mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Category:

Уголь и история. Лавры.

Вместе с исчезновением Советского Союза, пали смертью храбрых многие его исторические догмы. Но свято место пусто не бывает и на месте старых советских, начали выростать уже новые, несоветские догмы. Этот процесс так же коснулся вопроса о первородстве Донбасского угля, кто первый его открыл и самое главное - где.

мц1

Это дом Казимира Львовича Мциховского в его усадьбе, селе Селезневка. Очень примечательная фигура. Поляк, католик, российский дворянин. В истории России оставил яркий след:

Награжден орденом «Румынская Звезда», кавалерийским крестом, Румынским крестом, ордена св. Станислава 1 и 3 степени, орден св. Анны 3 степени, персидские ордена Льва и Солнца 1 и 3 степени, тёмно-бронзовая медаль в память войны 1877—1878 годов и серебряная медаль в память царствования Императора Александра III.

Село Селезневка стоит на берегу речки Белой, не очень далко от села Малоивановка.

"Среди сообщений о находках каменного угля стала все чаще упоминаться речка Белая. Это уже знакомая нам речка. Лишь несколько изменилась ее название. В середине 18 века ее называли Белой Луганью, а еще раньше, в начале века - речкой Беленькой.Это та самая Беленькая, на берегах которой в конце 1721 года Никита Вепрейский и Семен Чирков впервые в Донбассе открыли каменный уголь, а в 1722-23 годах разрабатывали его для Бахмутских кузниц. В декабре 1724 - начале января 1725 годов они показывали здесь, верстах в четырех-пяти месторождение каменного угля Йогану Никсону, и тот дал ему высокую оценку. А в 40-х годах 18 века на Беленькой побывали И. Морозов, У. Г. Райзер и другие.

...Значительная работа по исследованию недр и разработке каменного угля в 1791 году была проведена Аврамовым в районе деревень Селезневки и Андрианополя, принадлежавших секунд-майору Яковлеву. В архивном деле „ Описание приисков каменного угля и мрамора в д. Селезневке и Адрианополе сказано, что в Селезневке против господского дома по течению речки Белой на левой стороне открыт пласт от этого места на левой стороне р. Белой в одной версте и 200 саженях. Его мощность от б вершков до 1.1 аршина Далее сообщалось,что в том районе уголь Аврамовым открыт в шести местах.

Недалеко от Селезневки была расположена другая деревня помещика Яковлева - Адрианополь. О ее месте расположения в документе сказано: в шести верстах при речке Мечетной. После описания хозяйственных строений этой дачи колежский ассесор Аврамов отметил: „ кругом есть уголь."

В 1721 году, как я писал раньше, Вепрейский   и Чирков отправили в Берг Коллегию образцы всего того, что они нашли на берегакх речки Белая и которые пролежали там два года. Вот что увидели служащие Берг Коллегии через два года, когда у них руки дошли до этих образцов:

"1724 января, 23 дня. Реестр, что послано из Бахмута от соляного правления в государственную Камор-коллегию вновь изысканных каких материалов. А именно:

1 - Уголья земляного и руд, которые изысканы в урочище Скелеватое, расстоянием от Бахмута в двадцати пяти верстах.

2 - Земля подобно серебряной руде

3 - Руда двенадцать фунтов, которая изыскана недалеко от вышесказанного земляного уголья в Скелеватом.
.
4. - Земляное уголье -  десять фунтов. Изыскано в урочище на речке Беленкой расстоянием от Бахмута в пятидесяти верстах.

5. - Черной земли подобно камню, двенадцать фунтов. Изысканы на указанной речке Беленкой.

6. - Камень синий, три фунта. Изыскано на вышеписанной речке Беленкой.  Подобно руде медной, два фунта. Изыскано на вышеобъявленной речке Беленькой.

8. - ...Вновь изыскано соляных вод соли в четырех бочках.

А именно:
В первом - речки Бахмут шесть фунтов...
Во втором - Речки Береки пять фунтов...
В третьем - речки...четыре фунта...
В четвертой - речки Беленькой четыре фунта ..."

Через двадцать лет, в 1744 году, в эти места приедет еще одна поисковая экспедиция под началом мастера Георга Рейзера. Он найдет те места, где Вепрейский и Чирков на берегу речки Белой организовали добычу найденного угля, найдет все их полузасыпанный штольни и дополнительно исследует их. В одной из них он найдет выходы мрамора к поверхности.

Не ту местность назвали "Золотое". По итогам всех изысканий следовало бы переименовать речку Беленькую в речку Золотую.

"Казимир Львович Мциховский окончил полный курс наук, в 1874 году в Киевском Университете св. Владимира по физико-математическому факультету со степенью кандидата, и в 1876 в институте инженеров путей сообщения со званием гражданского инженера и правом производства строительных работ. Поступает на государственную службу сверхштатным инженером без содержания на Курско-Харьковскую-Азовскую железную дорогу.

Вскоре начинается русско-турецкая война, его переводят на строительство военной Бендеро-Галицкой дороги. В боевых действиях он не участвовал, но в июле 1877 года «Его Королевским Высочеством Князем Румынским был пожалован орденом Румынской Звезды» и получил кавалерский крест за переход войск через Дунай. 23 мая 1880 года Князем Румынским была пожалована вторая награда — Румынский крест. Кроме того за годы службы был награждён орденами св. Станислава 1 и 3 степени, св. Анны 3 степени, а также персидским орденом Льва и Солнца 1 и 3 степени, тёмно-бронзовой медалью в память войны 1877—1878 годов и серебряной медалью в память царствования Императора Александра III.

Приказом по министерству путей сообщения, 3 мая 1883 года он был причислен к министерству на один год без содержания. Затем был переведён на три года в общество Южно-Русской каменноугольной промышленности, а в октябре 1886 года оставлен ещё на три года при министерстве путей сообщения. 9 апреля 1890 года за отличие по службе был произведён в коллежские асессоры. Приказом от 2 ноября 1892 года оставлен ещё на три года в обществе каменноугольной Южно-Русской промышленности.

В том же году он был назначен начальником горного училища С. С. Полякова (учредителя общества Южно-Русской каменноугольной промышленности). Указом правительствующего сената от 15 октября 1893 года К. Л. Мсциховский был утверждён в должности почётного мирового судьи по Славяносербскому уезду с 1891 по 1894 год. Мировым судьёй он избирался и в 1894—1897, 1897—1900, 1900—1903, 1904—1907, 1907—1912 годах. 30 марта 1895 года он был назначен преподавателем горного училища, но оставлен в должности начальника того же училища и переведён за выслугу лет в надворные советники.

...создаёт Селезнёвское общество каменноугольной и заводской промышленности. К. Л. Мсциховский был председателем правления этого общества, а также членом правления Общества Южно-Русской каменноугольной промышленности и Донецко-Юрьевского металлургического общества.

Около 1893 года К. Л. Мсциховский поселяется в Селезнёвке, купив 450 десятин земли у помещика Голубова, серба, потомка одного из первых поселенцев этого края. В 1900 году Мсциховский заложил две большие капитальные шахты № 1 и № 2 за четыре-пять километров от села Селезневка. Тут же возникает рабочий посёлок, который получил название Селезневский рудник. (Сейчас город Перевальск, районный центр.) В 1902 году, в этих шахтах началась угледобыча. Чтобы увеличить вывоз угля предприниматели Мсциховский, Квятковский и Афенин строят железную дорогу от станции Кипучая и Овраги к угольным предприятиям. Через год шахты Селезнёвского товарищества дали 13995 пудов угля. Ведя конкурентную борьбу, Мсциховский и его компаньоны прибирают к рукам размещённые по близости мелкие шахты. В 1909 году акционеры покупают у наследников предпринимателя Толстикова рудник вместе с 1000 десятин земли, а также шахты Конжукова. Путём выпуска акций на сумму полтора миллиона рублей, товарищество увеличило основной капитал до двух с половиной миллионов рублей. Годовая добыча в 1909 году составила 14-15 тысяч пудов угля."

Как интересно сложилась история. Речка Белая, как фундамент, на котором вырос Донбасс. Вдоль этой небольшой речки выстроились шахты от истока до устья. В устье Белой был построен самый большой пруд, вода которого приводила в действие механизмы Луганского литейного завода. Потом, рядом с этой речкой, вырос будущий Алчевский меткомбинат.

Советская история обделила вниманием тех людей, которые пришли сюда первыми и открыли здесь залежи угля. Про Вепрейского и Чиркова, может и были упоминания, но скорей всего в узких академических кругах. Зато перед вьездом в Лисичанск стоит большой плакат - обелиск "Колыбель Донбасса." И в Лисичанске стоит памятник Григорию Капустину. Откуда такая несправедливость? Может быть истоки ее идут от того, что Климент Ефремович Ворошилов родился в Лисичанске? И что самое примечательное, первый город, названный его именем был не Луганск, а город Алчевск. Перед тем, как ему стать Коммунарском, он именовался Ворошиловск. Город, то же рожденный речкой Белой.

"Шел январь 1723 года. Почти два года прошло с тех пор, как Никита Вепрейский и Семен Чирков открыли каменный уголь в Донбассе. Поехал Григорий Капустин на Дон, в казачьи городки по уголь. Указ царский 27 декабря 1722 был дан ему. А на другой день тот указ своим приговором Берг-коллегия подтвердила. Неделя на сборы - и он в пути

.Едет в санях Капустин по зимней дороге с солдатом Никитой Столбовым. Как-никак, а все же вдвоем веселее. Путь-дорога дальняя. Из самого Санкт-Петербурга, столицы Российской, через Москву и Тулу надо добраться до села Белогорья на Дону, оттуда - в казачьи городки, что на Оленьих горах на берегу речки Кунд- рючьей, правом притоке Северского Донца. Хоть словом есть с кем обмолвиться. А главное - защита. Очень уж опасно было в те времена ходить и ездить по незаселенным местам юга, по Дикому полю. Того и гляди - в лапы кочевников, татар и ногайцев попадешь. Ограбят или убьют, а то и в плен захватят, в вечное рабство туркам продадут. Перспектива - не из приятных. А солдат - есть солдат. Он все-таки с ружьем. А огнестрельного ружья, известно, кочевники побаиваются.

Приехали в донской казачий городок Быстрянск, что на левом берегу Донца. До Кундрючьей - рукой подать. Вот и устье ее через Донец виднеется. Но прежде надо с быстрянскими кузнецами встретиться, потолковать малость. Таков совет, а точнее приказ Василия Лодыгина.

По России разнесся слух, будто быстрянские кузнецы жгут в своих кузницах замляное ископаемое уголье. Оно дешевле древесного. И жару больше дает. Ясное дело, все это кузнецы в строгом секрете держали. Но не было еще такого секрета, про который не проведал бы народ. Вот и эти совершенно секретные сведения дошли до самой столицы. А в Санкт-Петербурге - до Василия Лодыгина, главы рудоискателей Берг-коллегии.

Берг-коллегия - это горное ведомство, учрежденное Петром Великим, что-то вроде современного министерства. Ведало оно горными заводами, поисками полезных ископаемы занималось. Василий Лодыгин был уже дряхлым, болезненным стариком. Нелегко ему смотреть за делами рудоискателей. Да и заводик отвлекал. Имел он небольшой свой завод металлургический на Медведице, между Доном и Хопром. Ему требовался хороший помощник. Вот и взял он к себе Григория Капустина, человека не обремененного семьей, служившего прежде подьячим в Даниловской приказной избе Костромской губернии. К тому же еще в Северном крае Григорий к поиску руд интерес проявил. Да и то важно, что грамоте был обучен. Такой и нужен был Лодыгину. Не по казенному, конечно, ведомству, а как бы по частной линии. Известно, ведь, - было время крепостного права. Так что летом 1722 года Капустин по делам Лодыгина успел уже и на Дон съездить, побывал на его заводишке. И теперь более половины пути ехал по знакомой дороге.

Возле быстрянской кузницы Капустин остановил лошадь. Хоть и зимнее было время, а дверь оставалась открытой для проветривания. Шагнул через порог, за ним солдат с ружьем. Поздоровался по местному казачьему обычаю. Глянул на горн - уголек каменный тлеет, не древесный. “Так и есть, - подумал про себя Капустин, - слухи верные”.

А кузнец Иван, детина - косая сажень в плечах, с шапкой русых волос на голове, подстриженных под горшок и перевязанных тонкой кожаной полоской, в холщовом фартуке, прощупывал своими зелеными с хитрым прищуром глазами гостей, переводя взгляд то на Капустина, то на солдата Столбового. В полутьме помещения его закопченное лицо напоминало облик негритоса

.-Издалека будите? Видать, не тутошние..

.-Из столицы мы, из самого Санкт-Петербурга..

-О го-го, далекие гости! Извольте спросить, куда путь держите?

-Считай, приехали...- многозначительно ответил Капустин.

- Царь-батюшка Петр Алексеевич проведал, что в ваших краях уголье земляное водится. Вот и приказал накопать пудов пять и привезти на пробу. Вижу и вы в немалом количестве пользуете его.

Он подошел к горну, протянул к тлеющему огоньку озябшие руки.

Молотобоец, молодой парень Митрий, или Митяка, как звали его по местному обычаю, качнул ручку мехов. Языки пламени, искрясь, вырвались изнутри и поднялись над горкой угля. На покрытых толстым слоем копоти стенах от раскаленного горна зайчиком заплясали яркие блики.

- Видать, хороший жар от него, - заметил Капустин, потирая руки, ощутившие приятное тепло.

- Надеюсь, покажете нам, где такое уголье взять можно. Вот и царь Петр об этом просит.

Он снял шапку-треух, достал из нее сложенный вчетверо лист бумаги - копию императорского указа - и громко, отчетливо зачитал:

- Дан 1722 году, декабря, 27 дня. По имянному его императорского величества указу послан из Берг-кол- легии подьячий Григорий Капустин с солдатом на Дон, в казачьи городки в Оленьи горы да в Воронежскую губерню под село Белогорье для копания каменного уголья и руд...

Капустин оторвал взгляд от указа, важно посмотрел на кузнеца. Чувствовалось, что указ произвел должное впечатление на Ивана. Сам вид царского посланца тоже был довольно внушительным. Чуть вытянутое лицо с темнорусой бородкой, высокий лоб, серьезный взгляд не то голубых, не то серых глаз, цвет которых в сумраке помещения кузнецы трудно было определить, настраивал Ивана на серьезный лад. Рудоискатель развернул второй лист.

- А это предписание Берг-коллегии, - объяснил он.

- И в этом документе о том же сказывается.И он начал читать.

- И велеть ему (это значит мне, Капустину, похлопал он себя ладонью по груди) в тех местах того каменья и руд копать в глубину сажени три и более и, накопав пудов по пяти, привезти к Москве... И чтоб в том копании в тамошних местах ни от кого не токмо б по- мешания не было, но вспоможение б чинили...

Капустин снова прервал чтение, перевел взгляд на кузнеца.

- О вспоможении тут речь. Это прямо вас касательно.

- Понимаю, понимаю, - согласно кивнул головой кузнец.

Неожиданное появление Капустина и характер его важного задания повергли кузнеца в замешательство. Сказать незваному гостю: “Ничего, мол, не знаю об уголье”, - не мог. Поздно было. Приезжий все увидел своими глазами. Теперь надо иной выход искать. А пока - посоветоваться с товарищами по профессии, знающими об уголье.

- У нас тут заезжий двор рядом. Видели? Устраивайтесь, почивайте пока. А завтра погутарим. Утро вечера мудренее.

Капустин с Никитой Столбовым свернули на заезжий двор, а тем временем Иван послал за товарищами по огненной профессии, бросил клич сборов, чтоб совет держать.Ночью в курене Ивана собрались кузнецы со всей округи. Неожиданный приезд рудоискателя взволновал их. Кузнецы - народ ушлый. Пронюхав года полтора назад об опыте использования каменного угля в Бах- мутских казенных кузнецах, они быстро освоили его и получили немалый выигрыш. А теперь вот нависла угроза лишиться этого преимущества. Кузнецы понимали: повезет царский посланец в центр добрые уголья - жди беды. Понаедут отовсюду копать его. Тогда прощай наша выгода. Нет, нет! Нашу монополию на уголье надо сохранить во что бы то ни стало! А поможет тут только хитрость.

Так уже издавна повелось у мастеровых. Любили они подшутить над новичками. А тут и необходимость такая появилась, интерес личный, можно даже сказать жизненный. Вот и решили сделать такой ход. В кузнице накопилось много породы. На вид похожа на уголь, но не горит. Почему бы не наделить этой породой Капустина? Видать, не очень шибко он разбирается в этом деле. Насыплем мешок - пусть везет. А по его пути всех наших друзей в Туле и Москве оповестим.

Утром Иван приветливо встретил рудоискателя, справился о самочувствии. И тут же высказал готовность во всем помочь ему.

- Мы и уголья дадим. Зачем тратиться на наем работников? Да и хлопотно это - зимой копать. У нас уголье в запасе - вишь, сколь его? Жарко горит. Ты сам свидетель. И топоры, и серпы, и подковы ковали на нем. Покажем, где брали.

- Добре, брат, добре. Благодарствую. - Капустин был доволен Иваном. - И царь-батюшка отблагодарит за доброту твою.

Митяка поедет с вами на Оленьи горы,- продолжал Иван. - Он все знает. Покажет, где уголье копаем.

Ехали долго вверх по высокому берегу Кундрючьей. Миновали Нижнекундрюченский городок, сделали еще верст двенадцать с гаком. Наконец Митяка, осмотревшись, сказал:

- Кажись, тут. Вот большая яма. Края уже обвалились. Засыпало. До уголья теперь не добраться. Да и снегу много, земля мерзлая. Летом бы зручнеє. Тут, сказывают, и золотишко и серебро водилось.

Это Митяка подбросил идею Капустину по совету кузнецов. Он ведь тоже получил тайное задание увести рудоискателя подальше от угля.

Остановились. Капустин обошел вокруг ямы, осмот3рел окрестности. “Да-а, - подумал,- дела! Копать три сажени и более в глубь приказано. Разведка недр - не зимняя работа. Летом - другое дело. Там все открыто, видно, где что копать. Хорошо, хоть, что кузнец Иван, добрая душа, пообещал выручить. Насыпать мешок уголья. Без этого - хоть пустым возвращайся. А сидеть тут до весны - с голоду помреш!

Капустин кликнул Никиту Столбового. Взяли кирку, лопату, отбросили от бугра снег. Надолбали промерзшей земли. Капустин сыпнул в один, во второй мешок. Перекрестился. “Авось, что-нибудь да и блеснет среди этих каменьев”. Хоть и слабая, а все же надежда. А без нее как же?

Вернувшись в Быстрянск, пожили несколько дней на постоялом дворе, набрались сил на обратную дорогу. Потом взвалили на сани мешок угля, что приготовил кузнец Иван, и в путь. Заехали в село Белогорье. Тут тоже покопали, помогли местные казаки, взяли пробы и двинулись дальше по направлению к дому.

Едет Капустин домой, ненарадуется. Так легко удалось выйти из затруднительного положения, думает. Спасибо донскому казаку кузнецу Ивану. А без него как бы вышли из положения, выполнили царский указ и предписание Берг-коллегии? Подъезжая к Туле, вспомнил, что быстрян- ский кузнец советовал в тульскую кузницу заглянуть, привет тулякам передать с Донца. Как не воспользоваться добрым советом?

Заехали. Только не знал Капустин, что тут уже побывал гонец из Быстрянска. Тульские кузнецы теперь все знают и о задании Капустина, и о том угле, что везет он в мешке. Стремясь поддержать иллюзию успеха рудоискателя, похваливают уголье, что в мешке, рассказывают, заливают, что и они таким же подковы ковали.

И в Москве кузнецы по сценарию своих быстрянских собратьев такую же шутку с Капустиным сыграли. Пусть, мол, тешит себя надеждой.

И тем тяжелее для Капустина оказался удар, когда в Санкт-Петербурге сделал пробу кузнечный мастер Марко Реэр, со слов которого в журнале Берг-коллегии сделал запись:“Иноземец кузнечный мастер Марко Фрезэр сказал :
“Который земляной уголь дан ему опробывать,который взят в Воронежской губерни в донских городках согласно донесениям подьячим Капустиным, он Фреэр, тот уголь опробовал. И по пробе явилось, что от оного угля действа никакого не показалось. Только оной уголь в огне трещит и только покраснеет, а жару от него никакого нет. И как вынешь из огня, будет черно, как и первой”.

Что и говорить, подкузьмили быстрянские кузнецы Капустина, обвели вокруг пальца. Ну и кузнецы! Ну и шутники!


karta-marshrutov-po-razvedke-uglya-1721-1725

Капустин принмал участие в экспедициях на нижнем Дону, на реке Кундрючья. Никсон доедет до бахмута, приедет в те места, где потом выростет село Малоивановка. Но попадет туда уже зимой, обгорит возле костра и вернется в Питер.

Уже в наше время возникнет спор, относительно того, где на берегу Белой был открыт уголь. Одни говрили что на месте будущего поселка Городище, чут ьвыше Малоивановки, другие утверздали что возле Малоивановки. В качестве аргумента в пользу Гордища, приводили карту - схему, нарисованную Георгом Рейзером, который через двадцать лет повторно обследовал эти места.

городни буераки1

Те места, где разрабатывался уголь Вепрейским и Чирковым отмечены красными точками. Решение в пользу Городища аргументировали схожестью очертаний местности, где сейчас стоит Городище. Но на карте есть указатель сторон света и он смотрит неправильно.

городни буераки2

Сейчас схема развернута и чуть - чуть завалена  в сторону запада. Но расположена так, как современные карты, север вверху.

городни буераки3

Это современный спутниковый снимок села Малоивановка. Я его то же чуть завалил на запад. Совпадают даже некоторые очертания оврагов. Схема  Рейзера только чуть крупнее масштабом. На месте старых разработк сейчас южная окраина села Малоивановки.

Возле Малоивановки, на западной окраине, в 1911 году была построена шахта. Старый террикон от этой шахты видно, когда вьезжаешь в село сразу от трассы Луганск - Дебальцево. Возле Городища шахт не было.

Материалы и схемы взяты из книг В. И. Подова.
"Открытие Донбасса. Исторический очерк. Документы."
"Легенды и были Донбасса"

Начало.
Продолжение.
Tags: Донбасс, Луганск, история, наш край
Subscribe

  • Классика жанра.

    Пять стадий принятия неизбежного. 1. Отрицание 2. Гнев 3. Торг 4. Депрессия 5. Принятие Наверное, правильней надо написать - пять стадий осознания…

  • Как пэрэмога постепенно превращается в зраду.

    Комментарий официального представителя МИД РФ в связи с задержанием наблюдателя СЦКК 13 октября на линии соприкосновения в Донбассе украинскими…

  • Первозвановка, Луганчик и все остальное.

    Последний раз ездил на велосипеде на рыбалку в Поповку. Потом закрутили домашние дела. Почти месяц перерыва. Аж соскучился по дороге. Погода была…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments