mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Танцы без музыки.

Вот я уже шесть лет наблюдаю Марлезонский балет под именем Минский мирный процесс. Шесть лет прошло, а еще и увертюру до конца не станцювали. Надо бы подумать о преемственности поколений в этом процессе. Время идет, участники стареют...

Вчера прошла очередная встреча министров иностранных дел нормандского формата. Повинуясь нынешним трендам, прошла она в форме видеоконференции. По итогам видеоконференции человек, который отзывается на кличку министр иностранных дел Украины, выдал очередное заявление. Фамилие его Кулеба. Толковый словарь определяет значение этого слова как грустный кулеш (жидкая пшенная каша с салом, без сала ну никак нельзя). Многозначительная фамилия у украинского министра. Подчеркивает тренд происходящего в неньке. Грустный.

Так вот, он громогласно заявил, что международная миссия Красного Креста и представители ОБСЕ должны получать доступ ко всем процессам, которые происходят на неподоконтрольной территории. (неподконтрольной кулебам, если чо).

Грустному кулешу наверное неизвестно, что тот же Красный Крест находится на территории республик давным давно. С самого начала войны. И имеет возможность получать всю интересующую им информацию. И ту, связанную с короновирусом. И таки да, он ее получает. И Красный Крест давно и тесно сотрудничает с нашими властями. Как до этого сотрудничали с властью Врачи без границ. Но это частные организации.

Проблема с ОБСЕ несколько другая. Кулебам наверное неизвестно и то, что ОБСЕ присутствовала здесь, когда еще война бушевала  вовсю, а не только когда она закончилась.

Вот у некоторых возникают вопросы, почему все деятели на Украине как огня боятся контактов с руководителями и ведомствами наших республик. А все просто. Им есть с кого брать пример. Всем работникам ОБСЕ по приказу из Вены (там находится их штаб - квартира) в категорической форме запрещено вступать в официальные контакты с властями наших республики. Как это происходит на практике?

Вот допустим произошло на территории Луганска некое резонансное бытовое событие. Или муж настучал по лицу своей жене или она прошлась по его лысине сковородкой. Весь город бурно обсуждает это событие. Посылают ОБСЕшников. Они ведь должны мониторить обстановку на местах.  Они приезжают, находят тот дом и начинают расспрашивать местных жителей. Про лицо, или про лысину, или про то, что им интересно. Кто то продвинутый из местных советует им обратится в райотдел полиции и поспрашивать у участкового. Они туда едут. Заходят. На них подымает глаза страшно удивленный дежурный и в его глазах немой вопрос, а мы чем перед вами провинились? ОБСЕшники начинают его охмурять, как ксендзы Козлевича. Расскажи ка нам братец, а что там произошло? Он им советует дать официальный запрос в наше МВД по этому поводу. А им нельзя. Они с видом на морде в виде "ФИ", удаляются восвояси. И начинают собирать сплетни. И все эти сплетни ложатся в официальные отчеты.

Я вот хоть и недоволен всякими карантинами, но в случае с ОБСЕ наверное потерпел бы пару недель. Что бы ввели строгий карантин с запретом передвигаться по городу. А тем, кому сильно надо, выдавали  бы пропуска по запросу. Потерпел бы ради того, что бы посмотреть как будут извиваться местные ОБСЕшные деятели. Как угрь на сковородке. Что бы получить пропуск, им надо давать официальный запрос. А им нельзя. И без пропуска им нельзя. Любой полицай может их остановить и задержать. И он будет прав. Мировой тренд сейчас таков.

Долгое время будущие наблюдатели ОБСЕ инструктаж перед отьездом получали в Вене, в штаб - квартире. И инструктаж был весьма специфический. Будущим наблюдателям рассказывали, что они едут к нам в самую черную дырку на земном шаре. Филиал ада на земле. Там везде едят младенцев и запивают кровью девственниц. Им настоятельно не рекомендовали брать с собой какую либо брендовую одежду, одеваться просто, что бы не выделятся среди местных жителей. Мобильные телефоны брать с собой самых дешевых моделей. Звонить только в случае очень крайней необходимости. И все время держать мобильные телефоны без симки и аккумулятора. Что бы никто не мог отследить их передвижение. Денег с собой носить столько, что бы хватало только на один пирожок. Деньги у них могут забрать в любое время и среди бела дня.

