ни, тем более, необходимым на это все финансовым ресурсам. Та цифра, которая сегодня называется – около 7000 кв.км, является приблизительной. Это, в действительности, очень огромная территория. Во многих странах, где были конфликты не меньшей интенсивности, и была масштабная загрязненность, до таких цифр не доходило. Пока полностью не будет проведена реальная нетехническая оценка территорий, невозможно называть конкретные цифры.

Кроме того, надо определить загрязнённость по категориям. Ведь есть территории, где очень много мин, а где - не разорвавшихся боеприпасов. В обоих случаях применяются разные методы очистки. Намного быстрее очищается территория, которая поражена боеприпасами, но не минами.

То есть, ещё предстоит полностью все обследовать, разделить на разные виды угроз, определить временные рамки и так далее. Лишь после этого можно будет говорить о точных оценочных цифрах.

- С какими трудностями сталкивается HALO Trust при работе в Украине? Совсем недавно глава посольства Великобритании в Украине акцентировало о некоторых пробелах в украинском законодательстве, в частности, с недавно принятым законом «Про противоминную деятельность». В чем суть проблемы?

Для начала следует сказать, что в течение последних трёх лет было очень многое сделано в вопросе противоминной деятельности в Украине. Были начаты работы по обследованию территорий и ее оценке. Со стороны Министерства обороны был разработан план очистки территорий и определены ответственные структуры. Там и гуманитарные организации, и государственные и коммерческие структуры и предприятия. Теперь, скажем так, главное, чтобы то, что было сделано, не разрушить и на этой базе развиваться дальше. Один из главных моментов – это совершенствование законодательства. Мы надеемся, что с принятием закона «Про противоминную деятельность» многие вопросы проясняться.

До этого не было контроля качества, не было внешней инспекции. Мы не могли сдать проверенные и очищенные территории пользователям. Теперь центр по противоминной деятельности уже будет организовывать все необходимые процессы, связанные с контролем качества проведенных работ и предоставления соответствующих документов для сдачи местным органам самоуправления.
Помимо этого ранее также не был урегулирован вопрос, связанный с утилизацией взрывчатых веществ. Так как у нас не было разрешения на проведения данных работ. Министерство обороны отправляла пиротехнические группы, которые вывозили на полигоны взрывчатые вещества, обнаруженные гуманитарными организациями и, уничтожали их там. Это было не эффективно и не безопасно. Практика же других стран показывает, что лучше всего уничтожать боеприпасы на месте. Надеемся, что с принятием нового закона этот вопрос будет урегулирован.

Открытым остался вопрос со ст. 8 нового закона. В нем указано, что финансирование от стран доноров противоминной деятельности гуманитарных организаций должно проходить через государственный бюджет. То есть, исключать возможность прямого финансирования международных организаций со стороны доноров. Для доноров такой механизм не является приемлемым. Соответственно, были разные заявления, и в том числе от посла Великобритании о том, что надо обратить внимание на этот момент, и по возможности внести изменения в законодательство, что подразумевало б прямое финансирование. Такая практика по всему миру работает.
На сегодня, как мне известно, уже внесен на рассмотрение Верховной Рады Украины, проект закона про внесение изменений в Закон Украины «Про противоминную деятельность», где учтены текущие замечания в к нему. Ждем его принятия….
https://diana-mihailova.livejournal.com/3268089.html

В новостях так привычно трагедии  корчили мимы,
Приводя за основу религий отверженных блок,
Выводя постулаты убийственной той пантомимы,
Презентованной  нам на обочинах старых дорог.

Груз, пришедший с  небес, был обузой - нелегок и тяжек,
Мать-Земля прогибалась, чтоб мягче принять и обнять,
Разнотравье  клонилось под гнетом незримых растяжек,
Мир стремился к нолю, Бог боялся по полю шагать.

Нарушая каноны  обычных посредственных мнений,
Что по Минским живем, что уже адаптивен разлом,
Эхом портили масть отголоски войны приношений -
Мирный прах у обочин, съедаемый скрытым огнем.

Мы уже не уйдем – это, верно, прогноз и диагноз.
Вверх по лезвию вдоль (но сумели бы и поперек)
Мы пока что живем, пусть для них это нонсенс и наглость,
Но недаром Донбасс от падения Бог уберег.

Не вернуться назад, «нет» распятьям и «нет» епитимьям…
Нас не стоит судить, нам не нужно пророчить конец,
Потому что у нас по полям, наступая на  мины,
Под обстрелами вахту несет вечерами Отец.

Осеняет крестом позабытые всеми дороги,
Отдыхает, плечом подперев верстовые столбы,
И, сутулясь, бредет по обочинам, глядя под ноги,
Чтобы первым найти и убрать отголоски беды.

Благодатью стучится в стоящие в пробках машины,
Давит благостью совесть лютующих на блокпостах
И пытается сам обезвредить растяжки и мины
Вопреки сводкам мнимым, что мимы дают в новостях.

Tags: Донбасс, война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments