mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Categories:

Немного о вкусняшках.

Когда то давно, больше пяти лет назад, я написал в своем журнале цикл, посвященный угольной промышленности Украины. Он так и назывался "Уголь Украины". Пять лет назад, это для меня именно давно, потому что за прошедшие эти пять лет у нас произошло столько событий, что для многих они уложиться в очень большой промежуток иной жизни. Писал я этот цикл весной 2014 годов. Последствия майдана только начинали разворачиваться и еще не наступили те события, которые нас отвернули от Украины насовсем.

Сейчас я наверное не смог бы написать такого, или написал бы совсем по другому и может быть это было не так интересно. Потому что сейчас состояние угольной промышленности очень печально и очень бесперспективно.

Я редко пишу что то , пользуясь черновиками. Этот цикл я писал так же из головы. Что вспоминал, то и записывал. Опыт моей работы в угольной промышленности большой. Мало того, я работал в той области, которая давала мне такой опыт, я строил шахты. Мне пришлось работать во многих местах и на многих шахтах. Наша контора принимала на работу местных, которые так же работали на многих других шахтах и во время работы и отдыха, эти люди так же делились своими воспоминаниями и уникальными знаниями относительно работы и жизни тех шахт, на которых они работали. И порой эти народные сведения были намного ценнее и интересней всего того, что можно было найти в официальных источниках. И я еще строил стволы, а стволы опускались на большую глубину под землю. Опускались на твоих глазах и ты  всегда видел те породы, которые пересекал этот ствол и мог оценить все их свойства. И это было намного больше того, что видели те, которые работали в основном на ограниченной глубине на обычной шахте. И вот это все давало мне массу дополнительных знаний.

Я не ставил целью, когда писал тот цикл, дать какие то академические знания, скорее всего эти знания носили больше ознакомительный характер. Но то, что я написал было обьемное и интересное. И этот цикл включал в себе прикладные знания, в отличии от научных знаний, которые в большей степени были теоретическими. Наверное поэтому цикл мой получился очень интересным. Интересным он получился еще и потому, что никто до меня не писал такой большой обьем того, что включает в себя угольная промышленность.

Я выкладывал этот цикл небольшими кусками. Мой камрад свел эти куски в две большие части, снабдил эти части еще и схемами и фотографиями и выложил этот цикл у себя. Этот измененный цикл получился намного больше визуализированным и именно этот измененный цикл и пошел гулять по сети. Хотя и мой первоначальный цикл, каждая его часть, репостилась по семьдесят раз  И вот этот цикл пошел гулять в сети и через пару лет, зажил в сети своей самостоятельной жизнью. И сейчас уже во многих местах его публикуют вообще без ссылки на первоисточник. На мой журнал и журнал моего френда. И я своего френда считаю полноценным соавтором этого моего цикла. Но я об этом совершенно не жалею.

В свое время цикл этот породил большой срач на Авантюре, очень известном ресурсе. Хотя я туда давно уже не хожу и случайно узнал об этом пару лет спустя и сильно удивился. Но что самое интересное, возникало множество дискуссий в тех журналах, где его репостили, но никто и никогда не приходил в мой журнал и не пытался общаться со мной на предмет того, что я там написал неправильно. То же своеобразный феномен интернета.

После того,  как мой френд выложил улучшенную версию этого цикла, я написал еще, по моему, четыре части в качестве дополнения к нему, но эти четыре части так и остались самостоятельными частями и многие их не видели. А они так же интересны.

В одной из его частей я написал про Павлоградуголь. Полностью посвятив ему одну из частей. Сейчас вкратце напомню то, что я там написал. Потому что я в этом обьединении проработал десять лет и знаю про него очень много .И знаю то, что до определенного момента хранилась далеко и глубоко. И храниться до сих пор.

Напомню вкратце, что я писал тогда:


Когда то в одном из учебных классов на одной из шахт, я увидел один большой плакат - агитку, посвященную планам по разработке угля в границах Западного Донбасса. Плакат был времен СССР и сохранился чудом, в каком то глухом углу. На том плакате схематично были указаны все те шахты, которые планировал построить Союз. Шахты эти должны былиначинаться от границы Донецкой и Днепропетровской области, буквально сразу же на границе. На запад они должны были уходить очень далеко.  Дальше самого Павлограда.  Сейчас самая западная шахта Павлоградугля стоит на уровне Павлограда. Дальше на запад шахты не пошли. Как и начались они далеко от границы Донецкой и Днепропетровской области.

Шахт на этом плакате было очень много, порядка полусотни. Шахты эти были нарисованы очень густо и судя по плакату они должны были быть не очень большими.

Потом я обратил внимание еще на один феномен. До войны существовала всего лишь одна ветка, которая шла из Красноармейска, большого города на самом западе Донецкой области, на Днепропетровск. И шла эта ветка через Синельниково, город уже в Днепропетровской области. Когда этот район оккупировали немцы, в 1942 году они начали строить дополнительную ветку в сторону Днепропетровска.  И ветку они построили и достроили до Павлограда. До войны в Павлоград приходила только ветка из Харьковской области, из Лозовой. И вот немцы соединили Павлоград еще одной веткой из Красноармейска. А теперь получилось, что Красноармейск соединился с Днепропетровском двумя ветками. Ветка из Павлограда продолжалась так же до Днепропетровска. Зачем?

Дорога эта была построена силами наших пленных и заключенных.  Сколько с тех пор осталось безимянных братских могил посреди благодатных Днепропетровских черноземов? Наверное мало кто интересовался. А современной Украине это все безразлично.

Как то меценатство за немцами замечено не было. Длина этой ветки была под сотню километров. Но они ее построили. Вопрос, а для чего? Ведь в то время еще ни слухом ни духом не говорили о разработке угля в тех местах? А если и было что то в документах, то такого уля хватало немцам из других источников.

Но когда начали строить шахты Западного Донбасса уже после войны, оказалось, что эта ветка идеально вписалась в саму инфраструктуру новых шахт. Когда их строили надо было всего - навсего проложить дополнительные ветки от основной к готовым шахтам.

Где то через два года, после того как наша бригада начала работать в Павлоградугле, к нам в забой пришел очень пожилой человек. Было ему далеко за семьдесят.  Было это когда Павлоградуголь был еще государственным, Ахметовская контора пришла и захапала его чуть позже. За два прошедших года наша бригада своим квалифицированным и умелым трудом заработала на шахте определенный положительный авторитет. И многие начали относится к нам с уважением. Забой тот был на значительном расстоянии от места высадки из клети под землей и человек этот, пожилой, сильно устал. Он присел рядом, сказал, отдохну немного и пойду дальше. Мы бросили работу и окружили этого человека. Человек оказался очень интересным собеседником и между нами завязалась очень интересная беседа. Работал он геологом на шахте, а в молодости, когда шло полным ходом строительство шахт Западного Донбасса, занимал должность главного геолога обьединения. И все то, что лежит под ногами на ту глубину, которая была разведана, ему было хорошо известно .Возраст этого человека позволял уже наплевать на все те подписи, которые он ставил под запретными документами. Да еще и в придачу, государство, которому этот человек давал обязательства о неразглашении, уже не существовало.

И вот этот человек поведал нам уникальные сведения, относительно всего того, что лежало тогда под ногами. Где то там, начиная с глубины в семьсот метров, начинали залегать некие вкусняшки, относительно которых и закладывались шахты Западного Донбасса. Шахты эти были шахтами двойного назначения. Для Союза это было нормально. После того, как эти шахты иссякали запасами угля, они должны были ставится на реконструкцию. Углублялись стволы, строились новые выработки для того, что бы начать разрабатывать эти вкусняшки.
Но во всем этом был свой нюанс. Подземелье Западного Донбасса было сильно обводненное. Когда шахты доходили до предела своей добычи, вода эта хлестала очень сильно. Но для того, что бы начинать разрабатывать те вкусняшки, надо было такой приток чем то ограничивать. Ограничивать такой приток должны были размерами самих шахт. Что бы в пределах того шахтного поля этих маленьких шахт, была возможность эту воду откачивать И поэтому шахты эти изначальными планами ограничивали в размерах. И в сроках жизни самих шахт. Это где то в пределах тридцати - сорока лет. Как раз получалось это где то к началу следующего тысячелетия.

И вот тогда, строительство немцами железной дороги в никуда и малый размер шахт будущего Западного Донбасса, сложились в одну картину и все стало понятно. Немцы уже тогда знали об этих вкусняшках и они были им очень интересны.

Но Союз ушел в небытие. И ушли в небытие все его планы относительно разработок этих вкусняшек. А Украина получилась очень несостоятельной в плане шахтного строительства. В плане текущего строительства. Не говоря уже о каких то перспективах. К моменту распада Союза в Павлоградугле успели построить всего одиннадцать шахт из пятидесяти. И по мере истощения запасов угля на этих построенных шахтах, к ним начали постепенно прирезать шахтные поля тех шахт, кторые планировали строить отдельно  при Союзе. И шахты эти расширялись своими новыми шахтными полями .И расширялось подземное пространство этих укрупненных шахт. И кратно увеличивался приток воды под землей. И встал серьезно вопрос об откачке этой воды. Воды этой становилось очень много. И вот это укрупнение построенных шахт полностью поставило крест на разработке тех вкусняшек. Большая вода стала неустранимой помехой.

А а потом сюда пришло предприятие Ахметова. Им вообще на перспективу было абсолютно наплевать. К моменту прихода нашей бригады на ту шахту, где мы работали, эта шахта уже успела сьесть два шахтных поля тех шахт, которые планировались при Союзе рядом с нашей. И начала подьедать уже третье шахтное поле этих прошлых - будущих шахт. Мы как раз и делали все то, что бы началась там разработка этого третьего шахтного поля. И такая картина была на всех остальных одиннадцати шахтах.

Но вот тот кусок, последний кусок, прирезанный к нашей шахте, составлял тридцать миллионов тонн угля нормативных запасов. Шахта эта тогда добывала в год чуть больше миллиона тонн и этого угля хватило бы еще минимум на двадцать пять лет жизни. И такая картина была и на большинстве остальных одиннадцати шахтах Западного Донбасса. Ему было отпущено еще пару - тройку десятилетий жизни. Можно было еще что то сделать для продления жизни Западного Донбасса. Хотя бы по углю, не говоря о тех вкусняшках.  Можно, если бы он жил в нормальном государстве.

Но новый собственник в три глотки начал пожирать все то, что там осталось. Плюс к тому, началась война и большинство шахт ушло из Украины.  И ахметовский ДТЭК включил сразу повышенную скорость добычи угля. Увеличил добычу в два раза.

Прошло десять лет как та шахта, где я работал и с которой я ушел в 2008 году, начала разрабатывать последний кусок и что получилось? А получилось все вполне предсказуемо. Шахта эта подошла к финишу своего существования. За прошедшие десять лет ДТЭК практически уже сожрал те нормативные запасы, последние запасы.

Кто то начал звонить, не то что  в тревожный звоночек, а начал звонить в большой тревожный колокол.

Недавно я набрел на одну интересную заметку;

"Главный угледобывающий регион Днепропетровской области начинает тотальное закрытие шахт. Других рабочих мест в округе нет вообще.

Павлоградский район Днепропетровщины является центром каменноугольного бассейна Западного Донбасса. Подавляющая часть здешнего валового продукта приходится на добычу угля. До «лихих 90-х» годов прошлого века в самом Павлограде работал крупнейший филиал знаменитого Южмаша. Спецы-павлоградцы собирали самые мощные стратегические ракеты Советского Союза, в том числе боевой железнодорожный ракетный комплекс «Молодец», считавшийся главной угрозой для Соединённых Штатов. Однако Минобороны США настояло, чтобы большая группа американских военных лично участвовала в уничтожении ракетного производства Павлограда. Когда порезали на металлолом последнее заводское оборудование, представитель Пентагона выступил с речью, мол, теперь Америке нечего бояться.

С тех пор практически единственное местное промышленное производство — Павлоградский химзавод, изготавливающий взрывчатку и ракетное топливо по заказам ВСУ. На нём работает от силы полторы тысячи человек, остальное население последние четверть века кормилось исключительно от угольных шахт. Редко встретишь здешнюю семью, где не было бы горняков.

Городской голова Павлограда Анатолий Вершина впервые объявил о грядущем закрытии шахт Западного на встрече с медперсоналом четвёртой городской больницы. Весь медперсонал тут — жёны, матери, сёстры и прочие родственники шахтёров. Бюджетники должны знать, что скоро их мужчины потеряют рабочие места, а значит, придётся терпеть настоящую нищету.
– Уже в нынешнем 2020 году будут закрыты шахта им. Сташкова и «Благодатная», — заявил мэр Вершина. — Вскоре останавливается добыча в шахтах «Степная», «Самарская», «Юбилейная» и «Терновка».

По его словам, это распоряжение Кабинета министров Украины. По сути, закрытие шести крупнейших шахт поставит регион на колени. Хотя объясняется уничтожение угольной отрасли какими-то, мягко говоря, странными аргументами. Как известно, павлоградский уголь используют для выработки электроэнергии, в замкнутом цикле украинских ТЭС. Якобы, себестоимость такого электричества вдруг оказалась дороже российского. И раз российско-украинский энергорынок пока ещё работает, стало невыгодным покупать украинские энергетические угли.

В общем, опять виноват Путин и собственные «зрадныки», которые продолжают бизнес со «страной-агрессором». Хотя ещё в недавние времена подобных проблем не возникало. Например, правительству Азарова удавалось вести вполне взвешенную ценовую политику.
Сейчас кроме антироссийского мифа жителям Павлограда вполне серьёзно рассказывают о «возникновении более дешёвой электроэнергии из альтернативных источников — типа солнца и ветра — которая дешевле и выгоднее». Любой профессионал-энергетик подтвердит, что это полный бред. Но, похоже, команда Зе абсолютно убеждена в постмайданном идиотизме украинцев."

Сильно похоже на элемент информационной войны, которая сейчас ведется в медиаполе вокруг Украины. Но появилась она на официальном сайте Ростовских Бомжей, на сайте Комитета Спасения Украины. Я допускаю, что по их каналам поступает такая информация. Но что интересно. Все проблемы будущего закрытия этих шахт в первую очередь волнуют кабмин Украины. А шахты эти в собственности ДТЭКа. А нет ли в этом несоответствия, которое превращает эти сведения в очередной вброс. Близкий к правде?

Я считаю, что все сказанное правда. По простой причине. Шахты эти могут уже не принадлежать ДТЭКу. А как так можно? Ведь нигде и никто раньше не говорил о какой то передаче этих шахт от ДТЭКа государству .И ДТЭК до сих пор гребет уголь с этих шахт полным ходом. Налицо какое то странное и неправдивое противоречие. Противоречия в том нет, если знать те процессы, которые проходили и проходят в ДТЭК Павлоградуголь. Очень может быть, что эти шахты ДТЭКу уже не принадлежат. Попытаюсь обьяснить почему .Но это мое предположение может быть близкое по существу. Но не полное.  Потому что я оттуда ушел давно.

В то время, когда начался процесс приватизации шахт Павлоградугля в 2004 году, все это проходило через фонд госимущества Украины. И он еще мог рулить всеми теми процессами. И фонд этот поставил условие перед будущим собственником, что в течении трех лет он не мог изменять там ничего. Включая и саму структуру обьединения.  И да, первые три года все там было хорошо. Стабильная зарплата, значительно повышенная. А при государстве там были большие долги. Где то в первых года нового тысячелетия там намечалась очередная забастовка по поводу долгов. Тогда руководство еще государственного обьединения собрала со всех шахт всего обьединения отдельных представителей, посадили их в автобусы и повезло на экскурсию в нашу Брянку. А Брянка в то время, шахты которой входили в состав убитого Стахановугля, представляла зону сплошного бедствия. Там стояли девятиэтажки без окон и дверей. Очень удручающая картина. И всех тех представителей шахт Павлоградугля провезли по Брянке, при этом приговаривая,  вы что  хотите, что бы у нас было так как здесь? Напугали. Забастовку отменили. А потом пришел волшебник и три года продолжалось это волшебство. Не долго.

Как только эти три года истекли, процесс пошел. Начали избавляться от непрофильных активов. Ну тех, что в Крыму и остальных курортах.  Потом ушла поддержка местных школ и детских садиков. Потом пустили на самотек жизнь в шахтерских городках возле этих шахт .Если раньше эти шахты снабжали углем все котельные этих городков, углем по самое не могу, а котельные там были угольные  и возле пятиэтажек то же.  В домах батареи были такими, что невозможно было притронуться к ним рукой. Я еще застал такое. А потом отношения городков и обьединения поставили на коммерческую основу. Городки должны были покупать нужные обьемы угля для своих нужд. И сразу похолодали батареи в домах. Но это были такие мелочи по сравнению с тем, что началось потом.

Шахта это сложный организм и в которой существует очень много основных и вспомогательных служб. Они вроде бы существуют сами по себе, но обьединены в одно целое под руководством шахты и работают на одну общую задачу - добычу угля. Но в ДТЭК так перестали считать. И на шахтах эти службы начали дробить на мелкие кусочки. Благо,сделать это было совсем не трудно.

Сначала взялись за поверхностный комплекс. За все эти бани - прачечные - раздевалки. Из этих банщиц - пральниц сделали отдельное юридическое лицо и заключили с ним отдельный договор как с отдельной подрядной организацией. Потом пришел черед котельных. Которые так же вывели с шахты. И теперь даже банщицы - пральницы обязаны были заключать отдельные договора на поставку воды и тепла в шахтное административное здание.

Потом полезли под землю. Под землей и раньше было что то подобное. Раньше все капитальные выработки строились специализированными подрядными организациями. Но на шахте начали появляться какие то мутные организации. Которые состояли из хозяина, главного специалиста и нескольких ИТР. И которые нанимали работников с улицы и исключительно только на период ведения определенных работ.  И часто без официального трудоустройства. Возможно по краткосрочному договору, но со смешной официальной зарплатой. И эти мутные организации то же начали работать с шахтой на подрядной основе.

Потом настал черед более серьезных подземных участков. Взялись за службу МДМ. Это те, кто монтируют добычные комплексы в лавах, а потом, когда лаву отработают, оттуда их демонтируют. Из нее так же сделали подрядную организацию исключив ее из состава шахты. Я ушел из шахты, когда все эти процессы были в разгаре. Но уже тогда шли разговоры, что и один из основных участков шахты с многочисленными бригадами, проходческий участок, так же хотят сделать подрядной организацией. Они никуда с шахты не уходили. Располагаются в тех же кабинетах, что и прежде, ходят на те же участки, что и до этого, но уже шахте и ДТЭКу не принадлежат.

А в перспективе ДТЭК хотел сделать так, что бы ему под землей и над землей принадлежал только уголь и те люди и участки, которые этот уголь добывают. И больше ничего. Судя по той заметке, они таки это сделали. И этого никто не заметил. Вроде бы все осталось на местах, а фактически это ничье. Я не берусь утверждать что все там произошло, как я написал, но уж очень похоже. И поэтому в первую очередь заволновался кабмин Украины.

В перечне тех шахт в заметке фигурируют те шахты, на которых работают в основном жители шахтерского городка Першотравенска. А это двадцать тысяч населения. У которых кроме этих шахт, работы больше нет. Остановятся эти шахты, остановится жизнь в этом шахтерском городке и он станет не отличим от нашей Брянки начала двадцать первого века. Но в отличии от Першотравенска, жизнь в Брянке сейчас стала чуть полегче. Чуть - чуть, но Брянка живет.

И с того времени, как я ушел с Павлоградугля, много воды утекло. ДТЭК прихапал еще и Допропольеуголь. И плюс к этому шахту Красноармейская - Западная. Которая одна добывает столько угля, что и все обьединение Павлоградуголь. А людей там работает намного меньше.

На сегодняшний день в Павлоградугле в работе десять шахт. Отнять шесть из них, останется только четыре. А кто станет счастливчиком и останется работать на этих оставшихся шахтах? Что это будет за лотерея, в которую будет разыгрываться право на жизнь?

Ссылка на сайт, с которого была взята статья - http://antifashist.com/item/zapadnomu-donbassu-prikazano-umeret.html

Tags: Донбасс, Украина, наш маленький и хрупкий мир., шахта
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments