mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Category:

Нагольчанка.

Как то становится тошно читать некоторых товарищей, которые вдруг и внезапно и в одночасье стали великим спецами в угольной отрасли. Спецами по всяким протестам и забастовкам. Ну переживают так, что кушать не могут. Ну может быть кусок с маслом лезет, а икорку уже не могут. Пройдет неделя и все. Все эти спецы переквалифицируются по другому направлению и точно так же начнут переживать.
Я имею ввиду событие на шахте Нагольчанской.  А вот интересно, если у всех этих спецов спросить, а что такое шахта Нагольчанская и где она находится, то никто наверное из них внятно ответить не смогут. Сейчас эта шахта называется Комсомольской. Но у нашей братвы, которая проходила на ней стволы, она осталась в памяти со старым названием - Нагольчанка. Название хорошее. Какое то оно живое, и отдает некоторой удалью.

Напишу и я немного по этой теме. Только то, что будет написано, может быть имеет к современным событиям на Нагольчанке отдаленное отношение, но истоки, корни, всего этого идут именно оттуда. Ну и что бы немного была понятна моя точка зрения, напишу немного о себе любимом.

Я считаю тех людей, которые в свою очередь считают, что государство что то им должно, откровенными дураками. Хоть советское, хоть независимое, хоть народное, хоть самое демократическое.  И именно их дурость и приводит к большим проблемам в их жизни. Я никогда на государство не надеялся, Я надеялся только на свои собственные силы. Так уж получилось, что я до службы в армии не знал в жизни никаких забот. Отец работал машинистом дизель - поезда. Мама не работала, полностью отдавала себя воспитанию нас с сестрой. Зарплаты отца хватало. Мама до самого последнего кормила меня с ложечки, если можно так сказать. Беззаботная жизнь. Начала она меняться после того, как я попал в армию. И то, я служил полтора года, как окончивший ВУЗ.

Пришел из армии, как и положено, провалял дурака положенных два месяца. Но надо было устраиваться на работу. По месту распределения я не поехал, там вообще был мрак и бардак и такие специалисты как я, там были не нужны. И мое невозвращение не имело никаких последствий. Я оттуда не откреплялся. Как то пили водку с друзьями и с нами был пожилой сосед. Узнав, что мне нужно устраиваться на работу, он предложил пойти к ним на завод мастером Знал бы я тогда, куда он меня зовет, убежал бы на край света. Но видно у меня судьба была такая. Завод был машиностроительным, выпускал оборудование для обогащения. Разгар брежневского застоя. Собрания, встречные планы и повышенные обязательства. И это на фоне достаточно убого состояния станочного парка. Ну и производительность труда, ее рост Которую не мудрствуя лукаво, делали за счет понижения расценок на изготовления деталей.  И постоянная война на этом фоне .Война рабочих против администрации цеха, начиная от участкового мастера..

На том участке, куда я пошел мастером, до меня была страшная текучка. Больше полгода там ни кто не держался. Последний мастер ушел в запой от такого счастья и с запоя не вернулся. И вот на всю эту прелесть пришел я, пришел из края непуганых идиотов. И проработал там больше четырех лет. Когда рассчитывался, меня никто не хотел отпускать. Пришлось выдержать психическую атаку от начальника отдела кадров, бывшего КГБшника и заводского парторга. Очень сильно не хотели меня отпускать. Когда они поняли, что меня не отговорить от расчета, попытались сломать меня уже психологически. Благо, у КГБшника опыта в этом деле не занимать. Но все оказалось тщетно. Я за четыре года прошел такую школу выживания, что наверно иному этого хватило бы на всю оставшуюся жизнь. И эта школа сделала из меня совершенно другого человека. Упорного как бык и целеустремленного. Я ни капли не жалею за то время, что я провел на том заводе. Достиг определенных высот, как инженерный специалист, а еще больше достиг абсолютного уважения все тех, кто работал на моем участке.

Но пришлось уйти и уйти работать простым работягой и не только. Пришлось уйти работать на шахту. На это была веская причина. После женитьбы нам достался в наследство небольшой домик от дедушки и бабушки жены. Домик это строился в пожарном порядке, перед самой войной. С соответствующими возможностями в плане стройматериалов. Я когда ломал его, увидел из чего он был построен. Балки и стропила были сделаны из обыкновенных кривых деревьев, что росли здесь рядом, только выровненных с одной стороны.  Добавила в его непростую судьбу бомба, которая взорвалась в огороде во время войны и которая вынесла все окна, выходящие в огород. Окон на улицу то же не было. Были проемы с коробками, заложенные мергелем. Не успели до конца сделать. На весь дом было всего три окна. В силу того, как и в какое время он был построен и что он перенес, домик начал плавно погружаться в землю и стены его начали принимать округлый вид. Он был не жилец на этом свете. Остро встал вопрос о жилье.

Я часто слышал разговоры, кто и как строится. Но все эти разговоры о личном участии в строительстве своего дома сводились к тому, что будущий хозяин шелестел только купюрами, а строили ему другие. Я свой дом построил сам. Мне только помогли выгнать стены, коробку. Фундамент из бетона отливал сам. Копал его то же сам. Благо был большой опыт общения с бетоном. Ушло на фундамент двадцать самосвалов ЗИЛов. Все простенки внутри дома я ложил сам. Все потолочные перекрытия я делал сам. Всю штукатурку я делал сам. Всю электропроводку делал сам. Водопровод и канализацию делал сам. Полы стелил сам. Потолки и крышу ставил сам. Батя был уже старый и помогал в основном подай - принеси. Все кирпичи и камни, из которых был сложен мой дом прошли через мои руки шесть раз. От погрузки на заводе или карьере до места в стенах. Все это было хорошо, но я еще в то время занимался еще одной мелочью, я продолжал работать на шахте. Деньги даром никто не платит. Я строил дом три года, продолжая работать.  Работа, вместе со временем доставки туда на автобусе, в область, где у нас был участок, занимала одиннадцать часов. Спал я часов пять - шесть, остальное время я строил. К тому времени, когда дом был готов, я выглядел как узник концлагеря.  Впалые щечки, острые скулы. Только полосатой формы на мне не было. Вся одежда висела на мне мешком. Глаза только горели отчаянным светом. Сам, добровольно приговорил себя к трем годам каторжного труда. В первый год, когда еще не было отопления, в декабре месяце в доме температура была минус четыре. Я спал в двух спортивных костюмах, под тремя одеялами и в шерстяной шапочке. Я не люблю вспоминать то время. Оно как бы стоит отдельно от всей моей жизни. Но его из жизни никуда не выбросишь. Строить дом я начал после четырех лет работы в проходке. За это время мой доход позволил накопить средства для начала строительства. Заканчивал я стройку с зарплаты. Хорошая тогда она у меня тогда была.

Я вспоминаю всю эту возню вокруг очередей на жилье у нас в конторе, на все эти войны и вопросы почему. Почему кого то пропустил вперед, а кому то дали три комнаты, а кому то две, хотя детей у него больше. Все эти войны в кабинете начальника и походы в обком по квартирным вопросам. В надежде не призрачное государство, которое поможет. Эта чаша прошла мимо меня. Начиная с завода, я надеялся только на самого себя. И жизнь прожил по такому принципу.

Мое поколение имеет громадный опыт выживания в руину. Этот опыт не дал кануть в лету многим из наших. Мне пришлось менять много мест работы. По простому принципу. Когда на предприятии задолженность по зарплате вырастала до месяца, моя рука начинала тянуться к чемодану со спецовкой. Когда задолженность выростала до двух месяцев, я брал чемодан и шел работать на другое место. Когда то пришлось мне поработать выбивщиком чугунных отливок. ( И диплом у меня есть, синего цвета. Как же без него выбивщиком работать. И бело - синий ромб для пиджака). Буквально из забоя. Вчера пришел и принес барахло с шахты, а завтра уже был в отделе кадров этого завода. Работа выбивщиком чугунных отливок творческая и интеллигентная. Но большинство этой прелести не ценит. И поэтому текучка там была ого го. Через три дня я уже гудел новым инструментов на новом месте. Ушел я оттуда то же, когда задолженность по зарплате выросла до двух месяцев. И через несколько месяцев сам завод уже канул в лету, вместе с моей задолженностью. Но я уже через это все перешагнул и забыл.
На последней шахте, где я проработал до пенсии, то же был не мед. Четыре сотни верст от дома. Один выходной в три недели и восьмичасовая смена под землей. Но обстоятельства жизни заставляли меня работать таким полукаторжным трудом.

Есть такое понятие, как провинциальная элита. Есть где то в провинции крупное предприятие и на нем работают все жители этой провинции. Я верю, что квалификация всех начальников на таком предприятии соответствующая и руководят они такими предприятием достойно. Но в силу провинциальности, есть там отдельные нюансы. Кто то достиг на этом предприятии определенных высот в плане доходов и личного состояния. А кто то нет. И те, кто достиг высот, начинают поглядывать на остальных свысока, как на быдло. В провинции очень быстро и очень резко начинается разделение на кастовость и сословность. Кто то себя причесляет к высшей касте, а кто то живет своей жизнью работяги. И вот эта жизнь в провинции и то место, на вершине кастовости порождает свой специфический комплекс неполноценности. В современной Украине этот комплекс имеет название селюковщина. И не обязательно, что носители селюковщины выходцы из села. Это все те, кто достиг высот в провинции. В силу ограниченности возможностей на таком предприятии, все командные высоты начинают заполнять только из своего круга.По родственной линии или по каком у то другому принципу, но заполнять ближними и подобными себе. И в течении времени, все значимые командные должности занимают люди с очень низкой квалификацией. Инженерные решения при этом подменяются мелкими понтами. И плюс еще очень сильным унижением тех, кто оказался внизу.

Я, когда строил шахты, работал в провинции, в области. И все это со временем бросалось в глаза. Картина везде одинаковая. Истоки событий на Комсомолке идут из всего этого.

Вот живой пример. Но это пример из обьединения Ровенкиантрацит, хотя и там картина в плане заодолженности то же напряженная. А Антрацит с Комсомольской расположен рядом, по соседству. Многие наверное слышали фамилию Королевская. А фамилия Зюков известна небольшому кругу лиц. Они там вдвоем после первого майдана сильно куролесили на шахтах Ровенек и Антрацита. Когда пришла к власти Партия регионов, Зюков бросил все нажитое непосильным трудом и умотал в Израиль. Знала кошка,чье мясо сожрала. Сейчас Зюков очень почетный человек, на той Украине. Званий и наград - пиджака мало.  А как начиналась его карьера, знает только очень узкий круг лиц. Карьера его полетела вверх, когда он удачно вышел замуж за дочь очень большого человека, генерального директора Ровенькиантрацит Астрова - Шумилова. Титан угольной отрасли, почетных званий хватит на троих. Из когорты красных советских директоров. Но быстро переориентировался и сильно приложил руку к тому, во что превратилась угольная отрасль Донбасса сейчас. Перепутал, так сказать общее имущество с личным.

Если кто то думает, что нынешнее положение на наших шахтах претерпело какое то изменение, они сильно заблуждается. Многие понауехали, а потом и понаприехали. И в силу селюковской солидарности провинциальных никчем, заняли те же места в руководстве угольных предприятий. Со своим специфическим менталитетом. Для которых те, кто ниже их на социальной лестнице - это все быдло.

Теперь пара слов непосредственно о Нагольчанке, о ее непростой истории.

Нагольчанка - одна из четырех шахт, шахт долгостроев. Выдающисхя долгостроев.  Стволы этих четырех шахт были заложены в конце пятидесятых годов прошлого столетия.  Первая в тираж пошла Суходольская Восточная. Вторую шахту, Луганскую №,1 ввели в строй следующей. Потом пришла пора и самой Нагольчанки. Самой последней заработала Самсоноская Западная. Ее официально запустили, по моему в 1999 году. Можете представить, шахту строили пятьдесят лет. А почему?

Суходольская Восточная взрывалась два раза. С Луганской №1 то же не все просто. У нее должна была быть построена третья очередь. Сабовский блок. Руки не дошли. Построили вторую очередь, Мащинский блок, который запустили в 1989 году. Можно сказать о Луганской №1, что так ее до конца и не достроили.  Почему? Скорее всего дело в угле. В марке ДГ, которая встречается довольно редко. Горит как порох, но очень быстро и что бы полностью улавливать то же тепло от такого угля, нужно что то дополнительное .Когда уголь с Луганской №1 шел на Кураховскую ГРЭС, его слегка бодяжили породой, дабы уменьшить этот очень хороший эффект от угля ДГ.

Самсоновская Западная по горно - геологическим условиям оказалась одной из самых сложных в Донбассе. Я неоднократно писал об этом. Когда на ней строили уже капитальные горизонтальные выработки, забои подрывали с поверхности. Там непредсказуемый газ и внезапные выбросы. Перед общим подрывом горный диспетчер тщательно следил за тем, что бы все люди выехали с шахты. И все забои подрывали с поверхности. Наверное постороннему человеку трудно представит весь тот геморрой с подрывом забоев. И сколько времени уходило впустую на выезд из шахты, а потом и на спуск. Если кому то из крупных специалистов по шахтам режет глаз слово подрыв, я специально не пишу, как у нас говорят. Забои не подрывают, забои палят. Но такое большинству будет непонятно.

Улавливаете, куда я клоню? Все эти шахты очень проблемные. И поэтому так долго их строили. А в чем проблема Нагольчанки? А там везде проблема. Вся шахта, все подземелье, лежит в крепучих песчаниках. Про комбайновую проходку там никто не вспоминал. Бурение в крепких песчаниках, то еще удовольствие. Если применять промывку, буровая мелочь становится подобна плывуну. Стекает вниз и убрать такой вручную созданный плывун такая же проблема, как и с настоящим плывуном .Очень суровые на этой шахте условия.

Все стволы на Нагольчанской -  Комсомольской строила наша контора. При строительстве ствола, если проходка идет по сланцу, время бурения стволового забоя может быть четыре часа максимум. При проходке по песчанику, бурение часто и густо и в две смены, в двенадцать часов, не укладывалась. С самого начала начались тормоза. Поэтому Нагольчанку строили так долго. А жизнь шахты на этом не останавливалась. И все время по песчанику.

Когда шахта уже работала полным ходом, начало давить скиповой ствол. На глубине четыреста метров. Давило кусками бетона, а затем полез и песчаник. Шахтные долго сопротивлялись. Убирали бетон, убирали песчаник. Но там давило и давило. И когда скип уже начал цеплять то место, ствол остановили. И остановили выдачу угля и породы. (Я могу ошибаться, это могло быть и на клетьевом стволе, слишком уж давно это было). Ствол остановили и туда пришла наша братва ремонтировать ствол. Полгода жизни шахты псу под хвост. И это та проблема, которая мне известна. Что там было внутри шахты, то же скорее всего не мед.

Шахта эта при Украине пошла по рукам. Много там поменялось эффективных менеджеров. Они подобно цыганам, кидающимся на блеск золота, очаровывались мощностью пластов и маркой угля. Но действительность била по их эффективной морде. Мне кажется что и наш минугля наступил на те же грабли, посчитав, что у шахты этой есть грандиозные перспективы.

За последнее время у нас было две попытки бунта. На Никаноре и на Комсомольской. И обе эти шахты очень проблемные. Никанор оставили тихо умирать. Я думаю, что и Комсомолка долго не проживет.

Виктор Пелевин в одной из своих книг написал гениальные слова - "Корова должна давать молоко. Если корова перестает давать молоко, она будет давать мясо."

Перефразируя эти слова Пелевина относительно шахты, можно написать - "Шахта должна давать уголь. Если она перестает давать уголь, то,.. шахта должна давать шахтеров."

Кому то хочется каждый вечер ложится под жопу жены, а по выходным шашлычки. И что бы работа была хорошей и денежной. И Россия рядом. Не за горизонтом. И новая строящаяся шахта в Ростовской области, Садкинская. То же антрацитовая. А шахт в Ростовской области осталось столько, что хватит пальцев на одной руке, что бы их пересчитать. И позакрывались они давным - давно. Спецов там уже не осталось. Зато их много у нас. И можно надеяться на государство. Есть масса вариантов. Каждый может выбрать любой

Tags: жизнь, маленький мир, шахта
Subscribe

  • С воскресных покатушек.

    Сегодня идет легкий весенний дождик, который сделал мне выходной в моих огородных делах. А в воскресенье был настоящий солнечный весенний день.…

  • Что нужно знать о сумеречном украинском военном гении.

    Это пограничная река Деркул. Я фотографировал здесь за пару лет до войны. Это брод. Ему как минимум лет четыреста. Он так же обозначен на царских…

  • Провалился в пучину...

    садово - огородных дел. Как то внезапно наступило тепло. И навалились все огородные дела. Виноград, парник с будущей рассадой, ремонт и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments

  • С воскресных покатушек.

    Сегодня идет легкий весенний дождик, который сделал мне выходной в моих огородных делах. А в воскресенье был настоящий солнечный весенний день.…

  • Что нужно знать о сумеречном украинском военном гении.

    Это пограничная река Деркул. Я фотографировал здесь за пару лет до войны. Это брод. Ему как минимум лет четыреста. Он так же обозначен на царских…

  • Провалился в пучину...

    садово - огородных дел. Как то внезапно наступило тепло. И навалились все огородные дела. Виноград, парник с будущей рассадой, ремонт и…