И вот такие люди, в состоянии очень напуганных идиотов, напуганные таким инструктажем, приезжали сюда и боялись собственной тени. А потом, через несколько дней, они сталкивались с совсем другой реальностью. Совсем не такой, о которой им рассказывали. И у них начинался треск шаблонов. В самом полном смысле. Они видели нашу жизнь и она отличалась от той ихней, только отдельной спецификой, связанной с тем, что у нас происходит. Наблюдатели отбывали свой срок контракта и возвращались обратно в Европу. И потихоньку и постепенно привозили с собой совершенно иную картину жизни у нас. И как Вена отреагировала на эти сведения? Да никак. Они поменяли тактику, только не ее наполнение. Первые наблюдатели были в подавляющем количестве с основных европейских стран. Британия, Германия, Бельгия, Нидерланды. Скандинавов было много. В последующем наблюдателей начали нанимать с европейской периферии и с осколков Советского Союза. Сербия, Босния, Албания, Молдова, Румыния, Болгария, Узбекистан, Таджикистан. Что бы те, кто сюда приезжал, особо на нашу жизнь не обращали внимание. Что бы не бросался контраст между жизнью в своих второстепенных европейских государствах и нашей. Наша жизнь не особо сильно по нормальности отличается от жизни в той же Молдове. Жизнь почти одинакова и нет причин для сравнения. И нет причин для ненужных Вене выводов.

Потом изменили сроки пребывания наблюдателей. Первые наблюдатели были здесь и год и два, кое кто еще больше. Люди осваивались, приживались, заводили знакомых. Лучше узнавали нас и нашу жизнь. И это все шло в разрез политике Вены. Стали уменьшать сроки пребывания. Увеличили ротацию. Полгода, четыре месяца и вперед в Северодонецк или Киев.  Когда началась вся эта котовасия с вирусом из Вены пришло распоряжение всем старше пятидесяти пяти лет уехать отсюда. Все такого возраста, буквально все, с очень большой неохотой подчинились приказу из Вены. Им было лучше у нас чем в Северодонецке или Киеве.

Сейчас будущих наблюдателей инструктируют в Киеве. Поменяли венские грабельки на киевские. Наполнение осталось прежним.

Это политика Старой Европы. Она ни йоту не изменилась, начиная с прошлых веков. Мы люди второго сорта, раздражитель для Европы. У нас нет нормальных прав на жизнь. Мы должны жить так, как этого хочет Европа. Это очень хорошо видно по ситуации в Совете Европы по отношению к российской делегации.

Грустный кулеш не в ту сторону бросает грозные косяки. Ему бы голову повернуть в сторону старших товарищей из Германии и Франции. И те то же панимаш, смотрят в нашу сторону как на какую то черную дыру. Пустое место, где почему то копошатся четыре с половиной миллиона человек. И цинично их не замечают. Как некие высшие арбитры, которые над схваткой. И по их мнению все дерьмо должны разгребать Украина и Россия. А они типа в стороне. И в упор не видят, что минский процесс не двигается с мертвой точки исключительно по их вине. Украина только подражает им.

По итогам этой видеоконференции все пришли к выводу и согласились, что сейчас наиболее успешно проходит обмен пленными. Но господа, война закончилась шесть лет назад. А вы все до конца пленными обменяться не можете. А может дурят нашего брата относительно масштаба той, летней войны 2014 года? И о том количестве пленных, которое оказалось у противоборствующих сторон?

Удивительно заявление министра иностранных дел Германии. Раз у вас успешно получается только обмен пленными, давайте меняйтесь и дальше. Дружите обменами пленных. А если фонд обмена иссякнет, то дружите на линии соприкосновения. В районе Золотого, или на Бахмутке, или в Авдеевской промзоне, или в районе Коминтерново. Дружите так крепко, что бы обменный фонд не иссякал.

Удивительно показательное лицемерие европейских руководителей. Можно допустить то, что о запрете официальных контактов ОБСЕ с официальной властью наших республик ( именно официальной. Постоянные контакты с представителями республик в Минске есть негласное согласие об этом) могут не знать руководители Германии и Франции. Но министры иностранных дел знать об этом обязаны. И получается что наши республики в глазах Германии и Франции как тот суслик из мультика. Вроде бы его не видно, но он есть. Когда надо, мы этого суслика не видим. А когда надо другое? Хотя бы что бы попенять о невыполнении?

А в это время кому то уже этот Марлезонский балет надоел. Надоел до тошноты.
Tags: Донецк, Луганск, Украина, война, марлезонский балет
Subscribe

  • Что нужно знать о сумеречном украинском военном гении.

    Это пограничная река Деркул. Я фотографировал здесь за пару лет до войны. Это брод. Ему как минимум лет четыреста. Он так же обозначен на царских…

  • Юнна Мориц. Стихи о Донбассе.

    А не надо грозным басом Разговаривать с Донбассом, Там не будет базы НАТО, Это - всё, что видеть надо. Там Бессмертный Полк Детей, Он - превыше…

  • Провалился в пучину...

    садово - огородных дел. Как то внезапно наступило тепло. И навалились все огородные дела. Виноград, парник с будущей рассадой, ремонт и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments