mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Category:

Уголь и история.

малоивановка1

Вот одно из красивейших мест Донбасса. Долина реки Белой в том месте где в нее впадает речка Чернухина. В этом месте раскинулось село Малоивановка. Возникло село в конце восемнадцатого века, в тот период, когда началось массовое заселение территории Дикого Поля: Сейчас недалеко от Малоивановки проходит железная дорога на Дебальцево и рядом стоит шахтерский городок Зоринск.

"Возникло село в конце XVIII в. под названием Черногоровка — по имени владельца построенной здесь винокурни. С переходом владений к его младшему сыну Ивану село стало называться Малоивановкой."

малоивановка2

В Малоивановке есть красивая церковь Успения Пресвятой Богородицы

maloivanovka-1055991

Вот эта церковь чуть поближе.

maloivanovka-1055990

Вот эта церковь крупным планом.

Обратите внимание на оригинальную выкладку крестов на стенах. Когда я там был, на стенах еще были кресты в виде свастики, солнцеворота. Их потом сбили. Это интересно, но в данном случае надо обратить внимание на материал из  которого сложены стены. Так же оригинальная кладка. Стены выложены их тесанного камня - дикаря, верхового песчанника и переложены красным кирпичом. Ограда так же выложена из песчанника.

В качестве строительного материала всегда использовалось то что рядом, что можно добыть, выламать, не затрачивая на это большого труда. Малоивановка стоит на дикаре и окружена обрывистыми стенами левого берега речки Белой, состоящих из такого камня дикаря. Некоторые дома и огороды Малоивановки упираются в такие крутые стены. И между дикарем имеются выходы верхнего пластового угля. Не очень большой толщины. Так что некоторые жители Малоивановки могут обушком подрубывать уголь у себя в огороде, нести его в дом и топить им печку.

Все это, и церковь, и само село имеют непосредственное отношение к истории Донбасса, к истории открытия залежей угля в нем. Потому что первый уголь будущего Донбасса был найден здесь, в окрестностях того места, где потом вырастет Малоивановка.

События, связанные с открытием в будущем Донбассе залежей каменного угля официальной историей  подаются как то неоднозначно сглажено. Как будто пришло время, нашлись люди и раз, уголь пошел потоком в закрома Родины. Люди, которые занимались изыском угля, попали в конкретные места и долго их не искали. Точно так же подается история возникновения конкретных районов добычи угля и шахт, добычей занимающихся. Вот типичный пример, история города и шахты Золотое:

"Согласно легенде, своё название город получил из пророческих слов подьячего Григория Капустина, по поручению российского царя занимавшегося геологической разведкой этих земель и впервые открывшего в Донбассе залежи каменного угля. При встрече с Петром I, произошедшей на современной территории города, Капустин произнес фразу: «Здесь — золотое дно», имея в виду богатейшие залежи каменного угля."

Человек, который писал это в Вики, скорее всего руководствовался добрыми намерениями. Но добрые намерения, как известно ведут куда то не туда. Я что то ни разу не слышал, что бы Петр Алексеевич посещал территорию будущего Донбасса. А еще трудно представить эту встречу с участием Григория Капустина. Потому как уголь он изыскивал совсем в другом месте.  Такая встреча могла быть, только в столице, в Петербурге и слова Капустина могли относится ко всей территории будущего Донбасса, а не к какому то конкретному месту.

События вокруг открытия донбасского угля, если их внимательно изучать, носят какой то полудетективный - полуконспирологический
оттенок. В эти события как раз и вписывается фигура Григория Ивановича Капустина. Он хорошо вписывался в ту историю, которую писали советские историки. Выходец из низов,  геолог - самоучка, достигший хороший успехов в поиске полезных ископаемых. И который занимался изыском среди многочисленных иностранных специалистов, заполонивших в то время Петербург. Был чем то похожий на Ломоносова, только в горной отрасли. Поэтому советская историография сделала его первооткрывателем Донбасса.

Каждое событие, которое происходило и происходит в истории, имеет свои причины. Потом такое событие порождает в дальнейшем свою цепочку событий. И из таких цепочек и складывается история.

Открытие залежей будущего Донбасского угля так же имело свою такую цепочку. Началом этой цепочки послужило восстание под руководством Кондратия Булавина. Восстание это было разгромлено и в результате Бахмутские солеварни, которыми до этого владели булавинские казаки, перешло в казну. После того как бахмутские солеварни стали государственными на них увеличился обьем соли, которую выпаривали из рассола. Дошло до того, что через десять лет в радиусе пятидесяти верст уже не оказалось подходящего леса, пригодного на дрова для этой солеварни. Мало того, недалеко от Бахмута стоял город Тор, будущий Славянск, рядом с которым были торские соляные озера и на которых то же выпаривали соль. Возникла необходимость решать вопрос с топливом, иначе бы солеварни остановились.

Вопрос решили оригинальным способом. Бахмутские солеварни отдали в аренду управителям Бахмута. Так управитель Бахмутской слободы дворянин Никита Вепрейский вместе с комендантом Бахмута капитаном Семеном Чирковым стали временными собственниками Бахмутских солеварен. И вопрос обеспечения солеварен топливом лег на плечи этих людей.

"Никита Вепрейский (годы рождения и смерти неизвестны) - ландрат Киевской губернии, управитель Бахмутской слободы, дворянин. Активный участник разработки соляных и каменноугольных месторождений Донбасса в начале XVIII века.

Никита Вепрейский — помощник губернатора Киевской губернии, управитель города Бахмута в первой четверти 18 века, организовавший в 1723 году, вместе с капитаном Семеном Чирковым, первые крупные разработки каменного угля на территории современного Донбасса."

Капитан Семен Чирков был в то время комендантом Бахмута. Вместе они организовали экспедицию для поиска месторождений, как они говорили земельного уголья.

" Никита Вепрейский и Семен Чирков выехали в сопровождении десятка верховых солдат. За ними по еле заметной колее тарахтели на неровностях три пароконные повозки, на которых сидели по двое рабочих. На повозках лежали топоры, ломы, кирки, лопаты и другие рабочие инструменты. На передней виднелся большой моток толстой веревки.

Двоим верховым Чирков отдал команду выдвинуться на полверсты вперед, чтобы в случае чего не оказаться застигнутыми врагами врасплох. Лантрат и комендант не раз выезжали вместе. То на осмотр местности в целях изучения условий и правильной организации дозоров и обороны крепости. То на поиски леса по окрестным балкам и речкам. И хорошо знали обстановку в этом диком крае. Солепромысел находился в зоне повышенной опасности. Кругом рыскали татарские орды и мелкие группы кочевников, готовые в любую минуту напасть на беззащитных, ограбить, увести и продать в рабство. Так что надо быть всегда начеку.

Высокий, худощавый лантрат и коренастый, среднего роста надзиратель крепости сблизились как-то постепенно, незаметно.
У каждого из них было свое направление в деятельности, конкретные служебные обязанности. Но общий успех дела, несомненно, зависит от сложения обоих этих направлений, от того, насколько они хорошо сочетались. Каждый из них это понимал.

Скорее, может быть, не столько сознавал, сколько ощущал интуитивно, каким-то особым чувством. И потому не чурались они друг друга, считали за честь посоветоваться, прислушивался каждый к голосу другого. Так совместно делали они одно общее дело. А ознакомление с Петровским указом от 10 декабря 1719 года, который стали называть Горной регалией или Берг-привилегией, еще больше сблизило их. По несколько раз перечитывали и обсуждали они отдельные положения документа, в силу которого Берг-коллегия приобретала право центрального ведомства по руководству рудным делом в стране. В нем были изложены условия поиска и разработки руд и минералов. Искать руды разрешалось повсеместно и всем. Было бы желание. К тому же удачник, нашедший руду, щедро вознаграждался, а при желании мог получить даже жалованную грамоту на право разработки открытого месторождения.

- Вдумайся, капитан, в эти слова, - говорил Вепрейский, обращаясь к Чиркову. И он читал документ;

-Соизволяется всем и каждому дается воля, какого б чина и достоинства ни был, во всех местах как на собственных, так и на чужих землях искать, плавить, варить и чистить всякие металлы, сиречь: золото, серебро, медь, олово, свинец, железо, також и минералов, яко селитра, сера, купорос, квасцы и всяких красок потребные земли и каменья, к чему каждый толико промышленников принять Может, колико тот завод и к тому подобным иждивению востребует".

- Да, господин лантрат, не к нам ли государь обращается, призывая искать, копать во всех местах. А возможности у нас, ох какие...

- Согласен, капитан. Места нетронутые, возможности неограниченные. И не нам ли их испробовать? Впереди - цель. Большая цель. Интересы дела, интересы отечества...

Оказалось, что Берг-привилегия соединила их личные цели и интересы, интересы людей пытливых, романтиков, с интересами служебными, подтолкнула к совместным поискам угля и руд, что так необходимо было и солепромыслу для процветания его деятельности. Им не раз приходилось слышать от тех, кто бывал в Англии и Германии, что в кузницах тех стран жгут земляное уголье, которое имеется в тех землях. Да и в Россию привозят то уголье для кузниц адмиралтейства. Рассуждая об этом, они не исключали, что и в недрах Донецкого края могут быть запасы угля и руд.

Команда Вепрейского и Чиркова взяла направление на юго-восток от Бахмута. О цели поездки можно было судить по инструментам, лежавшим на повозках, - поиск полезных ископаемых. Часа через три достигли речки Лугани. Здесь, в самых верховьях, она была мелководной, особенно это было заметно теперь, в начале сентября, когда за лето выпали считанные дожди. Переехали вброд. Дальше решили идти по балке Скелеватой, которая начиналась слева. На дне балки протекала небольшая речка, скорее похожая на ручей. От впадения ее в Лугань и начали осмотр, постепенно продвигаясь вверх по течению. Не прошли и двух - трёх верст, как в глаза бросился глубокий разрез горы, образовавшийся в результате многолетнего воздействия воды. Словно в слоеном пироге, здесь обнажались многие пласты земли. Четко виделся верхний слой - чернозем, густо пронизанный корнями кустарников и трав. За ним шла глина местами кропленая галькой и гравием, потом песчаник... А еще ниже чернел сравнительно тонкий, примерно с аршин, пласт незнакомого минерала Что бы это могло быть? Вепрейский с Чирковым переглянулись. Каждого из них охватило радостное предчувствие, ожидание чего-то доброго, важного.

-Не то ли и есть, что мы ищем, - взглянув на спутников, вслух подумал Семен Чирков. Он взял кирку, с размаху ударил по выступу пласта. Кристаллы черного минерала со звоном брызнули на землю, в рядом текущий ручеек. Вепрейский и Чирков бросились подбирать их. На помощь пришли и стоявшие неподалеку работные люди. Все стали рассматривать подобранные осколки. Кое-кто пытался растирать их в пальцах. Но кристаллы оказались слишком крепкими для этого. Другие черные, блестящие кристаллики пробовали на зуб, нюхали.

-Уголье... Земляное уголье, - с восторгом произнес, наконец, Никита Вепрейский, держа в вытянутой руке взятую им черную грудку и показывая ее всем присутствующим.

- Оно самое, господин лантрат, - согласился капитан Чирков, принюхиваясь. - Запах тот самый. Как сейчас помню. В Петербурге кузнец-иноземец подковы делал, ковал полковых лошадей на аглицком угле. Я нюхал. И по виду такой же. Сомнений нет.

Разожгли костер. Положили в огонь несколько черных грудок. Все стали с интересом наблюдать, как пламя охватывает, лижет гладкие края кристаллов, как, раскалившись,и они начинают гореть, издавая сильный жар и своеобразный запах. Одну грудку вынули из огня.Она и теперь продолжала тлеть, распространяя жар.

- Горючь-камень. Хорош минерал, - похвалили рабочие и тут же приступили к работе: очищали пласт от земли, окапывали его со всех сторон, потом стали ломать уголь и укладывать его на повозку.

Разрабатываемый в балке Скелеватой пласт был крутого падения. К тому же здесь были близко подпочвенные воды. Чем глубже становился шурф, тем больше его подтопляло. Вепрейский и Чирков не удовлетворились открытием этого месторождения. Они продолжали дальнейший поиск залежей угля и руд. Продвигаясь на юго-восток, в район Городних буераков, разведчики недр вышли на речку Беленькую (ныне Белую), правый приток Лугани, в том месте, где в нее впадает речка Чернушина (Чернуха). Тогда в этих местах, как и в районе балки Скелеватой не было поселений. Продвигаясь вниз по Беленькой, Вепрейский и Чирков обнаружили выход на поверхность каменноугольного пласта. Это было второе открытое ими месторождение."

Сами того не желая, Веперйский и Чирков нашли тот уголь, который сейчас известен под маркой "Т", полуантрацит. В наше время в тех местах шахты, которые там добывают уголь, добывают этот полуантрацит. Уголь такой марки в дальнейшем нашел большое применения. Но в то время именно находка такого угля слегка затормозила дальнейшие поиски угля и его применение.

Дело в том, что полуантрацит плотный и тяжелый. Что бы его разжечь нужны дрова. Газовый уголь, уголь марки "Г", легко разжигается от пучка соломы. В кузнях при применении поддува мехами из такого угля быстро выгорают летучие вещества и он уже в кузнечном горне получается подобный коксу. Легко и быстро разгорается до высокой температуры. Очень удобен для кузнечного дела. Чего не скажешь про полуантрацит. Что бы его полностью разжечь, нужны дрова,что бы он устойчиво горел нужно очень сильно работать поддувом, учитывая, что в кузнях поддув был ручным. И он быстро затухал, когда поддув прекращали.

Не нашел применения он и в солеварении. При горении он развивал такую температуру, что испарялась не только вода, но и слой соли очень быстро сплавялся  монолитом.

Образцы этого угля Вепрейский и Чирков отправили в Берг Коллегию. Учреждение, которое при Петре Первом занималось горными делами. И тут начинается полудетективная и полуконспирологическая история вокруг угля, найденного в будущем Донбассе.

В те времена Берг коллегия была наполнена иностранными специалистами, немцами, а еще больше поданными короны с Британских островов. Что бы был понятен намек, в начале двадцатого века (!) подавляющее большинство угля, используемого в Петербурге и Москве привозилось из Британии. И это не смотря на то, что в Донбассе уголь добывался уже миллионами пудов.  И что бы ни говорили о специалистах из Британии, об их квалификации и умении, они все равно оставались поданными короны и работали за деньги.

Здесь хочется взять небольшую паузу и рассмотреть еще один интересный вопрос - а исходя из чего выбирались места для закладки городов? Почему Харьков вырос на том месте, где он сейчас стоит, а не в другом месте? Почему Екатеринослав стоит именно там, а не где нибудь в другом месте?  Почему Елисаветград стоит на нынешнем месте? Кажется дурной вопрос, ну понравилось место, красивое, там и заложили город. И никто никогда не задумывается над тем, что зимой у нас холодно и зимой помещения, какие бы они не были красивыми, их надо топить.

Рядом с Харьковом растет коренной лес, не ручного насаждения. Источник тепла зимой .Екатеринослав так же стоит в местах, окруженных лесом. Точно так же и Елисаветград. Дрова хороший источник тепла. Чистый, золы после него мало. Зола легко уитилизируется, можно просто разбросать ее вокруг, землю она не загрязняет, а наоборот, удобряет. А теперь можно представить, если бы дрова насильственно подменялись углем. Ну захотелось императору что бы все топили углем, как захотелось ему сбрить бороды поданным. И сразу начались бы проблемы .Черная пыль в доме, невозможно отрегулировать нормальную температуру. Жарко вечером и холод под утро. Уголь может гореть при бОльшей тяге,которая быстро вытягивает тепло из комнат. И проблемы с угольной золой, жужелкой. Которую надо куда то девать. Возле порога ее теперь не разбросаешь.

Во времена Петра Первого вопрос отопления углем не стоял вообще. Хватало с головой дров. И поэтому уголь имел чисто прикладное применение. На кузнях и при плавке чугуна. Хотя на Урале чугун плавили на древесном коксе. И поэтому требования к углю в те времена ориентировались на его применении.

"Результаты поисков угля и руд вскоре стали известны далеко за пределами Бахмутской провинции. В конце 1721 года образцы найденных полезных ископаемых Вепрейский и Чирков отправили в Петербург, в Камор-коллегию. Получив из Бахмута три боченка с углем и рудами, в ведомстве были озадачены. Здесь не было своих специалистов, чтобы определить качество присланных минералов и руд. В начале января 1722 года Камор-коллегия переслала доставленную из Бахмута посылку в государственную Берг-коллегию - центральное ведомство по управлению горнорудной промышленностью России, где были специалисты и лаборатория по определению качества руд.

Факт этот был официально зарегистрирован в канцелярии Берг-коллегии: „В прошлом 1722 году генваря 20-го дня в Берг-коллегию от президента Камор-коллегии господина Голицына прислано для объявления разных руд для проб в двух боченках да еще в боченке земляного уголья, которые де сысканы близ Бахмутских заводов.

Зарегистрировать то уголь зарегистрировали, а вот оценку факту первой находки донецкого каменного угля не дали. Ни Берг коллегия по горячим следам, ни наши исследователи на почтительном расстоянии. А. А. Зворыкин лишь сухо упомянул об этом и тут же постарался забыть. Авторы же „Истории геологического исследования Донбасса" совершенно обошли этот важнейший документ."


Пролежали эти три боченка в Берг - коллегии ровно два года. И какими то неведомыми судьбами попали в Москву. Может только какая то часть, в качестве образцов.

"В Москве бахмутский уголь испытал пробирный мастер Вейс. Он дал ему положительную оценку. В журнале Берг-коллегии по этому поводу сохранилась следующая запись: „№4. Черная земля, подобная камню. Взята на той же речке Беленькой - уголь хороший. 4 мая 1724 года."

На следующий день, 5 мая 1724 года, высокое качество каменного угля, взятого на речке Беленькой, подтвердил и английский угольный мастер Никсон. Он писал: „Показывали мне уголье каменное, которое я опробовал. И оное является изрядное." Никсон признавал далее, бахмутский уголь по качеству не уступает лучшему английскому. Это была по тому времени высшая аттестация качества."

Образцы угля, найденные Чирковым м Вепрейским - полуантрацит. И он моментально получает одобрение англичан, пробирного мастера  Вейса и угольного мастера Никсона, работающих в Берг Коллегии. Неужели?

Запомним эти имена, как поется в одной известной песне. Эти люди засветятся несколько позже, в совсем другой истории.

И Никсон и Вейс будут в составе британского десанта, который высадился на берегу Лугани для строительства Луганского литейного завода. Под руководство Никсона будет строится угольная шахта, а Вейс будет отвечать за поиски угля. Уголь они найдут. Но не там, где его обнаружили Вепрейский и Чирков, а в совсем другом месте. В урочище Лисья Балка, на месте будущего города Лисичанск. И уголь там будет газовый, современная марка "Г" .

А почему?  Чем им не подошел тот, самый первый уголек?

Материалы изкниги Подов В.И., "Открытие Донбасса: Исторический очерк. Документы.
Фото с ресурса Panoramio.
Tags: Донбасс, Луганск, история, наш край
Subscribe

  • Зориновка.

    Когда то давно, задолго до войны, гуляли мы с ребенком в окрестностях хутора Малинового. Хутор стоит не очень далеко от печально известной…

  • И об экологии.

    В прошлом году чубатые потомки древних шумеров внимательно и с придыханием следили за состоянием Исаковского водохранилища. буквально каждый день на…

  • Луганский литейный завод. Главный заводской пруд.

    Время неумолимо движется вперед, Каждое мгновение сегоднешнего прерващается в прошлое. Каждое маетериальное превращается в духовное. У человека есть…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • Зориновка.

    Когда то давно, задолго до войны, гуляли мы с ребенком в окрестностях хутора Малинового. Хутор стоит не очень далеко от печально известной…

  • И об экологии.

    В прошлом году чубатые потомки древних шумеров внимательно и с придыханием следили за состоянием Исаковского водохранилища. буквально каждый день на…

  • Луганский литейный завод. Главный заводской пруд.

    Время неумолимо движется вперед, Каждое мгновение сегоднешнего прерващается в прошлое. Каждое маетериальное превращается в духовное. У человека есть…